Постановление 17 лизинг – , :: ::

Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 марта 2014 г. N 17

ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ВОПРОСАХ,

СВЯЗАННЫХ С ДОГОВОРОМ ВЫКУПНОГО ЛИЗИНГА

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам (далее - суды) следующие разъяснения:

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

2. Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов.

3. При разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

3.2. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

3.3. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

3.4. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т.п.

3.5. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора <1>.

--------------------------------

<1> Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по следующей формуле:

,

где ПФ - плата за финансирование (в процентах годовых),

П - общий размер платежей по договору лизинга,

А - сумма аванса по договору лизинга,

Ф - размер финансирования,

- срок договора лизинга в днях.

3.6. Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

4. Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

5. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности (то есть с нарушением стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта) содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя.

6. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несет лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю. Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю.

7. Если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут).

В случае если лизингодатель отказывается (уклоняется) от совершения действий, необходимых для получения страхового возмещения, лизингополучатель, поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга, вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения, а в случае отказа лизингодателя от такой уступки вправе приостановить внесение лизинговых платежей (статья 328 ГК РФ).

8. В случае гибели (утраты) незастрахованного предмета лизинга лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

9. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

Указанные риски не возлагаются на лизингодателя в том случае, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо изначально были юридически или экономически взаимосвязаны между собой, чем может быть обосновано возложение на сублизингополучателя риска недобросовестных действий сублизингодателя.

10. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого - совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ, при этом положения статьи 353 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем статьей 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

11. В целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.А.ИВАНОВ

И.о. секретаря Пленума

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.Г.ПЕРШУТОВ

ppt.ru

Спорные положения Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года №17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга"

С принятием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» <1> (далее — Постановление Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге) был дан сигнал всем арбитражным судам о необходимости выделения особого вида договора лизинга — выкупного как заслуживающего самостоятельной защиты, отличной от предоставляемой типичным арендным правоотношениям. Такое точечное разрешение наиболее сложных накопившихся практических вопросов ныне ликвидированной судебной инстанцией сняло некоторую неопределенность в сфере лизинговых правоотношений. Тем не менее некоторые положения, на наш взгляд, требуют дополнительного исследования и изменения.

———————————

<1> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. N 5.

Во-первых, хотелось бы отметить терминологическое нововведение. Впервые ВАС РФ использовал понятие «выкупной лизинг», охарактеризовав его следующим образом: договор лизинга, который в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ „О финансовой аренде (лизинге)“ <2> (далее — Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором. Указанные правовые позиции, содержащиеся в Постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической (п. 1).

———————————

<2> Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» // СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

На наш взгляд, вернее было бы говорить об обеспечительном варианте лизинга (а не выкупном), поскольку прослеживается направленность определенных лизинговых правоотношений на предоставление финансирования лизингополучателю, при этом гарантией исполнения обязательства лизингополучателя по возврату денежных средств выступает удержание права собственности на предмет лизинга лизингодателем. Интерес лизингодателя как инвестора сводится к возврату вложенных в приобретение предмета лизинга средств либо за счет лизинговых платежей, вносимых лизингополучателем, либо за счет стоимости самого предмета лизинга, выступающего в качестве обеспечения.

Кроме того, полагаем, что разграничение по признаку перехода права собственности при внесении всех лизинговых платежей и выкупной цены, в том числе символической, не является бесспорным. Во-первых, право выкупа предмета лизинга может быть прямо и не предусмотрено в договоре лизинга, хотя сами отношения, вытекающие из такого договора, будут аналогичны отношениям из договора обеспечительного лизинга. Во-вторых, возможен вариант договора, внешне схожего на выкупной, но в котором цена выкупа привязана к рыночной стоимости имущества на момент предполагаемого выкупа, а сами лизинговые платежи при этом являются именно платой за пользование, что не соответствует природе обеспечительного лизинга.

Во-вторых, ВАС РФ впервые использовал формулу для расчета платы за финансирование, которая, по сути, представляет разницу между общей суммой лизинговых платежей по договору лизинга (за минусом аванса) и стоимость предмета лизинга по договору купли-продажи (за минусом аванса). Данная формула применима в тех случаях, когда процентная ставка не раскрыта в договоре (п. 3.5). Примечательно, что российское законодательство на сегодняшний день не требует выделения размера процентов и основного долга в составе платежей (хотя в предыдущей редакции ст. 15 Закона о лизинге размер вознаграждения был обозначен как существенное положение). Для сравнения: в Республике Казахстан в ст. 21 Закона «О финансовом лизинге» сказано, что лизинговые платежи включают в себя: 1) возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга и любых других расходов, непосредственно связанных с приобретением, поставкой предмета лизинга и приведением его в рабочее состояние для использования по назначению в соответствии с договором лизинга; 2) вознаграждение по лизингу <3>. Руководствуясь данным правилом, стороны договора лизинга в Казахстане указывают сумму основного долга и размер процентов в структуре лизинговых платежей.

———————————

<3> Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 г. N 78-II «О финансовом лизинге». URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1018949 (дата обращения: 20.12.2014).

Следовательно, устанавливаемая судом расчетным путем плата за финансирование представляет собой усредненный подход, при котором размер процентов в каждом лизинговом платеже будет одинаковым. В указанном подходе, на наш взгляд, кроются две проблемы, не столь очевидные на первый взгляд. Во-первых, предложенный расчет платы за финансирование не учитывает уменьшение суммы основного долга. Плата за финансирование, по логике суда, представляет собой разницу между общей суммой платежей по договору лизинга (за минусом аванса) и стоимостью предмета лизинга по договору купли-продажи (за минусом аванса). Для примера, при подсчете платы за кредит процент рассчитывается от суммы оставшегося основного долга. Во-вторых, предложенный подход не учитывает возможных вариаций по соотношению процентной части и основной в составе лизингового платежа (например, в первой половине срока лизинга процентная часть может составлять большую часть лизингового платежа, нежели основной долг). Следовательно, при досрочном расторжении договора лизинга может возникнуть разрыв между реальным положением взаиморасчетов сторон и предложенным судом методом расчета (например, при расторжении договора в начале срока лизинга фактически размер наступивших процентов может оказаться больше, чем по предложенной формуле). Соответственно для целей соблюдения баланса интересов сторон рекомендуется выделять процентную ставку в договоре лизинга или же указывать в графике платежей по договору процентную часть и основной долг в каждом лизинговом платеже.

В-третьих, требуют уточнения, с нашей точки зрения, те положения Постановления Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге, в которых упущенная выгода (в виде процентов, приходящихся на период с момента возврата предмета лизинга или выплаты страхового возмещению по риску утраты/гибели предмета лизинга до момента истечения срока лизинга) не нашла своего места в числе подлежащих возмещению убытков. Так, согласно п. п. 3.2 и 3.3 плата за финансирование определяется до момента возврата этого финансирования. В п. 3.6 указано, что убытки определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством, а также дан примерный перечень затрат, составляющих реальный ущерб, и ничего не сказано про упущенную выгоду. Исходя из указанных положений, складывается впечатление, что ВАС РФ не рассматривает проценты за указанный период в качестве подлежащих возмещению. При этом, на наш взгляд, потенциальное дисконтирование на сумму будущих процентов лишает лизингодателей того дохода, на который они рассчитывали при заключении сделки. Можно говорить об уподоблении лизинга кредитным отношениям. Хотя, как отмечается в зарубежной литературе, обеспеченный заем и лизинговая структура не являются сопоставимыми, а, напротив, представляют собой два разных способа финансирования, которые не должны отождествляться или смешиваться <4>.

———————————

<4> Dalhuisen J. H. Dalhuisen on Transactional and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. Oxford: Hart Publishing, 2007. 1359 p.

На наш взгляд, присуждение упущенной выгоды в виде будущих процентов не нарушает принцип защиты положительного договорного интереса <5>, который также закреплен в абз. 1 п. 3.1 Постановления.

