Зис на дровах – Как в СССР появились машины на дровах

Содержание

Рассказы об оружии. Газогенераторный автомобиль ЗИС-21 » Военное обозрение

Кто-то может почти справедливо заметить, что грузовик — это не совсем оружие. А точнее, совсем не оружие. В наше время сложно представить армию без тысяч транспортных средств как на передовой, так и в тылу. В годы Великой Отечественной все было точно так же.


Сегодняшний рассказ об автомобиле, который довольно часто можно было встретить в тылу. Бензин и дизтопливо, кровь войны, шли в первую очередь на фронт. А в тылу можно и нужно было ездить на том, что есть под рукой. И тут газогенератор весьма пригодился.

Итак, газогенераторный автомобиль ЗИС-21.

Выпускался с 1938 по 1941 годы, всего было произведено 15 445 единиц.

ЗИС-21 представлял собой стандартный грузовик ЗИС-5 с газогенератором типа НАТИ Г-14. Газогенераторная установка ЗИС-21 изготавливалась на московском заводе «Комета». Её полная масса составляла 440 кг. Высота бункера 1360 мм, диаметр — 502 мм. Вес топлива в бункере — 80 кг.

Топливом могли служить деревянные чурки, брикеты из стружек и опилок, отходы от распиловки, угольные и торфяные брикеты и даже шишки.

Суть газогенератора проста на первый взгляд. При неполном сгорании топлива получается смесь водорода и окиси углерода (СО). Все это фильтруется, охлаждается и поступает в камеры сгорания. КПД процесса достигает 75-80% и на двигателях, специально изменённых или специально разработанных для работы на генераторном газе, посредством повышения степени сжатия и незначительного наддува газогенератора, достигаются почти равные с бензиновыми двигателями мощности.

Плюс в странах, где нет проблем с лесами, — заправки на каждой поляне. Главное — сухое топливо и отсутствие гнили.

Газогенератор монтировался с правой стороны кабины и крепился к правому лонжерону рамы при помощи кронштейнов. Правую дверь пришлось сделать в два раза меньше, чтобы не сокращать кузов. Но пассажиры тут не главное, главное — груз.

Так как газогенератор, монтировавшийся с правой стороны автомобиля, имел массу больше 400 кг, у ЗИС-21 была усилена правая передняя рессора — ставились листы толщиной 8 мм вместо штатных 6,5 мм.


Охладители-очистители грубой очистки и охлаждения газа, состоящие из трёх цилиндров, последовательно соединённых между собой, располагались поперёк машины позади кабины под грузовой платформой.

С левой стороны автомобиля у кабины устанавливался фильтр тонкой очистки цилиндрической формы высотой 1810 мм и диаметром 384 мм. Для розжига газогенератора устанавливался центробежный вентилятор с приводом от электромотора. На автомобилях выпуска 1938 года вентилятор крепился к кронштейну правой подножки, а на ЗИС-21, выпущенных с 1939 года — к левой подножке автомобиля.

Для ускоренного запуска двигателя и для коротких перемещений под капотом устанавливался бензобак ёмкостью в 7,5 л.

Газогенераторный ЗИС-21 имел следующие характеристики:

Двигатель 6-цилиндровый, рядный, объемом 5555 см3, мощностью 73 л.с. На газе, правда, мощность падала до 50 л.с., но это отражалось на скорости, а не грузоподъемности.

Максимальная скорость на бензине была 60 км/ч, на газе — 48 км/ч.

Грузоподъемность 2 500 кг, минус запас топлива.

Одной зарядки бункера хватало на 60-100 км пробега в зависимости от типа заряжаемой древесины.

Конечно, «газгены» использовались не от хорошей жизни. Тем не менее, во время войны они освободили значительную часть бензина для нужд фронта. От Колымы до Урала тысячи «газенов» перевозили сотни тысяч тонн грузов, пыхтя своими генераторами. И перевезли вовремя, если судить по результатам.

Кстати, в Европе (Англия, Франция, Германия) тоже вполне нормально использовали газовые генераторы даже на легковых автомобилях. Но это уже совсем другая история.

Источники:
Музей военной истории, с. Падиково Московской области.
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1376554.

topwar.ru

Расход — 20 кг поленьев на 100 км. Белорус создал машину, работающую на дровах

...А вы говорите, экономичный режим, гибриды, электромобили... Тут по Бресту катается УАЗ, работающий на дровах! Для лучшего понимания расхода этой машины стоит процитировать Сергея, автовладельца и, можно сказать, конструктора: «Однажды заехал в лес по грибы и обнаружил, что закончились дрова для растопки. Что делать? Граблями накидал в ведро шишек, забросил их в котел и поехал дальше». Одним словом, УАЗ может ехать «за бесплатно» везде, где есть древесина, где есть то, что горит. Проблемы могут возникнуть разве что в пустыне.

Из истории

Сергей всегда увлекался историей, в частности военной. Потому с ходу рассказывает о временах, когда подобные газогенераторы были на пике технологий: «Угольный газ использовался еще пещерными людьми. Известный факт, что в свое время освещение во всем Санкт-Петербурге обеспечивали именно газогенераторные установки. Современная история этого устройства начинается с 1919 года, когда германско-французский инженер Георг Имберт, вернувшись с Первой мировой, собрал газогенератор на древесном угле. Проходит два года, и изобретатель представляет автомобиль, чей мотор работает по этому же принципу, только с усовершенствованием».

«Камера Имберт обращенного типа» работала так, что пиролиз проходил не в цилиндрах (как у Форда или Порше), а в котле, который устанавливался за кабиной водителя. Пиролиз в нашем случае — это горение древесины при недостатке кислорода с выделением газа, который и крутит поршни двигателя (но об этом чуть позже). Так вот, Имберт достиг таких высот, что здание его компании Imbert Generatoren GmbH стояло рядом с заводом Форда в Кельне, как бы напоминая о конкуренции. В 30-х годах газогенераторы инженера ставили на немецкие грузовики, автомобили Opel и Mercedes. К моменту, когда созрел международный конфликт, вылившийся в итоге во Вторую мировую войну, Имберт придумал, как оборудовать своей установкой танки! И усовершенствованные бронированные машины действительно ездили и даже стояли на вооружении — в основном в «учебках» и частях вспомогательной полиции (по-простому — у полицаев).

