Танк подбитый тигр – Политика, экономика, общество (без банов) Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

Трофейный танк "Тигр" / Назад в СССР / Back in USSR

Как трофейные «Тигры» изучали в СССР и какие выводы были сделаны по итогам этого изучения
Немецкий тяжелый танк Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E оставил очень заметный след в мировом танкостроении. Хотя своей славой он отчасти обязан пропаганде и многочисленным мемуарам, вплоть до весны 1944 года «Тигр» действительно практически не имел достойных конкурентов на поле боя среди танков союзников по Антигитлеровской коалиции. Неудивительно, что эта машина после захвата первых экземпляров подверглась тщательному изучению в СССР, США и Великобритании. В этой статье рассказывается о том, как «Тигры» изучали в СССР и какие выводы были сделаны по итогам этого изучения. Также в материале поднимается тема применения этих тяжелых танков в Красной армии.
Презент из-под ЛенинградаВпервые немецкие танки пошли в бой 29 августа 1942 года в ходе Синявинской операции. Это были машины 502-го тяжелого танкового батальона. Боевой дебют тяжелых танков оказался далеко не самым удачным. Болотистая местность подо Мгой, где действовал батальон, отнюдь не являлась идеальным местом для этих машин. Любопытно, что неподалеку от места дебюта 502-го тяжелого танкового батальона действовал еще один тяжелый танковый батальон с таким же номером. Речь идет о советском 502-м тяжелом огнеметном батальоне, который был оснащен огнеметными танками КВ-8. Для того, чтобы эти батальоны сошлись друг против друга, не хватило считанных километров.
Красноармейцы изучают захваченный немецкий тяжелый танк. 18 января 1943 года
Боевой дебют новейших немецких танков прошёл для руководства Красной армии незамеченным. Впервые о немецких танках Pz.Kpfw.VI в Главном автобронетанковом управлении Красной армии (ГАБТУ КА) узнали осенью 1942 года, причем получили эту информацию через англичан. 9 ноября 1942 года Британской военной миссией в СССР была передана информация о новых образцах немецких танков и самоходных установок. Среди полученных сведений был и немецкий список новых образцов бронетехники, захваченный англичанами в Северной Африке. В документе, датированном 7 октября 1942 года, упоминались такие машины, как VK 9.01 (Pz.Kpfw.II Ausf.G), Pz.Kpfw.I Ausf.C, а также VK 16.01 (Pz.Kpfw.II Ausf.J).
Наконец, в списке присутствовал и индекс Pz.Kpfw.VI. Что это за танк, англичане не знали, поэтому просили ГАБТУ КА поделиться любой имеющейся информацией. Единственное, о чем англичане догадывались – так это о том, что танк с таким индексом будет явно тяжелее Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV. Впрочем, долго союзникам искать информацию в Африке не пришлось: уже в конце ноября 1942 года в Тунис прибыл 501-й тяжелый танковый батальон. Первыми, кто попал под огонь немецких тяжелых танков, оказались американцы.
Судя по лежащему рядом бандажу, проблемы у него имелись не только с силовой установкой
После далеко не самого удачного дебюта подо Мгой активность 502-го танкового батальона на некоторое время сошла на нет. Вновь в бой батальон был введен 13 января 1943 года. За день до того началась операция «Искра», целью которой был прорыв блокады Ленинграда. Первые боевые потери батальон понёс 17 января: не повезло машинам с серийными номерами 250003 и 250006, одна из которых застряла, а вторая получила попадание в башню. Также у второй машины вышла из строя трансмиссия. Оба танка подорвали.
Стоит отметить, что 502-й тяжелый танковый батальон состоял далеко не из одних «Тигров»: треть матчасти составляли Pz.Kpfw.III Ausf.L, примерно столько же было Pz.Kpfw.III Ausf.N. В районе Рабочего поселка №5 окопались 4 Pz.Kpfw.III из состава 1-й роты батальона. Их противниками оказались, в том числе, Т-60 из состава 61-й танковой бригады. Эта бригада была полностью укомплектована Т-60, выпущенными заводом №37. В ходе боев в бригаду передавались и танки Т-70, но непосредственно в описываемых событиях они участия не принимали. Также в составе бригады имелся бронебатальон на бронеавтомобилях БА-10, который штурмовал Шлиссельбург.
Хорошо виден камуфляж, а также нанесенный на забашенный ящик знак батальона — слон
Понимая, что ситуация вокруг Рабочего поселка №5 накаляется, командование батальона 17 января отправило в помощь один Pz.Kpfw.III и два Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E (последние, впрочем, подошли позже). Получив подкрепление, немцы решили провести разведку боем. Рано утром 18 января три Pz.Kpfw.III вместе с пехотой снялись с позиций. Судьбе было угодно, чтобы у командования советской 61-й танковой бригады в это же время также возникла идея провести разведку боем. Отряд лыжников поддерживал танк Т-60 под командованием лейтенанта Л.И. Осатюка. Примерно в 7:30 утра произошла неожиданная встреча. Разумеется, с немецкими Pz.Kpfw.III лёгкий Т-60 ничего сделать не мог, так что Осатюк скомандовал механику-водителю, старшине И.М. Макаренкову:

«Ваня, танцуй!»

Виртуозно управляя танком, Макаренков уходил от погони. Вдвоем с Осатюком они заманили немецкие танки на позиции противотанковой батареи. В результате два Pz.Kpfw.III были уничтожены, а третий хоть и ушел, но недалеко. Этот эпизод стал первым в серии неудач, которые преследовали немцев в Рабочем поселке №5. Избавившись от преследователей, Осатюк открыл огонь по вражеской пехоте, а затем последовала советская атака. В ее ходе пять Т-60 было подбито и один сгорел. Но соседние бригады поддержали наступление, немцы в связи с этим были вынуждены оголить линию обороны и потерпели поражение. Рабочий поселок №5 к 12:00 18 января был взят.
Судя по всему, танк пытались буксировать, но стремительное наступление Красной армии не позволило провести эвакуацию
В руках красноармейцев оказался брошенный Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E с башенным номером 121 и серийным номером 250004. Согласно немецким данным, у него сломался двигатель и вышел из строя радиатор. Судя по советскому описанию, немецкая информация близка к истине. В момент захвата танк находился в ремонте.
И это был не финал в череде неприятностей 502-го танкового батальона. Не зная, что Рабочий поселок №5 захвачен, к нему выдвинулся командирский танк с башенным номером 100 и серийным номером 250009. Немного не доезжая поселка, танк свернул с дороги и угодил в торфяную разработку. Экипаж покинул машину и пошел в сторону поселка. Поняв, что впереди совсем не немцы, экипаж танка ретировался. Так Красная армия заполучила два «Тигра», один из которых немцы сломали, а второй и вовсе потеряли невредимым. Вместе с танками красноармейцам достались еще и документы, включая краткую инструкцию и путевой лист.

Страшный противник

Итогом операции «Искра» стал прорыв немецкой обороны. Успех был относительно скромным, но позволил снабжать осажденный город не только по Дороге жизни, но и по земле. Уже 7 февраля в Ленинград прибыл первый эшелон. Успехи Красной армии самым прямым образом отразились и на судьбе трофейных немецких танков. Благодаря пробитому в немецкой обороне коридору их удалось перевезти на «Большую землю». Изучение танков, впрочем, началось практически сразу после захвата. Уже к концу января было подготовлено краткое техническое описание. Параллельно были переведены документы, захваченные вместе с танками. Из-за спешки и отсутствия точных данных описание получилось далеко не идеальным. Например, боевой вес танка был указан в районе 75–80 тонн, что значительно больше реального. Неверной оказалась и оценка толщины брони.
«Тигр» с башенным номером 121 на НИБТ Полигоне, апрель 1943 года
Первоначально в переписке захваченные танки фигурировали как «трофейные танки тип «ХЕНШЕЛ», позже их стали называть Т-VI. Стоит отметить, что в руках частей Ленинградского фронта оказались ещё как минимум два таких танка. Помимо машины с башенным номером 100, в переписке указываются еще две. Одна из них была захвачена полностью сгоревшей, а вторая – подбитой и частично сгоревшей. Этот танк послужил «донором» для ремонта танка №100, также из него вырезали куски брони для испытаний. Машину с башенным номером 100 отправили на НИБТ Полигон в Кубинку, но случилось это уже позже. Первым в Кубинку был направлен танк с башенным номером 121.
Она же на виде справа, зимний камуфляж смыт
Прибывшие танки вызвали очень большой интерес. К тому моменту «Тигры» весьма активно использовались немцами и на Советско-германском фронте, и в Северной Африке. Впервые эти машины по-настоящему массово использовались в ходе сражения за Харьков, внеся существенный вклад в поражении Красной армии на этом участке фронта. Примерно в это же время «Тигры» сражались в Тунисе против американских и английских войск, нанося им серьёзные потери. Стоит отметить, что англичане достаточно оперативно снабжали советскую сторону информацией о новом немецком танке. В частности, 5 апреля 1943 года советской стороной была получена сводка об обстреле «германского танка MK VI» 6-фунтовой противотанковой пушкой. Обстрел был проведен в конце марта. На дистанции 300 ярдов (274,3 метра) из 10 снарядов, выпущенных по лобовой плите корпуса, 5 пробили ее насквозь.
Башенный номер стал хорошо читаться только после смытия камуфляжа
К апрелю 1943 года танки с башенными номерами 100 и 121 уже находились на НИБТ Полигоне. Одну машину было решено испытать обстрелом, а вторую — использовать для испытаний обстрелом брони советских танков. Повезло сохраниться в целом состоянии танку с башенным номером 100. Что же касается танка с башенным номером 121, то его разукомплектовали и к 25 апреля подготовили для испытаний обстрелом.
На лобовом листе корпуса виден значок 502-го тяжелого танкового батальона
Испытания проводились в период с 25 по 30 апреля 1943 года. Всего в обстреле участвовало 13 артиллерийских систем, 5 противотанковых ружей, противотанковая граната КБ-30, 2 типа противотанковых мин, а также 37-мм авиационная пушка, установленная на ЛАГГ-3. Стоит сразу отметить, что из всех этих орудий три (107-мм пушка М-60, 122-мм гаубица М-30 и 152-мм пушка-гаубица МЛ-20) в цель не попали, несмотря на то, что погода стояла ясная.
Результаты обстрелом из 45-мм пушки. Подкалиберным снарядом удалось пробить борт на дистанции 200 метров
Первым огонь по «Тигру» открыл танк Т-70. Было очевидно, что его обычным бронебойным снарядом стрелять по бортовой броне толщиной 80 мм бесполезно, поэтому огонь велся подкалиберными снарядами. Из двух попаданий с дистанции 200 метров одно увенчалось пробитием. Также с дистанции 350 метров был пробит нижний бортовой лист толщиной 60 мм. Похожие результаты показала и 45-мм противотанковая пушка обр.1942 года. Её бронебойный снаряд не пробил борт немецкого танка даже с дистанции 100 метров, а пробить верхний бортовой лист подкалиберным снарядом удалось с 350 метров.
Для ЗИС-2 и 6-фунтовой противотанковой пушки борта немецкого тяжелого танка оказались не слишком серьезным препятствием
Следующими по немецкому танку открыли огонь орудия калибра 57 мм. И советская противотанковая пушка ЗИС-2, и английская 6-фунтовая противотанковая пушка показали похожие результаты. Борт «Тигра» пробивался на дистанции 800–1000 метров. Что же касается стрельбы в лобовую часть танка, то ЗИС-2 не смогла ее пробить на дистанции 500 метров. На более близких расстояниях обстрел проводить не стали, но в целом на дистанциях около 300 метров немецкий тяжелый танк, вероятно, ею уже поражался, о чём говорят данные, полученные от англичан. Стоит отметить, что английская противотанковая пушка имела меньшую длину ствола. Схожие с советской пушкой характеристики пробития обеспечивались благодаря более качественным снарядам.
Результаты стрельбы из американской 75-мм танковой пушки М3
Вполне достойно показала себя американская 75-мм танковая пушка M3, установленная в среднем танке M4A2. При стрельбе из неё испытывались два типа противотанковых снарядов – M61 и M72. В случае с M61 пробитие борта корпуса происходило на дистанции 400 метров, а в случае с M72 – на дистанции 650 метров. Как и в случае с 6-фунтовой противотанковой пушкой, отмечалось высокое качество изготовления снарядов. Огонь по лобовой плите корпуса не велся: вероятнее всего, испытатели догадывались, что ничем хорошим это не закончится.
Броня немецкого тяжелого танка оказалась не по зубам Ф-34, основной советской танковой пушке
Настоящим фиаско обернулось испытание обстрелом немецкого тяжелого танка из 76-мм танковой пушки Ф-34. Ни одно попадание не закончилось пробитием, даже при обстреле с дистанции 200 метров. Это касалось и бронебойного, и опытного подкалиберного, и опытного кумулятивного снарядов. В случае с бронебойным снарядом отмечалось низкое качество его изготовления. А ведь в описываемый период это было основное советское танковое орудие!
Успешнее показало себя другое орудие калибра 76 мм – зенитная пушка 3-К. Разница, впрочем, оказалась не столь и велика: снаряд 3-К не смог пробить борт башни на дистанции 500 метров. Другими словами, 3-К оказалась по уровню пробития примерно равной американской 75-мм танковой пушке М3 со снарядом M61.
85-мм зенитная пушка 52-К показала наилучшие данные по пробиваемости среди орудий среднего калибра.
Неудивительно, что именно ее определили приоритетной для вооружения тяжелых танков и средних САУ3-К, впрочем, была далеко не самым мощным орудием, которое имелось на вооружении Красной армии. Кроме того, его сняли с производства еще в 1940 году. Заменой стало 85-мм зенитное орудие 52-К. Оно еще с 1940 года рассматривалось в качестве основы для перспективной танковой пушки, но по ряду причин дальше изготовления опытных образцов дело не продвинулось. Вместе с тем, эти зенитные пушки весьма активно применялись как противотанковое средство. Испытания показали, что в руководстве Главного артиллерийского управления (ГАУ) и Главном бронетанковом управлении (ГБТУ) поступили верно, рассматривая 52-К в качестве перспективного танкового орудия. Лобовую броню «Тигра» ее снаряд пробил на дистанции в километр, а борта пробивались на дистанциях около полутора километров.
«Тигр» после обстрела орудием А-19
Ещё более эффективные результаты показала 122-мм корпусная пушка А-19. В отличие от 52-К, до того она не рассматривалась в качестве танкового орудия. На подобную роль претендовало орудие с баллистикой 107-мм корпусного орудия М-60, но оно, как уже упоминалось выше, в «Тигр» даже не попало. Что же касается А-19, то она попала, да еще как попала! Первый снаряд прошел через пролом в лобовом листе корпуса и пробил насквозь кормовой лист. Второй снаряд угодил в лобовой лист башни, оторвав кусок размером 58×23 см. При этом башню сорвало с погона и сдвинуло на полметра. После обстрела из А-19 «Тигр», и так выглядевший не лучшим образом по итогам предыдущих обстрелов, превратился в груду металлолома.
То же самое спереди
Обстрелом испытания отнюдь не закончились. Новый немецкий танк обладал не только толстой броней, но и мощным орудием калибра 88 мм. Параллельно с испытанием «Тигр» с бортовым номером 121 обстрелом его собрат с бортовым номером 100 обстреливал советские танки. В качестве целей использовались Т-34 и КВ-1.
КВ-1 после обстрела из 88-мм пушки KwK 36 L/56
Итоги испытаний оказались вполне предсказуемыми. КВ-1 не помогло даже дополнительное бронирование лобовой части корпуса. На дистанции в полтора километра первым снарядом экран частично сорвало, а вторым пробило и экран, и основной лист. Таким образом, идея облегчить КВ-1 оказалась верной: по крайней мере, уязвимая для немецкого тяжёлого танка машина получила лучшую подвижность. Для 8.8 cm KwK 36 что КВ-1, что КВ-1с были примерно равнозначными целями.
Т-34 после обстрела «тигриной» пушкой выглядел еще более душераздирающе
Еще более печально выглядели итоги обстрела Т-34, который также велся на дистанции в полтора километра. Первым же снарядом, попавшим в башню, ее сорвало с погона, дальнейшие попадания частично разрушили лобовой лист корпуса. Для сравнения эти же танки обстреляли из 85-мм зенитного орудия 52-К. При стрельбе на дистанции 1,5 километра пробиваемость оказалась сопоставимой с немецким орудием. Это не должно удивлять, поскольку немецкая и советская пушки были «родственниками». 76-мм орудие 3-К, на базе которой разработали 52-К, создавалось на основе зенитной пушки, которая также послужила базой для немецкой Flak 18.
После окончания испытаний оба немецких танка заняли место на выставке трофейной техники в парке культуры и отдыха им. Горького в Москве. Там они экспонировались до 1948 года, когда их сдали в металлолом. Что же касается выводов, сделанных по итогам испытаний, то они последовали незамедлительно. Стало ясно, что 76-мм танковые орудия больше не соответствуют условиям войны, потребовалась срочная замена. 5 мая 1943 года было подписано постановление ГКО № 3289 «Об усилении артиллерийского вооружения танков и самоходных установок». Оно стало стартовой точкой для разработки танковых и самоходных пушек калибра 85 мм.
Следует заметить, впрочем, что ГАУ КА инициировало работу по этой теме еще раньше: по состоянию на 28 апреля 1943 года конструкторскому бюро (КБ) завода №9 уже было спущено техническое задание. Также работу по этой тематике запустили в Центральном артиллерийском конструкторском бюро (ЦАКБ). Кроме того, на тот момент уже вовсю шли работы по разработке на базе СУ-152 самоходной установки с использованием качающейся части 122-мм орудия А-19. Впервые такая идея прозвучала еще в марте 1943 года после изучения трофейной немецкой самоходной установки Pz.Sfl.V. Наконец, в мае 1943 года КБ завода №9 получило задание на разработку танковой версии орудия А-19.
И появление «Тигра» лишь ускорило всю эту работу.
Составленная по итогам обстрела схема борьбы с «Тигром».
В танке легко угадывается «Тигр» с башенным номером 121Еще одним итогом испытаний стало ускорение работ по теме противотанковой пушки ЗИС-2. Вопреки распространенной версии, от той пушки не отказались окончательно, было решено лишь её переделать. Другое дело, что эти работы шли в неспешном темпе. Сложившаяся после знакомства с «Тиграми» ситуация заставила резко форсировать работы, а заодно и изменить планы. Вместо орудия ИС-1 с немного укороченным стволом и переделанными станинами пришлось делать другое орудие, фактически наложив ствол ЗИС-2 на лафет и качающуюся часть 76-мм дивизионного орудия ЗИС-3. Кроме того, был реанимирован проект 57-мм танкового орудия ЗИС-4. В дополнение к нему в ЦАКБ начали работы над 76-мм танковой пушкой С-54, также существовавшей в самоходной версии.
Одним словом, в ГБТУ и ГАУ не сидели сложа руки. Уже в августе 1943 года в серию пошли самоходные установки СУ-85, тогда же началось производство КВ-85. Еще раньше, в июле 1943 года, началось серийное производство 57-мм противотанковой пушки ЗИС-2 обр.1943 года.
«Тигры» в Красной армииНесмотря на то, что первые «Тигры» были захвачены еще в январе 1943 года, их использование в Красной армии носило эпизодический характер. Причин у этого было несколько. Во-первых, в более-менее пригодном для дальнейшего применения состоянии немцы бросали эти танки редко, стараясь подорвать машины, которые было невозможно эвакуировать или отремонтировать на месте. Во-вторых, не стоит забывать, что «Тигров» было не так уж и много. К тому же советские танкисты стремились не повредить, а именно уничтожить немецкий тяжелый танк, что практически гарантировало высокую награду. С учётом всего этого не стоит удивляться, что первый достоверный случай применения трофейного «Тигра» в бою был зафиксирован только в самом конце 1943 года.
Учет захваченных танков, конец 1944 – начало 1945 года
Первым, достоверно использовавшим «Тигр» в бою, стал экипаж под командованием гвардии лейтенанта Н.И. Ревякина из 28-й гвардейской танковой бригады. 27 декабря 1943 года один из «Тигров» 501-го танкового батальона застрял в воронке, его экипаж убежал, а сам танк стал трофеем. На следующий день танк был зачислен в состав 28-й бригады. Ревякина назначили командиром трофейного тяжёлого танка по той причине, что он уже имел большой боевой опыт и боевые награды – два ордена Отечественной войны 1-й степени и орден Красной Звезды. 5 января трофейный танк с нанесенными на бортах башни красными звездами и с именем собственным «Тигр» пошел в бой. Эксплуатация этой машины выглядела достаточно типично для немецких тяжёлых танков: практически всегда эта машина требовала ремонта. Дело изрядно осложнялось отсутствием запчастей. Позже в составе 28-й гвардейской танковой бригады оказался еще один «Тигр».
Можно вспомнить и эпизод использования «Тигра» 17 января 1944 года. Экипаж Т-34 под командованием лейтенанта А.С. Мнацаканова из 220-й танковой бригады умудрился захватить в ходе боя исправный «Тигр». Используя трофейный танк, экипаж Мнацаканова разгромил вражескую колонну. За этой бой Мнацаканов стал Героем Советского Союза.
Тягач на базе КВ-1 буксирует трофейный «Тигр»
Ситуация изменилась к весне 1944 года. В этот период произошло несколько операций, по итогам которых «Тигры» были захвачены Красной армией, что называется, в товарных количествах. Например, 61-я гвардейская танковая бригада 6 марта 1944 года на станции Волочиск захватила 2 «Тигра», а 23 марта в их руках оказалось аж 13 «Тигров» и «Пантер», захваченных в Гусятине. 25 числа был захвачен еще 1 «Тигр». Самое интересное, что бригада этими трофеями воспользовалась: по состоянию на 7 апреля 1944 года в ее составе находилось 3 «Тигра». Правда, провоевали они на них всего пару дней. Вероятнее всего, трофеями 61-й бригады стали «Тигры» 503-го тяжелого танкового батальона, который известен тем, что за время боев конца 1943 – начала 1944 года безвозвратно потерял всего один «Тигр».
Состояние матчасти 51 ОМЦП на 5 июля 1944 года. Наиболее массово «Тигры» использовались именно в этой части
История имела продолжение: «Тигры» отправились на ремонт. Куда именно – неизвестно, но в переписке ГБТУ КА за весну 1944 года есть жалоба на то, что для ремонта трофейных немецких тяжелых танков не хватает прицелов и другой оптики. Так или иначе, из этого следует, что на ремонт эти танки попали. Известно и то, что часть из них отправилась в войска.
Пока что удалось достоверно определить только одну воинскую часть, которая получила трофейные «Тигры», прошедшие ремонт. Ею оказался 51-й отдельный мотоциклетный полк. Обычно в состав советского мотоциклетного полка входили 10 Т-34, но 51-й ОМЦП оказался особенным. В его состав включили роту трофейных тяжелых танков, куда входило 5 «Тигров» и 2 «Пантеры». Все они были отремонтированными, полученными с заводов. К началу Львовско-Сандомирской операции число «Тигров» сократилось до 4. Периодически в документах полка 1–2 машины данного типа указывались как требующие ремонта.
21 июля 1944 года состоялся бой, в ходе которого ОМЦП потеряла 6 Т-34–85. Ответным огнем было уничтожено 2 вражеских «Тигра», 3 самоходных орудия и 2 бронетранспортера. Не исключено, что вражеские танки были подбиты именно огнем трофейных «Тигров». Всего же за период с 20 по 22 июля 1944 года полком было уничтожено 7 «Тигров» при потере 7 Т-34–85. Далее 51-й ОМЦП получил пополнение: по состоянию на 28 июля в его составе имелось 9 Т-34–85 и 4 «Тигра». Из числа последних 3 требовали среднего ремонта, но оставались на ходу. К 19 августа 3 «Тигра» в том же состоянии всё еще находились в составе полка. Далее полк передали НКВД для действий против отрядов ОУН, при этом танки из его состава изъяли.
В общей же сложности можно говорить о не менее чем 10 трофейных «Тиграх», действовавших в разное время в тех или иных советских частях.

