Манипулятор мощный: Доступ временно заблокирован

Содержание

Кран манипулятор Unic UR-V 1504

« Назад Самый мощный кран-манипулятор UNIC 02.02.2019 14:43

Как известно, Tadano производит большой ассортимент автокранов, поэтому КМУ этой фирмы выпускаются в определенной «весовой категории», чтобы не конкурировать с собственной продукцией. UNIC не производит автокранов, поэтому манипуляторы этой фирмы охватывают самый широкий диапазон, начиная от самых маленьких КМУ и заканчивая «монстрами», сравнимыми с аналогичными гидроманипуляторами концерна Palfinger

Кран манипулятор Unic UR-V 1504


Вариант монтажа КМУ на заднем свесе шасси

На сегодняшний день это самый большой кран-манипулятор серийно выпускаемый японской компанией Furukawa Unic Corporation с максимальным вылетом стрелы в 25 м. и максимальной грузоподъемностью в 13620 кг (такой вес КМУ может поднять на вылете стрелы 1,22 м, при этом нужно учесть, что в транспортном состоянии стрела данной КМУ имеет  длину в 7,62 м)
Грузовой момент крана-манипулятора UR-V 1504 составляет 16.

6 т/м На максимальном вылете это обеспечивает подъем груза всего 180 кг.


Более распространенный вариант установки манипулятора – за кабиной грузовика

Технические характеристики самого мощного крана-манипулятора производства ЮНИК

Модификация модели КМУ UNIC UR 1504
Грузовой момент (т/м) 16,6
Число секций стрелы 4
Max грузоподъемность на вылете (кг/м) 13620/1,22
Грузоподъёмностьна
на максимальном вылете (кг/м)
180/22,86
Угол подъёма стрелы, град 0-80
Угол поворота колонны, град 360
Собственный вес
крано-манипуляторной установки(кг)
4770
Величина опускания крюка
ниже уровня  грунта (м)
26,5

Ниже представлена одна из возможных конфигураций – гидроманипулятор установлен на шасси Iveco AMT 633944, мощность двигателя грузовика 450 л. с., колесная формула — 6×6 В данном варианте сам кран манипулятор  имеет гидравлические неповоротные аутригеры шириной  5,7 м. Дополнительные задние «лапы»(опоры) имеют ширину 2,3 м.

Напоминаем, что в ООО “Крантраксервис” можно приобрести КМУ б/у не только Tadano и UNIC, но и других японских и корейских производителей. Полный каталог кранов манипуляторов в наличии см. здесь


Тросовый манипулятор DY SS1956T

В гамме моделей КМУ корейской фирмы DY появилась новинка – ​7,4-тонный тросовый манипулятор SS 1956T

Корейская фирма DY Corporation известна в России своими кранами-манипуляторами и бетононасосами – ​раньше их продавали под маркой DongYang. История компании восходит к 1978 году, когда она освоила выпуск КМУ-надстроек. На сегодняшний день продукцию DY Corporation выпускают на шести заводах, расположенных в Южной Корее, США, Китае, Германии, Индии, Японии. Помимо собственно спецтехники компания поставляет и отдельные ее компоненты.

В частности, гидроцилиндры для землеройных машин – ​их приобретают такие фирмы, как Genie, Hitachi, JCB, CAT, Doosan, Terex и др.
После преобразования компании DongYang Mechatronics в холдинг – ​это произошло в декабре 2014 года – ​спецтехника продается под новым брендом DY. И по-прежнему привлекает наших перевозчиков отличным соотношением цена/качество. Прежде всего это относится к типично азиатским КМУ с телескопической стрелой и тросовой лебедкой (кстати, манипуляторы со складывающейся стрелой компания DY тоже выпускает). А для покупателя корейский кран – ​это выгодная альтернатива японскому. Почему бы не взять такой на замену послужившему уже двум-трем хозяевам манипулятору Unic или Tadano? То есть вместо очередной праворульной машины (как правило, среднетоннажной) можно взять новый 16-тонный КАМАЗ, запчасти к которому в разы дешевле, чем, например, к Hino или Isuzu.
Главное преимущество тросового манипулятора с лебедкой перед шарнирно-сочлененными моделями равной грузоподъемности – ​возможность работы на больших высотах и вылетах. Что востребовано при использовании КМУ в качестве легкого строительного крана. Если в Европе грузовик с манипулятором обычно выполняет лишь транспортные функции (разгрузился и тут же уехал), то в нашей стране такой автомобиль порой надолго остается на стройплощадке. При возведении домов и коттеджей в частном секторе семитонного манипулятора более чем достаточно и для того чтобы положить на фундамент плиты перекрытия, и заливать бетон из бадьи в опалубку колонн каркаса, и поднимать поддоны с кирпичом на второй этаж. В прежние времена, ​когда грузовики с КМУ (тем более импортные) были в диковинку, для такой легкой, но растянутой по времени работы привлекали автокраны массовых моделей – ​например, 25-тонный «Ивановец». Ныне же вездесущие манипуляторы потеснили более дорогую в аренде тяжелую технику, давая возможность заказчикам сэкономить.
С июня 2016 года марку DY в России представляет новый дистрибьютор – ​компания «Техинком». Первой и основной моделью КМУ, поставляемой в рамках этого сотрудничества, стала семитонная установка SS 1926 с шестисекционной стрелой вылетом 19 метров.

Основная стратегия импортера – ​продажа комплектных автомобилей с надстройками DY на недорогих шасси КАМАЗ. Это, как правило, модель 65117 (колесная формула 6х4, грузоподъемность 16 тонн) и 43118 – ​трехосный полноприводный вездеход на односкатных колесах, берущий на борт 9 тонн груза. Сегодня около 95 % машин продаются именно на таких шасси.

По заказу покупателей, предпочитающих шасси подороже, манипуляторы DY ставят и на КАМАЗ‑65207 с «мерседесовским» мотором, облегченной рамой из высокопрочной стали, задней электронноуправляемой пневматической подвеской и передней на малолистовых рессорах. Напомним, речь о машине нового поколения, ведущей родословную от крупнотоннажника Mercedes-Benz Axor с рядным шестицилиндровым мотором и дисковыми тормозами на всех колесах. В отличие от прародителя КАМАЗ комплектуют не «мерседесовской» коробкой передач, а 16-ступенчатым агрегатом фирмы ZF. Для бортовой машины с КМУ идет шасси с низкой кабиной и одним спальным местом – ​высота от пола до потолка составляет 1510 мм. Комплекты деталей кабин поступают на «КАМАЗ» с немецкого завода в Вёрте, и после сварки готовую конструкцию грунтуют и красят по самым современным стандартам качества – ​для этого на заводе в Набережных Челнах смонтирована окрасочная линия фирмы Durr. По мнению специалистов, немецкое оборудование позволило повысить коррозионную стойкость окрашиваемых деталей втрое.

Самый мощный манипулятор 10 тонн, Минск

ВозимВсе (возим все) предоставляет в аренду спецтехнику высшего класса «САМЫЙ МОЩНЫЙ МАНИПУЛЯТОР« 44000 серии компании Палфингер «СММ-44» Минск. Характеристики и описание: Установлен на базе автомобиля шоссейного типа Ивеко. Колесная формула 6х4 (две задние оси ведущие), машина обладает повышенной проходимостью, простым языком практически «полный привод». Длина крана 22 метра, грузоподъемность при минимальном вылете стрелы
в 4,5 м равна 8 тонн, под собой способен поднимать грузы весом 10 — 11,4 тонн.

Если говорить про г/п характеристики, то не все зависит от массы, великую роль играют размеры грузов (чем габариты больше — тем выше захват и вылет делает кран-манипулятор). Длина кузова 6 м, ширина 2,45м. Борта съемные, можно возить негабарит, установка стоит за кабиной, это даёт возможность перевезти негабарит по длине.

ЗАКАЗАТЬ / ЦЕНА / ПОЛНЫЙ ОБЗОР

Случаи, когда самый мощный манипулятор (СММ-44 Минск) незаменим: — при монтаже, демонтаже на высоте до 21-22 метра, когда груз очень тяжелый, его надо поднять на верх (подать на крышу здания), при работе в тесных и условиях с ограничениями по высоте, внутри сооружений и конструкций (например в цехах или ангарах, где нужно погрузить или выгрузить станок, увеличить производство), под линиями электропередач (лэп), при монтировании фундаментных блоков фбс, плит перекрытия и еще огромного множества задач.
Мощный гидроманипулятор «СММ-44» 10 т дислоцируется на территории Минского района и в городе Минске.

Ежедневно готов к выездам для работы в любую точку Республики Беларусь и выполнению самых сложных заданий, которые другим манипуляторам не под силу.
Выгодная аренда — НДС В ЗАЧЁТ! А при условиях долгосрочной аренды действуют скидки до 5%!
Самый мощный манипулятор: описание услуги манипулятора / цена / полный бзор / заказать / отзывы
Аренда манипулятора Минск, Грузоперевозки манипулятором, Доставка стройматериалов

 

 

Закладка Постоянная ссылка.

Мощный инструмент для строительно-ремонтных операций: ямобур с манипулятором.

Наличие собственного ямобура (бурильно-крановой машины) у строительной компании, ИП или органа ЖКУ позволяет выполнять ряд операций, начиная с бурения скважин и ям, заканчивая разгрузочно-погрузочными работами. Последнее обеспечивается за счет КМУ – кран-манипулятора.

Что это такое, зачем он нужен и в чем разница между ним и ГМУ – обо всем этом можно узнать ниже на примере нашего оборудования.