Технология получила распространение не только в Германии. В конце 20-х — начале 40-х годов в СССР тоже активно использовали грузовики с газогенераторами. Серийно их устанавливали на АМО, ЗиС-21 (выпущено более 15 тыс. моделей), Урал-ЗиС. В те времена Союз испытывал нехватку нефти, а автомобилизацию останавливать было нельзя. Почему бы не «топить» машины дровами? Во время Великой Отечественной войны такие транспортные средства сильно пригодились благодаря нулевым затратам. Есть свидетельства, что именно на газогенераторных автомобилях прорывали блокаду Ленинграда.

Массовая добыча нефти началась в 50—60-х годах, и в итоге новое топливо понемногу вытеснило разработки ученых образца начала века. Газогенераторы снимали с машин и попросту отправляли в металлолом. Сейчас мы видим обратную тенденцию — отказ от ДВС, использование возобновляемых источников энергии. Например, по данным СМИ, в Швеции владельцев автомобилей, ездящих на дровах, поощряют на государственном уровне субсидиями. Для скептиков стоит пояснить, что газогенератор можно оборудовать на раме прицепа — в таком варианте он наиболее эстетичен.

Проект Сергея

В частном музее, который базируется в Бресте, стоит действующий ЗиС-5. Нескольким любителям автомобильной истории однажды пришла в голову лихая идея: а почему бы не поставить на «дедушку», который выпускался с 1933 года, газогенератор. Должно получиться — ведь в 1939-м подобный эксперимент с 21-й моделью закончился успешно. И Сергей решил повторить. Но почти 90-летний грузовик — раритет, антиквариат, поэтому мужчина не решился переделывать всю топливную систему столь редкого ныне образца советского автомобилестроения. Для пробы, освоения технологии он взялся за преобразование более современной техники — всем известного и довольно простого уазика. Модель была выбрана исходя из увлечений Сергея: трофи, бездорожье, 4×4.

Наверное, большинство читателей, только узнав о способе сборки газогенератора, махнули бы на эту затею рукой. Дело в том, что Сергей не стал покупать готовый образец или собирать его по схемам и чертежам. Он «высчитал» установку по формулам из книг 30-х годов. «В библиотеке, в сети нашел нужную литературу, — вспоминает конструктор. — Пришлось прочесть немало. Среди авторов есть и знаменитые фамилии: Токарев, Панютин. Но готового рецепта по сборке нигде не обнаружил. Есть только формулы. Создать газогенератор по ним — как заново сделать карбюратор. Нужно было высчитать скорость дутья, газификацию, объем нужного газа, материальный баланс — для двигателей разных объемов предусмотрены разные значения. Признаться, до сих пор не помню наизусть таблицу умножения, но эту штуку все же собрал. Ответами на вычисления по формулам стали размеры деталей установки и, собственно, сам чертеж. Ну а сборку производил из того, что было под рукой. На все ушел год».

Как это работает?

Топливом для газогенераторной установки (а в данном случае речь идет о монораторе) служат небольшие деревянные чурки. Причем совсем необязательно, чтобы они были сухими, сгорит и влажная древесина (до 60 процентов влажности) — в этом и отличие моноратора от обычного газогенератора. За задним рядом пассажирских сидений в машине Сергея лежат два мешка таких чурок. Говорит, что одного хватает на 100 километров пути. В пересчете на массу получается, что расход равен 20 кг дров на сотню. Естественно, постоянно подбрасывать дровишки в печь не нужно. Закинул в начале пути — и поехал.

«А это мой заправочный пистолет. Всегда вожу с собой», — шутит мужчина и демонстрирует топор. Судя по его историям, «пистолет» может и не пригодиться — по хвойному лесу можно спокойно ехать на шишках. В любом случае экологичность установки неоспорима. Так как Сергей — человек идейный, экология для него не пустое слово.

Топливо загружается в бак через крышку, расположенную наверху камеры газификации (на фото — черная бочка в центре). Во время работы оттуда непрерывно идет дым. Крышка его не пропускает — таким образом, издалека машина не выглядит как паровоз. Перед запуском двигателя нужно подождать около 5—10 минут, чтобы туда поступил газ.

«Внизу камеры газификации дрова тлеют, — Сергей описывает механику работы установки. — Запуск горения — от спички или факела. Всего в камере протекают три процесса: термическое разложение топлива, окисление, восстановление. При горении топлива с обедненным количеством кислорода (пиролизе) протекают реакции окисления угля и углеводородов: С + О2 = CO2, 2h3 + O2 = 2h3O с выделением тепла. Потом идет реакция восстановления (при прохождении через слой раскаленных углей): С + CO2= 2СО, С + h3O = CO + h3 с потреблением тепла. Топливо в системе обращенного моноратора практически полностью разлагается. Для конденсата предусмотрена отдельная трубка, его можно слить».

Газ попадает в фильтр грубой очистки (на фото — перевернутый конус слева от камеры), который заканчивается банкой, куда оседает сажа, потом проходит через охлаждающую систему труб под днищем УАЗа. Если поджечь газ на этом этапе, пламя будет красным.

Если «грязный» газ запустить в двигатель, его детали быстро покроются налетом, снизится их ресурс. Потому далее топливо поступает в фильтр тонкой очистки (на фото — зеленая бочка справа от камеры). Фильтрующим элементом выступают простые опилки. Их нужно менять через каждые 2 тыс. км пробега. После прохождения через этот фильтр газ горит синим пламенем.

Очищенный газ поступает непосредственно в цилиндры 2,4-литрового мотора, там вспышками сгорает, приводя в движение весь агрегат, а следовательно, и весь автомобиль. Выхлопная система штатная, но выбрасывает она углекислый газ (как и люди при выдохе). То есть никакого тебе токсичного угарного газа, оксидов азота, углеводорода, альдегидов и прочих веществ, против которых выступают экологи. По той же причине масло в двигателе нужно менять только после 30 тыс. км пробега.

В плане комфорта «дровяной» УАЗ не особенно радует — в принципе, как и все машины этой модели (даже те, что работают на бензине). После поездки на одежде остается легкий аромат костра (не раздражающий), «печка» работает жарче обычного. В салоне за подачу газа отвечает рычаг заслонки, спрятавшийся слева от руля.