back-in-ussr.com

Политика, экономика, общество (без банов) Newsland – комментарии, дискуссии и обсуждения новости.

В среде людей, причисляемых историографией к танковым асам Германии, часто теряется имя Франца Штаудеггера. Он был менее любим пропагандой, а его победы блекли на фоне «конкурентов». Несмотря на это, его самый результативный бой, который пришелся на начало крупнейшей танковой битвы в истории, является показательным. И о ней мы сегодня поговорим, пытаясь понять: где правда, а где - вымысел пропагандистов.

Франц Штаудеггер и его Pz.Kpfw VI "Tiger"

День первый

История Штаудеггера началась 5 июля. После ожесточенных боев днем, Pz.Kpfw VI «Tiger» под его командованием направлялся к своим позициям, планируя прибыть на место к ночи. Вдруг, на дороге показался танк, командир которого мирно курил, стоя в башне. Штаудеггер спешился и направился к препятствию, дабы попросить освободить путь. Но оказалось, что перед ним стоял советский Т-34! Недолго думая, он бросил гранату в открытый люк. Тогда же стало ясно, что танка два. Когда экипаж второй машины открыл люки, что бы выяснить причины взрыва, в следующей «тридцатьчетверке» тоже оказалась граната.

По словам Штаудеггера, первые два танка были уничтожены в ближнем бою гранатами

За этот эпизод, граничащий с самыми бородатыми солдатскими байками, Штаудеггер получил железный крест 1-го класса. Формулировка «за уничтожение двух танков в ближнем бою» является основанием поверить экипажу Штаудеггера.

Неравный бой

Если учесть, что говорилось о следах от попаданий 76-мм орудий, то советские Т-34 с пушками Ф-34 находились в худшем положении

Через три дня началось наступление 10-го танкового корпуса РККА на позиции 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт». Время удара было выбрано удачно, так как основные силы дивизии были на западе, и оперативно подойти не успели бы. Исключение составляли два «Тигра» под командованием Штаудеггера и Рольфа Шампа. Обе машины были с незначительными повреждениями ходовой части. Можно было оставить танки как неподвижные огневые точки, но экипажи успели вернуть машинам мобильность до того, как их заметили.

Преимуществом машины Штаудеггера было 88-мм орудие с отличной баллистикой и внушительная лобовая броня

Пока танк Шампа держал оборону фланга, Штаудеггер выехал из города, где они были расквартированы, на линию фронта. Когда он прибыл, пехота уже смешалась с советскими танками. Воспользовавшись эффектом неожиданности, его наводчик Хайнц Бухнер уничтожил три видимых танка. Такую дерзость не оставили без внимания, и по «Тигру» открыли огонь два танка, выкатившиеся на насыпь. Но после короткой перестрелки, и они были уничтожены. К новой цели ринулось еще несколько советских машин, от огня которых пытался увести танк механик-водитель Штальмахер. Дистанция и огневая мощь была не на стороне советских танков. По мере подхода новых машин, экипаж Штаудеггера уничтожал один танк за другим. После 17-го подбитого танка в боекомплекте закончились бронебойные снаряды. Тогда заряжающий пустил в ход осколочно-фугасные, с помощью которых было подбито еще пять машин.

На больших дистанциях немецкий танк имел преимущество, обусловленное лучшими характеристиками танковой пушки KwK 36

С каждым новым попаданием, «Тигр» Штаудеггера мог потерять подвижность, потому было принято решение отступать. При этом советская атака была отбита. А основа бронетехники атакующих была основательно разрежена.

Итоги и разбор мифов

В ходе столкновения 8 июля, на броне «Тигра» Штаудеггера насчитали 67 следов от 76-мм снарядов советских «тридцатьчетверок». Атака была отбита, а Франц Штаудеггер получил рыцарский крест Железного Креста, став первым командиром «Тигра», представленным к этой награде.

76-мм пушка танка Т-34 могла поразить 77 мм брони на расстоянии в 500 метров. При этом, с аналогичной дистанции орудие "Тигра" пробивало уже 110-мм бронеплиту

Говоря о мифах. Любое описание «подвигов аса» - это очень спорная вещь. И преувеличения здесь - это не исключения, а правила. Начнем с «две гранаты на два танка». Если немец думал, что танки свои – зачем ему с собой граната? А носить «про запас» в тесной машине - не самое лучшее решение. Странно.

На стороне Штаудеггера была выигрышная позиция обороняющегося и эффект неожиданности

Говоря о бое 8 июля, то здесь все спорно. С одной стороны, мы не знаем - на каких дистанциях велся бой, и какие силы остались кроме пехоты и двух танков? Сколько орудий, как минимум? Допустим, большая дистанция играла на руку «Тигру». Если речь идет о Т-34 с 76-мм орудием, то характеристики на стороне немецкого оппонента. Так, орудие Ф-34 советской машины пробивает 77 бронеплиту на дистанции в 500 метров. Немецкая KwK 36 на том же расстоянии может преодолеть 110 миллиметров брони. Добавьте к этому лучшую точность, обусловленную «зенитными» корнями немецкой пушки. Так что – вполне возможно.

88-мм ОФС снаряд к орудию "Тигра" нес в себе почти килограмм тротила

И наконец, «пять танков осколочно-фугасными снарядами». В боекомплекте к «Тигру» шли снаяды Spr.Gr, массой в 9,6 килограмм. При этом взрывчатки в них было 935 граммов. Этим выстрелом броню «тридцатьчетверки» не пробить. Но часто ОФС это и не нужно. При взведении о броню танка, происходит детонация снаряда, и взрыв со множеством осколков. Они могут повредить триплексы или ствол, но проникнуть в корпус им энергии не хватит. Зато, энергии взрывной волны (ее половины, так как остальное, грубо говоря, уйдет «в сторону») хватит, что бы привести к контузии или гибели экипажа. Так что заявления немецкого танкиста небезосновательны.

В 1943 году несколько трофейных "Тигров" были испытаны обстрелом. В результате испытаний выяснилось, что пушка Ф-34 даже с минимальных дистанций не может поразить броню немецкой машины.

Как бы там ни было, я скептически отношусь к описанию любых «подвигов». Помимо вышеописанных моментов, существует множество факторов, которые могут подтверждать или опровергать мнение Франца Штаудеггера. Буду рад видеть ваше мнение в комментариях.

newsland.com

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ. Тяжёлый танк «Тигр»

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Специально для танков «Тигр» была создана новая тактическая единица — тяжёлый танковый батальон (schwere Panzerabteilung — sPzAbt), представлявший собой отдельную воинскую часть, которая могла действовать как самостоятельно, так и придаваться другим частям или соединениям вермахта.

Организация тяжёлого танкового батальона (1942–1943 гг.).

Организация тяжёлого танкового батальона (1944–1945 гг.).

В 1942 и в начале 1943 года тяжёлый танковый батальон организационно состоял из четырёх рот, причём только две из них были танковые (с весны 1943 года — соответственно пять и три). Следует отметить, что в ряде случаев вплоть до осени 1943 года батальоны имели смешанный боевой состав. Наряду с тяжёлыми танками «Тигр» на их вооружении состояли средние Pz.Kpfw.III Ausf.L, М и N. Причём в 1942 году в тяжёлых батальонах последние составляли большинство. К 1944 году боевой состав новых частей стал более однородным. В танковых ротах и штабе имелись теперь только «тигры», машины иного типа — средние Pz.Kpfw.IV Ausf.H — сохранились лишь в танковом взводе роты обеспечения. Кстати, эти танки, резко отличавшиеся от остальных «четвёрок» по внешнему виду из-за противокумулятивных экранов, наши бойцы часто принимали за «тигры». Более того, даже в боевых донесениях они часто именовались «„Тигр“, тип 4», что резко «увеличивало» статистику применённых на том или ином участке фронта немецких тяжёлых танков. Впрочем, в некоторых батальонах по-прежнему оставались на вооружении Pz.IIIN, а в sPzAbt 502, например, имелся взвод самоходных установок Jagdpanzer 38(t) Hetzer.

Боевой состав и башенные номера танков 502-го тяжёлого танкового батальона (декабрь 1942 г.).

Боевой состав и башенные номера танков 505-го тяжёлого танкового батальона (июль 1943 г.).

Формирование тяжёлых танковых батальонов началось в мае 1942 года. Экипажи прибывали из боевых и учебных частей в 500-й запасной танковый батальон, дислоцировавшийся в Падерборне. Для их подготовки использовались и полигоны в Путлосе, Одруфе и Фаллингбостеле.

Первым 19 августа 1942 года получил «тигры» 502-й батальон. Ранним утром 23 августа четыре «тигра» погрузили на железнодорожные платформы и отправили на фронт — Гитлер торопил, ему не терпелось узнать, каковы новые танки в деле. 29 августа эшелон с боевыми машинами и личным составом 1-й роты sPzAbt 502 выгрузился на станции Мга, недалеко от Ленинграда. Уже в ходе выдвижения на исходные позиции для атаки начались поломки. У двух танков вышли из строя коробки передач, у третьего — перегрелся и загорелся двигатель. Эти агрегаты, и так работавшие с перегрузкой по причине большой массы танков, испытывали дополнительную нагрузку из-за движения по мокрому заболоченному грунту. Под покровом темноты «тигры» отбуксировали в тыл, и заводские механики, сопровождавшие машины, занялись их ремонтом. Не подлежавшие восстановлению агрегаты заменили на привезённые из Германии. К 15 сентября «тигры» были готовы к бою.

21 сентября 1-ю роту sPzAbt 502 передали в оперативное подчинение 170-й пехотой дивизии, в полосе которой ей и предстояло действовать. На следующий день «тигры» пошли в атаку. Двигаясь гуськом по узкой дороге, немецкие танки попали под фланговый огонь советской противотанковой артиллерии. Один «Тигр» был подбит, а три других остановились из-за поломок. Эти машины, по-видимому вышедшие из строя по техническим причинам, удалось эвакуировать, а четвёртая, повреждённая, осталась на нейтральной полосе, где простояла почти месяц. Затем по личному указанию Гитлера её взорвали.

В своих «Воспоминаниях солдата» генерал Г. Гудериан так откомментировал этот эпизод: «В сентябре 1942 года „Тигр“ вступил в бой. Ещё по опыту Первой мировой войны было известно, что при создании новых образцов вооружения следует запастись терпением и дождаться их массового производства, а затем применить их сразу в больших количествах. Зная об этом, Гитлер, тем не менее, хотел как можно быстрее увидеть в деле свой главный козырь. Однако перед новыми танками была поставлена абсолютно второстепенная задача: локальная атака в труднопроходимой местности в заболоченных лесах под Петербургом. Тяжёлые танки могли двигаться только в колонну по одному по узким просекам, попадая под огонь противотанковых пушек, расставленных вдоль них. В результате — потери, которых можно было избежать, преждевременное рассекречивание новой техники и, как следствие, невозможность в будущем застать противника врасплох».