Немного о нас: компания «СДМ-Карат» более 4 лет производит спецтехнику для широкого спектра задач – от лесовозов с ГМУ до ямобуров с кран-манипуляторами. Работаем как с крупными коммерческими организациями и государственными структурами, так и с малым предпринимательством.

Конструкция и назначение манипулятора на ямобуре

КМУ на ямобуре представляет собой кран с выдвижной стрелой, позволяющей проводить следующие виды работ:

  • разгрузочно-погрузочные;
  • строительные и ремонтные;
  • монтажные;
  • высотные.

Интересный факт: помимо ямобура манипулятор подходит для монтажа на бортовые машины и последующей транспортировки различных грузов и стройматериалов.

Как получается ямобур-манипулятор

На нашем производстве БКМ с КМУ (он же ямобур) изготавливается путем установки в кран-манипулятор шнека – винтового стержня, схожего по работе со сверлом, а также гидравлику для бурения. Манипулятор с БКМ позволит не только выполнять погрузку-разгрузку и монтаж, но и проделывать следующие операции:

  • рытье ям под колодцы и другие конструкции;
  • бурение скважин под свайные фундаменты и столбы линий электропередач;
  • геологическая экспертиза перед началом строительства зданий;
  • массовая посадка деревьев.

Так кран-ямобур позволяет выполнять сразу шесть видов операций. Это делает его незаменимой спецтехникой для строительных компаний, частных предпринимателей, организаций, оказывающих жилищно-коммунальные услуги или занимающихся благоустройством территорий.

В чем отличие ГМУ от КМУ

ГМУ представляет собой гидроманипуляторную установку, имеющую грейферный захват для надежной фиксации больших грузов. В большинстве случаев ГМУ ставится на лесовозы и сортиментовозы, используется для разгрузки-погрузки металлических конструкций и лесного сортимента.

КМУ-ямобур используется еще и при строительно-ремонтных, монтажных и высотных работах благодаря крюку и тросу.

4 причины заказать ямобур с манипулятором или спецтехнику с ГМУ в «СДМ-КАРАТ»

  1. Вы точно знаете, что и где покупаете: к вашим услугам не простой дистрибьютор, а полноценный аккредитованный завод, выполняющий полный цикл работ по производству ямобуров-манипуляторов.
  2. Предоставляем полный пакет документов: при регистрации в Ростехнадзоре и ГИБДД не возникнет никаких проблем.
  3. Многообразие комплектаций. Установим КМУ или ГМУ на лесовоз, ломовоз, бортовую машину или седельный тягач. Предлагаем несколько вариантов автомобильных баз – «КАМАЗ», «УРАЛ», «МАЗ», «ГАЗ», Hyundai.
  4. Выполняем гарантийное и постгарантийное обслуживание. Предоставим ремонт по гарантии и техподдержку по ее окончании.

Позаботьтесь о надежном и эффективном решении строительных задач – купите ямобур-манипулятор в компании «СДМ-Карат»!

Аренда манипулятора — Санкт-Петербург | Цены на услуги крана-манипулятора заказать на сайте Перевозка24.

Ру 22.05.2021 №632798

Требуется манипулятор, перевезти груз, бытовка-ларек

22.05.2021 №632492

Нужен манипулятор, подробнее по телефону

17. 05.2021 №630127

Погрузка на производстве 25 паллет с блоками 850кг паллет и отвезти на объект. Расстояние 59км Лесное-Роговцы нужен манипулятор + прицеп или манипулятор плюс шаланда.

14.05.2021 №628988

Железный гараж 3м*6м, перевозка в г.Сосновый Бор, на расстояние 6 км

14. 05.2021 №628900

Забрать 4 бруса по 6 м + 1 брус 6,8 м . Отвезти с Петергоффское ш 73 в Симагино. Один брус поднять на 5 м. Машина нужна 2х осная

07.05.2021 №626433

Бытовка. Ширина – 2500мм, высота – 2800мм, длина – 6700мм. Вес – 3,5т. Необходимо МАНИПУЛЯТОРОМ доставить в Лугу.

04. 05.2021 №625326

Доставка 400 кг арматуры в ЛО, Всеволожский р-н, ДНП Новые Дубки, ул. Сиреневая, 1

02.05.2021 №624752

Пушкин, шоссе подбельского. Второй открытый переезд. Бытовку переместить на 100 метров. Нужен лёгкий манипулятор. Бытовка 240 на 590

26. 04.2021 №622653

Требуется манипулятор, стрела не меньше 19м, начало в 10.00

21.04.2021 №620862

Хотели бы арендовать строительную технику, а именно: -Гидроманипулятор, самый недорогой из возможных Интересует расценка за смену с машинистом, вызывать хотим по заявкам. Оплата с НДС по безналу. Адрес площадки: Санкт-Петербург, ул. Заповедная. д.30 Прошу выставить на нас КП для проведения внутреннего конкурса.

16. 04.2021 №618996

Арендую на смену манипулятор 10т для перевозки бытовок

07.04.2021 №616154

Требуется манипулятор. Нужна консультация специалиста

31. 03.2021 №613997

Требуется манипулятор, загрузка строительного вагончика размером 6 на 2,4 метра, доставка из п. Песочного Курортного района в п. Комарово, разгрузка на участке

30.03.2021 №613790

Перевезти одну закладную трубу длина 4м диаметр 1м вес 700кг, загрузка кудрово, выгрузка мга

23. 03.2021 №611964

Выполнение такеллажных работ с использованием техники согласно перечня. Прошу направлять КП на почту [email protected] Колмыкова Анна Гидроманипулятор (г/п 2,5 тонны.), длина борта 6-7 м. (г/п 10 тонн) Гидроманипулятор (г/п 2,5 тонны.), длина борта 8,8 м. (г/п 12 тонн) Гидроманипулятор (г/п 2,5 тонны.), длина борта 12-13,6 м. (г/п 12 тонн)

Статистика раздела

Стоимость рекламы

Манипуляторы. Виды, особенности техники. | СпецТех

Кран-манипулятор – это универсальная спецтехника, соединяющая в себе функционал сразу двух видов техники: автокрана и бортового грузовика. Многофункциональность этой машины позволит вам не заставлять всю стройплощадку целым автопарком машин. Также кран-манипулятор часто используют для бытовой перевозки или как эвакуатор.

Виды кранов-манипуляторов

Этот вид техники обычно разбивают на три группы и классифицируют по:

  • Колесной базе;
  • Длине и типу стрелы.
  • Грузовому моменту (грузоподъемности).

Особенности кранов-манипуляторов

Параметры шасси

От условий на стройплощадке будет зависеть, на какую колесную базу установят автокран:

  • Прицеп;
  • Трактор;
  • Седельный тягач;
  • Бортовой автомобиль.

Чаще все используют последние два варианта. Кран должен занимать одну четвертую от основной грузоподъемности машины, если он предназначен для транспортировки объектов. Если эта техника вам нужна для разгрузки или погрузки техники он может занять все место в подготовленной машине.

Грузоподъемность

Это один из ключевых параметров для силовой техники. Ведь если неправильно подобрать модель машины, она может не справится с предназначенной ей работой или выполнять её в несколько раз дольше другой модели. От того сколько тонн может поднять кран-манипулятор зависит его классификация.

Существуют 3 основные категории

  1. Легкие;
  2. Средние;
  3. Тяжелые.

От этого параметра зависит стоимость этой спецтехники.

Угол поворота

Часто этот параметр упускают из вида, ведь большая часть техники работает без ограничения угла поворота. Но существуют и боле мощные новые манипуляторы с ограничением, где для увеличения грузоподъемности уменьшается угол поворота.

Управлять стрелой обычно можно дистанционно, с платформы так и с кресла в кабине водителя.

Длинна вылета стрелы

Наряду с грузоподъемностью это один из основных технических характеристик машины. От того сколько секций в стреле и какая у них длинна зависит дальность захвата крана. При подъеме стрелы вверх, уменьшается ее вылет, а повыситься устойчивость техники, на меньшем расстоянии, что позволит поднять более тяжелый объект на малой дистанции.

Навесное оборудование

Кран-манипулятор — это один из видов техники, который способен модифицироваться дополнительным оборудованием, что существенно расширит возможности проводимых работ:

Гидравлический переворот опор — дополнительная опция при установке крана на вездеходы и тягачи.
Гидравлический гусек — дополнительное сочленение КМУ, для подачи объектов не только в вверх, но и, например во внутрь здания.
Гидравлическая лебедка — для подачи грузов в узкое пространство, например колодец или траншея.

Подбирая необходимую модель, стоит учитывать:

  • Массу, объем транспортируемого объекта.
  • Планируемые сроки, объем работы.
  • Природные, погодные условия для использования спецтехники.

Только после формирования плана работ и учета всех факторов нужно переходить к подбору модели.

Краткая характеристика

Если вы запланировали строительство в Москве и Московской области, то использование этого вида техники станет для вас выгодным решением. Колесная база манипулятора вездехода позволяет ей передвигаться по бездорожью, что существо облегчает доставку и разгрузку стройматериалов на стройплощадках в отдаленных местах. Водитель манипулятора способен с помощью стрелы автокрана с максимальной точностью передвигать даже хрупкие грузы. Также среди основных параметров КАМАЗа манипулятора выделяется устойчивостью к любым погодным условиям.


Услуги манипуляторов. Аренда манипулятора 3, 5, 8, 7, 8, 10, 14, 16 тонн в Москве и Мо.