В УАЗах предусмотрено два топливных бака для бензина: с левой и правой сторон кузова (специально на случай, если один из них будет прострелен). Чтобы развеять сомнения в работоспособности моноратора и показать, что доступ к обоим бакам перекрыт, Сергей демонстрирует рычаг в салоне — он находится в нейтральном положении. При необходимости баки можно заполнить бензином — тогда получится своеобразный гибрид.

Напоследок — о безопасности. В устройстве соседствуют открытый огонь и газ, что настораживает. По словам Сергея, риск пожара или взрыва минимален, потому как газ не находится под большим давлением. «Тот же бензиновый автомобиль легче воспламенить, чем эту машину», — заверяет мужчина.

Проблем с официальной регистрацией транспорта тоже нет — как видно на фото, УАЗ стоит на учете, на нем установлены номера. Техосмотр тоже пройден: по документам газогенератор — навесной груз. Его можно снять и, залив немного бензина, пройти линию ТО.


«Самый волнительный момент был — когда впервые запускали мотор, — вспоминает конструктор-любитель. — Признаться, с первого раза не вышло. Потом сидел и ломал голову, что же не так? В сети нашел несколько таких же российских и украинских фанатов, как и я. К тому моменту уже был создан форум, где ребята обменивались нюансами работы газогенераторов, способами решения проблем. Как видите, в итоге все у меня получилось: УАЗ работает, уверенно едет по болотам и бездорожью, разгоняется на трассе до 70 км/ч. Скажу больше: систему можно спрятать в прицепе и установить на любой автомобиль с ДВС. Это по моим расчетам обойдется примерно в 300 долларов в эквиваленте. Можно сказать, эксперимент удался. Но напомню — это был лишь опытный образец. Основной проект — ЗиС-5 родом из 30-х годов. Сейчас я с командой продолжаю работу над ним. Планируем закончить к 9 мая и выкатить обе машины на парад: проедут по улицам города, как дедушка и внук. Ну а дальше обязательно придумаем что-нибудь этакое к 1000-летию Бреста».

Парковочные радары в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. [email protected]

auto.onliner.by

Деревянные автомобили, дрова вместо бензина — на войне как на войне! / Гараж / XCOM-HOBBY

Дерево как материал в автомобилестроении использовалось изначально, первые «самобеглые коляски» XIX века были просто переделанными умельцами деревянными пролётками и фиакрами. Но и при промышленном производстве дерево отступило не сразу — до середины тридцатых годов дерево для каркасов автомобилей использовалось, к примеру, в серийных автомобилях Mercedes.

У нас, как известно, особый путь, и было время, когда использовать дерево при производстве автомобилей наших инженеров и конструкторов заставляла суровая необходимость, продиктованная войной. Вторая мировая была не только войной самолётов, танков и гаубиц; обыкновенные грузовые автомобили, обеспечивающие фронт всем необходимым, тоже играли немалую роль. Небольшой грузовой парк, оставшийся от мирных времён, и поставки грузовиков от союзников не могли полностью обеспечить нужды фронта, растянувшегося на тысячи километров. Нужда в автомобилях для перевозок людей и боеприпасов была огромная, поэтому в 1942 году, когда немцы захватили Запорожье и Кривой Рог — основные центры производства листового металлопроката в СССР, на фронте появился хорошо знакомый людям старшего поколения грузовик с угловатой деревянной кабиной — легендарный ЗИС 5В. 

Буква В, добавленная к обозначению марки выпускавшегося ещё с 1933 года на московском Заводе имени Сталина ЗИС 5, означала «военный». В данном случае — предельно простой, и в производстве, и в эксплуатации в боевых условиях. Разбирать и ремонтировать эту машину можно было с минимальным набором инструментов — всего девять размеров метизов и деталей крепления, всего 29 подшипников. Бензобак под сидением водителя, один (задний) откидной борт, отсутствие тормоза на передние колёса — тоже дань военному времени. Некоторые экземпляры ЗИС 5В выпускались даже с одной (левой) фарой.


Ну и главное отличие — кабина из деревянных реек, в некоторых местах обтянутых дерматином. Это вынужденное конструкторское решение позволило сэкономить 124 килограмма метала — немало, если учесть, что с 1942 по 1948 год на заводах ЗИС, УльЗИС (в Ульяновске) и УралЗИС (в Челябинске) было выпущено 250 тысяч автомобилей ЗИС 5В. С небольшими модификациями эта модель выпускалась до 1955 года. А во время войны «трёхтонка», или «Захар Иваныч», как ласково и уважительно называли эту машину фронтовые водители, даже кое в чём конкурировал с авантажным американским Studebaker — при грузоподъёмности 2,5 тонны американец весил 4,5 тонны. Наш ЗИС перевозил три тонны, и столько же весил сам. Соответственно, и горючего нашему грузовику требовалось меньше, к тому же в вопросе выбора качества топлива «трёхтонка» была менее капризной. Впрочем, о топливе для ЗИС 5В нужен отдельный разговор.

В 1942 году немецкие войска вошли в Сталинград и перекрыли водный путь из Баку, главного нефтяного источника тогдашнего СССР. Остро встал вопрос, как сказали бы сейчас, «альтернативного топлива». Было решено вернуться к довоенному опыту использования газогенераторных установок. До войны такие установки выпускались для тракторов и грузовых автомобилей, но из-за существенных недостатков, таких как малая мощность, быстрый износ оборудования, использование газогенераторных установок (ГГУ) было признано нецелесообразным. Однако в условиях большой и жестокой войны пришлось вернуться и к этому опыту, тем более что производство ГГУ уже было налажено, причём выпускались и установки, специально предназначенные для автомобилей ЗИС. 


ГГУ в сущности ни что иное, как печка, в которой сжигаются сухие деревянные чурки определённого размера. Полученный таким образом газ подаётся под давлением в двигатель вместо воздушно-бензиновой смеси. Чурок требовалось много, поэтому автомобили с газогенераторами на фронте и в прифронтовой полосе использовались редко, чаще в глубоком тылу, в Сибири, на Дальнем Востоке, где бензина было очень мало, он почти весь уходил для нужд фронта. 

Трудности с производством листовой стали для автомобильной промышленности не прекратились вместе с окончанием войны. Основной поставщик металлопроката, завод «Запорожсталь» лежал в руинах. И когда в 1946 году встал вопрос о выпуске «народного автомобиля Москвич-400, прообразом для которого послужил знаменитый немецкий «жук» — Volkswagen Käfer, для кузовов базовой модели тонкий лист всё-таки нашли, а для фургона, увы, нет. Хотя нужда в небольшом автомобиле-фургоне для внутригородских перевозок была в те годы очевидной — автомобили такого класса в СССР раньше не выпускались, а возврат к нормальной жизни после войны требовал восстановления торговли и других отраслей городского хозяйства.