Первый из «тигров», захваченных Красной Армией, на НИБТПолигоне в Кубинке. Скобы на нижнем лобовом листе корпуса предназначены для запасных траков; на двух скобах на правом борту башни крепился ящик для снаряжения. На лобовом листе подбашенной коробки слева изображение слона — эмблемы 502-го тяжёлого танкового батальона, справа — приварена подкова, видимо, «на счастье»…

Трудно не согласиться с мнением генерала и довольно сложно понять логику немецкого командования, загнавшего новые танки в Синявинские болота. Возможно, причиной была одноимённая наступательная операция, проводимая в августе — сентябре 1942 года Волховским фронтом. Ведь именно в полосе 2-й ударной армии этого фронта и появились «тигры». Впрочем, наивно полагать, что столь незначительное число даже таких мощных танков могло оказать хоть какое-то влияние на ход операции. Похоже, что их появление вообще осталось тогда незамеченным для советского командования.

К. А. Мерецков, командовавший в те дни Волховским фронтом, пишет: «Во время прорыва нами вражеской обороны фашистское командование бросило в бой новый тяжёлый танк „Тигр“, ранее проходивший испытания под Сталинградом. Он предназначался для участия в штурме Ленинграда. И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики, повредив смотровые приборы танка. Экипаж не выдержал и бежал, бросив в целом исправную машину. Фашисты долго держали её под непрерывным огнём и даже пытались отбить танк контратаками. Позднее я распорядился переправить „Тигр“ на наш опытный полигон, где изучили стойкость его брони и выявили уязвимые места».

Г. К. Жуков, Н. Н. Воронов и К. Е. Ворошилов осматривают первый захваченный «Тигр» ни выставке трофейного вооружения в ЦПКиО имени Горького, Москва, лето 1943 года. Обращает на себя внимание необычное крепление ящика для снаряжения на борту башни, впоследствии никогда не встречавшееся.

А вот что можно прочитать по этому поводу в книге, посвящённой жизни и деятельности наркома танковой промышленности В. А. Малышева: «В январе 1943 года при прорыве блокады Ленинграда в торфянике возле карьеров кирпичного заводика у Рабочего посёлка № 5 произошло следующее.

По узкому коридору, отделявшему Волховский и Ленинградский фронты, на одну из советских частей двинулся не совсем обычный танк. Ударившие по нему снаряды наших противотанковых пушек не остановили тяжёлой машины. Он продолжал двигаться на Шлиссельбург. Но к дороге в это время подошла ещё одна — 18-я стрелковая дивизия, которая сразу же обрушила на него сильный огонь орудий прямой наводки. Снаряды снова не вывели его из строя, но… Как предполагает генерал-полковник В. 3. Романовский, командующий 2-й ударной армией, водитель танка, видимо, струсил, свернул с дороги, намереваясь уйти на Синявинскую высоту. Но, разворачиваясь, фашистский танк, оказавшийся неповоротливым, попал в торфяник, забуксовал и вскоре совсем завяз. Фашисты выскочили из машины, не уничтожив даже новенький технический паспорт, приборы, орудие, но их тут же перестреляли».

Впечатляющие подробности можно почерпнуть и из брошюры «Оружие победы», изданной Центральным музеем Вооружённых Сил СССР в 1986 году: «Было это под Ленинградом в январе 1943 года. В районе Синявинских высот в густых зарослях кустарника расположилась на огневой позиции батарея 122-мм пушек образца 1931/37 гг. 267-го корпусного артиллерийского полка. Внезапно послышался рокот танкового мотора. Два огромных танка с крестами на бортах надвигались на батарею. Когда до одного из орудий осталось не более 50 метров, прозвучал выстрел. Бронебойный снаряд весом 25 кг со скоростью 800 м/с врезался в башню головного „Тигра“, которая, расколовшись, слетела с танка. Сильные удары крупных осколков башни по броне второго „Тигра“ заставили его экипаж бежать, не заглушив двигателя».

Зенитная установка пулемёта MG 34 на командирской башенке танка с помощью устройства Fliegerbeschutzger?t 42.

Находившийся на Волховском фронте в качестве представителя Ставки Г. К. Жуков, описывая подробности захвата первого образца тяжёлого танка «Тигр», рассказывал: «Это было 14 января 1943 г. Мне доложили, что между Рабочими посёлками № 5 и № 6 наши артиллеристы подбили танк, который по внешнему виду резко отличался от известных нам типов боевых машин. Причём гитлеровцы принимали всевозможные попытки для эвакуации его с нейтральной полосы. Я заинтересовался этим и приказал создать специальную группу в составе стрелкового взвода с четырьмя танками, которой была поставлена задача захватить танк, отбуксировать его в расположение наших войск, а затем тщательно обследовать его. В ночь на 17 января группа во главе со старшим лейтенантом Косаревым приступила к выполнению боевого задания. Этот участок местности противник держал под непрерывным обстрелом. Тем не менее вражеская машина была захвачена и отбуксирована в расположение советских войск. В результате изучения танка и формуляра, подобранного в снегу, мы установили, что гитлеровское командование перебросило танк „Тигр“ на Волховский фронт для испытания… Танк был отправлен нами на испытательный полигон, где опытным путём установили его уязвимые места, которые впоследствии стали достоянием всех наших фронтов».

И, наконец, в военно-историческом очерке «Советские танковые войска 1941–1945» сообщается: «У Рабочею посёлка № 1 танкисты 86-го танкового батальона подбили и захватили тяжёлый танк „Тигр“. Это был первый „Тигр“, захваченный нашими войсками в Великой Отечественной войне».

Обобщив всю эту информацию, можно сделать такой вывод: «Опытный тяжёлый танк „Тигр“ (или два „Тигра“, но никак не больше), проходивший испытания под Сталинградом, но почему-то предназначавшийся для штурма Ленинграда, после того как советскими пехотинцами-бронебойщиками были выведены из строя все его смотровые приборы, очевидно сослепу, доехал аж до позиций нашей корпусной артиллерии, где был брошен экипажем. После этого 18-я стрелковая дивизия Волховского фронта эвакуировала этот танк (причём с работающим двигателем) от Рабочего посёлка № 5, а 86-й танковый батальон Ленинградского фронта от Рабочего посёлка № 1».

Диаграмма потерь танков на Восточном фронте.

Да простит нам читатель это ироничное заключение. Возможно, в столь противоречивых сведениях нет ничего удивительного, ведь на территории от Синявинских высот до Ладоги в те дни действовали семь «тигров», а на освобождённой нашими войсками территории должны были остаться пять подбитых тяжёлых немецких танков. Может быть, каждая из упомянутых воинских частей имела дело со своим «Тигром». Но на НИБТПолигон в подмосковную Кубинку доставили только одну легкоповреждённую и технически почти исправную машину. Именно её демонстрировали летом 1943 года на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького в Москве. Правда, тут возникает вопрос: какой же тогда танк был расстрелян на испытаниях в апреле того же года в Кубинке? Можно предположить, что с Волховского фронта для этой цели доставили ещё один подбитый «Тигр».

Что касается Сталинграда, то, конечно же, никакие «тигры» там не испытывались. Не участвовали они и в контрударе группы Манштейна с целью деблокады окружённой армии Паулюса. Прибывший в январе 1943 года на южный фланг советско-германского фронта 503-й тяжёлый танковый батальон был включён в состав 4-й танковой армии и принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе, отступая вместе с другими немецкими войсками от Ставрополя до Ростова-на-Дону. С начала января вместе с ним вела боевые действия 2-я рота 502-го батальона, вскоре включённая в sPzAbt 503 в качестве его 3-й роты. 10 апреля 1943 года батальон отвели в тыл для пополнения, а затем перебросили под Харьков.

Перед атакой. На фото «тигры» раннего (сзади) и позднего выпусков 1943 года.

Нет необходимости подробно описывать здесь боевой путь каждого из немецких тяжёлых танковых батальонов. Во-первых, это уже неоднократно делалось, в том числе и в отечественной литературе последних лет, а во-вторых, это описание представляет собой расписанный по дням скучный и однообразный перечень подбитых советских, английских и американских танков. Причём перечень, не страдающий излишней объективностью, что признавали и сами немцы ещё во время войны. Об этом свидетельствует приводимая диаграмма потерь танков на Восточном фронте в июле — августе 1943 года. Два левых столбца — немецкие потери, два правых — советские. Первый столбец слева показывает немецкие потери, исходя из сообщений советской прессы, второй — реальные. Первый столбец справа — советские потери по сообщениям немецких войск, второй — эти же потери после уточнения и двойной перепроверки. Комментировать тут нечего.

«Тигр» 1-й роты 501-го тяжёлого танкового батальона на фоне североафриканского пейзажа. Тунис, февраль 1943 года.

В 1942–1943 годах немцы сформировали 10 тяжёлых танковых батальонов вермахта и 4 роты для дивизий «Великая Германия» (Gro?deutschland), «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» (Leibstandarte SS Adolf Hitler), «Рейх» (Das Reich) и «Мёртвая голова» (Totenkopf). На базе этих рот затем также были сформированы батальоны. Большинство тяжёлых танковых батальонов воевало на Восточном фронте. Никогда здесь не появлялся sPzAbt 504, действовавший сначала в Африке, а затем в Италии, и sPzAbt 508, также сражавшийся в Италии. На Восточном фронте находились и все роты, а также один из сформированных на их основе батальонов — 3-й батальон моторизованной дивизии «Великая Германия». Остальные батальоны воевали на Западе.

Наиболее массово «тигры» использовались во время Курской битвы, или, как она называлась у немцев, операции «Цитадель». К 12 мая 1943 года для участия в этом сражении планировалось иметь 285 боеготовых «тигров», но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции «Цитадель» приняли участие два тяжёлых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий.

Танк 503-го тяжёлого танкового батальона, подбитый советскими артиллеристами на Курской дуге. Воронежский фронт, 13 июля 1943 года.

На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один — 505-й тяжёлый танковый батальон (45 танков «Тигр»). Причём появившиеся в последнее время в некоторых изданиях сведения об участии танков этого батальона в боях за станцию Поныри вступают в противоречие с описанием боевого пути этого батальона, изданным на Западе. Если судить по этому источнику, то 505-й батальон вместе со 2-й немецкой танковой дивизией, в оперативном подчинении у которой он находился, атаковал позиции нашей 70-й армии в направлении Подолянь — Саборовка — Тёплое. В ходе этих боёв, по немецким данным, были безвозвратно потеряны три «тигра», что в целом стыкуется с нашими данными, поскольку между населёнными пунктами Самодуровка, Кашара, Кутырки, Тёплое, высота 238,1, на поле размером 2x3 км после боёв было обнаружено 74 подбитых и сгоревших немецких танка, САУ и других бронированных машин, в том числе четыре «тигра» и два «фердинанда». 15 июля, с разрешения командующего фронтом К. К. Рокоссовского, это поле снимали приехавшие из Москвы кинохроникёры, и именно его после войны начали называть «полем под Прохоровкой», хотя собственно под Прохоровой на южном фасе Курской дуги не было ни одного «фердинанда». Следует отметить, что, несмотря на столь незначительное число потерянных «тигров», количество участвовавших в боях машин этого типа было невелико по причине большою числа повреждений, поломок и неисправностей. Так, например, 13 июля в строю батальона имелось только 14 боеготовых «тигров». Остальные требовали ремонта разной степени сложности.

Лобовая часть корпуса танков ранних (вверху) и поздних (внизу) выпусков.

В 503-м тяжёлом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 «тигра». Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы «Кемпф» и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии: его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре «тигра».

Что же касается сражения под Прохоровкой, то непосредственное участие в нём 11–12 июля 1943 года приняли «тигры» моторизованных дивизий СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мёртвая голова» — всего 42 машины этого типа. Ещё 15 «тиграми» располагала моторизованная дивизия «Великая Германия», наступавшая на Обояньском направлении.

Ещё один подбитый «Тигр», так называемой «промежуточной» модели, выпуска конца 1943 — начала 1944 года. Опорные катки ещё с резиновыми бандажами, но фара уже на лобовом листе, новая командирская башенка, бинокулярный прицел, циммерит…

Таким образом, в операции «Цитадель» приняли участие только 144 тяжёлых танка «Тигр», что составляет всего 7,6 % от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они, конечно, оказать не могли, тем более что применялись достаточно разрозненно. Вместе с тем следует признать, что пропагандистская кампания, сопровождавшая их появление на фронте, определённого результата достигла. Сообщения об атакующих и подбитых «тиграх» часто поступали с участков фронта, где их не было и в помине. Во-первых, за «тигры» часто принимали танки других типов, а во-вторых, из-за так называемой «тигробоязни». Страх перед немецкими танками, сидевший в солдатах с 1941–1942 годов, оставался ещё силён, а тут появился новый танк, почти неуязвимый для нашей артиллерии.

Размещение снаряжения и боекомплекта рядом с местом механика-водителя:

1 — фляга; 2 — укладка на 6 выстрелов; 3 — курсоуказатель; 4 — принадлежность прицела; 5 — противогаз; 6 — сиденье механика-водителя.

Размещение снаряжения и боекомплекта рядом с местом стрелка-радиста:

1 — фляга; 2 — укладка на 16 коробок с пулемётными лентами; 3 — аптечка первой помощи; 4 — принадлежность пулемёта; 5 — укладка двух запасных пулемётных стволов; 6 — противогаз; 7 — укладочный ящик прибора наблюдения; 8 — сиденье стрелка-радиста.

Если верить немецким данным, то в течение июля — августа 1943 года безвозвратные потери составили 73 танка «Тигр», а к концу года — 274 танка. При этом в 1943 году в строй после ремонта вернулись только 19 танков этого типа!

К началу высадки союзников в Нормандии в июне 1944-го немцы располагали на Западе 102 «тиграми» в составе трёх тяжёлых танковых батальонов СС: 101, 102 и 103-го. Больше других отличился первый, в основном благодаря тому, что одной из его рот командовал самый результативный немецкий танкист — оберштурмфюрер СС Михаэль Виттман. Боевую карьеру он начал на Восточном фронте в январе 1943 года, участвовал в Курской битве и к апрелю 1944 года довёл число своих побед до 117 (по немецким данным). Весной 1944 года дивизию «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», в которой служил Виттман перебросили в Бельгию. Здесь на базе 13-й роты 1-го танкового полка этой дивизии и сформировали 101-й тяжёлый танковый батальон СС. Свой, без сомнения, самый известный бой Виттман провёл на улицах городка Виллер-Бокаж в Нормандии.

Съехавший с твёрдой дороги «Тигр» пытаются вытащить двумя другими танками. 509-й тяжёлый танковый батальон, район Винницы, январь 1944 года.

7 июня его рота вышла из Бовэ и, сильно пострадав от воздушных налётов 8 июня возле Версаля, стала передвигаться только с наступлением темноты, чтобы к 12 июня добраться до Виллер-Бокажа, где следующий день предполагалось посвятить ремонту и техническому обслуживанию танков и оружия. Но теперь Виттман был вынужден стоять в башне своего танка и наблюдать за тем, как колонна английских танков, занявшая Виллер-Бокаж, спокойно занималась своими делами. «Они ведут себя так, словно уже выиграли войну», — проворчал наводчик обершарфюрер Волль. Виттман, который на Восточном фронте уже прослыл как величайший танковый ас, хладнокровно сказал: «Сейчас мы им покажем что они ошибаются». Когда его «Тигр» с рёвом рванулся вперёд навстречу танкам 7-й бронетанковой дивизии англичан, начался один из самых результативных поединков, который Виттману удалось провести за годы войны.

Тягач (танк КВ без башни) буксирует трофейный «Тигр» 502-го тяжёлого танкового батальона. Ленинград, 1944 год.

Атакуя неподвижно стоявшие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и автомашинам почти в упор, с самых близких дистанций, а под конец протаранил «Кромвель», преграждавший ему въезд на главную улицу городка. Там он уничтожил ещё три танка штабной группы 4-го батальона 22-й бронетанковой бригады; четвёртый танк уцелел, так как механик-водитель отвёл его задним ходом в сад, не имея возможности открыть огонь по «Тигру», поскольку наводчик оказался вне машины. В это время командир «Шермана» из роты В сержант Стэн Локвуд, услышав начавшуюся поблизости стрельбу, осторожно направил свой танк в обход здания: впереди, примерно в 200 ярдах (около 180 м), «Тигр» Виттмана, обращённый к нему бортом, вёл огонь вдоль улицы. Наводчик танка Локвуда выпустил четыре 17-фунтовых снаряда по «Тигру». Один из них попал в борт танка, и над ним показался дым, а затем и пламя. Последовал ответный выстрел «Тигра», который обрушил на «Шермана» половину здания и полностью его завалил. Пока англичане освобождали свою машину из-под обломков, немцы исчезли. «Тигр» Виттмана, получив лишь небольшое повреждение, прежде чем покинуть место побоища, сумел уничтожить ещё один «Кромвель». Командир этого танка капитан Пэт Дайэс выбрался из машины с помощью местной французской девушки, которая помогла ему добраться до другого танка роты В, из которого он доложил по радио своему командиру подполковнику Крэнли о разыгравшейся трагедии.