———————————

<5> См.: Добрачев Д. В. Развитие института возмещения убытков в свете модернизации российского гражданского законодательства: Науч.-практ. пособие. М.: Юстицинформ, 2012. С. 37.

В-четвертых, в указанном Постановлении ВАС РФ несколько раз ссылался на оценочные понятия, оставляя разрешение вопроса на усмотрение суда. Так, в п. 4 ВАС РФ указал, что стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу ст. 669 ГК РФ — при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга. Кроме того, лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон.

Какой срок считать разумным? Какие действия должен предпринять лизингодатель, чтобы его не обвиняли в недобросовестности и неразумности? Следует учитывать, что предметы лизинга возвращаются в разном техническом состоянии, порой не снятые с регистрационного учета, без каких-либо документов, с наложенными на них арестами (что, безусловно, противоречит п. 1 ст. 23 Закона о лизинге), что влечет увеличение сроков предпродажной подготовки. Во внимание нужно принимать и тот факт, что лизингодатель — это прежде всего инвестор (финансовый посредник), а не продавец бывшей в употреблении техники.

По нашему мнению, необходим законодательно установленный минимальный срок, в течение которого у лизингодателя будет возможность предпринять все необходимые усилия для реализации предмета лизинга по наиболее высокой рыночной цене. Данный минимальный срок необходим для того, чтобы оградить лизингодателей от преждевременных исков лизингополучателей о взыскании сальдо (неосновательного обогащения). Как нам представляется, такой срок может быть продлен при наличии объективных причин: проведение капитального ремонта, снятие арестов, наложенных по долгам лизингополучателей, и прочее.

В качестве экономически разумных мер для продажи можно назвать прямую продажу по рыночной цене либо продажу через аукцион, где победителем становится лицо, предложившее максимальную цену за имущество.

Если же по истечении установленного срока, включая возможное его продление, лизингодатель не сможет реализовать актив, то предлагается для целей расчета сальдо проводить оценку рыночной стоимости у независимого эксперта с учетом всех обстоятельств, в том числе состояния техники, а также факта отсутствия спроса на нее в течение установленного срока продажи.

Такой выход из ситуации представляется дискуссионным, но, на наш взгляд, максимально учитывающим интересы сторон. По нашему мнению, риск невозможности продажи или иного отчуждения возвращенного имущества не может быть целиком возложен на какую-либо одну сторону (например, лизингополучателя как инициатора сделки). Лизингодатели также имеют интерес в заключении сделки, потому что это, как правило, их вид деятельности, источник дохода. Невозможность отчуждения возвращенного предмета лизинга может быть продиктована неблагоприятной ситуацией на рынке, которая может исправиться со временем, специфичностью имущества и тому подобными факторами. Если неблагоприятную ситуацию на рынке нельзя с определенной точностью предвидеть заранее, то неликвидность оборудования и сложности с его вторичной продажей вполне предсказуемы. Таким образом, риск невозможности продажи или иного распоряжения возвращенным предметом лизинга представляется возможным возложить на обе стороны договора лизинга.

Следует отметить, что неизбежной будет проблема определения разумности понесенных расходов и достаточности предпринятых лизингодателем тех или иных мер. Как нам представляется, при разрешении данных вопросов суды будут руководствоваться общими принципами разумности, соразмерности, справедливости и с учетом обстоятельств дела <6>.

———————————

<6> См., например: пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Экономика и жизнь. 2013. N 34.

В п. 7 ВАС РФ указал, что, если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. Конкретные требования к таким разумным усилиям станут ясны в ходе развития практики. С нашей стороны предположим, что это определенные действия, осуществляемые в рамках условий договоров лизинга и страхования, зависящие от обстоятельств конкретного дела. Например, как нам представляется, лизингодатель не должен обжаловать в судебном порядке отказ страховщика в признании хищения предмета лизинга страховым случаем по той причине, что при страховании лизингополучатель указал на охраняемую стоянку, на которой будет оставляться предмет лизинга на ночь, а в момент хищения имущество было оставлено им во дворе без охраны, так как очевидно нарушение условий лизингополучателем.

В-пятых, ВАС РФ своим толкованием в п. 9 Постановления внес кардинальные новшества в сублизинг. Суд установил, что, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

На наш взгляд, данное регулирование неоправданно, так как во многом продиктовано хозяйственной практикой отдельных субъектов, устанавливающих промежуточное звено в виде сублизингодателя. Представляется, что данные указания ВАС РФ, влекущие риск перехода права собственности на предмет лизинга, за который не внесены все полагающиеся лизинговые платежи, приведут к дополнительному ограничению деятельности тех лизингодателей, которые согласовывали сублизинг, не вдаваясь в специфику и цель правоотношений между сублизингодателем и сублизингополучателем. Для лизингодателей выходом из ситуации может стать согласие на сублизинг, не распространяющееся на те договоры между лизингополучателем и сублизингополучателем, в которых содержится условие о переходе права собственности.

Таким образом, в настоящей статье были затронуты некоторые положения Постановления Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге, которые, по мнению автора, нуждаются в критическом анализе и уточнении, поскольку несут в себе неопределенность для участников лизинговых правоотношений, а иногда и дополнительные риски.

Автор: А.В. Тепкина

Источник: Консультант Плюс

Литература

1. Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» // СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

2. Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» // Экономика и жизнь. 2013. N 34.

3. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. N 5.

4. Добрачев Д. В. Развитие института возмещения убытков в свете модернизации российского гражданского законодательства: Науч.-практ. пособие. М.: Юстицинформ, 2012.

5. Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 г. N 78-II «О финансовом лизинге». URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1018949 (дата обращения: 20.12.2014).

6. Dalhuisen J. H. Dalhuisen on Transactional and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. Oxford: Hart Publishing, 2007. 1359 p.

 

 

portal-law.ru

Спорные положения Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" (Тепкина А.В.)

Все статьи Спорные положения Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" (Тепкина А.В.)

С принятием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" <1> (далее - Постановление Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге) был дан сигнал всем арбитражным судам о необходимости выделения особого вида договора лизинга - выкупного как заслуживающего самостоятельной защиты, отличной от предоставляемой типичным арендным правоотношениям. Такое точечное разрешение наиболее сложных накопившихся практических вопросов ныне ликвидированной судебной инстанцией сняло некоторую неопределенность в сфере лизинговых правоотношений. Тем не менее некоторые положения, на наш взгляд, требуют дополнительного исследования и изменения.
--------------------------------
<1> Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. N 5.

Во-первых, хотелось бы отметить терминологическое нововведение. Впервые ВАС РФ использовал понятие "выкупной лизинг", охарактеризовав его следующим образом: договор лизинга, который в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" <2> (далее - Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором. Указанные правовые позиции, содержащиеся в Постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической (п. 1).
--------------------------------
<2> Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" // СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