Манипулятор – это особый тип спецтехники, который представляет собой грузовой автомобиль, оснащенный компактным и маневренным подъемным краном. Как правило, при помощи этой стрелы удается поднять на борт до 5 тонн груза одновременно. Существуют и более мощные манипуляторы. Например, некоторые из них имеют грузоподъемность стрелы 10 тонн, а на борт автомобиля может поместиться до 16 тонн различных грузов. Конечно, такие транспортные средства являются незаменимыми во всех сферах экономики, а особенно актуальны в строительстве.

 

Основной отличительной особенностью всех кранов-манипуляторов считается их комфортабельность в плане разгрузки/погрузки тех или иных товаров. За счет многофункциональной стрелы крана удается быстрее и качественнее загружать определенную продукцию на борт, что упрощает работу грузчикам. Даже целая бригада высококвалифицированных рабочих не справится с поставленной задачей быстрее, чем сама машина. Кроме того, существуют крупногабаритные и тяжелые грузы, которые люди просто не в силах поднять. И с этой задачей прекрасно справляется манипулятор. Поэтому он является незаменимым не только на стройке, но и при перевозке других типов товаров, в том числе пищевых, химических, промышленных и т.д.

На сегодняшний день кран-манипулятор выполняет целый ряд необходимых работ. Например, спецтехнику задействуют, когда возникает необходимость в перевозке пеноблоков и газобетона, железобетонных колец, контейнеров с продукцией, бытовок, бревен, кирпича и т.п. Именно поэтому большинство предпринимателей стараются в первую очередь приобрести себе манипулятор. Но что делать, если вашей организации не «по карману» такая дорогостоящая покупка? Однако не стоит отчаиваться, поскольку спецтехнику всегда можно арендовать на тот промежуток времени, когда вам необходимо осуществить транспортировку определенных грузов.

 

Аренда манипулятора – это очень выгодная возможность вести свой бизнес. Особенно популярной она является у предпринимателей, которые недавно открыли собственное дело. Пока бюджет компании невелик, купить новый кран-манипулятор она не в силах. Зато куда проще и удобнее его арендовать в более крупной строительной организации. При этом арендатор не несет расходов на обслуживание спецтехники, не оплачивает дорожные сборы и прочие налоги, не содержит большого штата сотрудников, которые ремонтируют собственный автопарк.

 

Прежде чем арендовать кран-манипулятор, необходимо обратить свое внимание на его грузоподъемность, а также тоннаж и габариты грузов, которые вам предстоит перевезти. Таким образом, нет никакого смысла пользоваться огромной техникой на небольшой строительной площадке. Ей просто негде будет развернуться. В подобных случаях лучше арендовать компактный кран-манипулятор, аренда которого обойдется вам значительно дешевле. Стоит также обратить свое внимание на максимальную высоту, преодолеваемую грузом в результате его подъема. Как уже было отмечено ранее, предельная нагрузка на стрелу является определяющим фактором при выборе спецтехники. Ну, и грузоподъемность борта транспортного средства также играет не последнюю роль.

 

В общем, услуги аренды крана-манипулятора, предлагаемые крупными строительными организациями, в последнее время считаются очень востребованными. Даже если у компании и есть деньги на приобретение данной спецтехники, далеко не во всех случаях она бывает выгодной. Иногда проще арендовать манипулятор и использовать его в своих целях, не неся расходов на содержание, обслуживание и ремонт.

 

Этика манипуляции (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Предварительные мероприятия

1.1 Обычные и глобальные манипуляции

Формы влияния, подобные перечисленным выше, являются обычным явлением в обычных жизнь. Это отличает их от форм влияния, описываемых как «Манипуляция» в литературе о свободе воли. Там термин «манипуляция» обычно относится к радикальным программирование или перепрограммирование всех или большей части агентских убеждения, желания и другие психические состояния.Такая глобальная манипуляция (как мы могли бы это назвать) также обычно представляется происходящим через явно необычные методы, такие как сверхъестественное вмешательство, прямая неврологическая инженерия или радикальные программы идеологической обработки и психологическая подготовка. Глобальные манипуляции обычно думал лишить жертву свободы воли. Эта общая интуиция движет «аргументом манипуляции», который пытается защитить инкомпатибилизм, утверждая, что жизнь в детерминированной вселенной аналогично тому, как стать жертвой глобальных манипуляций.(Для подробное обсуждение этого аргумента см. в обсуждении манипуляции аргументы в записи о аргументы в пользу инкомпатибилизма.)

Несмотря на различия между обычными манипуляциями и формами манипуляции в литературе о свободе воли, все еще стоит задаться вопросом об отношениях между ними. Если глобальная манипуляция полностью лишает свою жертву свободы воли или автономии, может быть более обычным формы манипуляции делают нечто подобное, но в более ограниченном шкала? Если Тоня поддастся одной из тактик Ирвинга, следует ли нам считать ее менее свободной – и, возможно, менее ответственный – за выполнение X ? Пока мало кто исследовал связь между обычными манипуляциями и формами глобальных манипуляции обсуждаются в литературе о свободе воли.(Два исключения Long 2014 и Todd 2013).

1.2 Приложения теории обычных манипуляций

До недавнего времени манипуляции редко становились предметом философское исследование само по себе. Однако тот факт, что обычно считается, что манипуляции подрывают законность согласия привело к его частому упоминанию в областях, где действительность согласия под вопросом.

Одна из таких областей – медицинская этика, где предложенные условия автономное информированное согласие часто ссылается на необходимость обеспечения того, чтобы согласием не манипулируют.Фактически, один из первых устойчивых философские дискуссии о манипуляциях появляются в Рут Фаден, Том Бошан и влиятельная книга Нэнси Кинг A History and Теория информированного согласия (1986). Мнение, что манипуляции подрывает законность согласия широко распространено среди медицинских специалисты по этике. Однако гораздо меньше согласия относительно того, как определять является ли данная форма влияния манипулятивной. Нигде нет этого отсутствие согласия более очевидно, чем в недавних обсуждениях «Подталкивает».

Концепция подталкивания была введена Кассом Санстейном и Ричардом. Талер, чтобы сослаться на преднамеренное введение тонких, ненасильственных влияет на принятие решений людьми, заставляя их делать более оптимальный выбор (Thaler & Sunstein 2009; Sunstein 2014). Некоторый подталкивания просто предоставляют более качественную и понятную информацию; эти толчки, кажется, лучше всего охарактеризовать как влияния, улучшающие качество рационального обдумывания. Но другие подталкивания действуют психологические механизмы, отношение которых к рациональному обдумывание в лучшем случае сомнительно.Многие из этих подталкиваний используют эвристика, предубеждения в рассуждениях и принятии решений и другие психологические процессы, которые действуют вне сознательного осознания. Например, некоторые данные свидетельствуют о том, что пациенты с большей вероятностью выберите операцию, если им сказали, что при ней выживаемость составляет 90% а не 10% летальности. Было бы манипулятивно для хирургу, чтобы использовать этот эффект кадрирования, чтобы подтолкнуть пациента к принятие решения, которое хирург считает лучшим? Это манипулятивное чтобы менеджер кафетерия размещал более здоровую пищу на уровне глаз подтолкнуть клиентов к их выбору? Вопрос о том, когда и когда подталкивание манипулировать вызвало оживленную дискуссию.

Некоторые защитники подталкивания предполагают, что, поскольку это часто невозможно сформулировать решение без указания лица, принимающего решение какое-то направление , в кадрировании нет ничего манипулятивного такие решения так или иначе. Например, врачи должен предоставить информацию о результатах либо с точки зрения уровня летальности, либо выживаемость (и если они дают оба, они должны сначала дать одну), и Менеджеры кафетерий должны выбрать что-то, чтобы поставить их на уровень глаз в отображает.В таком случае почему думают, что сознательно выбирая один способ превратить решение в другой является манипулятивным? Некоторый защитники подталкивания предполагают, что в случаях, когда это неизбежно сознательно вносить нерациональное влияние в процесс принятия решений. это не является манипуляцией. Но есть причины опасаться этого линия мысли. Предположим, что Джонс едет на собеседование на вагон метро настолько переполнен, что он неизбежно врежется против его попутчиков.Предположим, что он извлекает выгоду из этого факт, чтобы умышленно натолкнуть на своего конкурента кандидата на работу (который находится на той же вагон метро) за дверь, как только она закрывается, таким образом гарантируя, что он опоздать на его собеседование. Ясно тот факт, что некоторые натыкаются на Участие Джонса было неизбежным, не оправдывает его умышленное столкновение с соперником. Точно так же, даже если мы неизбежно вносить нерациональные влияния друг на друга принятия решения, этот факт кажется недостаточным, чтобы доказать, что такое влияния никогда не могут быть манипулятивными.Несомненно, эта аналогия несовершенный, но этого должно быть достаточно, чтобы поставить под сомнение предположение что преднамеренное подталкивание не является манипулятивным просто потому, что некоторые подталкивание неизбежно.

Более подробные дискуссии о том, фокусируются ли манипуляции с подталкиванием меньше о неизбежности подталкивания в том или ином направлении, и подробнее о механизмах, с помощью которых происходит подталкивание, и о направлении в котором он толкает человека, которого толкают. Хотя есть широкая согласие с тем, что некоторые подталкивания могут быть манипулятивными, пока нет консенсуса выяснилось, какие подталкивания являются манипулятивными или как отличить манипулятивный от неманипулятивного подталкивания.(Для примера подходов на вопрос о том, манипулируют ли подталкиваниями и когда, см. Блюменталь-Барби 2012; Блюменталь-Барби и Берроуз 2012; Сагай 2013; Wilkinson 2013; Ханна 2015; Родинки 2015; Nys & Engelen 2017; и Noggle 2017. Аргументы, которые подталкивают, иногда могут быть моральными оправданы, даже если они манипулятивны, см. Wilkinson 2017 и Nys И Энгелен 2017).