Рассказывают, что создатели автомобильного «Буратино», конструкторы завода МЗМА, показывали своё деревянное детище самому Сталину. Генералиссимусу необычная машина понравилась, что, собственно, и предопределило его судьбу. Москвич-422 с деревянным кузовом выпускался с 1946 по 1954 год. 

Хотя использовать дерево для кузова конструкторов Москвича-422 фактически тоже заставила война, эта машина уже не простенький «фронтовой товарищ», как описанный выше ЗИС 5В. Во внешнем облике явственно видна работа дизайнера, и выглядел трёхдверный фургон Москвич-422 не хуже своих зарубежных собратьев. И на московских и ленинградских улицах, где в основном и можно было увидеть этот деревянный феномен, в 50-е годы в потоке других Москвичей, а также Побед и Волг смотрелся «422-й» вполне стильно. 

Использование дерева в автомобилестроении, конечно же, не чисто отечественная придумка. На Западе, причём в те же самые 40-е годы, наблюдался настоящий бум деревянных автомобилей (вуди-каров). Вряд ли этот бум можно объяснить военными и послевоенными трудностями с металлом, как в СССР. Скорее всего, имел место очередной причудливый извив автомобильной моды. Отдали дань этой моде и Chrysler, и Ford, и Mini, и другие известные бренды.


И лишь в середине 50-х мода на автомобильное дерево окончательно прошла. На смену пришли разного рода имитации обычных металлических кузовов «под дерево». А для эксклюзивности иногда использовали накладки, выполненные из нескольких слоёв дорогих пород и щедро отлакированные.

Владимир Царан, 2016. 

www.xcom-hobby.ru

Огни в моих топках совсем прогорят: тест-драйв ГАЗ-АА на дровах


Накопитель совмещает две функции. Первая – он играет роль аккумулятора газа. Расход газа при движении неравномерен, в момент нажатия педали акселератора (вот тут как нельзя лучше подходит выражение «педаль газа») текущий расход многократно возрастает, поэтому во избежание дефицита топлива используется накопитель, который позволяет иметь некоторый необходимый запас газа и поддерживает его постоянный объём.

Другая задача – очистить полученное топливо. Как ни крути, а горит дерево, поэтому в продуктах горения есть и зола, и прочие твёрдые отходы, попадание которых в двигатель совсем нежелательно. Само собой, все примеси удалить невозможно, поэтому ресурс моторов газогенераторных автомобилей был ниже бензиновых сородичей.

Из накопителя газ идёт в смеситель. Но между ним и накопителем есть ещё одно устройство – «улитка». Это обычный электрический насос, который нужен для создания тяги установки при розжиге и до момента запуска двигателя. После того, как мотор заработает, он начнём «тянуть» газ сам. Но до этого ещё далеко, поэтому «улитка» жужжит вовсю. Кстати, шестивольтовое электрооборудование «полуторки» не слишком любит эту пожирательницу немногочисленных ампер-часов, но без неё никак. Немцы, было дело, ставили по две «улитки»: одна нагнетала давление, а другая высасывала газ. Наши так не делали, обходились одной.

Итак, после «улитки» газ отправлялся в смеситель. Этот узел предполагает возможность переключения работы двигателя с газа на бензин. Да, совсем без бензина всё же не обошлось…

Справедливости ради отмечу, что карбюратор здесь пусковой, он нужен только для того, чтобы запустить холодный двигатель. Даже педаль газа с ним никак не связана. Одним словом, ездить на нём нельзя, можно только завести машину. Дальше – только газ.


www.kolesa.ru

Автомобиль на дровах: как он работает?

 Это похоже на анекдот. Но тем, кто работал на лесоповале в тайге в 30-х, было не до смеха. Нет бензина — ехали на дровах. Да и по сей день эта технология до сих пор используется. Как устроены такие авто? Разбираем в деталях.

Оговоримся сразу: если автомобиль ездит на дровах, это не значит, что он — паровоз без рельсов. Низкий КПД паровой машины с ее отдельной топкой, котлом и цилиндрами двойного-тройного расширения оставил паровые автомобили в числе забытой экзотики. А сегодня мы поговорим о «дровяном» транспорте с привычными нам ДВС, моторами, сжигающими топливо внутри себя.

Разумеется, затолкать дрова (или нечто подобное) в карбюратор вместо бензина пока еще никому не удавалось, а вот идея прямо на борту авто получать из древесины горючий газ и подавать его в цилиндры как топливо прижилась на долгие годы. Речь идет о газогенераторных автомобилях, машинах, чей классический ДВС работает на генераторном газе, который получают из древесины, органических брикетов, или угля. От привычного жидкого топлива, кстати, такие машины тоже не отказываются — они способны работать и на бензине.

Автомобиль с газогенераторной установкой. Фото wikipedia.org

Святая простота

Генераторный газ — это смесь газов, состоящая в основном из окиси углерода СО и водорода Н2. Получить такой газ можно, сжигая размещенную толстым слоем древесину в условиях ограниченного количества воздуха. На этом несложном принципе работает и автомобильный газогенератор, простой по сути агрегат, но громоздкий и конструктивно осложненный дополнительными системами.

Также, помимо собственно производства генераторного газа, автомобильная газогенераторная установка охлаждает его, очищает и смешивает с воздухом. Соответственно, конструктивно классическая установка включает в себя сам газогенератор, фильтры грубой и тонкой очистки, охладители, электровентилятор для ускорения процесса розжига и трубопроводы.

НПЗ вожу с собой

Простейший газогенератор имеет вид вертикального цилиндра, в который почти доверху загружается топливо — дрова, уголь, торф, прессованные пеллеты и т.п. Зона горения расположена внизу, именно здесь, в нижнем слое горящего топлива создается высокая температура (до 1 500 градусов по Цельсию), необходимая для выделения из более верхних слоев будущих компонентов топливной смеси — окиси углерода СО и водорода Н2. Далее горячая смесь этих газов поступает в охладитель, который снижает температуру, повышая таким образом удельную калорийность газа. Этот довольно крупный узел обычно приходилось помещать под кузовом машины. Расположенный следом по ходу газа фильтр-очиститель избавляет будущую топливную смесь от примесей и золы. Далее газ направляется в смеситель, где соединяется с воздухом, и окончательно приготовленная смесь направляется в камеру сгорания двигателя автомобиля.