На наш взгляд, вернее было бы говорить об обеспечительном варианте лизинга (а не выкупном), поскольку прослеживается направленность определенных лизинговых правоотношений на предоставление финансирования лизингополучателю, при этом гарантией исполнения обязательства лизингополучателя по возврату денежных средств выступает удержание права собственности на предмет лизинга лизингодателем. Интерес лизингодателя как инвестора сводится к возврату вложенных в приобретение предмета лизинга средств либо за счет лизинговых платежей, вносимых лизингополучателем, либо за счет стоимости самого предмета лизинга, выступающего в качестве обеспечения.
Кроме того, полагаем, что разграничение по признаку перехода права собственности при внесении всех лизинговых платежей и выкупной цены, в том числе символической, не является бесспорным. Во-первых, право выкупа предмета лизинга может быть прямо и не предусмотрено в договоре лизинга, хотя сами отношения, вытекающие из такого договора, будут аналогичны отношениям из договора обеспечительного лизинга. Во-вторых, возможен вариант договора, внешне схожего на выкупной, но в котором цена выкупа привязана к рыночной стоимости имущества на момент предполагаемого выкупа, а сами лизинговые платежи при этом являются именно платой за пользование, что не соответствует природе обеспечительного лизинга.
Во-вторых, ВАС РФ впервые использовал формулу для расчета платы за финансирование, которая, по сути, представляет разницу между общей суммой лизинговых платежей по договору лизинга (за минусом аванса) и стоимость предмета лизинга по договору купли-продажи (за минусом аванса). Данная формула применима в тех случаях, когда процентная ставка не раскрыта в договоре (п. 3.5). Примечательно, что российское законодательство на сегодняшний день не требует выделения размера процентов и основного долга в составе платежей (хотя в предыдущей редакции ст. 15 Закона о лизинге размер вознаграждения был обозначен как существенное положение). Для сравнения: в Республике Казахстан в ст. 21 Закона "О финансовом лизинге" сказано, что лизинговые платежи включают в себя: 1) возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга и любых других расходов, непосредственно связанных с приобретением, поставкой предмета лизинга и приведением его в рабочее состояние для использования по назначению в соответствии с договором лизинга; 2) вознаграждение по лизингу <3>. Руководствуясь данным правилом, стороны договора лизинга в Казахстане указывают сумму основного долга и размер процентов в структуре лизинговых платежей.
--------------------------------
<3> Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 г. N 78-II "О финансовом лизинге". URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1018949 (дата обращения: 20.12.2014).

Следовательно, устанавливаемая судом расчетным путем плата за финансирование представляет собой усредненный подход, при котором размер процентов в каждом лизинговом платеже будет одинаковым. В указанном подходе, на наш взгляд, кроются две проблемы, не столь очевидные на первый взгляд. Во-первых, предложенный расчет платы за финансирование не учитывает уменьшение суммы основного долга. Плата за финансирование, по логике суда, представляет собой разницу между общей суммой платежей по договору лизинга (за минусом аванса) и стоимостью предмета лизинга по договору купли-продажи (за минусом аванса). Для примера, при подсчете платы за кредит процент рассчитывается от суммы оставшегося основного долга. Во-вторых, предложенный подход не учитывает возможных вариаций по соотношению процентной части и основной в составе лизингового платежа (например, в первой половине срока лизинга процентная часть может составлять большую часть лизингового платежа, нежели основной долг). Следовательно, при досрочном расторжении договора лизинга может возникнуть разрыв между реальным положением взаиморасчетов сторон и предложенным судом методом расчета (например, при расторжении договора в начале срока лизинга фактически размер наступивших процентов может оказаться больше, чем по предложенной формуле). Соответственно для целей соблюдения баланса интересов сторон рекомендуется выделять процентную ставку в договоре лизинга или же указывать в графике платежей по договору процентную часть и основной долг в каждом лизинговом платеже.
В-третьих, требуют уточнения, с нашей точки зрения, те положения Постановления Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге, в которых упущенная выгода (в виде процентов, приходящихся на период с момента возврата предмета лизинга или выплаты страхового возмещению по риску утраты/гибели предмета лизинга до момента истечения срока лизинга) не нашла своего места в числе подлежащих возмещению убытков. Так, согласно п. п. 3.2 и 3.3 плата за финансирование определяется до момента возврата этого финансирования. В п. 3.6 указано, что убытки определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством, а также дан примерный перечень затрат, составляющих реальный ущерб, и ничего не сказано про упущенную выгоду. Исходя из указанных положений, складывается впечатление, что ВАС РФ не рассматривает проценты за указанный период в качестве подлежащих возмещению. При этом, на наш взгляд, потенциальное дисконтирование на сумму будущих процентов лишает лизингодателей того дохода, на который они рассчитывали при заключении сделки. Можно говорить об уподоблении лизинга кредитным отношениям. Хотя, как отмечается в зарубежной литературе, обеспеченный заем и лизинговая структура не являются сопоставимыми, а, напротив, представляют собой два разных способа финансирования, которые не должны отождествляться или смешиваться <4>.
--------------------------------
<4> Dalhuisen J.H. Dalhuisen on Transactional and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. Oxford: Hart Publishing, 2007. 1359 p.

На наш взгляд, присуждение упущенной выгоды в виде будущих процентов не нарушает принцип защиты положительного договорного интереса <5>, который также закреплен в абз. 1 п. 3.1 Постановления.
--------------------------------
<5> См.: Добрачев Д.В. Развитие института возмещения убытков в свете модернизации российского гражданского законодательства: Науч.-практ. пособие. М.: Юстицинформ, 2012. С. 37.

В-четвертых, в указанном Постановлении ВАС РФ несколько раз ссылался на оценочные понятия, оставляя разрешение вопроса на усмотрение суда. Так, в п. 4 ВАС РФ указал, что стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу ст. 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга. Кроме того, лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон.
Какой срок считать разумным? Какие действия должен предпринять лизингодатель, чтобы его не обвиняли в недобросовестности и неразумности? Следует учитывать, что предметы лизинга возвращаются в разном техническом состоянии, порой не снятые с регистрационного учета, без каких-либо документов, с наложенными на них арестами (что, безусловно, противоречит п. 1 ст. 23 Закона о лизинге), что влечет увеличение сроков предпродажной подготовки. Во внимание нужно принимать и тот факт, что лизингодатель - это прежде всего инвестор (финансовый посредник), а не продавец бывшей в употреблении техники.
По нашему мнению, необходим законодательно установленный минимальный срок, в течение которого у лизингодателя будет возможность предпринять все необходимые усилия для реализации предмета лизинга по наиболее высокой рыночной цене. Данный минимальный срок необходим для того, чтобы оградить лизингодателей от преждевременных исков лизингополучателей о взыскании сальдо (неосновательного обогащения). Как нам представляется, такой срок может быть продлен при наличии объективных причин: проведение капитального ремонта, снятие арестов, наложенных по долгам лизингополучателей, и прочее.
В качестве экономически разумных мер для продажи можно назвать прямую продажу по рыночной цене либо продажу через аукцион, где победителем становится лицо, предложившее максимальную цену за имущество.
Если же по истечении установленного срока, включая возможное его продление, лизингодатель не сможет реализовать актив, то предлагается для целей расчета сальдо проводить оценку рыночной стоимости у независимого эксперта с учетом всех обстоятельств, в том числе состояния техники, а также факта отсутствия спроса на нее в течение установленного срока продажи.
Такой выход из ситуации представляется дискуссионным, но, на наш взгляд, максимально учитывающим интересы сторон. По нашему мнению, риск невозможности продажи или иного отчуждения возвращенного имущества не может быть целиком возложен на какую-либо одну сторону (например, лизингополучателя как инициатора сделки). Лизингодатели также имеют интерес в заключении сделки, потому что это, как правило, их вид деятельности, источник дохода. Невозможность отчуждения возвращенного предмета лизинга может быть продиктована неблагоприятной ситуацией на рынке, которая может исправиться со временем, специфичностью имущества и тому подобными факторами. Если неблагоприятную ситуацию на рынке нельзя с определенной точностью предвидеть заранее, то неликвидность оборудования и сложности с его вторичной продажей вполне предсказуемы. Таким образом, риск невозможности продажи или иного распоряжения возвращенным предметом лизинга представляется возможным возложить на обе стороны договора лизинга.
Следует отметить, что неизбежной будет проблема определения разумности понесенных расходов и достаточности предпринятых лизингодателем тех или иных мер. Как нам представляется, при разрешении данных вопросов суды будут руководствоваться общими принципами разумности, соразмерности, справедливости и с учетом обстоятельств дела <6>.
--------------------------------
<6> См., например: пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // Экономика и жизнь. 2013. N 34.