Вопросы о законности подталкивания выходят за рамки медицинских контекст. Талер и Санстейн выступают за их использование правительством, работодатели и другие учреждения помимо отрасли здравоохранения.Использование правительством подталкивания вызывает дополнительные опасения, особенно о стоящем за ними патернализме (Arneson 2015; White 2013). Вопросы о других формах манипуляции в политической сфере также были подняты философами и политическими теоретиками. В идея о том, что политические лидеры могут получить, сохранить или консолидировать политическая власть с помощью средств, которые мы сейчас назвали бы манипулятивными, может быть восходит, по крайней мере, к древнегреческим фигурам, таким как Калликл и Фразимах. Никколо Макиавелли не только детали, но и рекомендует политическую тактику, которую мы, вероятно, сочли бы манипулятивный.Более поздние философские работы о политических манипуляциях включает книгу Роберта Гудина 1980 года о манипуляциях Политика и важный документ Клаудии Миллс, «Политика и манипуляции» (1995).

В области деловой этики уделяется большое внимание философии. сосредоточился на вопросе, является ли реклама манипулятивным. В экономист Джон Кеннет Гэлбрейт назвал рекламу «Манипулирование желанием потребителя» и сравнил бытие цель рекламы с

подвергался нападению демонов, которые иногда внушали ему страсть к шелку рубашки, иногда для посуды, иногда для ночных горшков и иногда для апельсиновой тыквы.(Гэлбрейт, 1958)

Некоторые философы критиковали рекламу аналогичным образом. Часто эта критика ограничивается формами рекламы, не просто передают точную фактическую информацию. Как и в случае с чисто информационные подталкивания, трудно утверждать, что реклама, которая всего лишь передает точные фактические информация манипулятивна. Однако большинство рекламных попыток влиять на поведение потребителей другими способами, кроме или в дополнение к чисто предоставление точной информации.Такой неинформативный реклама – самая подходящая мишень для опасений по поводу манипуляций. Том Бошан и Роджер Крисп привели веские аргументы, что такие реклама может быть манипулятивной (Beauchamp 1984; Crisp 1987). Похожий критика утверждает, что неинформационная реклама может подорвать автономия или ненадлежащее вмешательство в желания потребителей (например, Сантилли 1983). Такая критика является либо версиями, либо близкими родственники критики рекламы как манипуляции. С другой стороны, Роберт Аррингтон утверждает, что на самом деле реклама очень редко манипулирует своей аудиторией или подрывает ее автономия аудитории (Arrington 1982).Майкл Филлипс собрал большое количество эмпирических данных, чтобы утверждать, что, хотя некоторые реклама манипулятивна, ее критики сильно переоценивают ее силу влиять на потребителей (Phillips 1997).

1.3 Два вопроса о манипуляциях

Как станет ясно из нашего обсуждения, два основных вопроса нужно ответить о манипуляциях. Удовлетворительная теория манипуляция должна ответить им обоим.

Один вопрос – назовите это идентификатором вопрос – касается определения и идентификации: как мы можем определить, какие формы влияния являются манипулятивными, а какие нет? Удовлетворительный ответ предположительно включал бы общее определение манипуляция, которая объясняет, какие разнообразные формы манипулятивного влияние имеют общее.Помимо освещения того, как различные случаи манипуляции – это проявление одного более основного явления, ответ на вопрос идентификации также должен дать критерии для определения того, является ли данный случай влияния манипулятивный. Такой анализ, конечно, может показать, что некоторые из явления, которые мы до теоретически склонны были считать манипуляции существенно отличаются от явных случаев манипулирование, чтобы мы могли пересмотреть наше использование термина «Манипуляция», по крайней мере, в контекстах, где точность важный.

Второй вопрос – назовите это оценкой . вопрос – касается морали: как мы должны оценивать моральный статус манипуляции? Удовлетворительный ответ на этот вопрос должен сказать нам, всегда ли манипуляция аморальна. И если манипуляция не всегда аморальна, удовлетворительный ответ на вопрос оценки должен сказать нам, как определить, когда манипуляции аморально. Но что еще более важно, удовлетворительный ответ на вопрос оценки должен объяснить , почему манипуляции аморально, когда аморально.Какая особенность манипуляции делает это аморально в тех ситуациях, когда аморально?

Хотя вопросы идентификации и оценки различаются, они не полностью независимы. Любой анализ того, почему манипуляция аморальный (когда он аморален) предполагает некоторый учет того, что манипуляции есть. Таким образом, наш ответ на идентификационный вопрос будет ограничить наш ответ оценочным вопросом. Но ответ на идентификационный вопрос может сделать больше, чем ограничить наш Ответ на вопрос оценки: это может также руководство это.Если В отчете о манипуляциях его основная характеристика определяется как быть похожим на что-то еще, что у нас есть независимые основания считать, что это морально неправильное, то мы, вероятно, захотим утверждают, что манипуляции недопустимы по тем же причинам. Наконец, мы может потребоваться скорректировать наши ответы на один или оба вопроса, если они вместе подразумевают неправдоподобные последствия. Например, если мы определим манипулирование как любая форма влияния, кроме рационального убеждения или принуждения, а затем заявляют, что неправильность манипуляции абсолютным, мы будем вынуждены заключить, что никакая форма влияния кроме того, рациональное убеждение всегда законно с моральной точки зрения.Это радикальный вывод, который немногие готовы принять, но это вывод, который является результатом совмещения определенного ответа на идентификационный вопрос с определенным ответом на оценку вопрос.

2. Ответ на идентификационный вопрос

В настоящее время существует три основных характеристики манипуляции над предложение в литературе: манипуляция рассматривается как влияние, которое подрывает или обходит рациональное обдумывание. Второй рассматривает это как форма давления.Третий рассматривает это как обман.

2.1 Манипуляция как причина обхода

Часто говорят, что манипуляции «обходят», «Подорвать» или «подорвать» цель рациональное обдумывание. Однако не всегда ясно, требование понимается как определение манипуляции или просто как заявление о манипуляции (возможно, что частично объясняет его моральный статус). Но давайте рассмотрим, действительно ли идея этой манипуляции Обходит разум может служить определением манипуляции.

Мысль о том, что манипулятивные воздействия обходят цель способность к рациональному обдумыванию привлекательна как минимум для двух причины. Во-первых, разумно предположить, что, поскольку манипуляции отличается от рационального убеждения, оно должно влиять на поведение посредством которые не задействуют рациональные возможности цели. Во-вторых, это кажется интуитивно понятным описывать формы влияния, которые явно обходят способность цели к рациональному обдумыванию как манипулятивная. Для Например, предположим, что подсознательная реклама работает так, как обычно – хотя, вероятно, неточно – изображается, поэтому то, что вы подверглись воздействию подсознательного сообщения, призывающего вас «Пить Кока-кола »может повлиять на ваше поведение, не вовлекая механизмы рационального обдумывания.Интуитивно такое влияние Казалось бы, явный случай манипуляции.

Подсознательная рекламная тактика – наряду с гипнозом и поведенческая обусловленность – обычно изображаются как эффективные методы влияния на других без их ведома и, следовательно, без задействовать их способности к рациональному обсуждению. Эффективность такой тактики почти наверняка сильно преувеличивается в популярных (а иногда и философское) воображение. Однако, если мы представим они работают так же хорошо, как их иногда изображают, тогда они бы представляют собой четкие примеры того, что может означать сказать, манипуляция обходит разум.Таким образом, мы можем понять манипуляцию с точки зрения обхода рационального обдумывания и понять «В обход рационального обдумывания» с точки зрения использования психологические механизмы или методы, которые могут вызвать поведение без всякого участия рационального размышления.

Однако этот подход сталкивается с серьезной проблемой. Если мы определим манипулирование с точки зрения обхода рационального обдумывания, а затем использование преувеличенные изображения гипноза и подсознательной рекламы проиллюстрируем, что значит обойти рациональное обсуждение, мы установим очень высокая планка для чего-то, что можно считать манипуляцией.Этот бар будет быть слишком высоким, чтобы считать любую тактику Ирвинга манипуляцией, поскольку ни один из них полностью не обходит способность Тони к рациональное обдумывание, как эта подсознательная реклама, гипноз или обусловливание обычно изображаются как действие. Фактически, как Моти Горин отмечает, что манипуляции часто связаны с тактикой, которую использует на рациональные мощности объекта (Горин 2014а). Это определенно верно в отношении тактики, которую Ирвинг использует, чтобы повлиять на Тоню в приведенные выше примеры: все они кажутся лучше описанными как способы влиять на размышления Тони, чем обходить их.

Возможно, мы могли бы охарактеризовать манипуляцию не с точки зрения обхода обдумывание вообще, но в плане обхода рационального размышления, то есть путем введения нерациональных влияний в совещательный процесс. Таким образом, мы можем последовать примеру Джозефа Раза в утверждении что

манипуляция, в отличие от принуждения, не мешает варианты человека. Вместо этого он извращает то, как этот человек принимает решения, формирует предпочтения или принимает цели. (Раз 1988: 377)

Отношение к манипуляции как к обходу рационального осмысления , и затем охарактеризовав «в обход рационального обдумывания» в условия внесения в обсуждение нерациональных влияний, хорошо согласуется с наблюдением, что манипуляция противоречит рациональное убеждение.Более того, характеризуя «обход рациональное обдумывание »таким образом снизит планку для влияние считается манипулятивным.