А Виттман, в ходе беспощадного поединка за 5 минут разгромив в пух и прах передовой отряд 7-й бронетанковой дивизии, дозаправил свою машину, пополнил боеприпасы и присоединился к остальной четвёрке «тигров» и немецкой пехоте. Они атаковали уцелевшие английские войска в районе высоты с отметкой 213. Днём Виттман вернулся в Виллер-Бокаж вместе с передовыми подразделениями 2-й танковой дивизии СС, подходившей к району боевых действий. Однако на сей раз англичане были готовы к встрече: они уничтожили «Тигр» Виттмана и ещё три немецких танка, но все немецкие экипажи сумели спастись.

Трудно сказать, чего больше в этом эпизоде — мастерства или везения. С одной стороны, для того чтобы расстреливать неподвижные танки противника без экипажей, большого ума не надо, с другой — Виттман блестяще воспользовался ситуацией, которую создали сами англичане, не удосужившиеся выставить даже боевое охранение, и преподал им жестокий урок. А ведь это были части прославленной в боях в Северной Африке 7-й бронетанковой дивизии — «Крысы пустыни», как они гордо себя называли.

Виттман погиб 8 августа 1944 года близ Фалеза в бою с «шерманами» 4-й канадской танковой дивизии. С дистанции 1800 м он подбил два «шермана» из 1-го эскадрона. Чтобы разорвать строй атакующих, «Тигр» Виттмана рванулся вперёд, подбил ещё один «Шерман», но тут же получил пять попаданий с близкой дистанции. Три снаряда пробили башню, весь экипаж погиб. На этом можно было бы поставить точку, но сравнительно недавно в обстоятельствах гибели Виттмана появился «польский след». Дело в том, что вдоль дороги на Фалез наступали две дивизии: уже упомянутая 4-я канадская и 1-я польская танковая бригадного генерала С. Мачека. И вот в польской печати появляется описание того же боя, но только «Тигр» Виттмана в нём подбивают «шерманы» 2-го эскадрона 2-го танкового полка 1-й польской танковой дивизии. Что тут сказать, полемика по этому вопросу, внезапно вспыхнувшая спустя 50 лет после описываемых событий, ничего, кроме улыбки, вызвать не может, тем более что никаких серьёзных доказательств в поддержку своей версии поляки, судя по всему, привести не могут, как, впрочем, и канадцы.

В своём последнем бою Виттман подбил три танка, всего же на его счету числится 138 танков и САУ. Не завышают ли немецкие источники количество побед Виттмана? Возможен ли такой показатель? Есть основания предполагать, что возможен — ведь самый результативный советский танкист старший лейтенант Д. Ф. Лавриненко, по официальным данным, уже за четыре военных месяца 1941 года на своём Т-34 подбил 52 немецких танка. Если бы не гибель в декабре 41-го, он наверняка мог бы составить серьёзную конкуренцию немецкому танковому асу.

Впрочем, высокая результативность отдельных танкистов не могла спасти немецкие войска от поражения. Так, например, 101-й тяжёлый танковый батальон СС, в котором служил Виттман, в боях у Фалеза был разгромлен. Всего же в 1944 году немцы потеряли 756 «тигров», при этом из ремонта вернулись в строй только 60. На начало ноября 1944 года вермахт и войска СС располагали 317 «тиграми» на Восточном фронте, 84 — на Западном и 36 — в Италии. К 1 марта 1945 года Красной Армией и войсками западных союзников было уничтожено 1032 танка этого типа. На ту же дату, по официальной немецкой статистике, в армии резерва имелось 43 «тигра», включая пять учебных, а во фронтовых частях — 142 машины, включая 31 командирскую.

В настоящее время два «тигра» находятся в Британском Королевском танковом музее в Бовингтоне; по одному — в музее Абердинского полигона в США, во французском танковом музее в Самюре и в подмосковной Кубинке.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Немецкий танк "Тигр" против советского ИС-2: spetsialny

Проходят годы и рождаются новые мифы. Особенно часто в последнее время эти мифы носят сомоуничижительный характер. Вот, например, в одной Теме на Форуме Разговорчик некто Иван Ермаков торжественно объявил, что "Тигр" был лучшим танком ВОВ. И всречает бурные авации, все согласны, все очень рады оплевать нашу историю и наших выдающихся конструкторов. А вместе с конструкторами принизить и весь наш народ: мол лаптежники, дураки, только числом и умели....И в униссон подкидывают шутливый рассказик, как один Тигр за бой сжигал десятки, ато и сотни русских танков за раз. Все верят, все в восторге... Так вот оно оказывается как было....Откуда рождаются подобные байки? Кому они нужны? Терпеть подобный маразм просто уже не возможно. С ним обязательно надо бороться! Вот и давайте рассмотрим знаменитый танк "Тигр" и выявим его убийственные недоработки в сравнении с любым советским танком, в том числе и тяжелым советским танком ИС-2.

Масса "Тигра"-57 тонн, масса "Королевского тигра" 70 тонн.

Масса советского тяжелого танка ИС-2 46 тонн. Это приговор для Тигра! Фактически немецкому "шедевру" приходилось таскать на своей трансмиссии дополнительные 11 тонн (королевский Тигр даже рассматривать не будем). О чудовищных последствиях и причинах этого непреодолимого для немецких конструкторов фактора поговорим дальше...Но, может быть при таких сверхтяжелых показателях танк "Тигр" имел лучшее вооружение? Ведь что для тяжелого танка главное: огнестрельная мощь и броня. Давайте сопоставим: На Тигр фирмы «Хеншель» установили башню от танка Порше с 88-мм пушкой (8,8 cm KwK 36) (до этого была пушка 75 мм). На ИС-2 изначально ставилась 122-мм орудие Д-25. Вот такие убийственные для Тигра показатели. Имея вес на 11 тонн больше, танк имел пушку в полтора раза меньшую по диаметру и пробивной силе. Хочется отметить, что танки ИС-2 успешно пробивали хваленую броню Тигров с расстояния более 1 км! Немецкая пушка пробить броню ИС-2 с такого расстояния не могла. А почему же танки Тигр были такими тяжелыми? Кто-нибудь знает ответ? Почему-то этот аспект "продвинутости" немецких конструкторов Иван Ермаков не осветил. Как хорошо походя воспевать все иноземное и порочить все отечественное... Это так модно в последние годы. ИС-2 лобовая броня - 122 мм, бок 95 мм, корма 90 мм, имея обтекающую форму башни, от которого снаряды просто рикошетили, танк ИС-2 попросту был неуязвим для Тигра как в лобовой атаке, так и при маневрах. Тигр-1 лобовая броня - 100 мм, боковой и тыловой брони как таковой не имел и был уязвим с этих векторов атаки даже для обычных полковых орудий. Почему сегодня принята именно обтекающая форма танка, прототипом которой стали советские танки Т-34 и ИС-2 (ИС-1)? Почему не взяли коробкообразную форму "продвинутых" немецких конструкторов?
Итого имеем: Тигры уступали ИС-2 как в боевой мощи, так и в броневой защите. Так может быть они были быстрее и имели больший запас хода? Проверим: ИС-2 Скорость по дороге — 37 км/ч; по бездорожью — 24 км/ч. Запас хода по дороге — 250 км; по бездорожью — 210 км Тигр-1 Скорость по дороге - 38 км/ч; к бездорожью почти не пригоден, из-за гигантской массы и серьезных погрешностях в ходовой части. Он поопросту вяз даже в обычной торфяной луже. Запас хода по дороге - 140 км Удручающие для Тигра показатели. Имея одинаковые скоростные показатели по дороге, Тигры значительно уступали русскому танку ИС-2 в скорости по бездорожью и проходимости. А по запасу хода вообще проигрывали почти в два раза. Последний параметр крайне важен, особенно в условиях тотальной войны и крупных стратегическо-наступательных операциях. Говоря простым языком, даже если бы немецкие танки начали марш-бросок из под Волоколамска на Москву и их НИКТО бы не сдерживал, они бы остановились в районе Красногорска израсходовав запас хода и износив основные технические узлы. А наши солдаты, отрезав коммунмкации подвоза ГСМ и расходных запчастей попросту расстреляли бы стоящие танки в упор в незащищенные борта. Но, все это весьма радужные предположения для танков "Тигр". Дело в том, что для зимних компаний они вообще были не пригодны.
Теперь поговорим, кто кого жег в реальности, Тигры русские танки сотнями за раз, или наши ИС-2. Стоит заметить, что многие недобросовестные "знатоки" почему-то зачастую сравнивают самый знаменитый немецкий танк "Тигр-1" с самым известным советским танком "Т-34". Но это не верное и дилетанское сравнение. Дело в том, что Т-34 являлся средним танком, а Тигр тяжелым. Нельзя устраивать поединок между боксером средней весовой категории и тяжеловесом. У этих танков были разные тактические цели и задачи. Для быстрого ввода в прорыв и стремительных танковых прорывов танков, равных Т-34 не было.... Это уникальная машина стала гордость нашего народа абсолютно заслужено. Тяжелые танки предполагаются именно для танковых поединков. Вот и посмотрим, чем на самом деле завершались поединки на поле боя между хваленным "Тигром" и ИС-2.
Начнем с испытаний пушки: Государственные испытания танка ИС-122 (объект 240) прошли очень быстро и успешно. После чего танк перебросили на один из подмосковных полигонов, на котором из 122-мм пушки с дистанции 1500 метров в присутствии К. Е. Ворошилова был сделан выстрел по пустому трофейному немецкому танку «Panther». Снаряд, пробив бортовую броню развернутой вправо башни ударил в противоположный лист, оторвал его по сварке и отбросил на несколько метров. То есть Тяжелый танк «Panther» легко уничтожался пушкой ИС-2 с расстояния 1500 м!!! Снаряд дырявил немецких монстров насквозь, пробивая две стенки брони. Стоит отметить, что согласно многочисленным воспоминаниям участников ВОВ, немецкие тяжелые танки имели очень слабое крепление башни (башня была съемная, любой ремонт двигателя предполагал обязательную съмку башни, поговорим в дальнейшем). Лобовой удар снаряда ИС-2 попросту сносил башню Тигра и отбрасывал. Необтекаемость формы танка Тигр приводила к тому, что вся мощь попадающей в него 122 мм болванки переходила в мощнейшую силу и танк выходил из строя после первого попадания. Никакая скорострельность и другие удобства при зарядке немецкие танки не спасали, ибо пока немецкий танк подходил на расстояние условной возможности нанести ИС-2 хоть какой-то ущерб (примерно 300 м при попадании в борт), русские чудо машины спокойно расстреливали приближающиеся тихоходные Тигры начиная с полутора километров.
Боевое крещение ИС-2, получил на завершающем этапе по освобождению правобережной Украины. В этот период полк в составе 1 ГвТА вел боевые действия в районе г. Обертин (Ивано-Франковская обл.). За двадцать суток непрерывных боев личный состав полка уничтожил 41 танк «Тигр» и САУ «Фердинанд» («Элефант»), 3 БТР с боеприпасами и 10 противотанковых орудий, безвозвратно потеряв при этом 8 танков ИС-122. (Не от огня танков противника) В декабре 1944 года было начато формирование отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад. Обычно они создавались на базе бригад с Т-34. Появление этих частей было вызвано необходимостью сосредоточения тяжелых танков на направлениях главных ударов фронтов и армий для прорыва сильно укрепленных оборонительных рубежей, а также для борьбы с танковыми группировками противника.
Первая встреча ИСов с «Королевскими Тиграми» (Tiger II) была не в пользу немцев. 13 августа 1944 года взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова из 3-го танкового батальона 71-го гвардейского тяжелого танкового полка с заранее подготовленных позиций вступил в бой с немецкими танками, подбил один Королевский Тигр и еще один сжег. Примерно в то же время, одиночный ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Удалова, действуя из засады, вступил в бой с 7-ю Королевскими Тиграми, и также сжег один и еще один подбил. Уцелевшие пять машин стали отступать. Танк Удалова, совершив маневр навстречу противнику, сжег еще один Королевский Тигр. Так кто кого жег, Тигры русских, или наши ИСы немецких Иванов?
С появлением на поле боя советских танков ИС-2, которые легко расправлялись с неповоротливыми Тиграми-1, немецкое командование запросило сделать новый танк, способный противостоять советскому истребителю Тигров. Так, в самом конце войны появился 68 тонный уродец, под названием "Королевский Тигр". Учитывая гигантскую стоимость этой машины (на производство одного танка расходовалась 119 тонн стали) его выпустили в небольших количествах. НоГлавная задача - быть неуязвимым против русских ИС-2 была решена топрорным методом: еще более утяжелили броню и удлинили ствол старой 88-мм пушки. Имея крайне неповоротливый и громоздкий вид, "Королевский Тигр" предполагалось использовать только из засад и в качестиве передвижного командного пункта офицерского состава. Давайте задумаемся, а на базе какого танка делали знаменитый "Королевский Тигр"? Нет, вовсе не на базе Тигра-1. "Королевский тигр" называли гибридом между "Элефантом" и "Пантерой". От первого он получил знаменитую 88-мм пушку, а от второй - форму корпуса с рациональными углами наклона броневых листов. Почему же конструкторы не взяли основные узлы для оптимизации от Тигра I??? Ответ очевиден - с 1944 года Тигр-1 безвозвратно устарел. Морально. Противостоять значительно более совершенным советским танкам ИС-2 Тигр-1 не мог ни при каких дополнительных модификациях. Поэтому говорить о том, что Тигр-1 был лучшим танком ВОВ может только дилетант. К тому же сама постановка не верная, надо говорить "лучшим тяжелым танком". А почему же немецкие танки были такими тяжеленными и дорогущими? Ответ заключается в ошибочном решении делать танки заднеприводными. Немцам так и не удалось сделать переднеприводной танк, в то время как русские конструкторы делали именно переднеприводные машины. Для передачи крутящего момента на передний вал приходилось дополнительно устанавливать многотонный и громоздкий карданный вал, который тянулся через весь корпус и делал немецкие танки более тяжелыми и габаритными. Но и это не все. Этот конструкторский просчет заставлял сотни немецких танков списывать на небоевые потери. Все дело в том, что часто ломающийся кардан нельзя было отремонтировать и заменить без демонтажа башни Тигра. А для поднятия такой махины нужны спец мастерские. Как вы понимаете, такой сервис во второй половине ВОВ немцы позволить себе не могли. Советские танки не имели подобной проблемы, ибо самого карданного вала в них не было. Более того, все основные узлы советских танков легко демантировались через боковые технические люки. Немецким же монстрам чуть что приходилось снимать башню. Но помимо этих проблем само утяжеление танка вело к неизбежным издержкам на все агрегаты ходовой части. Их износ становился значительно более высоким, нежели у значительно более легких танков ИС-2.
Итого: Тигр помимо значительно меньшего запаса хода и ресурса хода, был максимально неудобен при ремонтных работах. А это очень важная составляющая, если не главная.
Продолжу изучать недоразумения "Тигр-1" в сравнении с советским танком ИС-2.
Удельная мощность: Тигр: 11.4 л.с./т ИС-2: 11.3 л.с./т удельное давление на грунт: Тигр: 1.06 кг/см ИС-2: 0.8 кг/см. То есть при почти одинаковой мощности Тигр имел давление на грунт почти на 30%-тов большее! А это совсем не пустяк, это крайне важный момент, важнее всяких там удобств по наводке и зарядке. Танк- это прежде всего подвижность в любых условиях. И что мы видим: так как удельное давление Pz.Kpfw.VI было на 30% больше, чем у ИС-2,уже в первом бою 22 сентября 1942 года, когда «Тигры» пошли в атаку неподалеку от поселка Тортолово под Ленинградом, они застряли в грязи! Три танка при поддержке артиллерии и пехоты через несколько дней удалось эвакуировать, а четвертая машина так и осталась на нейтральной полосе и через месяц была по приказу Гитлера взорвана. Не только грязь была непреодолимым препятствием для Pz.Kpfw.VI. Многие мосты в России не выдерживали вес 55-тонного танка и чтобы переправиться через небольшой ручей была нужна помощь саперов. Запас хода по шоссе был 100 км, а по пересеченной местности всего 60 км. Танк нуждался в постоянном сопровождении автозаправщиков. Но автозаправщик — лакомая цель для штурмовиков и истребителей-бомбардировщиков противника! В условиях господства в воздухе авиации противника, организация перемещения «Тигров» своим ходом выливалась в серьезную проблему. Перевозка «Тигров» по железной дороге также представляла большую проблему. Их можно было перевозить только на специальном транспортере. В эшелоне между двумя транспортерами нужно было цеплять четыре обычных вагона, чтобы не превышать допустимую нагрузку на железнодорожные мосты. Но даже на специальный транспортер нельзя было погрузить «Тигр» без дополнительных проблем. Его нужно было «переобуть» в специальные транспортные гусеницы и снять внешний ряд опорных катков.  Но и это еще не все проблемы, связанные с супертяжелой массой Тигра. Тигры оабсолютно были не способны противостоять минам. Любая мина, взрывающаяся под гусеницей, приводила дорогущую махину в трофей противника. На всех советских танках, даже если оказался разбитым каток, так их у танка как минимум пять и поменять не проблема. Главное, что танк оставался на ходу, быстро вставил запасной трек и продолжил атаку. Ну поездит танк день другой на четырех катках вместо пяти - не проблема, а после боя каточек новый поставят. Любой советский танк, включая ИС-2, но не Тигр. Тигр на четырех катках продолжать движение не мог - нагрузка становилась запредельная. Поэтому он просто останавливался и нуждался в капремонте.Без автокрана и десятка помощников с заменой катка было не справиться. А как это сделать в условиях боя? Поэтому и стояли после сражений почти нетронутые Тигры в качестве трофеев, а немецкая авиация старалась подорвать безвозвратно потеряные танки по причине выхода из строя всего одного катка. (ИС 2 Танк Победы) Ну и о других недоразумениях этого "самого лучшего танка"... Вот тут один Иван на Разговорчике хвалит нахваливает скорострельность танка Тигр. Да, было такое, действительно 8 сек на перезарядку орудия и новый выстрел. Но почему-то наш гениальный знаток вооружений умолчал о главном параметре прицельной стрельбы в бою. Для точной и прицельной стрельбы нужен быстрый поворот башни. Вот давайте сопоставим этот важнейший аспект прицельного огня: Тигр-1 поворот башни на 360 градусов - 60 секунд ИС-2 поворот башни на 360 градусов -22 секунды. Сразу возникает вопрос (он кстати был задан и на Разговорчике): кому нужна подобная скорострельность, если башня не успевает поворачиваться за целями? Как подобную "избушку на курьих ножках" можно назвать "лучшим танком"?! Поэтому главный козырь скорострельности просто нивелировался замедленностью поворота башни. Ниже еще одна важнейшая характеристика бронебойность на дистанции 1 км: Тигр - 100 мм в диапазоне 60 град Ис-2 - 142 мм в диапазоне 90 град И не надо лечить наивных слушателей, что установленное на Тиграх 88 мм орудие было лучше 122 мм орудия ИС-2 за счет суперконструкции. Да, действительно, самая лучшее орудие второй мировой войны это, пожалуй, 88 мм зенитное орудие FlaK 18. Спору нет. Но даже она, при всех своих плюсах не могла тягаться с супермощной 122 мм пушкой ИС-2. Учитывая толщину лобовой брони, ИС-2 мог спокойно расстреливать немецкие Тигры с расстояния более 1 км, и пока еле ползущий Тигр выходил на условное расстояние для поражения ИСа, в него можно было отправить весь боекомплект. Но, повторюсь, вполне хватало ОДНОГО попадания. А почему немцы не смогли установить более мощную пушку на Тигр, никто не знает? Итого констатируем: Тигр проигрывает ИС-2 по всем основным характеристикам.
Давайте еще раз посмотрим, за что вообще могут зацепиться Тигры в споре с ИС-2. Все пронемецкие Иваны хором поют одну и ту же байку про скорострельность. Как мы аргументированно доказали, при сверхнеповортливой башне Тигра такая скорострельность теряла смысл. Еще сторонники превосходства Тигр начинаю запевать гимн про полуавтоматический затвор немецкой 88-мм пушки. Якобы немцам было удобно, а нашим крайне неудобно, в ручную заталкивали.... Теперь давайте посмотрим, как на самом деле обстояли дела на ИС-2. С начала 1944 года ИС-122 начали оснащать орудием Д-25Т (такое обозначение получила пушка Д-2-5Т в валовом производстве), отличавшимся наличием горизонтального клинового полуавтоматического затвора и новым дульным тормозом «немецкого типа» (его конструкция в известной степени была заимствована от дульного тормоза немецких 88-мм пушек и 105-мм гаубиц). Пушку оснастили более компактными противооткатными устройствами, улучшили расположение органов управления для удобства наводчика в стеснённом боевом отделении танка. Введение полуавтоматического затвора почти удвоило скорострельность орудия с 1…1,5 до 2…3 выстрелов в минуту. В создание Д-25Т много труда вложили конструкторы Усенко, Пьянков, Громов и другие. Не остались в стороне и сотрудники опытного КБ Котина. Он прислал в КБ Петрова своих конструкторов Г.М. Рыбина и К.Н. Ильина, которые в нелегкой для того времени обстановке приняли самое активное участие в разработке и отладке для такого мощного орудия нового полуавтоматического затвора. Но наши выдающиеся соотечественники не стояли на месте и пошли дальше немцев! В марте 1944 года дульный тормоз «немецкого типа» орудия Д-25Т был заменен дульным тормозом конструкции ЦАКБ отечественной конструкции, имевшим более простую технологию изготовления и высокую эффективность. Наши кострукторы были лучшими в мире и очень быстро догоняли противника в тех немногих компонентах, где отставали. Поэтому сказки о ручном заряжении пушки ИС-2 это не более, чем сказка. Вера в подобные сказки - это дилетантизм чистешей воды.
Продолжим громить сторонников теории о тотальном превосходстве немецкого танкостроения над отечественным. Очень часто сторонники последней теории говорят, что у немцев все было лучше: и рация, и пулеметы, и оптические прицелы... Да, было такое... в начале войны. Что есть, то есть. Наличие рации на немецких танках было действительно крайне эффективным новшеством. Но мы сейчас рассматриваем всю войну, а не трагедию 41-ого... мы ищем лучшие образцы оружия, которые смогли воссоздать и запустить в серийный выпуск страны участницы. Вернемся в данном аспекте к ИС-2 и еще раз зафиксируем удручающие для Тигра-1 показатели по основным вооружениям: Отменное вооружение позволяло танку Ис-2 гарантированно поражать "Тигр" с расстояния 2000м во все ракурсы. Наличие мощной пушки у Ис-2 вынуждало противника открывать огонь по нему с больших дистанций, чем обычно начинали стрелять по Т-35/85, КВ-85 и Ис-85. "Тигры" были вынуждены открывать огонь по Ис-2 с дистанции уже 1300м, так как и на этой дальности Ис-2 уже мог их спокойно расстреливать, а они его еще нет и им ничего не оставалось делать. Мощное вооружение Ис-2 косвенно усиливало защищенность танка. С пушкой спарен 7,62мм пулемет ДТ. Еще один 7,62мм пулемет ДТ находился в шаровой установке в кормовом листе башни. Они использовались для поражения живой силы противника и легкобронированных целей. Для защиты от атак в воздухе на командирской башенке установлен 12,7мм зенитный пулемет ДШКТ. Приборы: Наводчику - шарнирный телескопический прицел дальномер ТШ-17 4-кратного увеличения. Командиру - шарнирный телескопический прицел дальномер ПТ-8, командирская башенка с вращающимся в секторе 360гр. прибором МК-4, 6 визирных щелей с триплексом. Заряжающему - призматический, перископический прибор МК-4. Механику-водителю - два прибора МК-4, визирная щель с триплексом. Оптический прицел к заднему и зенитному пулемету, основной прицел ТШ-17 к спаренному пулемету. Средства связи - радиостанция 9РМ и ТПУ на четыре абонента ИС-2 с начала 1944 года представлял собой не просто классный танк - это было чудо танкостроения. Все самые передовые технологии были включены в этот шедевр. Помимо супермощного вооружения, сверхдостаточной брони ВСЕ танкисты имели радиосвязь, имелось ДВА ПУЛЕМЕТА на удобных установках. А сверху находился зенитный пулемет, позволяющий уничтожать пикирующие штурмовики. Все места экипажа были оснащены отменной оптикой. ИС-2 - это гордость Отечественного танкостроения. Неспроста он носил имя вождя. Эти танки по всем характеристикам опережали свое время и поэтому оставались на вооружении СССР до 1954 года. В отличие от Тигр-1, который уже к началу 1944 года морально устарел, а в сравнении с ИС-2 выглядел как гадкий утенок на фоне белого лебедя. Выдающиеся качества ИС-2 незаслуженно забытые в наше время были хорошо известны в годы войны. Неспроста очень скупой на похвалы Сталин сказал: “Это танк победы! с ним будем завершать войну”. За гигантский вклад в разгроме немецкого вермахта именно ИС-2 (а не Т-34) стоит на постаменте в Карлсхорсте у дома, где Г. К. Жуков принял капитуляцию нацистской Германии... Именно этот танк многие годы олицетворял для всего мира всесокрушимую мощь Советского Союза и величайший потенциал отечественных конструкторов и народа, который создал этот шедевр. Создал и дошел на нем до Берлина! (9 мая.. помним)
Поэтому пусть все пронемецконастроенные иваны, степаны, фрицы, гансы отбросят в сторону пропагандистские трактаты о величайшем танке "Тигр" и взглянут на вещи трезвым незамутненным взглядом.