Схема автомобиля ЗИС-21 с газогенератором

Как видите, система производства топлива прямо на борту грузовика или легковушки занимала довольно много места и немало весила. Но игра стоила свеч. Благодаря собственному — и к тому же дармовому — топливу свой автономный транспорт могли себе позволить предприятия, расположенные за сотни и тысячи километров от баз снабжения ГСМ. Это достоинство долго не могло затмить все недостатки газогенераторных автомобилей, а их было немало:

— существенное сокращение пробега на одной заправке;
— снижение грузоподъемности автомобиля на 150-400 кг;
— уменьшение полезного объема кузова;
— хлопотный процесс «дозаправки» газового генератора;
— дополнительный комплекс регламентных сервисных работ;
— запуск генератора занимает от 10-15 минут;
— существенное снижение мощности двигателя.

ЗиС 150УМ, опытная модель с газогенераторной установкой НАМИ 015УМ

В тайге заправок нет

Древесина всегда являлась основным топливом для газогенераторных автомобилей. В первую очередь, конечно, там, где дров в избытке, — на лесозаготовках, в мебельном и строительном производстве. Традиционные технологии лесопереработки при промышленном использовании древесины в эпоху расцвета «газгенов» около 30% от массы леса отпускали в отходы. Их и использовали как автомобильное топливо. Интересно, что правилами эксплуатации отечественных «газгенов» строжайше запрещалось использование деловой древесины, так как и отходов лесной промышленности было с избытком. Для газогенераторов годились как мягкие, так и твердые породы дерева.

Единственное требование — отсутствие на чурках гнили. Как показали многочисленные исследования, проведенные в 30-е годы в Научном автотракторном институте СССР, лучше всего в качестве топлива подходят дуб, бук, ясень и береза. Чурки, которыми заправлялись котлы газогенераторов, чаще всего имели прямоугольную форму со стороной 5-6 сантиметров. Сельскохозяйственные отходы (солома, лузга, опилки, кора, шишки и пр.) прессовали в специальные брикеты и также «заправляли» ими газогенераторы.

Фото depositphotos.com

Главным недостатком «газгенов», как мы уже говорили, можно считать малый пробег на одной заправке. Так, одной загрузки древесными чурками советским грузовикам (см. ниже) хватало не более чем на 80-85 км пробега. Учитывая, что «заправляться» руководство по эксплуатации рекомендует при опустошении бака на 50-60%, то и вовсе пробег между заправками сокращается до 40-50 км. Во-вторых, сама установка, вырабатывающая генераторный газ, весит несколько сотен килограммов. К тому же двигатели, работающие на таком газе, выдают на 30-35% меньше мощности, чем их бензиновые аналоги.

Доработка автомобилей под дрова

Для работы на генератором газе автомобили приходилось приспосабливать, но изменения не были серьезными и порой были доступны даже вне заводских условий. Во-первых, в моторах повышали степень сжатия, чтобы не так существенна была потеря мощности. В некоторых случаях для улучшения наполнения цилиндров двигателя применялся даже турбонаддув. На многие «газифицированные» авто устанавливался генератор электрооборудования с повышенной отдачей, поскольку для вдувания воздуха в топку использовался достаточно мощный электровентилятор.

ЗИС-13

Для сохранения тяговых характеристик, в особенности это касалось грузовиков, при снизившейся мощности двигателя передаточные числа трансмиссии делали более высокими. Скорость движения падала, но для автомобилей, использующихся в лесной глуши и прочих пустынных и отдаленных районах это не имело решающего значения. Чтобы компенсировать изменившуюся из-за тяжелого газогенератора развесовку, в некоторых машинах усиливали подвеску.

Помимо того, из-за громоздкости «газового» оборудования отчасти приходилось перекомпоновывать автомобиль: менять, сдвигать грузовую платформу или урезать кабину грузовика, отказываться от багажника, переносить выхлопную систему.

Золотая эра «газгена» в СССР и за границей

Эра расцвета газогенераторных автомобилей пришлась на 30-40-е года прошлого века. Одновременно в нескольких странах с большими потребностями в автомобилях и малыми разведанными запасами нефти (СССР, Германия, Швеция) инженеры крупных предприятий и научных институтов взялись за разработку автотранспорта на дровах. Советские специалисты больше преуспели в создании грузовых автомобилей.

ГАЗ-42

С 1935 года и до самого начала Великой Отечественной войны на разных предприятиях Министерства лесной промышленности и ГУЛАГа (Главное Управление ЛАГерей, увы, реалии той поры) «полуторки» ГАЗ-АА и «трехтонки» ЗИС-5, а также автобусы на их базе переделывались для работы на дровах. Также отдельными партиями газогенераторные версии грузовиков производились самими заводами-изготовителями машин. Например, советские автоисторики приводят цифру 33 840 — столько было выпущено газогенераторных «полуторок» ГАЗ-42. Газогенераторных ЗИСов моделей ЗИС-13 и ЗИС-21 в Москве выпущено более 16 тыс. единиц.

ЗИС-21

За довоенное время советскими инженерами было создано более 300 различных вариантов газогенераторных установок, из которых 10 дошли до серийного производства. Во время войны серийными заводами были подготовлены чертежи упрощенных установок, которые могли изготавливаться на местах в автомастерских без применения сложного оборудования. По воспоминаниям жителей северных и северо-восточных регионов СССР, грузовики на дровах можно было встретить в глубинке вплоть до 70-х годов ХХ века.

В Германии во время Второй Мировой войны наблюдался острый дефицит бензина. КБ двух компаний (Volkswagen и Mercedes-Benz) получили задание разработать газогенераторные версии своих популярных компактных машин. Обе фирмы в довольно сжатые сроки справились с поставленной задачей. На конвейер встали Volkswagen Beetle и Mercedes-Benz 230. Интересно, что у серийных авто дополнительное оборудование даже не выступало за стандартные габариты «легковушек». В Volkswagen пошли еще дальше и создали опытный образец «дровяного» армейского Volkswagen Тур 82 («кюбельваген»).