Однако теперь нам стоит побеспокоиться о том, что планка установлена ​​слишком низко. Для многих формы нерационального влияния не кажутся манипулятивными. Для например, графическое изображение опасности курения или текстовых сообщений во время очевидно, что вождение не является манипулятивным, даже если оно не придает нового информация к цели (Blumenthal-Barby 2012). Кроме того, моральный убеждение часто связано с нерациональным влиянием.Обращается к Золотое правило предложит собеседнику представить, как бы он чувствует, что принимает участие в рассмотрение. Трудно поверить, что все подобные призывы по своей сути манипулятивны, даже когда они больше обращаются к чувствам чем к фактам (о которых собеседник, возможно, уже знает). Наконец, подумайте о чем-нибудь столь же безобидном, как переодевание перед тем, как отправиться в путь. на свидание или собеседование. Предположительно, цель таких «Управление впечатлениями» – это произвести определенное впечатление к аудитории.Тем не менее, переодевание за один раз мало что если есть рациональное основание для выводов о том, что хорошо одетый человек действительно любит изо дня в день. Таким образом, подобного рода управление впечатлением кажется попыткой нерациональное влияние. И все же кажется странным считать это манипуляция – особенно если мы относимся к “манипуляции” как имеющий оттенок аморальности. Конечно, мы можем избежать эту проблему, определив «манипуляцию» в моральном нейтральным образом, а затем утверждая, что эти формы манипуляции не аморальный, а другие.Но это просто решит проблему не решая его, а пока мы хотели бы знать, что отличает аморальные формы манипуляции со стороны тех, кто не аморален.

Возможно, мы могли бы решить эту проблему, определив разум более широко, чтобы апелляция к эмоциям могла считаться формой рационального убеждение. Такой шаг может быть независимо мотивирован отказ от того, что некоторые критики считают радикальным гипер-когнитивистским отделение разума от эмоций. Однако не совсем ясно, что позволяя эмоциональным призывам считаться рациональным убеждением, мы очень далеко в определении манипуляции с точки зрения обхода разума.Для в то время как мы избежим неправдоподобного вывода о том, что все призывы к эмоциям являются ipso facto манипулятивными, теперь мы сталкиваемся с вопрос о том, какие обращения к эмоциям являются манипулятивными, а какие – нет. И это близко к тому самому вопросу, что идея обойти Разум должен был помочь нам ответить.

Таким образом, несмотря на правдоподобие утверждения о том, что манипуляции не способность цели к рациональному обдумыванию, используя это претензии к определить манипуляции сталкиваются с серьезными проблемами: если мы воспринимать слово «обход» буквально, тогда учетная запись, кажется, пропустите множество примеров подлинных манипуляций.Но если мы ослабим наши понимание «обхода разума», так что оно применимо к любая нерациональная форма влияния, то это, кажется, считается манипулятивный – многие формы влияния, которые не кажутся манипулятивными. И если мы исправим эту проблему , приняв концепцию разума согласно которому призывы к эмоциям не являются ipso facto нерационально, то остаётся исходная проблема определение того, какие обращения к эмоциям являются манипулятивными, а какие не. Возможно, есть способ охарактеризовать «обход» причина », которая может служить основанием для правдоподобного определения манипуляция с точки зрения обхода причины.Но самые очевидные способы для определения «обходной причины» кажутся тупиками, и в настоящее время нет других предложений.

Тем не менее, даже если определить манипуляцию с точки зрения обхода разум оказывается тупиком, все еще возможно, что манипуляция действительно обходит разум в некотором смысле . Но это может оказаться, что нам нужно самостоятельное определение манипуляции прежде чем мы сможем определить в , какие манипуляции смыслами обходят причина. Некоторые писатели, такие как Касс Санстейн и Джейсон Ханна, похоже, имеют в виду такой подход, когда они изначально характеризуют манипулирование с точки зрения обхода или ниспровержения разума, но затем уйти чтобы заглянуть в «обход или подрыв» с точки зрения некоторых другой отчет о манипуляциях (Sunstein 2016: 82–89; Hanna 2015).

Однако недавний аргумент Моти Горина вызывает вопросы у утверждают, что манипуляция обходит разум или ниспровергает его, даже если это утверждение не используется для определения того, что такое манипуляция (Горин 2014а). Горин утверждает, что манипуляции могут происходить даже тогда, когда цель предлагается только веские причины. Его аргументы основаны главным образом на примерах вот так: Джеймс желает смерти Жака, так как это позволить Джеймсу унаследовать большое состояние. Джеймс знает, что Жак считает, что (1) Бог существует, и что (2) если бы Бога не было, жизнь было бы бессмысленно, и у него не было бы причин продолжать жить.Джеймс предоставляет Жаку рациональные аргументы против существования Бога. Эти аргументы полностью затрагивают рациональные взгляды Жака. способности, и, следовательно, Жак приходит к выводу, что Бога не существует. Жак тут же кончает жизнь самоубийством – как и надеялся Джек. было бы. Как отмечает Горин, деятельность Джеймса, похоже, не повлияла на обошли, подорвали или иным образом причинили вред Жаку способность к разуму – действительно, Джеймс зависел от Жака способность использовать свои рациональные способности для рисования (то, что Джеймс считал а) правильный вывод из его аргументов.Если мы примем Горин характеризует действия Джеймса как манипулятивным, то его пример представляет собой серьезный вызов для утверждают, что манипуляции всегда обходят возможности цели для рационального обдумывания.

2.2 Манипуляции как обман

Второй подход к манипуляциям рассматривает их как форму обмана, и связывает это концептуально с обманом. Связь между манипуляциями а обман – общая тема как нефилософских, так и философские дискуссии о манипуляциях.В литературе по реклама, например, обвинение в том, что (по крайней мере, некоторая) реклама является манипулятивным, часто основывается на утверждении, что он создает ложные убеждения или вводящие в заблуждение ассоциации (например, связь жизнеспособности Мальборо человека к продукту, вызывающему рак легких). Точно так же в его обсуждение обещаний, Т. М. Скэнлон осуждает манипуляции как средство создания ложных убеждений и ожиданий (Scanlon 1998: 298–322). Шломо Коэн предлагает несколько иную версию взаимосвязь между манипуляциями, согласно которой различие заключается в методах, с помощью которых цель побуждается к принять ложное убеждение (Коэн готовится к печати).Но даже на этом больше нюансированный взгляд, все еще существует сильная связь между манипуляциями и обман.

Хотя некоторые версии представления обмана просто рассматривают манипуляции как обман в том, что они вызывают ложные убеждения и оставляют их при этом более широкие версии представления трактуют манипуляцию как гораздо более широкая категория, частным случаем которой является обман. Тогда как обман – это умышленная попытка обманом заставить кого-то принять ложное убеждение, более развернутые версии обмана см. манипуляция как преднамеренная попытка обмануть кого-то и заставить любое неправильное психическое состояние – вера, желание, эмоция и т. д.

Ранний пример этого более широкого подхода, основанного на уловке, к манипуляции можно найти в статье 1980 года Вэнса Кастена, который пишет что

манипуляция происходит, когда есть различие между тем, что кто-то намеревается делать и что он делает на самом деле, когда эта разница прослеживается до другого таким образом, что можно сказать, что у жертвы есть был введен в заблуждение. (Кастен 1980: 54)

Хотя многие примеры введения Кастен в заблуждение связаны с некоторыми форме обмана, он приводит примеры, в которых манипуляция включает побуждение жертвы к неуместным эмоциям, таким как чувство вины.Более недавно Роберт Ноггл отстаивал версию этого более обширного подход, написав, что

Существуют определенные нормы или идеалы, которые определяют убеждения, желания и эмоции. Манипулятивное действие – это попытка получить чью-то убеждения, желания или эмоции нарушить эти нормы, не соответствовать эти идеалы. (Noggle 1996: 44)

В том же духе Энн Барнхилл пишет, что

манипуляция напрямую влияет на чьи-то убеждения, желания, или эмоции, из-за которых она не соответствует идеалам веры, желания или эмоции, которые обычно не соответствуют ее личным интересам или, скорее всего, нет в ее личных интересах в данном контексте .(Barnhill 2014: 73, акцент оригинальный; аналогичный вид см. в Hanna 2015)

Клаудия Миллс предлагает теорию, которую можно рассматривать как версия или близкий родственник мошеннической учетной записи:

Таким образом, можно сказать, что манипуляция каким-то образом предлагая веские причины, хотя на самом деле это не так. Манипулятор пытается изменить убеждения и желания другого, предлагая ей плохие причины, замаскированные под веские или ошибочные аргументы, замаскированные под звук – там, где сам манипулятор знает, что это плохо причины и ошибочные аргументы (Mills 1995: 100; см. Benn 1967 и Gorin 2014b за несколько схожие идеи).

Эта более обширная версия представления об обмане сохраняет связь между манипуляциями и обманом, но распространяет ее на охарактеризовать манипуляцию как побуждение – обман – цель в принятие любого ошибочного психического состояния, включая убеждения, но также желания, эмоции и т. д. Этот взгляд может быть расширен за счет принимая наблюдение Майкла Чолби о том, что феномен эго истощение может побудить цели манипуляции сформировать ошибочные намерения (то есть намерения, не отражающие их рассмотренные ценностей), потому что их сопротивление искушению было изношено (Чолби 2014).