В п. 7 ВАС РФ указал, что, если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. Конкретные требования к таким разумным усилиям станут ясны в ходе развития практики. С нашей стороны предположим, что это определенные действия, осуществляемые в рамках условий договоров лизинга и страхования, зависящие от обстоятельств конкретного дела. Например, как нам представляется, лизингодатель не должен обжаловать в судебном порядке отказ страховщика в признании хищения предмета лизинга страховым случаем по той причине, что при страховании лизингополучатель указал на охраняемую стоянку, на которой будет оставляться предмет лизинга на ночь, а в момент хищения имущество было оставлено им во дворе без охраны, так как очевидно нарушение условий лизингополучателем.
В-пятых, ВАС РФ своим толкованием в п. 9 Постановления внес кардинальные новшества в сублизинг. Суд установил, что, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.
На наш взгляд, данное регулирование неоправданно, так как во многом продиктовано хозяйственной практикой отдельных субъектов, устанавливающих промежуточное звено в виде сублизингодателя. Представляется, что данные указания ВАС РФ, влекущие риск перехода права собственности на предмет лизинга, за который не внесены все полагающиеся лизинговые платежи, приведут к дополнительному ограничению деятельности тех лизингодателей, которые согласовывали сублизинг, не вдаваясь в специфику и цель правоотношений между сублизингодателем и сублизингополучателем. Для лизингодателей выходом из ситуации может стать согласие на сублизинг, не распространяющееся на те договоры между лизингополучателем и сублизингополучателем, в которых содержится условие о переходе права собственности.
Таким образом, в настоящей статье были затронуты некоторые положения Постановления Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге, которые, по мнению автора, нуждаются в критическом анализе и уточнении, поскольку несут в себе неопределенность для участников лизинговых правоотношений, а иногда и дополнительные риски.

Литература

1. Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" // СЗ РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.
2. Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица" // Экономика и жизнь. 2013. N 34.
3. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. N 17 "Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. N 5.
4. Добрачев Д.В. Развитие института возмещения убытков в свете модернизации российского гражданского законодательства: Науч.-практ. пособие. М.: Юстицинформ, 2012.
5. Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 г. N 78-II "О финансовом лизинге". URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1018949 (дата обращения: 20.12.2014).
6. Dalhuisen J.H. Dalhuisen on Transactional and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. Oxford: Hart Publishing, 2007. 1359 p.

xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 "Об отдельных вопросах, связа...

 

 Адвокат города Саратова и Саратовской области, Боряев Андрей Александрович      оказывает квалифицированную юридическую помощь и услуги на профессиональной основе по гражданским делам (арбитражные суды, суды общей юрисдикции).

Гражданский кодекс РФ регулирует все виды правоотношений с которыми физическому или юридическому лицу приходится сталкиваться в повседневной деятельности.

Многие моменты правоотношений дополнительно регулируются специальными законами или иными нормативно-правовыми актами.

 

В случае если у Вас возник вопрос, касающийся Ваших гражданских прав, Вы можете проконсультироваться у меня по телефону или согласовать время очной консультации, а также задать свой вопрос,  перейдя по ссылке  "задать свой вопрос адвокату".

 

Также могу оказать юридическую помощь дистанционно (удаленно), для чего пройдите по ссылке Моя помощь жителям других городов 

 

Адрес: Россия, г. Саратов, ул Чернышевского,  д. 60/62, оф. 509. 

Здание "Фрегат" напротив бассейна "Саратов", (район ледового дворца спорта «Кристалл», район Городского парка.) 

Телефон: +7 (8452) 32- 47- 97, в федеральном формате: +7 962-622-47-97

 E-mail: [email protected] 

 

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 марта 2014 г. N 17

 

ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ВОПРОСАХ,

СВЯЗАННЫХ С ДОГОВОРОМ ВЫКУПНОГО ЛИЗИНГА

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" постановляет дать арбитражным судам (далее - суды) следующие разъяснения:

 

 

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

 

 

 

Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

 

2. Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов.

3. При разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

3.2. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

3.3. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

3.4. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т.п.

3.5. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора <1>.

--------------------------------

<1> Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по следующей формуле:

 ПФ =  ( (П – А) – Ф) /  (Ф х  С дн) ) х 365 х 100

 где ПФ - плата за финансирование (в процентах годовых),

П - общий размер платежей по договору лизинга,

А - сумма аванса по договору лизинга,

Ф - размер финансирования,

С дн  - срок договора лизинга в днях.

 

3.6. Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

4. Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

5. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности (то есть с нарушением стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта) содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя.

6. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несет лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю. Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю.

7. Если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут).

В случае если лизингодатель отказывается (уклоняется) от совершения действий, необходимых для получения страхового возмещения, лизингополучатель, поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга, вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения, а в случае отказа лизингодателя от такой уступки вправе приостановить внесение лизинговых платежей (статья 328 ГК РФ).

8. В случае гибели (утраты) незастрахованного предмета лизинга лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

 


 

 примечание.

Разъяснения, содержащиеся в пункте 9, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте ВАС РФ (размещено на сайте ВАС РФ 03.04.2014).

 


 

9. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

Указанные риски не возлагаются на лизингодателя в том случае, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо изначально были юридически или экономически взаимосвязаны между собой, чем может быть обосновано возложение на сублизингополучателя риска недобросовестных действий сублизингодателя.

10. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого - совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ, при этом положения статьи 353 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем статьей 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

11. В целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

 

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.А.ИВАНОВ

 

И.о. секретаря Пленума

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.Г.ПЕРШУТОВ

324797.ru

Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №17

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Пленума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
 

Москва

№17

14 марта 2014 г.

Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразия в разрешении споров, связанных с применением законодательства о финансовой аренде (лизинге), Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее - суды) следующие разъяснения:

1. В настоящем постановлении под договором выкупного лизинга понимается договор лизинга, который в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее - Закон о лизинге) содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором.

Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической.

2. Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя - в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов.

3. При разрешении споров, возникающих между сторонами договора выкупного лизинга, об имущественных последствиях расторжения этого договора судам надлежит исходить из следующего.

3.1. Расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

В то же время расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой согласно следующим правилам.

3.2. Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу.

3.3. Если внесенные лизингополучателем лизингодателю платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга превышают доказанную лизингодателем сумму предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков и иных санкций, предусмотренных законом или договором, лизингополучатель вправе взыскать с лизингодателя соответствующую разницу.

3.4. Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п.

3.5. Плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора [1].

3.6. Убытки лизингодателя определяются по общим правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

В частности, к реальному ущербу лизингодателя могут относиться затраты на демонтаж, возврат, транспортировку, хранение, ремонт и реализацию предмета лизинга, плата за досрочный возврат кредита, полученного лизингодателем на приобретение предмета лизинга.

4. Указанная в пунктах 3.2 и 3.3 настоящего постановления стоимость возвращенного предмета лизинга определяется по его состоянию на момент перехода к лизингодателю риска случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга (по общему правилу статьи 669 ГК РФ - при возврате предмета лизинга лизингодателю) исходя из суммы, вырученной лизингодателем от продажи предмета лизинга в разумный срок после получения предмета лизинга или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика (при этом судам следует принимать во внимание недостатки, приведенные в акте приема-передачи предмета лизинга от лизингополучателя лизингодателю).

Лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи предмета лизинга лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств сторон. В таком случае суду при расчете сальдо взаимных обязательств необходимо руководствоваться, в частности, признанным надлежащим доказательством отчетом оценщика.

5. В силу пункта 2 статьи 22 Закона о лизинге риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном получении и использовании предмета лизинга.

Наличие в Законе о лизинге специальных правил о распределении рисков само по себе не препятствует применению общих положений главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга.

Так, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности (то есть с нарушением стандарта поведения разумного и осмотрительного коммерсанта) содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, либо не принял разумных мер к их уменьшению, это согласно пункту 1 статьи 404 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя.