Прежде, чем мы перейдем к изучению других танков ВМВ, их общих недостатков и преимуществ, закончим с Тигром-I и несомненно лучшим тяжелым танком той войны ИС-2. Многие упертые сторонники Тигра-I после предъявления вышеуказанной таблицы, упорно не соглашаются с убийственными для Тигра характеристиками. И хватаются за спасительную соломинку. Якобы да, у немцев была всего 88 мм пушка против 122 мм у ИС-2, но то была лучшая, к тому же зенитная, пушка и энергия снаряда была большей, нежели чем у Д-25Т. Вот один любитель танков из Красноярска "авторитетно" заявляет: Цитата "Откуда вы это взяли? Я про дульную энергию... Начальная скорость у немцев выше. А отличие пушек в том что 88 имеет бронебойную специализацию, а 122 фугасную. 122 именно проламывает броню, если повезет, а 88 пробивает.
Будто пушку делали для каждого снаряда специальную: для одних фугасную, для других бронебойную. 🙂 Ужжжас, какие тараканы в головах у людей то сидят.  Не будем здесь обсуждать серьезность подобных утверждений. Просто приведем факты и закроем этот вопрос: Цитата 122-мм танковая пушка Д-25Т являлась самым мощным серийным танковым орудием Второй мировой войны — её дульная энергия составляла 820 т.м., тогда как у 88-мм пушки KwK 43 немецкого тяжёлого танка PzKpfw VI Ausf B «Тигр II» она равнялась 520 т.м. Итого: у Ис-2 пушка давала снаряду дульной энергии 820 т.м. против 520 т.м. у Тигра-II (самого мощного немецкого танка c удлиненной модификацией 88-мм пушки). А у Тигра I было и того меньше, 368 т.м., из-за более короткого дула. То есть этот показатель у "плохой" пушки ИС-2 лучше, чем у "хорошей" пушки Тигра более чем в два раза! Полагаю с этим вопросом мы тоже закончили. По поводу снарядов. Советскими специалистами были разработаны уникальные снаряды для ИС-2. Как фугасные, так и бронебойные. Но особенно прославился фугасный снаряд с Осколочно-фугасной пушечной гранатой ОФ-471 массой 25 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — 3 кг). От попадания этого снаряда Тигры просто горели, как факелы. При чем при попадании под углом 60 град. эффект был еще лучшим. Если бронебойный снаряд просто прошивал немецких монстров и они могли даже после попадания продолжать бой, то советская фугасно-осколочная граната ОФ-471 от снаряда танка ИС-2 при попадании разрушала швы и просто выжигала Тигр, пока не вспыхивали его бензобаки вместе с боекомлектом. Эта граната просто не оставляла Тиграм шансов.

А снаряды были у ИС-2 различные:

(Гильзы и снаряды танковой пушки Д-25Т. Слева направо: гильза бронебойного выстрела, гильза осколочно-фугасного выстрела, осколочно-фугасная пушечная граната ОФ-471, остроголовый бронебойно-трассирующий снаряд БР-471, тупоголовый бронебойный снаряд с баллистическим наконечником БР-471Б. Все снаряды показаны с двух сторон.)
ИС-2 опередил свое время на десятилетия и использовался потом в армии СССР до ввода танка Т10. Никакие новые модификации не могли сравнится с ИС-2 по надежности и эффективности. ИС-3 был снят в 1946 году, ибо уступал более древнему ИС-2... Такая же участь постигла и ИС-4...ИС-7. Поэтому было принято решение остановиться на ИС-2, немного модернизировав - уж больно хорош был. Даже переименовывать не стали, просто добавили буковку М - модернизированный. Так и дослужил ИС-2М ДО Восьмидесятых годов прошлого века как один из основных танков самой мощной танковой державы мира!!! Последние известные учения с участием ИС-2М проходили в 1982 г. под Одессой. Официальный же приказ министра обороны о снятии ИС-2М с вооружения Российской армии был отдан только в 1995 году! Вот такой это был танк...

spetsialny.livejournal.com

Немецкие танки "Тигр": ЖИВУЧЕСТЬ

По британским отчетам об испытаниях трофейных танков
и немецких донесениях
с Африканского и Европейского театров военных действий
согласно "Армейской серии "Tornado"

По своей возможности преодолевать препятствия и двигаться по пересеченной местности "Тигры" и "Королевские Тигры" превосходили большинство немецких и союзнических танков. Первоначально ходовая часть "Тигров" отличалась ненадежностью, танки часто выходили из строя. Можно выделить три основные причины: недостаточная герметичность уплотнителей, перегрузка двигателя (рассчитанного для 30-тонного танка) и его недоведенность. Однако в конструкцию двигателя внесли необходимые изменения, а механики-водители получили инструктаж по правильной эксплуатации двигателя. Поэтому уровень потерь танков "Тигр" по механическим причинам не превышал уровень потерь танков Pz.Kpfw.IV и "Пантер".

Ходовые характеристики "Тигров" представлены в таблице.

 

"Тигр"

"Королевский Тигр"

Макс, скорость

45 км/ч

41 км/ч

Средняя скорость

по шоссе

40 км/ч

38 км/ч

на местности

20-25 км/ч

15-20 км/ч

Запас хода

 

 

по шоссе

195 км

170 км

по местности

110 км

120 км

Радиус разворота

3.44 м

2.08 м

Преодолеваемый

 

 

брод

1.6 м

1.6 м

порог

0.8 м

0.85 м

склон

35 гр.

35 гр.

Клиренс

0.47 м

0.5 м

Удельное давление

0.74 кг/см2

0.78 кг/см2

Удельная мощность

12.3 л.с./т

10.7 л.с./т

Максимальная скорость танков уменьшилась соответственно до 37,8 км/ч и 34,6 км/ч после того как в ноябре 1944 года на двигатель HL 230 поставит ограничитель оборотов.

Живучесть

Танки "Тигр" и "Королевский Тигр" имели не только мощную пушку, но и прочную броню. Броня танка "Тигр" выдерживала попадание бронебойных снарядов подавляющего большинства союзнических танковых и противотанковых пушек, включая американскую 75-мм и советскую 76,2-мм пушку. В таблице представлены сравнительные данные танков и танковых пушек союзников, суммированные 5 октября 1944 года в рапорте WaPruef 1. Результаты приведены относительно угла атаки 30 градусов. Приведенные цифры не следует считать абсолютными, это просто ориентировочные данные, позволяющие примерно сопоставить боевые возможности машин. В реальной боевой обстановке бронепробивающая способность могла колебаться в самых широких пределах.

Расстояние, с которого танки союзников пробивались "Тигром"

 

Шерман

Кромвель

Черчиль

Т-34-85

ИС-2

Фронт

маска пушки

200

2700

1400

400

100

башня

1800

2200

1700

1400

100

корпус

2100

2500

1100

100

300

Борт

башня

3500+

3400

1700

2200

1000

корпус

3500+

3500

3000

3500+

1500

Корма

башня

3500+

3500+

2600

3200

100

корпус

3500+

3500+

3500+

2100

300

Расстояние, с которого танки союзников пробивались "Королевским Тигром"

 

Фронт

маска пушки

2600

3500+

3500+

2800

1800

башня

3500+

3500+

3500+

3500+

2300

корпус

3500+

3500+

3500

2600

2600

Борт

башня

3500+

3500+

3500+

3500+

3400

корпус

3500+

3500+

3500+

3500+

3500+

Корма

башня

3500+

3500+

3500+

3500+

1800

корпус

3500+

3500+

3500+

3500+

2500

Лобовую броню башни и корпуса танка "Королевский Тигр" теоретически могла пробить английская 17-фунтовая пушка с помощью специального подкалиберного боеприпаса с вольфрамовым сердечником и отделяемым поддоном (APDS). Эти боеприпасы отличались высоким рассеянием, не имели разрывного заряда и были склонны к рикошету при заметных углах атаки. Пока не найдено ни одной фотографии (или какого-либо другого документального доказательства), где бы можно увидеть пробоину лобовой брони "Королевского Тигра", полученную в бою. Дистанции, приведенные в таблицах, рассчитаны по результатам испытаний английских и советских пушек и немецкой брони. Чтобы лучше оценить боевые качества "Тигра", имеет смысл сравнить немецкие данные с данными, полученными западными союзниками.

Расстояние, с которого танк "Тигр" пробивался пушками союзников

 

75-мм МЗ

76-мм М1А1

57-мм брит.

76-мм брит.

85-мм С 53

122-мм А 19

Фронт

маска пушки

0

100

0

 

0

500

башня

0

700

0

1700

500

1500

корпус

0

400

0

1500

200

1000

Борт

башня

100

1800

600

2500+

1600

2900

корпус

900

3200

900

2500+

2900

3500+

Корма

башня

100

600

600

2500+

1600

2900

корпус

0

500

500

2500+

1500

2700

Расстояние, с которого танк "Королевский Тигр" пробивался пушками союзников

 

75-мм МЗ

76-м м М1А1

57-мм брит.