Volkswagen Тур 82

Дровяные машины сегодня

К счастью, главное достоинство газогенераторных автомобилей — независимость от сети АЗС, сегодня стало малоактуальным. Однако в свете современных экологических веяний на первый план вышло другое достоинство автомобилей на дровах — работа на возобновляемом топливе без какой-либо его химической подготовки, без дополнительной траты энергии на производство топлива. Как показывают теоретические расчеты и практические испытания, мотор на дровах меньше вредит атмосфере своими выбросами, чем аналогичных двигатель, но уже работающий на бензине или солярке. Содержание выхлопных газов очень схоже с выбросами ДВС, работающих на природном газе.

И тем не менее тема с автомобилями на дровах утратила свою былую популярность. Забыть о газогенераторах не дают в основном инженеры-энтузиасты, которые ради экономии на топливе или в качестве эксперимента переоборудуют свои личные машины для работы на генераторном газе. На постсоветском пространстве есть удачные примеры «газгенов» на базе легковушек АЗЛК-2141 и ГАЗ-24, грузовика ГАЗ-52, микроавтобуса РАФ-2203 и пр. По словам конструкторов, их творения могут проезжать на одной заправке до 120 км со скоростью 80-90 км/ч.

ГАЗ-52

К примеру, переведенный житомирскими инженерами в 2009 году на дрова ГАЗ-52 расходует около 50 кг древесных чурок на 100 км пробега. По словам конструкторов, подкидывать дровишки нужно каждые 75-80 км. Газогенераторная установка традиционно для грузовиков расположилась между кабиной и кузовом. После розжига топки должно пройти около 20 минут, прежде чем ГАЗ-52 сможет начинать движение (в первые минуты работы генератора выработанный им газ не имеет нужных горючих свойств). По расчетам разработчиков, 1 км на дровах обходится в 3-4 раза дешевле, чем на дизельном топливе или бензине.

 

Газогенераторная установка ГАЗ-52

Единственная на сегодняшний день страна, в которой массово используются автомобили на дровах, — это Северная Корея. В связи с тотальной мировой изоляцией там наблюдается определенный дефицит жидкого топлива. И дрова снова приходят на выручку тем, кто оказался в нелегком положении.

tehnowar.ru

УралЗИС-352 — Энциклопедия журнала "За рулем"

Это был последний газогенераторный автомобиль, серийно выпускавшийся в СССР. В 1952 году УралЗИС-352, встал на конвейер Уральского автомобильного завода им. Сталина, сменив на нем ЗИС-21А.
Автомобиль получил новую газогенераторную установку, способную работать на древесине абсолютной влажностью до 40%. Такого результата удалось добиться, применив наддув воздуха в газогенератор. Подача воздуха осуществлялась с помощью центробежного нагнетателя, приводимого ременной передачей от шкива вентилятора охлаждения. Переход на топливо повышенной влажности упростил заготовку, сушку и хранение деревянных чурок.
В отличие от установки предшественника ЗИС-21А, где газ очищался от крупных частиц, проходя через охладитель, на УралЗИС-352 для грубой очистки генераторного газа применили циклон.
Еще одним новшеством стал предпусковой подогреватель двигателя. Топливом для него служил генераторный газ.
УралЗИС-352, фото http://club.foto.ru/

Двигатель УралЗИС-352, так же как и ЗИС-21А, имел повышенную до 7 степень сжатия. Передаточное число главной передачи было увеличено до 7,6:1.
Для лесозаготовительных предприятий была создана «лесовозная» модификация УралЗИС-352Л с кониками вместо бортовой платформы. В 1956 году автомобиль был снят с производства. Впоследствии Уральский завод создавал опытные газогенераторные модификации на базе серийно выпускавшихся автомобилей, но ни одна из них на конвейер не встала.

УралЗИС-352
Годы выпуска 1952 – 1956
Грузоподъемность 2500 кг
Полная масса 6310 кг
Мощность двигателя 45 л.с. при 2400 об/мин
Крутящий момент 180 Н*м при 1000-1200 об/мин
Рабочий объем 5,55 л
Количество цилиндров 6
Максимальная скорость 50 км/ч
Количество передач 4

Газогенераторная установка

Газогенераторная установка состояла из газогенератора обращенного процесса газификации 1 с центробежным нагнетателем 3, циклонного очистителя 2 для грубой очистки и фильтра тонкой очистки газа 5, вентилятора розжига 6, предпускового подогревателя 7 и смесителя 8.
Газогенератор был установлен справа по ходу автомобиля в вырезе кабины (отчего пассажирская дверь была уже водительской), фильтр тонкой очистки – слева. Центробежный нагнетатель подводящей воздух трубой соединялся с газогенератором. Газогенератор и фильтр крепились к раме при помощи двух балок. Циклонный очиститель для грубой очистки газа на автомобилях первых выпусков устанавливался под грузовой платформой на правом лонжероне рамы. С конца 1954 года циклонный очиститель стали устанавливать рядом с газогенератором. Охладитель газа располагался вдоль рамы под платформой. Фильтр тонкой очистки составной трубой был соединен со смесителем двигателя и вентилятором розжига 5. Вентилятор розжига вместе с предпусковым подогревателем двигателя был смонтирован с левой стороны выше подножки.

Газогенератор

Газогенератор состоял из корпуса 1 и внутреннего бункера 2, к которому была приварена камера газификации 3 с пятью фурмами подачи воздуха. К боковой поверхности камеры газификации была приварена коробка распределения воздуха 4 с обратным клапаном 5. Коробка распределения трубами соединялась с четырьмя фурмами, пятая фурма соединялась непосредственно с коробкой. Конусная вставка 6 устанавливалась в нижней части камеры.
Загрузочный лючок 11 имел запорное устройство из двухлистовой рессоры и рукоятки с откидной петлей. Колосниковая решетка 8 была установлена вне потока горячих газов. Пространство между решеткой и дном корпуса газогенератора служило зольником. Колосниковая решетка состояла из подвижной средней и неподвижной кольцевой частей. Рукояткой 9 подвижную часть решетки наклоняли из стороны в сторону.
В нижней части корпуса газогенератора находилось два резьбовых люка с крышками 7 – зольниковый и смотровой. Газотборный патрубок 12 расположен в верхней части газогенератора. Поступая в газоотборный патрубок, генераторный газ обогревает своим теплом бункер с топливом.
Пары избыточной влаги, а также часть продуктов сухой перегонки могли удаляться в атмосферу через патрубок 10, находившийся в крышке загрузочного люка.