6. Рассматривая споры о том, какие права по договору купли-продажи предмета лизинга имеет лизингодатель или каким образом он должен осуществлять свои права по иным договорам, связанным с предметом лизинга (например, договорам страхования), судам следует исходить из принципа добросовестности (пункт 3 статьи 1 ГК РФ) и принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении приобретения права собственности на предмет лизинга в будущем. В частности, в случае просрочки передачи продавцом предмета лизинга, если риск неисполнения обязательств продавцом несет лизингополучатель, который обязан вносить лизинговые платежи независимо от получения предмета лизинга во владение, право требования в отношении неустойки и иных санкций за нарушение договора купли-продажи принадлежит лизингополучателю. Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю.

7. Если погибший или поврежденный предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, он обязан предпринять разумные усилия для получения страхового возмещения. При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут).

В случае если лизингодатель отказывается (уклоняется) от совершения действий, необходимых для получения страхового возмещения, лизингополучатель, поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга, вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения, а в случае отказа лизингодателя от такой уступки вправе приостановить внесение лизинговых платежей (статья 328 ГК РФ).

8. В случае гибели (утраты) незастрахованного предмета лизинга лизингополучатель не освобождается от обязанности компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения указанных затрат.

9. При рассмотрении споров, вытекающих из договоров сублизинга, судам необходимо учитывать следующее. В том случае, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

Указанные риски не возлагаются на лизингодателя в том случае, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо изначально были юридически или экономически взаимосвязаны между собой, чем может быть обосновано возложение на сублизингополучателя риска недобросовестных действий сублизингодателя.

10. В соответствии с пунктом 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга.

Названное положение Закона о лизинге означает, что при залоге предмета лизинга подлежат учету также правомерные интересы лизингополучателя, заключающиеся в приобретении права собственности на предмет лизинга, свободный от прав третьих лиц, после исполнения им обязательств по договору лизинга.

Если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предмет залога является одновременно предметом договора лизинга (например, в силу того, что залогодателем является юридическое лицо, основной вид деятельности которого - совершение лизинговых операций), то суды, разрешая споры между лизингополучателем и залогодержателем, должны учитывать следующее.

По смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает прекращение договора лизинга в связи с надлежащим исполнением его сторонами своих обязательств (статья 408 ГК РФ), вследствие чего залог предмета лизинга прекращается применительно к пункту 2 статьи 354 ГК РФ, при этом положения статьи 353 ГК РФ к отношениям сторон применению не подлежат.

До момента полного исполнения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей заложенными по договору залога имущества, являющегося предметом лизинга, считаются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей.

Вместе с тем статьей 23 Закона о лизинге установлено, что к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения на него взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязанности лизингодателя, определенные в договоре лизинга, в частности обязанность передать право собственности на предмет лизинга лизингополучателю.

Если же залогодержатель докажет, что он не знал и не должен был знать о том, что предмет залога является предметом лизинга либо будет передан в лизинг, то к отношениям залогодержателя, залогодателя и лизингополучателя подлежат применению положения ГК РФ о залоге имущества без учета особенностей залога предмета лизинга, указанных в этом пункте.

11. В целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.



[1] Плата за финансирование (в процентах годовых) определяется по следующей формуле:

     (П - А) - Ф
ПФ = ------------ x 365 x 100 ,
      Ф x С/ДН

где ПФ - плата за финансирование (в процентах годовых),

П - общий размер платежей по договору лизинга,

А - сумма аванса по договору лизинга,

Ф - размер финансирования,

С/ДН - срок договора лизинга в днях.

 

 

 

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

И.о. секретаря Пленума
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

 

А.Г. Першутов

 

altai.arbitr.ru

Типичные споры по выкупному лизингу

Основной вопрос: 14 марта Пленум ВАС РФ принял постановление о выкупном лизинге. Что следует учесть компании, которая собирается взять имущество в лизинг либо планирует начать судебное разбирательство по спору из договора выкупного лизинга?
Решение: теперь при расторжении договора выкупного лизинга не требуется рассчитывать и возвращать лизингополучателям выкупные платежи, заложенные в лизинговых платежах. Необходимо посчитать только плату за финансирование по формуле, учитывающей взаимные предоставления сторон.

Долгое время суды не принимали во внимание существенную разницу между арендным и выкупным лизингом. Например, если компания заключает на два года договор лизинга автомобилей, после чего возвращает их лизинговой компании и опять берет в лизинг уже новые, то речь идет о традиционном договоре аренды. Другая модель отношений имеет место, когда компания хочет купить грузовой автомобиль и обращается в лизинговую компанию для получения финансирования. Практика показала, что один и тот же подход (в частности, арендный) к этим моделям применить нельзя. Во втором случае отношения лизингодателя и лизингополучателя напоминают скорее отношения банка и должника по договору кредита, но обеспечением лизинговой компании выступает собственность на предмет лизинга, а не право залога. Чтобы суды учитывали финансовую специфику данной группы договоров, Пленум ВАС РФ принял постановление от 14.03.14 № 17 Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга, далее постановление № 17 (впервые понятие выкупной лизинг было использовано в постановлении Президиума ВАС РФ от 22.03.12 № 16533/11).

В постановлении № 17 к выкупному лизингу отнесены две ситуации. Первая из них состоит том, что по условиям договора лизинга лизингополучатель автоматически становится собственником предмета лизинга при выплате всех лизинговых платежей (включая выкупную цену, если ее оплата указана в договоре). Вторая охватывает случаи, когда договором предусмотрено условие о выкупе предмета лизинга по окончании договора лизинга по цене, настолько меньшей его рыночной стоимости на момент выкупа, что она является символической (п. 1 постановления № 17). Помимо этого в постановление № 17 включены позиции ВАС РФ по ряду наиболее типичных споров, касающихся выкупного лизинга. Некоторые из этих позиций являются своего рода революцией, другие же закреплением сложившихся в практике подходов.

Споры о последствиях расторжения договора выкупного лизинга

До постановления № 17 в практике судов при рассмотрении споров о последствиях расторжения договора выкупного лизинга превалировал так называемый арендный подход. Он сводится к тому, что в случае досрочного расторжения договора лизинга лизингополучатель обязан вернуть лизинговой компании предмет лизинга независимо от уже уплаченного объема лизинговых платежей (ст. 622 ГК РФ, п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29.10.98 № 164-ФЗ О финансовой аренде (лизинге), далее закон № 164-ФЗ). На первый взгляд это справедливо и соответствует закону. Но загвоздка в том, что по условиям таких договоров после внесения всех лизинговых платежей (или символической выкупной стоимости) право собственности на предмет лизинга должно перейти к лизингополучателю. То есть все это время лизингополучатель вносил оплату не просто за пользование в состав уплачиваемых им лизинговых платежей входила еще и выкупная стоимость предмета лизинга. Поэтому, выплатив часть лизинговых платежей, лизингополучатель частично оплачивал и предмет лизинга.В итоге зачастую после расторжения договора лизинговые компании получали и вещь, и деньги (за пользование и частично за выкуп предмета лизинга), то есть даже больше, чем они рассчитывали при заключении договора.

В то же время могла быть и обратная ситуация: если на момент расторжения договора лизинга лизингополучатель оплатил совсем небольшую часть лизинговых платежей, а сам предмет лизинга существенно потерял свою начальную стоимость. В этом случае убытки несла уже лизинговая компания.

Прежняя практика ВАС РФ: расчет выкупной цены в составе лизинговых платежей. В 2010 году в постановлении от 18.05.10 № 1729/10 Президиум ВАС РФ попытался решить эту проблему с помощью концепции, согласно которой лизинг это купля-продажа плюс аренда (в действительности был сделан шаг на пути к применению финансового подхода, так как купля-продажа с рассрочкой это, по сути, и есть финансирование). В этом деле лизингополучатель требовал от лизингодателя вернуть выплаченную им часть выкупной цены в связи с расторжением договора лизинга и изъятием предмета лизинга. В самом же договоре условие о выкупной стоимости отсутствовало, а переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю должен был состояться после уплаты последнего лизингового платежа. В постановлении Президиум ВАС РФ подтвердил, что в такой ситуации выкупные платежи входят в состав лизинговых платежей и при досрочном расторжении договора лизинга их нужно вернуть лизингополучателю. То есть арендные платежи нужно оставить лизинговой компании, а выкупные платежи должны вернуться к лизингополучателю. Но тогда встал вопрос: как можно вычленить выкупную составляющую из лизинговых платежей? В данном деле ВАС РФ не ответил на этот вопрос и отправил дело на новое рассмотрение. Он лишь сделал ссылку на статью 424 Гражданского кодекса, дав понять, что нужно руководствоваться рыночной ценой (без учета амортизации), то есть ценой, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. При новом рассмотрении суд рассчитал выкупную стоимость по рыночной цене.