76-мм брит.

85-мм С 53

122-мм А 19

Фронт

маска пушки

0

0

0

0

0

0

башня

0

0

0

0

0

0

корпус

0

0

0

0

0

0

Борт

башня

0

1100

200

2600

800

1800

корпус

100

1800

900

2700+

1600

2900

Корма

башня

0

400

200

2600

100

900

корпус

0

400

0

2000

100

900

Из Приложении В "Особого донесения о немецком танке PzKpfw VI "Tiger":

19 мая 1943 года были проведены стрельбы, имевшую целью выяснить способность английской 75-мм пушки (боеприпас АРСВС), 6-фунтовой пушки (бронебойный боеприпас) и 2-фунтовой пушки пробить броню "Тигра" с дистанции 100 метров. Испытания проходили рядом с шоссе Беджа-Сиди-Нсир. Корпус танка на протяжении стрельб оставался на одном и том же месте, а выбор огневой позиции ограничивался минными полями, уложенными в этом районе.

75-мм пушка МЗ (бронебойный боеприпас с баллистическим наконечником М61 - A PC ВС)

Пушка совершенно новая, произведшая только 5 выстрелов. Скорость снаряда у цели составляла порядка 600 м/с (Примечание: здесь и далее во всех английских и американских рапортах скорость снарядов выражалась в футах в секунду, а линейные размеры - в дюймах или футах.) Снаряд попал в нижнюю часть борта танка под углом 30 градусов. Броня была пробита насквозь, отмечены сколы на внутренней поверхности брони. Снаряд, попавший в верхнюю часть борта танка (толщина брони 82 мм) под углом 30 градусов, не смог пробить броню. На месте удара образовалась вмятина, на внутренней поверхности брони заметна небольшая деформация в месте попадания. Угол стрельбы постепенно уменьшали, и когда угол составил 16,5 градусов, удалось пробить броню. Один выстрел, произведенный под углом 18,5 градусов, не смог пробить броню. Таким образом, величина W/R (Параметр W/R определяет скорость, при которой половина снарядов сможет пробить броню. Буква W означает, что не менее 20% массы снаряда окажется внутри боевого отделения, или что диаметр отверстия будет больше диаметра снаряда. Буква R означает, что снаряд застрял в бронеплите.) при угле атаки 17,5 градусов составила 600 м/с. Входное отверстие неправильной формы с зазубренными краями. На внутренней поверхности брони вокруг пробоины образовались сколы размером 27 на 15 см.

6-фунтовая пушка Mk III танка Churchill, бронебойный боеприпас

Канал ствола заметно изношен, поэтому точно определить скорость снаряда не представлялось возможным. Вероятно, начальная скорость снаряда составляла 750-780 м/с, а скорость у цели 720-750 м/с. Результат попадания 6-фунтового снаряда в бортовую броню толщиной 82 мм под углом 30 градусов был тем же, что и для 75-мм снаряда. Снаряд раскололся, на поверхности брони образовались зазубрины. Затем угол атаки уменьшали до 20, 15 и 5 градусов, но результат оставался прежним - снаряд раскалывался и не пробивал броню. Из-за наклонного положения танка уменьшить угол атаки до 0 градусов не удалось.

2-фунтовая пушка Mk X танка Churchill, подкалиберный боеприпас

Канал ствола этой пушки также был изношен. Начальная скорость снаряда предположительно составляла 795-825 м/с, а скорость снаряда у цели составляла 760-790 м/с. Угол атаки снаряда относительно брони (толщина 62 мм) составил 5 градусов из-за наклонного положения танка. Первый снаряд пробил три опорных катка, прежде чем ударился о борт танка, оставив лишь небольшую вмятину. Второй снаряд прошел мимо катков и застрял в борту. На внутренней поверхности брони образовались сколы.

Наблюдения: Хотя испытываемый танк выгорел, на прочности брони это не отразилось. Так, 2-фунтовый бронебойный боеприпас не смог пробить бронеплиту толщиной 62 мм. Раскалывание 6-фунтовых снарядов при ударе о 82-мм броню свидетельствует о том, что на танке использовалась гетерогенная броня. Прочность немецкой брони заметно выше прочности английской брони. Показатель W/R для 82-мм брони составляет 600 м/с (75-мм пушка М61, угол атаки 17,5 градусов). Аналогичной характеристикой обладает английская броня толщиной не менее 92 мм. 2-фунтовый снаряд не смог пробить насквозь бронеплиту толщиной 62 мм. Аналогичной характеристикой обладает английская броня толщиной не менее 82 мм.

Из донесения M.6816A.4№1 от 30 октября 1943

Стрельбы проводили с использованием новых противотанковых пушек: 6-фунтовой Mk II и 17-фунтовой Мк I. 6-фунтовая пушка к началу испытаний произвела 26 выстрелов, 17-фунтовая пушка произвела еще меньше выстрелов. Пушка танка "Sherman" произвела до испытаний менее 10 выстрелов. Испытания проводили в Бон-Фича, Тунис с 30 июля по 13 августа 1943 года. В качестве цели использовали танк PzKpfw VI "Tiger" без башни. Этот танк удалось захватить во время ремонта, он был оснащен узкими гусеницами и транспортными опорными катками. Танк не горел. Все боевые повреждения находились на левом борту.

6-фунтовые бронебойные и бронебойные с твердой головкой снаряды, а также 17-фунтовые бронебойные снаряды раскалывались при углах атаки более 25 градусов. Эти результаты обескуражили англичан, поскольку они ожидали, что 6-фунтовые бронебойные снаряды с твердой головкой будут пробивать 82-мм броню при углах атаки до 30 градусов. Все бронеплиты за исключением брони левого борта, получившей боевые повреждения, по своим характеристикам слегка превосходили английскую броню I.T.80D при перпендикулярных углах атаки и значительно превосходили английскую броню при острых углах атаки.

Фото результатов обстрела танка "Тигр":



< Назад   Вперед >

pro-tank.ru

Охотничьи тропы «Тигра» | Немецкий тяжелый танк "Тигр" времен Второй Мировой войны

Немецкий тяжелый танк Panzerkampfwagen VI «Tiger I» по праву считается одной из легендарных боевых машин периода Второй мировой войны. Детища Эрвина Адерса, созданные фирмой «Хеншель», «Тигры» участвовали в боях на многих театрах военных действий и в большинстве значимых операций. Подробное освещение их боевого пути заведомо выходит за рамки статьи. Данный очерк посвящен основным этапам применения «Тигров», оставившим след в военной истории.

Начало боевого применения «Тигров» пришлось на 29 августа 1942 г., когда взвод танков 1-й роты 502-го тяжелого танкового батальона прибыл на Ленинградский фронт, на станцию Мга, что на юго-востоке от Ленинграда. В 10 утра они прибыли в расположение батальона, час спустя успешно атаковали советские позиции, и… тотчас же завязли в заболоченном грунте. Помимо этого, у одного танка вышла из строя коробка передач, у другого заглох двигатель. Под покровом ночи три поврежденных машины удалось эвакуировать, и они вернулись в строй после ремонта уже в середине сентября.

Их следующий бой обернулся чередой недоразумений. 16 сентября орудия трех «Тигров» были повреждены огнем советской артиллерии, однако броня держала удар. На болотистой местности подвела ходовая часть: танки вязли в грунте, их удавалось эвакуировать 18-тонными тягачами лишь с большим трудом. Участь одного из застрявших «Тигров» стала предметом переписки командира 502-го батальона майора Меркера со Ставкой вплоть до ноября. За это время на Ленинградский фронт успели прибыть остальные «Тигры», доведя общее количество машин с эмблемой батальона – белым мамонтом – до девяти.

Немецкие солдаты в заснеженном поле у танка Pz.Kpfv. VI «Тигр» (бортовой № 100) из состава 502-го батальона тяжелых танков, район Ленинграда. На заднем плане танк Pz.Kpfw. III
(http://waralbum.ru)

В ходе попыток предотвратить прорыв блокады Ленинграда тяжелые танки 502-го батальона зарекомендовали себя грозными боевыми машинами. В ходе операции на участке фронта Мишкино – Чернышево – Поркуси 12–17 февраля 1943 года «Тигры», как было заявлено в немецком донесении, уничтожили 31 советский танк, а всего их результативность на Ленинградском фронте составила 160 трофеев. С другой стороны, сами «Тигры» отнюдь не являлись неуязвимыми:

  • № 250003 – попытки эвакуации не удались, 17 января взорван;
  • № 250004 – протечка радиаторов, механические поломки;
  • № 250005 – выгорел в результате попадания снаряда в моторное отделение;
  • № 250006 – попадание снаряда в башню, вышла из строя трансмиссия. 17 января взорван;
  • № 250009 – завяз в болоте;
  • № 250010 – подбит танком Т-34, из-за пожара сдетонировал боекомплект.

Один из танков был захвачен бойцами 18-й стрелковой дивизии в районе Рабочего поселка № 5. В вечерних сумерках на исходе 18 января 1943 г. красноармейцы попросту не замечали танк «Тигр» до тех пор, пока он не съехал правой гусеницей в кювет с накатанной дороги. Машина была брошена экипажем, спасшимся бегством через торфяной карьер. Участник боя вспоминал:

«…Сапёры и стрелки подошли к танку необычного вида с длинной пушкой и дульным тормозом. На башне белой краской нарисован мамонт с поднятым хоботом, поэтому бойцы назвали танк «Слон». На обоих бортах танка намалевана чёрная свастика. Танк стоял с открытыми люками совершенно целый, даже с неповреждённой краской. Я как командир взвода инженерной разведки послал своего бойца с донесением о танке дивизионному инженеру капитану Крупица К.К., а сам стал осторожно обследовать незнакомую машину. В машине находились какие-то папки с бумагами. Привлекла моё внимание папка под сафьян с написанными готическим шрифтом именем и фамилией, как мне тогда подумалось, командира танка, её я взял себе. Прибывший дивизионный инженер осмотрел танк, собранные бумаги, и дал приказание отнести все бумаги в разведотделение штаба дивизии капитану Овсеенко. Позже разведчики установили по этим документам, что в танке, кроме экипажа, находился командир 227-й пехотной дивизии генерал с адъютантом. Из штаба армии последовал приказ установить охрану танка и не допускать в него никого до прибытия специалиста».

Танк «Тигр» из состава 502-го тяжелого танкового батальона вермахта, подбитый под Ленинградом. Вероятнее всего, этот «Тигр» был потерян еще зимой 1943 года
(http://oper-1974.livejournal.com)

В феврале прибытие новых «Тигров» на фронт продолжалось, часть из них была утеряна в боях, отдельные машины возвращали в строй буксировка и ремонт. 5 и 6 июня 1943 года рота получила семь новых «Тигров», доведя свою численность до предусмотренных штатным расписанием 14 машин.

Тогда же, осенью 1942 – весной 1943 гг., «Тигры» 501-го танкового батальона сражались в песках Туниса. После поражения группировки Роммеля под Эль-Аламейном новые грозные танки были переброшены в Северную Африку по личному приказу Гитлера. В ходе операции «Ochsenkopf» («Воловья голова») «Тигры» успешно уничтожали технику союзников – например, только 18–25 января 1943 г. их экипажами были заявлены 25 артиллерийских орудий, 9 САУ и бронетранспортеров, 7 танков и более сотни грузовиков противника. Однако, и сам 501-й батальон понес серьезные потери: к началу марта из 11 тяжелых танков в строю осталось лишь три: пять «Тигров» подорвались на минных полях, еще несколько застряли в грунте и их пришлось уничтожить. После капитуляции немецких сил в Тунисе уцелевшие тяжелые танки были частично уничтожены экипажами, частично захвачены союзниками.

Брошенный танк «Тигр» (бортовой № 121) 504-го тяжелого танкового батальона. На лобовом листе брони надпись мелом «Бизерта. Тунис. Африка. 1943»
(http://reibert.info)

«Тигры» зарекомендовали себя мощными боевыми машинами в таких боях, как разгром группы советских танков Т-34 из засады под Харьковом в марте 1943 г. «За считанные минуты «Тигры» уничтожили 12 «тридцатьчетверок», а когда уцелевшие танки стали отступать, начали преследование и подбили еще 8 машин. Мощность бронебойных 88-мм снарядов оказалось столь высока, что от удара у советских танков срывало башни и отбрасывало их на несколько метров. Среди немецких солдат тут же родилась шутка, что «русские танки снимают шляпы перед «Тиграми»» – говорилось в оперативно-тактическом очерке армии США, посвященном боевым действиям на советско-германском фронте.

Танк «Тигр» из состава 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Район Харькова, 1943 г.
(http://skaramanga-1972.livejournal.com)

Наибольшее количество «Тигров» одновременно было брошено в бой на Курской дуге в июле 1943 г. Безусловно, эта веха истории Великой Отечественной войны и боевого применения «Тигров» заслуживает рассмотрения в отдельной обстоятельной статье. Здесь же кратко отметим, что из 246 машин, находившихся у передовой, в операции «Цитадель» принимали участие 503-й и 505-й тяжелые танковые батальоны. Первый с 42 танками этого типа располагался на южном фасе Курской дуги, будучи включен в 3-й танковый корпус. 505-й батальон, имевший 45 «Тигров», атаковал позиции советской 70-й армии на Центральном фронте. Потери обеих частей составили по 4 танка.

В бой на Прохоровском поле «Тигры» шли в составе танковых дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Дас Рейх» и «Тотенкопф» в количестве 42 танков. Еще 15 «Тиграми» располагала моторизованная дивизия «Гроссдойчланд», наступавшая на Обояньском направлении. В общей сложности 144 тяжелых танка (порядка 8% от суммарного количества задействованных в операции «Цитадель») не могли обеспечить коренного перелома в ходе битвы, на что напрасно уповал Гитлер, в то же время безвозвратные потери «Тигров» были велики и к осени 1943 г. составили 73 танка. До конца года эта цифра возросла еще на 200 машин.

«Тигр» дивизии «Тотенкопф» на Курской дуге летом 1943 года
(http://cefius.blogspot.com)

Одновременно с планированием и подготовкой «Цитадели» шло формирование новой танковой дивизии «Герман Геринг» из запасных и тыловых частей, разгромленных в Тунисе. К июню 1943 г. ее перебросили на Сицилию, где в составе роты вошел укомплектованный 17 «Тиграми» 215-й батальон. При этом командование дивизии почему-то пренебрегло ремонтным взводом, имевшим немалый опыт восстановления боеспособности подопечных бронированных хищников. Когда же вопрос в приказном порядке был решен положительно, началась операция войск союзников по высадке десантов в Сицилии под кодовым названием «Хаски». Ими была захвачена немалая часть запасных частей для «Тигров». Дивизия «Герман Геринг» при поддержке «Тигров» предприняла контратаку с целью сбросить американский десант в море, и почти преуспела в этом, однако успешность высадки была предопределена действиями корабельной артиллерии союзников.

Участь 17 «Тигров», сражавшихся на Сицилии, в соответствии с рапортом командира 215-го танкового батальона майора Гирга от 28 августа 1943 г., была такова:

«Территория была не разведана, поэтому несколько «Тигров» увязли в грязи. «Тигры» действовали в отрыве от пехоты, поэтому эвакуировать поврежденные машины не удалось. Десять «Тигров» было потеряно в течение первых трех дней боев. Машины пришлось взорвать, чтобы они не попали в руки противника. Из оставшихся семи «Тигров» три были потеряны к 20 июля. Эти машины также пришлось взорвать. Танкисты, оставшиеся без танков, действовали в качестве простых пехотинцев, защищая аэродром Гербини, несмотря на возражения со стороны командира роты. При отступлении, четыре «Тигра» прикрывали отход. Три машины вышли из строя и их тоже взорвали. Лишь один «Тигр» удалось эвакуировать с острова на материк».

За это время на Апеннинах произошел государственный переворот – 25 июля Муссолини был отстранен от власти и взят под арест. Спасать положение предстояло 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Спешно переброшенная в Италию с Курской дуги, она была усилена танковым батальоном, насчитывавшим 27 «Тигров». Ни один из них не был потерян вплоть до возвращения дивизии на Восточный фронт осенью того же года.

8 сентября 1943 г. премьер-министр маршал Бадольо объявил о капитуляции Италии, оккупированной немцами. На следующий же день началась высадка союзников в Салерно. Остановить освобождение ими Апеннин должна была линия обороны, возводимая немцами вдоль реки Вольтурно. В ходе упорных боев к концу 1943 г. она была прорвана, а 22 января 1943 г. началась Анцио-Неттунская операция англо-американских войск – высадка десанта с созданием плацдарма в немецком тылу.

«Тигр» 508-го танкового батальона, выведенный из строя авиацией союзников в Кори, Италия
(http://waralbum.ru)

Командование сухопутных войск Германии было вынуждено экстренно формировать в Италии танковый кулак. В числе прочих частей Панцерваффе, на Итальянский театр военных действий был переброшен и 508-й танковый батальон из 45 «Тигров».