Центробежный нагнетатель

Крыльчатка центробежного нагнетателя приводилась ременной передачей от шкива вентилятора охлаждения [[поршневой двигатель | двигателя ]. Для натяжения ремня служил ролик, установленный на кронштейне нагнетателя. При частоте вращения коленчатого вала 2400 об/мин частота вращения крыльчатки составляла 6500 об/мин. При работе на древесных чурках абсолютной влажностью до 22 % и без выброса паро-газовой смеси в атмосферу использование центробежного нагнетателя повышало мощность двигателя на 2-3 л.с.

Циклонный очиститель

Очиститель первых лет выпуска представлял собой цилиндрический корпус1 с рабочей камерой 2. Камера состояла из спирального входа, цилиндрической части и конуса 5. К спиральному входу, тангенциально по отношению к корпусу циклона, был приварен входной патрубок 4. Крупные частицы оставались в пылесборнике 6, а очищенный генераторный газ через выходной патрубок поступал в охладитель.

Поздний вариант циклонного очистителя имел сходную конструкцию.

Охладитель

Охладитель газа состоял из четырех труб 1 диаметром 102 мм, которые соединялись между собой фланцами 3 со съемными крышками 2. Благодаря подобной конструкции существенно облегчалась промывка охладителя.

Предпусковой подогреватель

Предпусковой подогреватель состоял из корпуса 1 в виде овального бачка с топочной трубой 2 и горелки 3. На входном конце топочной трубы были сделаны вырезы для розжига. Снаружи была приварена кольцевая чашечка для запального шнура. Через верхнее отверстие бачок заполняли водой и закрывали крышкой 5.
Произведя розжиг газогенератора, водитель, не выключая вентилятор, с помощью заслонки направлял генераторный газ в топочную трубу [предпусковой подогреватель | подогревателя]. Генераторный газ в топочной трубе воспламенялся от горящего в чашечке запального шнура. Языки пламени вместе с воздухом засасывались через вырезы топочной трубы. Качество газовоздушной смеси регулировали, плавно приоткрывая и закрывая воздушную заслонку смесителя. Блок цилиндров прогревался водяным паром, поступающим в рубашку охлаждения через надетый на патрубок 6 резиновый шланг, а картер –подводимыми топочными газами. После пуска двигателя остатки воды, из корпуса подогревателя сливали через краник 4.

wiki.zr.ru

Автомобиль на дровах: как он работает?

28.10.2017 | Техника и технологии0982

Это похоже на анекдот. Но тем, кто работал на лесоповале в тайге в 30-х, было не до смеха. Нет бензина — ехали на дровах. Да и по сей день эта технология до сих пор используется. Как устроены такие авто? Разбираем в деталях.

Оговоримся сразу: если автомобиль ездит на дровах, это не значит, что он — паровоз без рельсов. Низкий КПД паровой машины с ее отдельной топкой, котлом и цилиндрами двойного-тройного расширения оставил паровые автомобили в числе забытой экзотики. А сегодня мы поговорим о «дровяном» транспорте с привычными нам ДВС, моторами, сжигающими топливо внутри себя.

Разумеется, затолкать дрова (или нечто подобное) в карбюратор вместо бензина пока еще никому не удавалось, а вот идея прямо на борту авто получать из древесины горючий газ и подавать его в цилиндры как топливо прижилась на долгие годы. Речь идет о газогенераторных автомобилях, машинах, чей классический ДВС работает на генераторном газе, который получают из древесины, органических брикетов, или угля. От привычного жидкого топлива, кстати, такие машины тоже не отказываются — они способны работать и на бензине.

Святая простота

Генераторный газ — это смесь газов, состоящая в основном из окиси углерода СО и водорода Н2. Получить такой газ можно, сжигая размещенную толстым слоем древесину в условиях ограниченного количества воздуха. На этом несложном принципе работает и автомобильный газогенератор, простой по сути агрегат, но громоздкий и конструктивно осложненный дополнительными системами.

Также, помимо собственно производства генераторного газа, автомобильная газогенераторная установка охлаждает его, очищает и смешивает с воздухом. Соответственно, конструктивно классическая установка включает в себя сам газогенератор, фильтры грубой и тонкой очистки, охладители, электровентилятор для ускорения процесса розжига и трубопроводы.

НПЗ вожу с собой

Простейший газогенератор имеет вид вертикального цилиндра, в который почти доверху загружается топливо — дрова, уголь, торф, прессованные пеллеты и т.п. Зона горения расположена внизу, именно здесь, в нижнем слое горящего топлива создается высокая температура (до 1 500 градусов по Цельсию), необходимая для выделения из более верхних слоев будущих компонентов топливной смеси — окиси углерода СО и водорода Н2. Далее горячая смесь этих газов поступает в охладитель, который снижает температуру, повышая таким образом удельную калорийность газа. Этот довольно крупный узел обычно приходилось помещать под кузовом машины. Расположенный следом по ходу газа фильтр-очиститель избавляет будущую топливную смесь от примесей и золы. Далее газ направляется в смеситель, где соединяется с воздухом, и окончательно приготовленная смесь направляется в камеру сгорания двигателя автомобиля.

Как видите, система производства топлива прямо на борту грузовика или легковушки занимала довольно много места и немало весила. Но игра стоила свеч. Благодаря собственному — и к тому же дармовому — топливу свой автономный транспорт могли себе позволить предприятия, расположенные за сотни и тысячи километров от баз снабжения ГСМ. Это достоинство долго не могло затмить все недостатки газогенераторных автомобилей, а их было немало:

— существенное сокращение пробега на одной заправке;
— снижение грузоподъемности автомобиля на 150-400 кг;
— уменьшение полезного объема кузова;
— хлопотный процесс «дозаправки» газового генератора;
— дополнительный комплекс регламентных сервисных работ;
— запуск генератора занимает от 10-15 минут;
— существенное снижение мощности двигателя.

В тайге заправок нет

Древесина всегда являлась основным топливом для газогенераторных автомобилей. В первую очередь, конечно, там, где дров в избытке, — на лесозаготовках, в мебельном и строительном производстве. Традиционные технологии лесопереработки при промышленном использовании древесины в эпоху расцвета «газгенов» около 30% от массы леса отпускали в отходы. Их и использовали как автомобильное топливо. Интересно, что правилами эксплуатации отечественных «газгенов» строжайше запрещалось использование деловой древесины, так как и отходов лесной промышленности было с избытком. Для газогенераторов годились как мягкие, так и твердые породы дерева.