Но применение данного подхода сразу показало его недостатки. Во-первых, при выкупном лизинге как таковая арендная часть не выделяется сторонами и даже не имеется в виду. Стороны сделки заинтересованы в осуществлении финансовой услуги, а не в предоставлении имущества в аренду. Классическим уже стал следующий пример если сравнить, сколько стоит аренда автомобиля Ford Focus в течение года (по ценам любой компании, занимающейся предоставлением автомобилей в аренду) и сколько стоит выкупной лизинг этого же автомобиля на год, мы увидим, что механизмы, лежащие в основе определения платежей, в каждом из случаев будут отличаться. В одном случае компании платят за пользование вещью, в другом возвращают предоставленное финансирование и плату за него. Во-вторых, для некоторых вещей вообще нет рынка, с которым можно что-то сравнить (например, нефтяная труба, которая произведена для конкретной установки).

Nota bene!

Все позиции ВАС РФ по выкупному лизингу основаны на необходимости достижения баланса между сторонами договоров выкупного лизинга. В частности, нужно учитывать, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии (п. 2 постановления № 17). На эту концепцию можно ссылаться и в других спорах по выкупному лизингу, которые не вошли в постановление № 17.

Позже в постановлении от 12.07.11 № 17389/10 Президиум ВАС РФ решил, что выкупную стоимость нужно считать не по рыночной стоимости, а по остаточной стоимости, рассчитанной согласно Положению по бухгалтерскому учету Учет основных средств ПБУ 6/01, утв. приказом Минфина России от 30.03.01 № 26н (далее ПБУ). Но и этот подход не всегда срабатывал, так как зачастую по ПБУ стоимость предмета лизинга не совпадает с его реальной рыночной стоимостью. Так, если по ПБУ срок амортизации станка, например, 10 лет, это не значит, что в реальной жизни через 10 лет его выкинут он может работать еще лет 3040.

Новый подход ВАС РФ: сальдовый метод. В постановлении № 17 ВАС РФ предложил новое для российской судебной практики решение рассматриваемой проблемы. Он решил, что нужно смотреть на лизинг не как на аренду, а как на финансирование. При этом в случае расторжения договора выкупного лизинга его стороны не должны извлекать из этого какие-либо выгоды, на которые они не рассчитывали при заключении договора лизинга (п. 3.1 постановления № 17).

Новый финансовый подход ВАС РФ заключается в соотнесении взаимных предоставлений по договору выкупного лизинга, совершенных до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств). В частности, сумму уплаченных лизингополучателем платежей (без учета аванса) в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга нужно сравнить с суммой предоставленного финансирования, платой за финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, убытками и иными санкциями, предусмотренными законом или договором. И если выплаченная лизингополучателем сумма платежей в совокупности со стоимостью возвращенного предмета лизинга окажется меньше того, на что мог претендовать лизингодатель (суммы предоставленного финансирования, платы за финансирование, убытков и иных санкций), то лизингодатель вправе потребовать получившуюся разницу. А если, наоборот, больше, то уже лизингополучатель вправе будет получить разницу (п. 3.2, 3.3 постановления № 17).

При этом ВАС РФ предусмотрел специальную формулу расчета платы за финансирование она, как указано выше, понадобится для расчетов по сальдовому методу (п. 3.5 постановления № 17):

Из этой формулы был исключен аванс, поскольку аванс это собственный вклад лизингополучателя. Он не должен учитываться при расчете платы за финансирование, предоставленное лизингодателем.

ПФ = ((П-А)-Ф) / (Ф*С/дн) * 365 *100

где ПФ плата за финансирование (в процентах годовых),

П общий размер платежей по договору лизинга,

А сумма аванса по договору лизинга,

Ф размер финансирования,

С/дн срок договора лизинга в днях.

Таким образом, с помощью ВАС РФ произошла смена подходов теперь не нужно высчитывать арендную и выкупную составляющие лизинговых платежей. Достаточно только посчитать с помощью формулы плату за финансирование, после чего сравнить встречные требования лизингодателя и лизингополучателя (сальдо взаимных обязательств).

Споры в связи с неисполнением продавцом договора купли-продажи предмета лизинга

Согласно пункту 2 статьи 22 закона № 164-ФЗ, риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи предмета лизинга и связанные с этим убытки несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором лизинга. Чаще всего по условиям договора лизинга как раз лизингополучатель и выбирает продавца, а значит, берет все риски на себя. В частности, риск того, что продавец не поставит предмет лизинга, но лизингополучателю все равно придется оплачивать лизинговые платежи.

Практика ВАС РФ: за нарушения продавца отвечает лизингополучатель. Естественно, что при непоставке предмета лизинга лизингополучатели отказывались платить лизинговые платежи: собственно, если исходить из арендного подхода, то лизингополучатель действительно не пользовался вещью, а значит, он не должен платить за пользование. При этом судебная практика по этому вопросу не отличалась единообразием до появления постановления Президиума ВАС РФ от 14.10.08 № 6487/08. В этом деле рассматривался такой спор: выбранный лизингополучателем продавец не поставил предмет лизинга, поэтому лизингополучатель не стал выплачивать лизинговые платежи лизинговой компании. Тогда лизинговая компания решила взыскать с лизингополучателя убытки (неполученные лизинговые платежи). Суды, включая Президиум ВАС РФ, удовлетворили ее иск. Надзорная инстанция указала, что в случае нарушения обязательств продавцом лизингополучатель (который выбрал продавца и несет риски) должен компенсировать убытки лизингодателя, в том числе невыплаченные лизинговые платежи (п. 2 ст. 22 закона № 164-ФЗ). При этом никаких исключений из этой позиции ВАС РФ не было.

Nota bene!

В постановлении Президиума ВАС РФ от 14.07.09 № 5014/09 тоже прослеживается, что за нарушения продавца отвечает лизингополучатель, который его выбрал. В этом деле лизингодатель расторг договор поставки и взыскал с продавца через суд предоплату и пени. Продавец решение суда не исполнил, поэтому аналогичное требование лизингодатель заявил к лизингополучателю, который выбрал продавца. Суды отказали в иске из-за того, что лизингодатель уже отсудился с продавцом. Но Президиум ВАС РФ отменил судебные акты, указав, что, поскольку по решению суда лизингодатель не смог получить деньги по независящим от него причинам, он вправе подать такое же требование к лизингополучателю.

Исключение: нарушение лизингодателем стандарта осмотрительности. Позже Президиум ВАС РФ обратил внимание на то, что возможны исключения из сложившейся практики. Бывают ситуации, когда при нарушении обязательств продавцом убытки возникают или их размеры увеличиваются из-за действий самих лизингодателей.