Мотивировать точку зрения обмана можно, обратившись к различным примерам, одному особенно плодотворный набор, из которых Отелло . Кажется естественным описать шекспировское персонаж Яго как манипулятор. Действия, в силу которых он достоинства этого ярлыка, по-видимому, предполагают различные формы обмана. Для Например, через инсинуацию, недосказанность и хитроумную аранжировку обстоятельства (например, стратегически положенный носовой платок) он обманывает Отелло заподозрил – а затем поверил – что его новый невеста Дездемона изменила.Затем он играет на “Отелло” неуверенность и другие эмоции, которые привели его к иррациональному ревность и ярость, которые затмевают его любовь к Дездемоне и затуманивают его суждение о том, как реагировать. Представление об обмане составляет наше ощущение, что Яго манипулирует Отелло, отмечая, что Яго обманывает его в принятие различных ошибочных состояний ума – ложных убеждений, необоснованные подозрения, иррациональные эмоции и так далее. Дело в том, что точка зрения обмана объясняет наше ощущение, что Яго манипулирует Отелло, ключевое соображение в его пользу.

Сторонники обмана расходятся по нескольким деталям, большинство из которых в частности о том, как определить неисправное психическое состояние . Некоторый сторонники точки зрения обмана утверждают, что манипуляция происходит, когда влиятельный человек пытается внушить то, что он считает как ошибочное психическое состояние в размышлениях цели (Миллс 1995; Ноггл 1996). Напротив, Джейсон Ханна утверждает, что мы следует определять манипуляцию как попытку ввести объективно ошибочное психическое состояние в цель обсуждения (Hanna 2015: 634; см. также Sunstein 2016: 89).Энн Барнхилл защищает ложную версию манипуляции, но предполагает, что наше использование термина «манипуляция» несовместимо с вопрос о том, чьи стандарты определяют, будет ли влиятельный попытки побудить цель принять ошибочное психическое состояние (Barnhill 2014).

Хотя учетная запись обмана имеет большую привлекательность, она сталкивается с важная проблема: очевидно, что это не может считаться манипулятивным целый класс тактик, которые интуитивно кажутся манипулятивный. Такие приемы, как обаяние, давление со стороны сверстников и эмоциональность шантаж (тактика 1, 5 и 9), похоже, не связан с обманом.Еще кажется вполне естественным думать о такой тактике как о форме манипуляция.

2.3 Манипуляции с давлением

Третий способ охарактеризовать манипуляцию – рассматривать ее как своего рода давление, чтобы сделать то, что желает влиятельный человек. На этом счету тактика вроде эмоциональный шантаж и давление со стороны сверстников – парадигмальные примеры манипуляции, поскольку они оказывают давление на цель путем наложения затраты на невыполнение того, что хочет манипулятор. Одно обоснование для рассмотрение манипуляции как формы давления – это наблюдение, что манипуляция – это ни рациональное убеждение, ни принуждение.Похоже, что это правдоподобно предположить, что существует континуум между рациональными убеждение и принуждение относительно уровня давления осуществляется, с рациональным убеждением, без давления, принуждения оказание максимального давления, а в средней зоне – манипуляции, оказание давления, которое не является принудительным. Таким образом, мы может прийти к мысли, что манипуляция – это форма давления, которое не поднимается до уровня принуждения.

Одно из самых ранних философских описаний манипуляций, написанное Руфью. У Фейдена, Тома Бошампа и Нэнси Кинг есть такая структура.Они начинают противопоставляя использование рационального убеждения, чтобы убедить пациента принять лекарство, необходимое с медицинской точки зрения, просто заставив его принять его. потом они замечают, что

Есть много промежуточных случаев: например, предположим, что врач ясно дал понять, что он или она будет недоволен пациентом, если пациент не принимает препарат, и пациент запуган. Хотя пациент не уверен, что это лучший способ принимать лекарство, … пациент соглашается принимать лекарство потому что кажется, что принятие будет способствовать лучшим отношениям с врачом … Здесь пациент выполняет действие … под усиленной мерой контроля со стороны врача роль, авторитет и даже рецепт.В отличие от первого случая, пациенту не очень трудно сопротивляться предложение врача, но, в отличие от второго случая, это тем не менее неловко и трудно устоять перед этим скорее «Контролирующий» врач. (Фейден, Бошан и Кинг 1986: 258)

Они утверждают, что такие «промежуточные» дела составляют манипуляция. Однако они не утверждают, что все формы манипуляции попадают в среднюю часть этого континуума; они также считать формы обмана, идеологической обработки и соблазнения манипулятивный, и утверждают, что

некоторые манипулятивные стратегии могут быть такими же контролирующими, как принуждение или как неконтролируемость как убеждение; другие манипуляции куда-то падают между этими конечными точками.(Faden, Beauchamp и King 1986: 259)

Тем не менее, идея о том, что по крайней мере некоторые формы манипуляции вовлечение давление было очень влиятельным.

Джоэл Файнберг предлагает похожий рассказ о манипуляциях. Он пишет, что много техник, чтобы заставить кого-то действовать определенным образом

может быть помещен в спектр силы, исходящей от собственно принуждения, с одной стороны, через компульсивное давление, собственно принуждение и принудительное давление, манипуляции, убеждения, соблазнения и простые запросы на другой крайности.Граница между принуждением к действию и просто заставить действовать происходит где-то в манипуляциях или Убеждение – часть шкалы. (Файнберг 1989: 189)

Майкл Клигман и Чарльз Калвер предлагают аналогичный счет:

.

Попытка повлиять на поведение B принимает манипулятивный характер, когда… Основное намерение A больше не должно добросовестно убеждать B , что действующие в соответствии с требованиями A будет соответствовать B рациональные оценки результата; [а] закупить или спроектировать необходимое согласие путем оказания давления, в преднамеренном и рассчитанным способом, на том, что он считает управляемыми чертами B Мотивационная система .(Клигман и Калвер, 1992: 186–187)

Клигман и Калвер продолжают различать это манипулятивное давление. от принуждения, утверждая, что последнее, в отличие от первого, включает «Достаточно сильные стимулы … чтобы это было неразумно ожидать, что ни один разумный человек не поступит так » (Клигман и Калвер 1992: 187). Совсем недавно Марсия Барон и Аллен Вуд также обсуждал формы манипуляций, которые кажутся лучшими. характеризуются как формы давления (Baron 2003; Wood 2014).

Хотя мы можем рассматривать идею, что манипуляция состоит из формы давление как полноценная теория манипуляции, большинство авторов только что процитированное утверждение, что некоторые формы манипуляции состоят из давление. В частности, большинство согласны с Фаденом, Бошаном и Кингом, что другие формы манипуляции больше похожи на обман. Таким образом, это несколько искусственно говорить о модели давления как о теории предназначен для охвата всех форм манипуляции. Точнее рассматривать модель давления как утверждающую, что применение ненасильственного давления достаточно (но, возможно, не обязательно), чтобы влияние считать манипулятивным.

2.4 Дизъюнктивные, гибридные и другие виды

Наше обсуждение счетов с обманом и давлением подчеркивает довольно поразительный факт: если мы рассмотрим тактики, которые кажутся интуитивно понятными чтобы быть примерами манипуляции, мы находим тактики, которые кажутся лучшими описываются как формы обмана, а также тактика, которая кажется лучшей описываются как формы давления. Это вызывает недоумение, поскольку на лицо здесь обман и давление кажутся совершенно разными. Что мы должны сделать из того, что мы используем то же самое понятие – манипуляция – для обозначения методов воздействия, которые похоже, работают с такими непохожими механизмами?

Возможны несколько вариантов ответа.Во-первых, возможно, что общий использование термина «манипуляция» относится к такому разнообразному набору явлений, которые ни один анализ не сможет охватить все формы влияние, к которому обычно применяется этот термин. Фелиция Акерман утверждает, что термин «манипуляция» демонстрирует «Комбинаторная неопределенность»: пока она связана с такие особенности, как запрещение рационального обдумывания, неэтичность, обманчивость, игра на нерациональных порывах, проницательность, давление и т. д., «ни одно условие в списке не является достаточным, … И нет единого условия… даже не требуется »для пример влияния, чтобы быть манипулятивным (Ackerman 1995: 337–38).

Во-вторых, мы можем считать, что понятие манипуляции не является расплывчатым. но скорее дизъюнктивный, так что манипуляция состоит из либо обман либо давление . Действительно, в одном из самый ранний философский анализ манипуляции, Джоэл Рудинов берет этот подход. Рудинов начинает со следующей диссертации:

A пытается манипулировать S iff A пытается влиять на поведение S с помощью обмана или давления или играя на предполагаемой слабости S .(Рудинов 1978: 343)

Далее он утверждает, что использование давления носит исключительно манипулятивный характер. если потенциальный манипулятор направит его на какую-то предполагаемую слабость в его цель, которая сделает ее неспособной сопротивляться; это приводит ему доработать свое определение с точки зрения «обмана или путем играя на предполагаемой слабости »цели, со вторым дизъюнкция предназначена для прикрытия тактики, основанной на давлении (Rudinow 1978: 346). Несколько других философов последовали дизъюнктивному принципу Рудинова. подход к определению манипуляции (Tomlinson 1986; Sher 2011; Mandava И Миллум 2013).

Может начаться несколько иная версия дизъюнктивной стратегии. с постоянным давлением на счете давления между рациональное убеждение и принуждение, но добавим еще одно измерение состоящий из континуума между рациональным убеждением и прямым врущий. Тогда мы могли бы определить манипуляцию в терминах двумерного пространство, ограниченное рациональным убеждением, откровенной ложью и принуждением. А подобная стратегия предложена Сапиром Хендельманом, хотя он добавляет третье измерение, которое измеряет уровень «контроля», который данная форма влияния оказывает (Handelman 2009).