Выгрузившись на расстоянии порядка 200 километров от плацдарма, подразделение потеряло до 60% танков на марше по гористой местности. Как следствие, к 24 февраля 1944 г. до передовой добрались только 8 боеготовых «Тигров». Хотя впоследствии более двух десятков машин возвратились в строй, им не удалось сколь-либо явно изменить расстановку сил на фронте. Причин тому было множество, и прежде всего – пересеченный рельеф местности и вязкий грунт. Как и в ходе боевого дебюта под Ленинградом, размокшая почва продолжала выводить «Тигры» из строя. У многих танков ломалась ходовая часть, буксиров в необходимом количестве не было. Немцы испытывали сложности с наблюдением и разведкой из-за неудачного положения солнца и выпадений тумана на позициях союзников – им словно благоволила сама природа.

После нескольких неудачных атак экспедиционные силы Панцерваффе отошли к Риму. 22 мая 1944 г. началось генеральное наступление союзников. В оборонительных боях двух следующих дней 3-я рота 508-го батальона лишилась почти всех «Тигров».

Впрочем, их количество начало сокращаться со штатных 14 машин с момента прибытия роты из Франции. Подчас причины оказывались курьезными: например, один из танков сгорел из-за утечки бензина, воспламенившегося от брошенного окурка. В ходе боев 23 мая «Тигры» могли тягаться с союзническими «Шерманами», но им был отдан приказ отступать. Отходя, рота сначала лишилась трех танков из-за механических поломок, затем разделилась на две группы, большей из которых (6 «Тигров») поручили буксировать ранее вышедшие из строя танки. Из этих шести машин четыре не преминули также выйти из строя, в итоге три первых «Тигра» были взорваны. В конечном итоге, в ночь на 25 мая трофейные «Шерманы» буксировали в тыл последнее детище Адерса, тоже потерявшее ход. Всего 508-й батальон потерял на Итальянском театре 40 «Тигров». Переброска на участок фронта 504-го батальона с 45 тяжелыми танками в составе не спасла ситуацию, вдобавок почти совпав с высадкой союзников в Нормандии. Оба подразделения продолжали вести на Апеннинах едва ли не партизанскую войну, дробясь на небольшие отряды и участвуя в отдельных боестолкновениях. Остатки 504-го батальона встретили там и окончание Второй мировой.

К 6 июня 1944 г. – началу операции «Оверлорд» («Повелитель») по открытию фронта в оккупированной Франции – немцы располагали на Западном театре 102 «Тиграми» в составе 101-го, 102-го и 103-го танковых батальонов СС. Известным эпизодом этой страницы военного пути «Тигров» является бой в деревне Виллер-Бокаж 13 июня 1944 г. между двумя ротами 101-го батальона СС и английским 4-м полком 22-й бронетанковой бригады. Во многом благодаря техническому превосходству «Тигров» над легкой и средней британской бронетехникой – танками «Стюарт», «Кромвель» и «Шерман Файрфлай» – победа достались немцам. Нацистская пропаганда вознесла командира 2-й роты 101-го батальона оберштурмфюрера СС Михаэля Виттмана буквально до небес, а между тем, шесть выбитых «Тигров» для немцев были очень заметной потерей!

В целом, на фронтах Второй мировой войны укомплектованные танками «Тигр» части после окончания Курской битвы исполняли роли скорее «пожарных команд», призванных спасти положение на отдельных участках фронта в составе танковых дивизий и создаваемых боевых групп. Так, 503-й батальон осенью 1943 г. отступал к Днепру, теряя машины в боях и на маршах. 15 сентября командир батальона докладывал о ситуации «битый небитого везет»: 8 вышедших из строя «Тигров» буксировались уцелевшими. В ходе Корсунь-Шевченковской операции зимой 1943–1944 гг. батальон не смог прорвать кольцо окружения немецкой группировки войск, а весной, в ходе наступления Красной Армии, и вовсе потерял почти всю технику и материальную часть.

«Тигр» 503-го батальона вермахта, застрявший на берегу реки у деревни Знаменка. Украина, октябрь 1943 г.
(http://feldgrau.info)

506-й батальон отступал в Запорожье и таял на глазах от «непрестанно прорывающихся русских». Танки выбивала советская артиллерия, а один «Тигр» даже был расстрелян «тридцатьчетверкой» в упор. В донесении командира батальона об этом боевом эпизоде отмечалось, что выведенный из строя танк может быть отремонтирован, однако… «не в России». У многих остающихся на ходу «Тигров» были повреждены попаданиями орудия и их бронемаски. К началу 1944 года в строю находилось лишь 13 «Тигров» из 34, но две недели спустя не осталось и их. Весной 506-й батальон получил во Львове 45 новых танков «Тигр». После боев на Западной Украине подразделение вывели в тыл, и осень 1944 г. оно встречало уже в Голландии на «Королевских Тиграх».

509-й батальон встречал Рождество 1943 года в Житомирской области. В ежедневных донесениях командования педантично фиксировались достижения и потери: «Уничтожено 6 танков противника, потеряно 7 наших из-за повреждений, наносимых минами и попаданиями». День спустя на те же 6 подбитых советских машин приходилось 10 уничтоженных «Тигров». Немцы негодовали, что красноармейцы открывают по тяжелым танкам огонь из всех имеющихся орудий… Наблюдалась и убыль личного состава экипажей, а для ремонта танков база отсутствовала как класс. Участь 509-го батальона была похожа на участь 506-го, только сдаваться в плен в победном мае 1945 г. его личному составу довелось в Венгрии.

Сохранившиеся в архивах боевые донесения советских танковых частей на сей счет лаконичны: «Мелкие группы танков типа «Тигр», вперемешку с «Пантерами… Продолжая бой, [72-й гвардейских тяжелый танковый] полк отразил и эти атаки, уничтожив еще 3 и подбив 4 танка типа «Тигр». Даже если учесть, что «Тигры» на Курской дуге произвели немалое впечатление на фронтовиков, впоследствии принимавших за них и другие танки Панцерваффе – любые подобные ошибки нивелировала Великая Победа, отправившая бронированных монстров Адерса в историю.

Источники и литература:

  • Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 3802, Оп. 27805, Д. 1;
  • Jentz Th.L. Germany’s Tiger Tanks. Tiger I & II: Combat Tactics. Atglen, PA, 1997;
  • Jentz Th.L., Doyle H. Tiger I Heavy Tank 1942–45. Osprey, 2001;
  • Коломиец М.В. Первые «Тигры». М., 2002;
  • Новиченко С.Л. «И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики…» Трофейные «тигры», захваченные под Ленинградом // Военно-исторический журнал, 2013, № 5.

warspot.ru

Танк Тигр » Военное обозрение

История танка Тигр началась много сотен тысяч лет назад, когда несколько видов крупных кошачьих решили отказаться от выходящих из моды и не отвечающих современным условиям длинных саблевидных клыков, приобрести хвосты и начать применять новые схемы камуфляжа. Несмотря на насмешки своих надменных саблезубых сородичей, они терпеливо отращивали длинные хвосты и тщательно исследовали различные типы маскирующей окраски. После нескольких десятков тысяч лет напряженного труда первый тигр, наконец, поточил когти о пальму и до тридцатых годов двадцатого века все более-менее устаканилось.


Тем временем к власти в Германии пришел А. А. Шикльгрубер, в просторечии именуемый Гитлером. И не прозлодействовав и пяти лет начал реализовывать свои военномегаломаньяческие фантазии. Не осталось в стороне и панцерваффе. Первые немецкие танки, конечно, не были педальными, как утверждают некоторые недобросовестные исследователи, но, тем не менее, танками их называли только откровенно пристрастные люди. Фюреру хотелось чего-то большего... В конце января 1937 г. Фирма Хеншель получила заказ на проектирование некоего агрегата, стыдливо названного "боевой машиной". Первый изготовленный образец танком не являлся и вообще собирался из двух частей на болтах. Ходовая часть его была совершенно нормальной и ничто не предвещало того ужаса, который предстояло испытать тысячам немецких техников в 43-45 гг. В то время в Германии не применялись прогрессивные советские методы управления конструкторским процессом, заключавшиеся в помещении целых коллективов в особые, наглухо закрытые помещения, где им создавались все условия для продуктивной работы, поэтому когда представители Панцерваффе прибыли смотреть опытный танк, им быстренько показали нечто без башни, нагруженное рельсами.

- А где танк? - спросили танкисты.

- А вот, - ответили конструкторы.

- Это???

- Ну, собственно, это еще не танк. Это первый концептуально-экспериментальный прототип опытной машины.

- А сразу опытную машину нельзя было сделать?

- Ну-у-у, в таком деле спешка ни к чему. К тому же мы опробовали на нем некоторые интересные идеи.

Тогда один из офицеров панцерваффе сказал, что у него есть знакомые, которые работают в гестапо, поэтому если это бодяга будет продолжаться, то на конструкторах тоже будут опробованы некоторые интересные идеи, касающиеся болевых порогов, пределов прочности суставов и сочленений и анатомии вообще. Не прошло и года, как конструкторы представили второй прототип. Чтобы избежать наездов со стороны танкистов и гестапо, на него быстренько воткнули башню от PzKpfw IV и с гордостью продемонстрировали представителям Панцерваффе.

- Ну и? - спросили представители

- Вот! с гордостью ответили инженеры.

- Что "вот"? - зловеще прошипел входивший в группу Гудериан, потянувшись к кобуре.

Гудериана оттащили в сторону Гот и Манштейн, после чего для поднятия боевого духа двух первых попавшихся инженеров быстренько расстреляли. Это необыкновенно взбодрило остальных и новый опытный прототип появился буквально через год. Башни он не имел, но зато имел кое-что другое...


Среди сотрудников фирмы Хеншель ходила темная легенда о детстве инженера Книпкампа. Злая мачеха заставляла бедного мальчика с утра до вечера мыть, вытирать и расставлять по полкам посуду. Бесконечные ряды тарелок - вот что осталось в памяти несчастного ребенка. До поры до времени советник имперского управления вооружений Книпкамп справлялся со своими комплексами, хотя его проект автоматической пушки, стрелявшей плоскими дискообразными снарядами в свое время напугал управление до нескольких инфарктов (очевидцы рассказывали, что действующий образец больше всего напоминал взбесившуюся посудомоечную машину, а водяное охлаждение ствола, дававшее облака пара, только усугубляло это впечатление). Поэтому ничего не подозревавший главный конструктор Эрвин Адерс поручил инженеру конструирование ходовой части. Говорят, что увидев первый образец, Адерс сожрал две упаковки валидола. Затем он спрятал в кабинете трех самых крепких своих инженеров, положил к карман пиджака именной П-38 и вызвал Книпкампа для объяснений.

- Это что? - руки Главного Конструктора заметно дрожали.

- Экспериментальный образец нового прогрессивного шасси, - нездоровый блеск в глазах инженера напугал Адерса до такой степени, что он забыл про пистолет.

- Но зачем в четыре ряда???!!!

- Потому что! Так! Лучше! Плавность! Хода! - уловив истерические нотки в голосе конструктора,

инженеры в шкафу тихо упали в обморок.

- Но через месяц нам сдавать машину! - простонал Адерс, прикидывая, отправят ли его в концлагерь или сразу расстреляют.

- Все будут в восторге, - заверил его Книпкамп.

Надо сказать, что после показа второго образца, управление вооружений решило не рисковать и поручило разработку тяжелого танка еще и фирме Порше. К счастью для антигитлеровской коалиции, у Порше были свои тараканы в голове. Фердинанд Порше очень любил всевозможные электрические прибамбасы, поэтому в качестве двигателя для своего монстра он выбрал не примитивный Майбах, а соорудил целую цепь из бензомотора, генератора и электромотора. Чтобы картина была полной, следует добавить, что на каждое из ведущих колес полагалось по своему электромотору, поэтому общее количество двигателей и генераторов в танке достигало шести. По слухам, после представления проекта часть сотрудников фирмы, что поумнее, поступила добровольцами в Вермахт и, страшно довольная собой, уехала в Польшу. Самые же умные бежали во Францию и стали членами Сопротивления. Тем временем Германия напала на СССР. В начале июля Порше и Адерса срочно вызвали в Куммерсдорф. Прямо у машины их встретил прилетевший с фронта на полчасика Гудериан, и, нежно обняв за плечи, повел в какой-то ангар.

- Ну, господа, что вы на это скажете? - голос Гейнца можно было намазывать на хлеб вместо повидла.

- Donnerwetter! - Адерс сел где стоял, а Порше схватился за сердце.

Посреди ангара стоял закопченный монстр без гусениц, с броней, напоминавшей лунный ландшафт.

- Что это? - просипел Порше.

- Это? - голос Гудериана был слаще сахарина. - О-о-о, это очень интересная вещь. Это русский тяжелый танк. По нему стреляла половина 6-й дивизии, а остановился он только когда у него кончилось горючее. С Леебом случилась истерика... А теперь!!!!

Температура в ангаре упала на десять градусов, Адерс с тоской поискал глазами Манштейна... Гудериана оттащил Шпеер и Тодт. Тот вырывался и орал

- Arsch mit Ohren!!! Эти Bierfickeren четыре года делают унитазы на гусеницах и называют их тяжелыми танками! Mit solchen Arschloecher werde ich bald fertig! Тодт, сука, пусти, я им arsch порву! В то время как немецкий народ под руководством великого фюрера...

При этих словах Тодт и Шпее сделали "Хайль Гитлер", выпустив при этом Гудериана, и тот немного побил конструкторов ногами. Устав, он оправил мундир и сказал:Значит так, Arschlochen. Русский танк вы видели. Если через полгода у моих орлов не будет такой же, только лучше, я вам обоим Eier оторву. Или нет, я позвоню Гиммлеру и скажу, что вы оба - скрытые евреи.

Конструкторы утерли кровавые сопли и сделали выводы. Работы пошли ударными темпами. Очень скоро, выяснилось, что перспективное 75-мм орудие, которое предстояло установить на танк Адерса, конечно, очень хорошее орудие, но имеет несколько экзотичный бронебойный снаряд, содержащий 1 кг вольфрама. Вольфрам был в Рйхе настолько стратегическим сырьем, что конструкторов орудия сразу отправили на Восточный фронт, а Адерс имел очень неприятную беседу с дедушкой Мюллером. Пришлось идти к Порше и выпрашивать у него запасную башню. В этой башне стояла 8.8 см танковая пушка, которая в предыдущей жизни была зениткой. Это было очень мощное орудие, но танкисты не раз замечали потом, что стоит над полем боя появиться вражескому самолету, как Тигр необъяснимым образом начинает задирать ствол и крутить башней. 20 апреля 1942 г. по одному образцу от каждой фирмы было привезено в ставку Гитлера в Восточной Пруссии. Уже при разгрузке бравые поршевцы воткнули свой танк в грунт. Хитрые же хеншелевцы сгрузили свой 70-тонными краном, чем вызвали у присутствовавших танкистов, особенно техников, приступ необъяснимой тревоги. Танки показали Гитлеру и он сразу наградил Порше Крестом за военные заслуги. После этого танки немного поездили. Танк Порше ездил быстро, но ,разворачиваясь, закладывал виражи шире, чем "Ланкастер". Танк Хеншеля ездил медленнее, но зато разворачивался на месте. Правда при этом двигатель у него нагрелся так, что его пришлось сполоснуть жидким азотом. Для дальнейших испытаний танки повезли на полигон в Берк. Электротрансмиссия танка Порше постоянно выходила из строя, пробки постоянно выбивало, предохранители горели и от танка несло горелой изоляцией. После осмотра фюрер снова подошел к конструкторам.

- Фердя, что за движок на твоем танке? - фюрер ласково похлопал по плечу своего любимца. Порше начал объяснять свою систему электротрансмиссии. Фюрер слегка переменился в лице.

- Электрический? Фердя, у тебя крыша поехала? Да на твоего слона батареек во всем Рейхе не напасешься? Какова у него дальность хода? 50 км??? А потом что, зарядную станцию к нему подгонять? Ах бензомоторы? ФЕРДИНАНД, ТЫ ЧТО, ИДИОТ??? Два мотора на танке??? Не два? ШЕСТЬ??? ПОдайте мне ковер!

Фюрер сгрыз принесенный адьютантом половичок, слегка успокоился и дал рыдающему Порше свой носовой платок:

- Ну ладно, не плачь, все равно я тебя люблю. Это ты просто переутомился. Съезди в Альпы или Париж, отдохни, а потом я тебе другое дело поручу, есть у меня одна задумка... "Мышонок" называется, - фюрер захихикал и подошел к Адерсу.

- Ну-с, а что тут у тебя... ЭТО ЧТО???

- Катки, - с истерической бодростью отрапортовал Адерс.

- Вижу, что катки! Почему в четыре ряда!

- Для лучшей плавности хода! Разработано нашими инженерами под моим руководством! Плод арийского гения! Позволяет танку стрелять на ходу!

- А раньше что, нельзя было стрелять? - озадачено спросил фюрер.

Адерс прекрасно знал, что танк может стрелять хоть на ходу, хоть в падении, хоть перевернутый, был бы снаряд в орудии. Потому что стрелять и попадать - это принципиально разные вещи. Но идти на попятный было уже поздно:

- Нельзя, мой фюрер! Когда танк подпрыгивает на ходу, снаряд может от толчка перекоситься в пушке!

Поскольку всем присутствовавшим при разговоре танкистам Адерс предварительно хорошо забашлял и пообещал отмазать от Восточного фронта, они хором подтвердили слова Адерса и танк был принят на вооружение. С этой минуты начались злоключения танкистов-союзников и немецких ремонтников, но это уже совсем другая история...