ПРИМЕР ИЗ ПРАКТИКИ

В договоре купли-продажи автокрана было указано, что покупатель (лизингодатель) должен оплатить продавцу, выбранному лизингополучателем, аванс в размере 20 процентов, а остальную часть после того, как товар придет на границу России и Китая. Но лизингодатель оплатил сразу полную стоимость товара. В итоге предмет лизинга не был поставлен на границу, а продавец оказался банкротом. Лизингополучатель подал иск о взыскании аванса, уплаченного лизингодателю при заключении договора лизинга. Суды отказали в иске, но кассация отправила дело на новое рассмотрение. На втором круге рассмотрения дела лизингодатель подал встречный иск о взыскании убытков (неоплаченных лизинговых платежей). Первая инстанция удовлетворила частично оба иска и произвела зачет требований. Но апелляция изменила это решение: она удовлетворила только требования лизингополучателя (кассация с ней согласилась). А вот у Президиума ВАС РФ оказалось другое мнение. Он указал, что действительно по общему правилу риски лежат на лизингополучателе, поскольку именно он выбирал продавца. Но исходя из договорных условий риск был в пределах аванса в размере 20 процентов, а не всей цены договора лизинга. Это означает, что лизингодатель, оплатив полную стоимость сразу, поступил неосмотрительно. По мнению ВАС РФ, такое поведение является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя (п. 1 ст. 401 ГК РФ). В итоге Президиум ВАС РФ решил, что лизингодатель должен вернуть лизингополучателю выплаченные последним авансовые (лизинговые) платежи, а лизингополучатель должен возместить убытки в размере 20 процентов (а не 100 процентов) от цены договора лизинга (постановление Президиума ВАС РФ от 12.07.11 № 17748/10).

Интересный вопрос

Как посчитать стоимость возвращенного предмета лизинга?

Она рассчитывается исходя из суммы, вырученной лизингодателем от его продажи в разумный срок после получения или в срок, предусмотренный соглашением лизингодателя и лизингополучателя, либо на основании отчета оценщика. При этом недостатки предмета лизинга должны быть указаны в акте приема-передачи. Кстати, лизингополучатель может доказать, что при определении цены продажи лизингодатель действовал недобросовестно или неразумно, что привело к занижению стоимости предмета лизинга при расчете сальдо взаимных обязательств (п. 4 постановления № 17).

Из этого дела хорошо видно, что в случае нарушения лизингодателем стандарта осмотрительности риски, которые по общему правилу лежат на лизингополучателе, могут быть переложены на лизингодателя. Эта позиция была закреплена и в пункте 5 постановления № 17. В частности, в нем указано, что факт несения рисков лизингополучателем не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с ненадлежащей поставкой предмета лизинга. Если лизингодатель нарушит стандарт осмотрительности, то к нему могут применяться общие положения главы 25 Гражданского кодекса об ответственности за нарушение обязательств с учетом особенностей договора лизинга. Размер ответственности лизингополучателя может быть уменьшен, если продавца выбрал лизингополучатель, но лизингодатель умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, вызванных ненадлежащей поставкой предмета лизинга, или не принял разумных мер к их уменьшению.

Споры в связи с гибелью или повреждением предмета лизинга

По общему правилу риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 211 ГК РФ). Но для целей лизинга закон № 164-ФЗ переворачивает эту презумпцию: если продавца выбрал лизингополучатель, то риски, связанные с гибелью или повреждением предмета лизинга, ложатся на лизингополучателя (п. 1 ст. 22 закона № 164-ФЗ).

Практика ВАС РФ: лизингополучатель должен платить лизинговые платежи даже при гибели вещи. Как и в спорах, связанных с нарушением продавцом обязательств по договору купли-продажи предмета лизинга, здесь всплывает такой же вопрос: должен ли лизингополучатель оплачивать лизинговые платежи, если предмета лизинга больше нет или он был так серьезно поврежден, что теперь им невозможно пользоваться? Если рассматривать этот вопрос с точки зрения арендной теории, то можно сказать, что в результате гибели или повреждения вещи лизингополучатель не может ею пользоваться, а значит, он не должен вносить за ее пользование лизинговые платежи.Но если смотреть на эту проблему с точки зрения финансирования, то лизингополучатель должен и дальше вносить лизинговые платежи, даже если он не может пользоваться предметом лизинга.

Это то же самое, если бы компания купила в кредит определенную вещь, которая была бы уничтожена. В этом случае компании все равно пришлось бы вернуть сумму долга кредитору и уплатить проценты.

При разрешении этой проблемы ВАС РФ остановился на финансовом подходе. В итоге сложилась позиция о том, что по общему правилу риски гибели или повреждения предмета лежат на лизингополучателе, если по условиям договора он выбирал продавца. Ярким примером является постановление Президиума ВАС РФ от 16.03.10 № 15800/09. В этом деле лизингополучатель обратился с иском к лизинговой компании о расторжении договора лизинга из-за кражи предмета лизинга (автомобиля). При этом лизинговая компания заявила встречный иск об оплате лизинговых платежей. В процессе рассмотрения дела выяснилось, что автомобиль был похищен вместе с документами, поэтому страховая компания отказалась выплатить страховое возмещение (это был нестраховой случай). При этом в правилах лизинга, которые являлись приложением к договору лизинга, была установлена обязанность лизингополучателя уплатить лизингодателю сумму невыплаченных платежей в полном объеме, если при утрате предмета лизинга и расторжении в связи с этим договора лизинга страховое возмещение не будет получено. Суды трех инстанций удовлетворили первоначальный иск и отказали во встречном, сославшись на отсутствие вины лизингополучателя, а также на отсутствие доказательств обращения лизинговой компании к страховщику с заявлением о выплате страхового возмещения. Но Президиум ВАС РФ с такой позицией не согласился и отменил судебные акты. Мотивировка была следующая: поскольку риски лежали на лизингополучателе, он несет ответственность за гибель предмета лизинга и должен оплатить все лизинговые платежи (п. 1 ст. 22 закона № 164-ФЗ). При новом рассмотрении суд отказал в расторжении договора лизинга и взыскал с лизингополучателя невыплаченные лизинговые платежи.

Nota bene!

Если за неисполнение обязательств продавцом отвечает лизингополучатель, то в случае просрочки передачи предмета лизинга лизингополучатель вправе требовать с продавца неустойку и иные санкции по договору купли-продажи. А если такую неустойку уже получил лизингодатель, то при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю (п. 6 постановления № 17).

Nota bene!

Размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п. (п. 3.4 постановления № 17).

Уточнение подхода ВАС РФ: случай, когда лизингополучатель может приостановить оплату. Позицию, изложенную в постановлении от 16.03.10 № 15800/09, ВАС РФ развил в постановлении № 17. В частности, он предусмотрел два решения проблемы в случае гибели или повреждения предмета лизинга. Итак, если предмет лизинга не был застрахован, то действует общее правило лизингополучатель обязан компенсировать лизингодателю затраты на приобретение предмета лизинга и плату за финансирование до момента фактического возмещения данных затрат (п. 8 постановления № 17). Если же предмет лизинга был застрахован в пользу лизингодателя, то он обязан предпринять все разумные усилия для получения страхового возмещения (п. 7 постановления № 17). При этом сумма полученного лизингодателем страхового возмещения идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (если договор лизинга не был расторгнут) или при расчете сальдо встречных обязательств (если договор лизинга был расторгнут). Но если лизингодатель отказывается (уклоняется) от получения страхового возмещения, то лизингополучатель (поскольку на нем лежит риск случайной гибели или случайной порчи предмета лизинга) вправе требовать от лизингодателя уступить ему право требования выплаты страхового возмещения. Причем если лизингодатель откажется от такой уступки, то лизингополучатель вправе приостановить внесение лизинговых платежей (ст. 328 ГК РФ).

ВАС РФ предоставил сублизингополучателям больше защиты

У сублизингополучателей появился шанс получить право собственности на предмет лизинга, даже если платежи не дошли до лизингодателя, а остались у сублизингодателя.