Единственное требование — отсутствие на чурках гнили. Как показали многочисленные исследования, проведенные в 30-е годы в Научном автотракторном институте СССР, лучше всего в качестве топлива подходят дуб, бук, ясень и береза. Чурки, которыми заправлялись котлы газогенераторов, чаще всего имели прямоугольную форму со стороной 5-6 сантиметров. Сельскохозяйственные отходы (солома, лузга, опилки, кора, шишки и пр.) прессовали в специальные брикеты и также «заправляли» ими газогенераторы.

Главным недостатком «газгенов», как мы уже говорили, можно считать малый пробег на одной заправке. Так, одной загрузки древесными чурками советским грузовикам (см. ниже) хватало не более чем на 80-85 км пробега. Учитывая, что «заправляться» руководство по эксплуатации рекомендует при опустошении бака на 50-60%, то и вовсе пробег между заправками сокращается до 40-50 км. Во-вторых, сама установка, вырабатывающая генераторный газ, весит несколько сотен килограммов. К тому же двигатели, работающие на таком газе, выдают на 30-35% меньше мощности, чем их бензиновые аналоги.

Для сохранения тяговых характеристик, в особенности это касалось грузовиков, при снизившейся мощности двигателя передаточные числа трансмиссии делали более высокими. Скорость движения падала, но для автомобилей, использующихся в лесной глуши и прочих пустынных и отдаленных районах это не имело решающего значения. Чтобы компенсировать изменившуюся из-за тяжелого газогенератора развесовку, в некоторых машинах усиливали подвеску.

Помимо того, из-за громоздкости «газового» оборудования отчасти приходилось перекомпоновывать автомобиль: менять, сдвигать грузовую платформу или урезать кабину грузовика, отказываться от багажника, переносить выхлопную систему.

Золотая эра «газгена» в СССР и за границей

Эра расцвета газогенераторных автомобилей пришлась на 30-40-е года прошлого века. Одновременно в нескольких странах с большими потребностями в автомобилях и малыми разведанными запасами нефти (СССР, Германия, Швеция) инженеры крупных предприятий и научных институтов взялись за разработку автотранспорта на дровах. Советские специалисты больше преуспели в создании грузовых автомобилей.

С 1935 года и до самого начала Великой Отечественной войны на разных предприятиях Министерства лесной промышленности и ГУЛАГа (Главное Управление ЛАГерей, увы, реалии той поры) «полуторки» ГАЗ-АА и «трехтонки» ЗИС-5, а также автобусы на их базе переделывались для работы на дровах. Также отдельными партиями газогенераторные версии грузовиков производились самими заводами-изготовителями машин. Например, советские автоисторики приводят цифру 33 840 — столько было выпущено газогенераторных «полуторок» ГАЗ-42. Газогенераторных ЗИСов моделей ЗИС-13 и ЗИС-21 в Москве выпущено более 16 тыс. единиц.

За довоенное время советскими инженерами было создано более 300 различных вариантов газогенераторных установок, из которых 10 дошли до серийного производства. Во время войны серийными заводами были подготовлены чертежи упрощенных установок, которые могли изготавливаться на местах в автомастерских без применения сложного оборудования. По воспоминаниям жителей северных и северо-восточных регионов СССР, грузовики на дровах можно было встретить в глубинке вплоть до 70-х годов ХХ века.

В Германии во время Второй Мировой войны наблюдался острый дефицит бензина. КБ двух компаний (Volkswagen и Mercedes-Benz) получили задание разработать газогенераторные версии своих популярных компактных машин. Обе фирмы в довольно сжатые сроки справились с поставленной задачей. На конвейер встали Volkswagen Beetle и Mercedes-Benz 230. Интересно, что у серийных авто дополнительное оборудование даже не выступало за стандартные габариты «легковушек». В Volkswagen пошли еще дальше и создали опытный образец «дровяного» армейского Volkswagen Тур 82 («кюбельваген»).

Дровяные машины сегодня

К счастью, главное достоинство газогенераторных автомобилей — независимость от сети АЗС, сегодня стало малоактуальным. Однако в свете современных экологических веяний на первый план вышло другое достоинство автомобилей на дровах — работа на возобновляемом топливе без какой-либо его химической подготовки, без дополнительной траты энергии на производство топлива. Как показывают теоретические расчеты и практические испытания, мотор на дровах меньше вредит атмосфере своими выбросами, чем аналогичных двигатель, но уже работающий на бензине или солярке. Содержание выхлопных газов очень схоже с выбросами ДВС, работающих на природном газе.

И тем не менее тема с автомобилями на дровах утратила свою былую популярность. Забыть о газогенераторах не дают в основном инженеры-энтузиасты, которые ради экономии на топливе или в качестве эксперимента переоборудуют свои личные машины для работы на генераторном газе. На постсоветском пространстве есть удачные примеры «газгенов» на базе легковушек АЗЛК-2141 и ГАЗ-24, грузовика ГАЗ-52, микроавтобуса РАФ-2203 и пр. По словам конструкторов, их творения могут проезжать на одной заправке до 120 км со скоростью 80-90 км/ч.

К примеру, переведенный житомирскими инженерами в 2009 году на дрова ГАЗ-52 расходует около 50 кг древесных чурок на 100 км пробега. По словам конструкторов, подкидывать дровишки нужно каждые 75-80 км. Газогенераторная установка традиционно для грузовиков расположилась между кабиной и кузовом. После розжига топки должно пройти около 20 минут, прежде чем ГАЗ-52 сможет начинать движение (в первые минуты работы генератора выработанный им газ не имеет нужных горючих свойств). По расчетам разработчиков, 1 км на дровах обходится в 3-4 раза дешевле, чем на дизельном топливе или бензине.

Как вам такая заправка лет через ннадцать? Ресурс возобновляемый, так что нет ничего невозможного...

Единственная на сегодняшний день страна, в которой массово используются автомобили на дровах, — это Северная Корея. В связи с тотальной мировой изоляцией там наблюдается определенный дефицит жидкого топлива. И дрова снова приходят на выручку тем, кто оказался в нелегком положении.

Дубовых, пожалуйста, до полного.

Источник: nuobovsem.ru



russkievesti.ru