Первые четыре Тигра были произведены к 18 августа 1942 г. Гитлер немедленно вознамерился отправить их куда-нибудь повоевать. До Сталинграда везти было долго, в Африке Роммель гонял англичан полотенцем, поэтому решено было отправить танки под Ленинград.

- Представляете, - хихикал фюрер. - Сидят русские, а тут - РАЗ!!!

Танкисты имели свое мнение, но высказал его только Гудериан:

- Но мой фюрер, во-первых, там у русских болота...

- Ну и что?

- Э-э-э, как бы так сказать... Танк - он очень тяжелый. Соответственно, если он поедет по болоту, то может застрять.

- Но русские же ездят!

- Русские - дети природы! Они едят мох, спят под открытым небом, знают все тропинки и перетаскивают

свои танки на руках. И потом, не лучше ли немного подождать два месяца и РРРАЗЗЗ - въехать на ста Тиграх в Москву?

Фюрер демонстративно съел небольшой палас и Гудериан признал свою неправоту. Четыре тигра были отправлены под Ленинград. Тигры, в принципе, были неглупыми зверьками, поэтому уже в первой атаке у двух из них резко сломались коробки передач, а у третьего загорелся двигатель. Танки отбуксировали в тыл, после чего специально приехавшие сотрудники гестапо показали им фотографии работы пресса для переработки металлолома на заводе Круппа. Тигры судорожно сглотнули и сказали, что выводы сделали.

Следующее наступление было через две недели. Тигров передали 170 пехотной дивизии. Командир дивизии долго чесал в затылке, раздумывая, что ему делать с четырьмя слониками. Тигры, перед внутренними взорами которых стояла картина работающего пресса, всем видом своим выражали непреклонную решимость давить и сокрушать.

- Dingsda какая-то, - сказал он наконец. - Ладно, езжайте вон по той дорожке. Что найдете - можете давить. Наших там вроде нет. Если въедете в Петербург, позвоните мне.

- А пехота? - робко спросил один из Тигров

- Какая пехота? Вы о чем? - неубедительно возмутился командир дивизии.

- Да мы так, ни о чем, - сникли Тигры и, подбадривая друг друга поехали по узенькой дорожке посреди болота.

В тот день голодные русские артиллеристы были особенно злы - махорку на позиции не доставляли уже неделю. Когда командир противотанковой батареи увидел двигающиеся по дороге четыре огромных танка, он не стал, как ожидалось, бегать кругами и кричать: "Мы сдаемся! Щас только комиссаров перестреляем!" Вместо этого он выплюнул козью ногу, в которую вместо махорки заворачивался ягель пополам с соломой и со словами: "Все, казззлы, вы докукарекались" лично встал к панораме. Первый Тигр русские просто подбили. Три остальных не были готовы такому повороту событий и запаниковали. Поскольку русские продолжали стрелять они быстренько сломались и притворились мертвыми. Ночью их вытащили на буксире. С оставшегося мертвого Тигра русские разведчики свинтили на сувениры все, что могли. Сувениры отобрали в особом отделе и отправили для дальнейшего изучения. Чуть позже, число Тигров под Ленинградом довели до семи. В ответ русские убили пять из них, хотя сами немцы утверждают, что три Тигра покончили с собой исключительно из презрения к русским. Убив первого Тигра советские солдаты долго ходили вокруг и чесали в затылке, пока кто-то не предложил отправить тушку товарищу Сталину.

Ознакомившись с Тигром товарищ Сталин разгрыз трубку и вызвал из Танкограда конструктора Котина.

- Таварыщ Котын, чито ви на это скажэтэ?

- ... твою мать, сказал, - интеллигентнейший Жозеф Яковлевич.

- Будэм счытат, чито ви сказали это про Адолфа Гитлэра, - мудро улыбнулся Вождь.

Котин облазал танк от гусениц до дульного тормоза и хмуро вытянулся перед Сталиным.

- В общем, товарищ Сталин, одно из двух - либо это мутант, либо...

- Что "либо"? - мягко подбодрил конструктора товарищ Сталин

- Либо - полный звиздец, - твердо сказал Котин, прекрасно знавший, что до конца войны его точно не расстреляют.

- Как гаварыл таварыщ Лэнын, нэт такого звыздеца, каторый нэ пэрэзвыздэлы бы балшэвыкы.

- Будем стараться, товарищ Сталин, - вытянулся конструктор.

- Конечно будете, - совершенно без акцента сказал Вождь и Котин понял, что шутки кончились.

Тем временем, неотвратимо надвигалось лето. Немецкое командование готовилось внезапно срезать Курский выступ. Советское командование готовилось внезапно этому помешать. В полной тайне немцы сосредотачивали огромные силы о оснований выступа. Русские старательно делали вид, что ничего об этом не знают, а траншеи копают просто так, от нечего делать. Стаи тридцатьчетверок ползли по ночам к линии фронта, отлеживаясь днем в оврагах. Те, что попадались на глаза немецкой воздушной разведке принимали самый беззаботный вид, резвились, гонялись друг за другом и старались выглядеть как можно более ничего не подозревающими.

К началу Орловско-Курской операции, которую немецкое командование, уже имевшее представление об уровне осведомленности противника, с мрачным юмором обозвало "Цитадель", на Курскую Дугу сползлось 146 тигров. Ночью 5-го июля командование Центрального и Воронежского фронтов приказало немного пострелять по позициям немецких войск - просто чтобы намекнуть, что все готовы и можно начинать. Немцы, почему-то, начали с некоторым опозданием. Немецкие танки поехали на советские позиции. В первых рядах ползли Тигры, необычайно гордые оказанной им честью. Первое время почетная задача убоя немецких бронированных зверьков была возложена на противотанковую артиллерию и пехоту. Несмотря на потери, артиллерия и пехота с задачей более-менее справлялись. Коварные советские артиллеристы, зная, что броня Тигров непробиваема, наловчились отстреливать бедным зверькам все, что выступает за пределы броневого корпуса - от орудий до многострадальных катков. Кроме того, русские применяли гнусную и развратную тактику "заигрывающих орудий". Для этого несколько пушек маячили на холмах и, завидев Тигров, начинали разнузданно подмигивать им панорамой, зазывно отставлять станину и вообще привлекать внимание. Когда же доверчивые немецкие танки бросались навстречу, из кустов вываливала целая орава противотанковых пушек и с криком: "А кто тут к честным женщинам лезет!" устраивала безобразную драку.

Русская пехота, в основном, хитрым образом маневрировала вокруг танков, то прячась, то вновь являясь и ловя момент, чтобы положить на крышку моторного отделения связку гранат или бутылку с бензином.

Необычайные трудности доставляло немцам так называемое нахальное минирование. В самый разгар наступления перед идущими в атаку немецкими танками вдруг останавливался потрепанный русский грузовик, и несколько небритых личностей предосудительного вида начинали деловито закапывать что-то в землю прямо на дороге.

- Эй, эй, что это вы там делаете, - возмущенно кричал головной Тигр

- НЕ видишь что ли - дорожные работы проводим, - нагло отвечал старший русский, продолжая копать аккуратные ямки.

- А что вы тогда в землю закапываете?

- Не знаю. Нам приказали - мы закапываем.

- Это возмутительно! Мы, между прочим, здесь наступаем! У нас график! Мы должны в 12:30 выйти к поселку, как это он называется... "Горьелое".

- А у нас план. До 12:15 выкопать сорок ямок.

- Мы будем жаловаться! Кто у вас командир?

- Военная тайна, - ехидно отвечали русские саперы.

- Ну ладно, мужики, давайте по-хорошему. Тут объезд есть?

- Есть конечно. Вон по той балочке, - как-то слишком быстро соглашался русский.

Тигры уезжали в указанном направлении только для того, чтобы вернуться через полчаса:

- Мужики вы что? Так же нельзя! Там мины какие-то! Дитрих, вон, подорвался!

- Ох, мужики, простите, - на глаза русского сапера наворачивались кристально чистые слезы раскаяния. - Опять у нас что-то напороли. В любом случае, мы тут закончили, так что можете смело ехать.

- Ни пуха ни пера! - кричали русские саперы, садясь в грузовик.

- К черту! - дружно отвечали Тигры

- К нему, к нему, родимому, - бормотали русские, сворачивая за ближайший холмик.

Тем не менее, настал момент, когда в наступление пришлось идти советским танкистам, и тут Тигры, наконец, развернулся. Типичный танковый бой между тридцатьчетверками и Тиграми проходил так.

- Что-то как-то тихо, - озабочено говорил советский командир.

- БАММММ!!!!

- У-у-у, твою мать, - говорили советские танкисты, выбираясь из разбитого танка.

- У-у-у-у-у, мать твою, - говорили уцелевшие тридцатьчетверки, прячась кто где.

Тигры на горизонте довольно ухмылялись. Довольно быстро выяснилось, что могучие танковые атаки, которые и раньше-то удавались с большим трудом, теперь стали совсем невозможны. Особенно наших танкистов возмущало то, что Тигр не пробивается не только в лоб, но и в борт.

- Это, в конце конwов, нечестно, - кричали они Тиграм. - Куда же вас тогда подбивать?

- А никуда, - издевательски смеялись Тигры. - Мы вас сами всех подобьем.

Нашим оставалось только скрежетать зубами.

Когда Жуков положил перед товарищем Сталиным доклад о рузльтатах Курской битвы, товарищ Сталин едва не проглотил трубку:

- Таварыщ Жюков, ви, канэчна, каммуныст, но бога-то пабойтэс! Какие шестсот падбытых тыгров?

- Ну, конечно, тут мы немного преувеличили... - вздохнул Жуков. - Восемьдесят штук мы подбили.

- А нашых сколко падбылы?

- Бить не будете?

- Не буду, - сказал вождь без акцента и Жуков молча положил перед ним другой листок.

- Мда-а-а, - крякнул вождь, трамбуя табак в трубке. - Чем вы это объясните, товарищ Ротмистров?

- Ну так, мы это, того, а они, это, того... - ответил бравый танкист.

- У них танки помощнее, - перевел Жуков.

- Насколько я слышал, танки с танками не воюют! - наставительно поднял палец Сталин.

- Оно, конечно, так, но иногда и этак! - возразил Ротмистров.

- По-всякому бывает, - перевел Жуков. - И вот когда это "по-всякому" все-таки случается...

- Знаете, товарищи, - задумчиво начал Сталин, - когда товарищ Сталин был в Туруханской ссылке, ходили он как-то на медведя...

Жуков и Ротмистров скептически переглянулись

- А чтобы вы знали, товарищи, - продолжал Сталин, делая вид, что ничего не замечает, - самое трудное при этом - выманить медведя из берлоги. Пока он в берлоге - хрен его достанешь... А вот если выманишь... В общем, товарищи, гибче надо. Выманивать фашистского зверя из его логова, а еще лучше - заманивать в наше! Понятно?

- Так точно!

Собственно, в частях уже давно пришли к тем же выводам. Драки с Тиграми стенка на стенку быстро стали непопулярны, вместо этого в ход пошли всевозможные азиатские хитрости. К примеру, под Харьковом танкисты 1-го мехкорпуса применили следующий тактический прием:Тигр (читает из разговорника): Полье чистое! Ташь не ташь мне поетинщика? Вихоти тесять русски танк на честный бой, на поб.. поб... побраночку!

Т-70 (из кустов): Бже ж мой, шо ви такое говорите? Шоби ви знали, танки с танками не воюют. Танки воюют с пехотой, я извиняюсь. А ви што-то все время к нам лезете... Ви што, танкосексуалист?

Естественно, от таких оскорблений у тигра срывало башню и он рвался в кусты, чтобы разобраться с ругателем... И расставался с башней уже по-настоящему. В другом месте в течении недели по передовой демонстративно очень быстро ездил Т-34 с надписью: "Танк Героя Советского Союза, дважды еврея Советского Союза Моисея Абрамовича Финкельштейна. Все фашисты, извиняюсь, педерасты". Несмотря на то, что надпись была полностью лжива (командира танка на самом деле звали Евгений Соломонович Рабинович, он был обычным евреем и ГСС на тот момент еще не стал, да и фашисты далеко не все были педерастами), отважному танкисту удалось выманить на минное поле двух Тигров. Интересный прием применил один раз танкист Петр Героев. Оказавшись, случайно, один на один с Тигром, он принялся очень быстро ездить вокруг него. Тигр стал, соответственно, крутить башней, пытаясь достать нахала. Все быстрее мчался танк Петра Героева, все быстрее крутилась башня Тигра. Потом она внезапно остановилась, из нее вылез командир Тигра, встал на четвереньки, после чего его бурно стошнило. Остальных, как позже выяснилось, стошнило прямо в танке. Однако наиболее результативным считается непрямой разгром батальона Тигра под Фастовом. Батальон был переброшен к фронту для ликвидации прорыва. Не доезжая до линии фронта Тигры увидели разбитую немецкую колонну. Посередине разгрома высился вбитый в землю столб, на котором белела записка: "Прорвали линию фронта, теперь мочим вас, козлов, в сортире. Если не слабо - ждем вас на высоте 235.7. Двести русских танков". Проехав двадцать километров, и бросив по дороге две неисправных машины, Тигры нашли на высоте 235.7 раздавленную немецкую батарею и новую записку: "Ждали вас, ждали, задолбало. мы теперь в деревне Убитое. Будем ждать вас там, если успеете. Двести русских танков" проехав сорок километров, и потеряв еще четыре танка, Тигры приехали в деревню Убитое. В деревне они нашли только немецкий автопарк, распаханный гусеницами и третью записку: "Ну вы и сыкуны! два часа вас ждали, задолбались! Короче, ждем вас прямо в Фастове, если уж и туда не поспеете, то козлы вы все и слабаки". Напрягая силы, Тигры на последних каплях бензина доползли до Фастова, оставив на обочинах еще шесть поврежденных машин, где и нашли последнюю записку: "Гы-ы-ы, круто мы вас накололи? Красная армия уже на сто километров продвинулась, а нас самих было не двести, а только сто!" Оставшиеся тигры покончили с собой от позора и огорчения.

Тем не менее, Тигры были чрезвычайно опасным противником, но, к счастью, они все же имели одно слабое место. Этим местом была их ходовая часть... Не счесть эпитетов, которыми озверевшие немецкие механики наградили инженера Книпкампа, меняя катки на чудовищной махине. Поскольку на замену одного катка из внутреннего ряда уходило до суток, многие не выдерживали, пускали пену изо рта и бросались на Тигра с ломом, колотя ни в чем неповинную машину по чем придется. Известно, что танкисты, воевавшие на Тигре до самой смерти не могли не только есть с тарелок, но и видеть их. Вид стопки тарелок могла довести до инфаркта закаленного вояку, прошедшего русскую кампанию и лагеря для военнопленных. Чудовищная по размерам и жестокости драка между офицерами Люфтваффе и Панцерваффе, произошедшая в мае 1944 г. в баре Drei Ferkels und Sieben Gnomen Bar в Берлине, драка, из-за которой на три месяца вышел из строя состав двух гешвадеров и одного шверепанцерабтелунга, произошла из-за, казалось бы, совершенно невинной шутки. Пивший вместе с летчиками штандртенфюрер СС послал от их имени за стол танкистам горку тарелок, сложенных в шахматном порядке... (Проведенное расследование так и не установило личность штандартенфюрера. Офицеры Люфтваффе в больнице вспоминали, что звали его Отто, Отто фон..., дальше вспомнить не могли. Впрочем, все сходились на том, что он им кого-то напоминал). В результате танкистов и летчиков разнимали при помощи пожарных брандсбойтов, причем дерущиеся даже не заметили произошедшего налета тысячи американских бомбардировщиков.

Зато, следует признать, Тигр был очень прост в управлении. Управлять им мог любой член экипажа, и, вообще, должность механика-водителя Тигра считалась в Панцерваффе чем-то непрестижным. Командиры, желая пристыдить своих нерадивых водителей говорили: "Ну ты сапожник! Тебе только Тигром управлять". Кроме того, Тигр имел очень мощное вооружение, что позволяло отдельным немецким танкистам набирать невообразимые личные счета. Так, к примеру, однажды шесть Тигров 101 тяжелого танкового батальона под командой оберштурмфюрера СС Михаэля Виттмана за полдня уничтожили триста советских танков, что примерно в два раза превышало наличный танковый парк Красной Армии на этом участке фронта. Не удовлетворившись этим, на следующий день они уничтожили еще двести советских танков, и только внезапная атака уже тысячи советских танков заставила героев отступить.

Однако, союзники не желали понимать, что они должны по определению проигрывать таким замечательным и грозным машинам, и продолжали наступать и даже иногда уничтожать Тигры. К 1 марта 1945 г. из 1200 произведенных Тигров в живых осталось только 185. Оставшиеся в живых после капитуляции были забиты согласно ее условиям.

Остается отметить интересное явление имевшее место в Советском Союзе. Легенда о непобедимом и непробиваемом немецком Танке настолько укоренилась среди советских танков, что несколько Т-44 даже создали Клуб Исторической Реконструкции, посвященный исключительно Тигру. Они переодевались в Тигров, красили себя в немецкую окраску, наносили немецкие опознавательные знаки (надо признать, довольно неумело) и устраивали реконструкции сражений с участием Тигров. Кончилось тем, что после демобилизации они были приглашены на Мосфильм и приняли участие в съемках многих исторических фильмов, как у нас в стране, так и за рубежом.

topwar.ru