Дизъюнктивные стратегии, сочетающие в себе счета обмана и давления привлекательны, потому что, кажется, они работают лучше, чем один только учет обмана или давления при учете большого разнообразия тактик, которые интуитивно кажутся манипуляциями. Тем не мение, это более широкое покрытие имеет свою цену. Если дизъюнктивный подход просто ставит «или» между счетами обмана и давления, тогда он оставит без ответа вопрос о том, что делает все формы манипуляции проявлениями одного и того же явления.Из Конечно, возможно, что на этот вопрос нельзя ответить, потому что, на самом деле есть две несводимо разные формы манипуляция. Но это похоже на вывод, который мы должны принять только неохотно, после добросовестных попыток определить действительно ли есть что-то общее между основанными на давлении манипуляции и манипуляции, основанные на обмане.

Один из возможных ответов на этот вызов мог бы дать Марсия. Важная статья Барона «Манипулятивность», которая диагностирует лежащий в основе морального зла в манипуляциях с точки зрения Аристотелевский порок.Она предлагает рассматривать манипулятивность как порок. избытка в отношении того, «в какой степени – и как и когда и кому и для каких целей – стремиться влиять поведение других »(Baron 2003: 48). По ее мнению, манипулятивность находится на противоположной крайности от тисков

отказ от потенциально полезных советов; или воздерживаясь от попытки помешать кому-то сделать что-то очень опасное, ибо Например, когда вы едете домой из дома в нетрезвом виде. (Барон 2003: 48)

Возможно, тогда мы сможем понять лежащее в основе сходство между манипуляции с обманом и давлением как проявление общий порок, как разные способы ошибиться в отношении того, как и насколько мы должны пытаться влиять на окружающих.

Наконец, стоит отметить два других подхода к определению манипуляция. Патрисия Гринспен предполагает, что манипуляция – это своего рода гибрид принуждения и обмана. Она пишет, что

случаи манипуляции, кажется, имеют отношение к обоим обычным категории преднамеренного вмешательства в деятельность другого агента автономия, принуждение и обман, но отчасти в результате они не вписываются в любую категорию. (Гринспен 2003: 157)

Таким образом, мы можем охарактеризовать ее взгляд как «конъюнктивный» теория манипуляции, согласно которой она содержит элементы и давление и обман.Это действительно кажется правдой что манипуляторы часто прибегают к давлению и обману. Например, манипулятор, который использует давление со стороны сверстников, также может преувеличивать в какой степени сверстники отнесутся к ней неодобрительно, если она выбирает вариант, который манипулятор хочет, чтобы она не выбирала. Однако мы также можем указать на относительно чистые случаи манипулятивного давление или манипулятивные уловки: действительно, все предметы на приведенный выше список можно представить как содержащий либо чистое давление, либо чистое обман.Очевидное существование случаев манипуляций, связанных с только обман или только давление кажутся проблемой для Гибридный взгляд Гринспена.

Эрик Кейв защищает теорию того, что он называет «мотивом. манипуляции »(Cave 2007, 2014). Подход к пещере опирается на различие между «озабоченностью», то есть мотивами, которые состоят из сознательного отношения агента к какому-либо действию или положение дел, а также «мотивы, не вызывающие озабоченности», которые мотивы, которые также не вызывают беспокойства (т. е. они также не осознаются за отношение).Это различие в руке Кейв определяет манипуляцию с мотивами как любую форму влияние, которое действует по мотивам, не вызывающим озабоченности. Эта теория ясно подразумевает, что апеллирует к бессознательным мотивам, а также воздействия, действующие с помощью «квазигипнотических техник» и «грубая поведенческая обусловленность» являются манипулятивными (Cave 2014: 188). Но неясно, что скажет теория Кейва. об апелляции к сознательно пережитым эмоциям или тактике давления как равный прессор или эмоциональный шантаж. Это потому, что различие между поводом, вызывающим беспокойство, и мотивом, не вызывающим беспокойства, которое важная часть теории кажется недостаточно описанной.Такие такие вещи, как мой страх неудачи или мое желание сохранить вашу дружбу обеспокоенность? Без более полного описания решающего различия между беспокойства и мотивации, не вызывающей беспокойства, трудно сказать, были ли Теория Кейва дает правдоподобный ответ на идентификацию вопрос.

3. Ответ на вопрос оценки

Полный ответ на вопрос оценки должен рассказать нам о своего рода противоправность, которой обладает манипуляция: является ли это абсолютно безнравственный, pro tanto безнравственный, prima facie безнравственный, и т.п.? Он также должен указывать нам, когда манипуляция аморальна, если это не так. всегда аморально. Наконец, удовлетворительный ответ на оценку вопрос должен сказать нам, что делает манипуляции аморальными в тех случаях, когда это аморально.

3.1 Всегда ли манипуляции ошибочными?

Предположим, что Тоня – пойманный террорист, который спрятал бомбу в город и что ее предпочтительный курс действий – сохранить его Место секрет, пока он не взорвется. И предположим, что Ирвинг – Следователь ФБР, который хочет, чтобы Тоня раскрыла местонахождение бомбы. прежде, чем он взорвется.Как бы таким образом заполнить детали изменить нашу моральную оценку различных способов, которыми Ирвинг мог побудить Тоню передумать?

Один довольно крайний ответ был бы: «Вовсе нет». Этот жесткая точка зрения будет утверждать, что манипуляция всегда морально неправильна, нет каковы бы ни были последствия. Поскольку эта жесткая точка зрения напоминает Печально известная жесткая позиция Канта о том, что ложь всегда неверна, можно было бы обратиться к этике Канта в поисках соображений, подтверждающих Это. Но так же мало кто принимает жесткую позицию Канта против лжи, жесткий взгляд на манипуляции также кажется недолгим на защитников.

Менее радикальной позицией было бы то, что манипуляция всегда pro tanto неправильно, иногда другие моральные соображения могут перевесить pro tanto ошибочность манипуляции. Таким образом, мы может подумать, что манипуляция всегда в некоторой степени неправильна, но это уравновешивания моральных факторов иногда бывает достаточно, чтобы манипуляция оправдана балансом. Что могут включать в себя такие факторы? Одним из очевидных кандидатов могут быть последствия – например, тот факт, что успешные манипуляции Ирвинга с Тоней спасли бы много невинных жизней.Не-консеквенциалистские факторы также могут быть считались уравновешивающими соображениями: возможно, безнравственность Характер Тони, или тот факт, что она действует по злому желанию или намерение, является уравновешивающим фактором, который может перевесить pro tanto ошибочность манипуляций Ирвинга. Важно отметить, что на Согласно этой точке зрения, тот факт, что действие включает в себя манипуляцию, всегда моральная причина избегать этого, даже если более сильная компенсация соображения в целом подтверждают, что это не неверно.Например, даже если Манипуляции Ирвинга с Террористкой Тоней в целом не ошибочны (например, из-за невинных жизней, которые будут спасены), если Ирвинг сможет получить Тоня раскрыть местонахождение бомбы без каких-либо манипуляций (или все остальное, что сравнительно аморально), то это было бы морально лучше не манипулировать ею.

Напротив, мы могли бы считать, что манипуляция – это всего лишь prima facie аморально. С этой точки зрения предполагается, что манипуляции аморальны, но это предположение можно опровергнуть в некоторых ситуации.Когда презумпция проигрывает , манипуляция невозможна. совсем не ошибся (т.е. даже pro tanto не ошибся). На этом точки зрения, мы можем сказать, что, хотя манипуляция обычно неправильна, это не совсем не так в террористическом сценарии. С этой точки зрения не только Манипуляции Ирвинга с Террористкой Тоней в целом не ошибочны, но у него нет даже моральной причины выбирать неманипулятивный метод заставить Тоню раскрыть бомбу местоположение, если таковое имеется.

Более сложный – но, возможно, в конечном итоге более правдоподобно – вид сочетает в себе prima facie и pro tanto подходов.Такой взгляд считал бы, что манипуляция prima facie аморальна, но когда это неверно, ошибочность скорее pro tanto , чем абсолютная. На с этой точки зрения, существуют ситуации, в которых презумпция против манипуляции побеждены, а манипуляции даже не pro tanto неправильно. Возможно, такой блеф в покере. Но где презумпция не опровергнута, ошибочность манипуляции лишь pro tanto , и поэтому может быть перевешен веские уравновешивающие моральные соображения.В таких случаях, даже если он не является неправильным манипулировать балансом, это все равно было бы морально предпочтительнее избегать манипуляций в пользу кого-то другого, морально законная форма влияния. Манипулировать другом, заставляя воздерживаться от отправки текста, чтобы возобновить оскорбительные отношения, может быть пример, где pro tanto неправильность манипуляции перевешивают другие соображения. В таком случае кажется правдоподобным утверждать, что с моральной точки зрения было бы предпочтительнее использовать разум, а не чем манипуляции, чтобы заставить друга увидеть, что отправка текст был бы ошибкой, даже если бы факты ситуации оправдать прибегать к манипуляциям.Взгляды на эти линии были защищает Марсия Барон (2014: 116–17). Хотя это мнение гораздо менее абсолютный, чем жесткая точка зрения, он сохраняет утверждение, что манипуляция prima facie неверна, так что всегда есть презумпция аморальности, хотя иногда такая презумпция побежден. Это также совместимо с идеей, что термин «Манипуляция» встроила в него оттенок морального неодобрение.