Распространена ситуация, когда сублизингополучатель вносит все лизинговые платежи сублизингодателю (после чего по условиям договора к нему должно перейти право собственности на предмет лизинга), а тот не перечисляет их лизингодателю. Раньше ВАС РФ считал, что в этом случае сублизингополучатель не может получить право собственности на предмет лизинга (постановление от 24.04.12 № 16848/11). Позже он занял менее жесткую позицию: в постановлении от 21.05.13 № 17388/12 Президиум ВАС РФ указал, что сублизингополучатель все-таки может получить право собственности, если докажет злоупотребление правом лизингодателя и сублизингодателя. В пункте 9 постановления № 17 ВАС РФ закрепил несколько иной подход к решению этой проблемы. Правда, сразу нужно отметить, что этот подход будет применяться только к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования постановления № 17, то есть после 03.04.14. Итак, теперь общее правило такое: если сублизингодатель был лишь финансовым посредником, а лизингодатель знал о сублизинге, то все риски неисполнения обязательств сублизингодателем ложатся на лизингодателя. А значит, сублизингополучатель сможет получить право собственности на предмет лизинга после внесения всех лизинговых платежей, даже если деньги в итоге не дошли до лизингодателя. Но при этом ВАС РФ сделал оговорку о том, что эти риски не возлагаются на лизингодателя, если он докажет, что сублизингодатель и сублизингополучатель действовали согласованно либо были изначально юридически или экономически связаны между собой (п. 9 постановления № 17). Подробнее о спорах из сублизинга в статье Компания покупает технику через сублизинг. Как быть, если платежи не дошли до первичного лизингодателя (Юрист компании № 5, 2014).

Споры, возникающие в случае залога предмета лизинга

Предмет лизинга, переданный во временное владение и пользование лизингополучателю, является собственностью лизингодателя. Поэтому лизингодатель, считая себя собственником предмета лизинга, может передать его в залог, например, банку (п. 1 ст. 11, ст. 19 закона № 164-ФЗ). В связи с этим нередко лизингополучателям приходится бороться с банками за предмет лизинга.

Nota bene!

Есть шанс, что позиции, изложенные в постановлении № 17, устоят даже после ликвидации ВАС РФ (то есть после 06.08.14). Во-первых, разъяснения по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данные Пленумом ВАС РФ, сохраняют свою силу до принятия соответствующих решений Пленумом ВС РФ (ст. 3 Федерального конституционного закона от 04.06.14 № 8-ФКЗ). Во-вторых, КС РФ, который уже давно исходит из финансовой природы лизинга (постановление от 20.07.11 № 20-П), подтвердил конституционность практики ВАС РФ по договору лизинга (определение от 04.02.14 № 222-О).

Практика ВАС РФ: в некоторых случаях залог на предмет лизинга прекращается. Можно назвать две типичные ситуации, когда происходит конфликт между лизингополучателем и залогодержателем. Первая когда лизинговая компания передает вещь в лизинг, а затем закладывает ее банку по своему долгу, руководствуясь тем, что она является ее собственником. В итоге зачастую банк дожидался, когда лизингополучатель выплатит все лизинговые платежи и выкупную стоимость, и затем сообщал лизингополучателю, что тот выкупил имущество, обремененное залогом. После этого по иску банка суды обращали взыскание на заложенный предмет лизинга (например, постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.05.12 по делу № А31-6449/2011). Президиум ВАС РФ начал бороться с такими решениями. В постановлении от 22.03.12 № 16533/11 он занял следующую позицию: если банк берет в залог вещь, которая находится в лизинге, это означает, что он берет в залог не саму вещь, а право требования. То есть банк может только занять место лизинговой компании и получать лизинговые платежи. Поэтому если лизингополучатель оплатит банку все оставшиеся лизинговые платежи, которые он должен был заплатить лизингодателю, то право собственности на эту вещь перейдет согласно договору лизинга лизингополучателю, а залог прекратится. Аналогичный подход содержится в постановлении Президиума ВАС РФ от 14.05.13 № 17312/12.

Другая типичная ситуация когда лизинговая компания берет кредит в банке на приобретение предмета лизинга и этот предмет лизинга она одновременно отдает в залог банку. То есть получается, что предмет лизинга передается лизингополучателю уже заложенным банку. По этой ситуации ВАС РФ не высказал свое мнение.

Уточнение позиции ВАС РФ: если залогодержатель не знал о лизинге, то залог не прекращается. Так, если лизингодатель передает в залог имущество, фактически переданное в лизинг, то при выплате лизингополучателем всех лизинговых платежей и выкупной стоимости прекращается как договор лизинга, так и залог предмета лизинга. Причем в случае залога предмета лизинга заложенными являются требования лизингодателя к лизингополучателю об уплате лизинговых платежей (а не только сам предмет лизинга). Но этот подход применяется, только если залогодержатель, заключая договор залога, знал или должен был знать о том, что предметом залога является предмет лизинга (к такой ситуации относится любая ситуация, когда залогодателем является компания, у которой основной вид деятельности лизинговые операции). Если же залогодержатель докажет, что он не знал, что предмет залога был (или будет) передан в лизинг, то к такой ситуации будут применяться общие правила о залоге имущества без учета указанных выше особенностей залога предмета лизинга (п. 10 постановления № 17).

Источник — СистемаЮрист

Архив новостей

piterlaw.ru

Об отдельных вопросах по договору выкупного лизинга

Полное описание

ВАС РФ в постановлении Пленума от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» определил важные вопросы разрешения споров по договорам выкупного лизинга. Правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению также к договорам лизинга, в которых содержится условие о выкупе по символической цене.

Отметим некоторые важные моменты.

1. О последствиях расторжение договора выкупного лизинга.

Часто лизингодатели злоупотребляли своими правами при расторжении договора вследствие невнесения лизингополучателем платежей в установленный срок.

ВАС РФ закрепил справедливое, на наш взгляд, правило о том, что расторжение договора выкупного лизинга, в том числе по причине допущенной лизингополучателем просрочки уплаты лизинговых платежей, не должно влечь за собой получение лизингодателем таких благ, которые поставили бы его в лучшее имущественное положение, чем то, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями (пункты 3 и 4 статьи 1 ГК РФ).

Аналогичная позиция принята и в отношении лизингополучателя, в частности, расторжение договора выкупного лизинга по причине допущенной лизингополучателем просрочки в оплате не должно приводить к освобождению лизингополучателя от обязанности по возврату финансирования, полученного от лизингодателя, внесения платы за финансирование и возмещения причиненных лизингодателю убытков (статья 15 ГК РФ), а также иных предусмотренных законом или договором санкций.

В связи с этим расторжение договора выкупного лизинга порождает необходимость соотнести взаимные предоставления сторон по договору, совершенные до момента его расторжения (сальдо встречных обязательств), и определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

Пленум также разъяснил, как производить в этом случае расчеты. 

Если полученные лизингодателем от лизингополучателя платежи (за исключением авансового) в совокупности со стоимостью возвращенного ему предмета лизинга меньше доказанной лизингодателем суммы предоставленного лизингополучателю финансирования, платы за названное финансирование за время до фактического возврата этого финансирования, а также убытков лизингодателя и иных санкций, установленных законом или договором, лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя соответствующую разницу. И, наоборот, если такие платежи больше, то уже лизингополучатель вправе взыскать разницу с лизингодателя.

При этом, размер финансирования, предоставленного лизингодателем лизингополучателю, определяется как закупочная цена предмета лизинга (за вычетом авансового платежа лизингополучателя) в совокупности с расходами по его доставке, ремонту, передаче лизингополучателю и т. п. 

А плата за предоставленное лизингополучателю финансирование определяется в процентах годовых на размер финансирования. Если соответствующая процентная ставка не предусмотрена договором лизинга, она устанавливается судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размером финансирования, а также срока договора.

2. О рисках лизингодателя в отношениях, связанных с сублизингом.

Сублизингополучатель, который внес все платежи по договору сублизинга, становится собственником предмета лизинга, даже если сублизингодатель не полностью исполнил свои обязательства перед лизингодателем. Если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя.

Ранее Президиум ВАС РФ в Постановлении от 24.04.2012 № 16848/11 высказал позицию, противоположную изложенной в Постановлении № 17. 

Таким образом, практика разрешения подобных споров будет меняться.

Юшков Е.С.

Юридическая компания

lex-pravo.ru