Однако утверждение о том, что манипуляции предположительно неверны, может быть оспаривается.Кто-то может возразить, что «манипуляция» – это или по крайней мере, это должно быть морально нейтральным термином без даже презумпции безнравственности. С этой точки зрения, может ли данный случай манипуляции аморальность всегда будет зависеть от обстоятельств ситуации, и сам термин не включает (или не должен включать) никаких презумпций в одну сторону или Другие. Ясно, что существуют неморальные представления о манипуляциях. Когда мы говорим об ученом, манипулирующем переменными в эксперименте, или пилот, манипулирующий элементами управления самолетом, мы используем этот термин без намека на моральное осуждение.В социальных науках мы можем найти случаи использования термина «манипуляция» в морально нейтральный способ, даже если другой человек является целью манипуляция. Например, несколько работ эволюционного психолог Дэвид М. Басс и его коллеги используют термин «Манипуляция» более или менее как синоним «Влияние» в их обсуждениях того, как люди влияют поведение других людей (D.M. Buss 1992; D.M. Buss et al. 1987). Конечно, указывая на морально нейтральное использование «Манипуляция» на самом деле не решает вопрос о следует ли нам предпочесть морализированное или неморализированное представление о манипуляция.Аргумент в пользу неморализированного представления о манипуляция предоставлена ​​Алленом Вудом, который пишет, что

Если мы думаем, что моральный аргумент должен исходить не только из наши сторонники или убеждения, или апелляция к нашей неоспоримой интуиции, но вместо этого путем выявления объективных фактов о ситуации, которые дают у нас есть веские причины для осуждения или одобрения определенных вещей, тогда мы как правило, было бы намного лучше использовать неморализированное чувство слов например, «принуждение», «манипулирование» и «Эксплуатация» – смысл, в котором эти слова могут быть используется для обозначения таких объективных фактов.(Вуд 2014: 19–20)

Как бы мы ни ответили на вопрос, есть ли манипуляции в вообще абсолютно аморально, prima facie аморально, pro tanto аморально или даже предположительно не аморально, есть явно ситуации, в которых манипуляция аморальна. Любой полный ответ на вопрос оценки должен объяснить, почему манипуляция аморально в тех случаях, когда аморально. Кроме того, любое мнение, что считает, что манипуляции только pro tanto и / или prima facie безнравственно должен сказать нам, какие соображения могут опровергнуть презумпцию аморальности и / или перевесить pro tanto безнравственность.Было предложено несколько учетных записей для идентификации источник моральной противоправности манипуляции (когда это неправильный).

3.2 Манипуляции и причинение вреда

Возможно, самый простой способ объяснить неправомерность манипуляция (когда это неправильно) указывает на вред, нанесенный ее цели. Манипуляция обычно используется агрессивно, как способ навредить цель манипулятора или, по крайней мере, в пользу манипулятора за счет цели. Вредность манипуляции кажется особенно ярко проявляется в манипулятивных отношениях, где манипуляция может привести к подчинению и даже злоупотреблениям.Более мелкий экономический ущерб извлечения денег у потребителей часто называют ошибочная особенность манипулятивной рекламы, и некоторое обсуждение того, как манипуляции могут привести к тому, что цели войдут в эксплуататорские контракты. Систематические политические манипуляции могут ослабить демократические институты и, возможно, даже ведут к тирании.

Принято считать, что вред всегда является неправильным. особенность – хотя, возможно, это всего лишь prima facie или pro tanto .Таким образом, кажется разумным полагать, что экземпляры манипуляций, которые причиняют вред их жертвам, по крайней мере по этой причине pro tanto или prima facie аморально. Но не все случаи манипуляции вредят их жертвам. Фактически, манипуляции иногда приносит пользу своей цели. Если вред жертве – единственный неправильный признак манипуляции, затем патерналистский или благотворный манипуляции никогда не могли быть даже ошибочными pro tanto . Но это утверждение большинству людей кажется неправдоподобным.Чтобы увидеть это, подумайте, что спор о том, являются ли патерналистские подталкивания неправомерными манипулятивные не решаются простым указанием на то, что они приносят пользу свои цели. Тот факт, что действие кажется возможным неправомерно манипулирует, даже если это приносит пользу (и предназначено для выгода) цель, по-видимому, объясняет, почему их мало, если таковые имеются, защита утверждения о том, что манипуляция неправильна только , когда и потому что это вредит цели. Тем не менее, кажется правдоподобным считают, что, когда манипуляция причиняет вред своей цели, этот вред увеличивает неправильность манипулятивного поведения.

3.3 Манипуляции и автономия

Возможно, наиболее распространенное мнение о неправильности манипуляции утверждает, что это нарушает, подрывает или иным образом противоречит личная автономия цели. Причину этого легко понять. см .: Манипуляция по определению влияет на принятие решений посредством что – в отличие от рационального убеждения – не совсем ясно автономия-сохраняющая. Таким образом, естественно рассматривать это как мешающее с автономным принятием решений. Идея о том, что манипуляции – это неправильно поскольку это подрывает автономный выбор, подразумевается в обсуждениях манипуляция как потенциальный аннулирующий согласие.Действительно, предположение, что манипуляции подрывают автономию, так распространено в обсуждения манипуляции и согласия, что было бы трудно цитируйте статью по этой теме, которая, по крайней мере, неявно рассматривает манипуляция как подрыв автономного выбора. Но даже за пределами обсуждение автономного согласия, утверждение, что манипуляция аморальна, потому что она подрывает общепринятую автономию чаще предполагается).

Тем не менее, есть причины с осторожностью относиться к увязке морального статуса манипуляция слишком сильно влияет на автономию.Можно представить случаи, когда неочевидно, что манипуляция подрывает автономию. Можно даже представить себе случаи, когда манипулятивный акт может усилить общая автономия цели. Например, учитель может манипулировать студентом, чтобы он взял курс обучения, который в конечном итоге повышает ее автономию, открывая новые возможности карьерного роста, улучшая ее навыки критического саморефлексии и т. д. Мы можем также представить себе кейсы где манипуляция используется для поддержки автономного выбор. Предположим, что Тоня самостоятельно решила покинуть оскорбительный партнер, но теперь она испытывает искушение вернуться.Если Ирвинг прибегает к тактике манипуляции, призванной увести ее от отказавшись от своего самостоятельного выбора оставить своего обидчика, тогда его действия могут показаться менее похожими на подрыв автономии Тони и больше похоже на усиление.

Кто-то может ответить, что эти примеры не опровергают утверждение, что манипуляция неправильна, когда и потому что она подрывает автономию, потому что в этих усиливающих автономию случаях манипуляции нет ничего плохого. Однако этот ответ сталкивается с осложнением: рассмотрим случай, когда Ирвинг манипулирует Тоней, заставляя ее сопротивляться искушению отступить. ее решение оставить своего жестокого партнера.Кажется правдоподобным сказать что манипуляции Ирвинга в данном случае не ошибочны. Но также кажется правдоподобным сказать, что это, тем не менее, было pro tanto неправильно, поскольку кажется правдоподобным думать, что это было бы для Ирвинга морально предпочтительнее найти другой способ помочь Тони. избегайте отката назад. Но даже утверждение, что автономия Ирвинга манипуляция просто pro tanto неправильная кажется несовместимой с утверждать, что манипуляция неправильна, когда и потому что она подрывает автономия.Конечно, он открыт для защитников автономии. о неправильности манипуляций, чтобы укусить пулю здесь и отрицать, что Манипуляции, повышающие автономию, даже безнравственны.

В качестве альтернативы – и, возможно, более правдоподобно – защитник автономный счет ошибочности манипуляции может допускать что усиливающие автономию манипуляции Ирвинга над Тоней – за танто неправильно. Но она могла бы объяснить это, заявив, что в то время как манипуляция усиливает автономию в целом, но, тем не менее, подрывает Автономность Тони в краткосрочной перспективе.Тот факт, что Ирвинг манипуляции подрывают автономию Тони временно объясняет почему это pro tanto аморально и почему было бы лучше с моральной точки зрения Ирвингу найти неманипулятивный способ помочь Тони избежать отступление. Но тот факт, что манипуляция усиливает способность Тони автономия в целом объясняет, почему в целом это не аморально. Конечно, эта стратегия не понравится тем, кто считает, что подрывают автономию человека, даже если это усиливает его общая автономия того же человека.

Более серьезная угроза связи между манипуляциями и автономия фигурирует во влиятельной статье Сары Басс. Она утверждает что «когда мы обязаны воздерживаться от манипуляций или обманывая друг друга, это не имеет ничего общего с ценностью автономии »(S. Buss 2005: 208). Аргумент Басса состоит из двух части. Во-первых, она утверждает, что манипуляция на самом деле не лишает его жертва способности делать выбор; действительно, это обычно предполагает, что цель сделает свой выбор.Но если манипуляции не лишают цели выбора, Басс утверждает, это не подрывает ее автономии. (Для аналогичного аргумент, см. Long 2014). Во-вторых, Басс утверждает, что неверно утверждать, что автономный агент будет рационально отказываться от к манипулятивным воздействиям. В поддержку этого утверждения Басс утверждает, что манипуляции и обман – это «широко распространенные формы человеческого взаимодействие, которое зачастую бывает весьма благотворным и даже ценным »(С. Buss 2005: 224). Ее самый яркий пример – выращивание романтическая любовь, которая часто включает – и может даже требовать – значительное количество точно описанного поведения как манипуляция.

Защитники связи между автономией и ошибочностью манипуляции не обходятся без потенциальных ответов на интригующий аргумент. Во-первых, кажется возможным создать понятие автономии, согласно которому наличие ложной информации (или другие неправильные психические состояния) или подвергаться давлению (даже когда не доходит до уровня принуждения) компрометирует человека автономия. Хотя ложные представления о том, как достичь цели не могут поставить под угрозу чьи-то подлинные ценности или чьи-то способности к практическому мышлению, они, кажется, ставят под угрозу чью-то способность достигать самостоятельно выбранных целей, и это Правдоподобно рассматривать это как уменьшение (некоторой формы) автономии.Более того, защитник связи между автономией и ошибочностью манипуляции могут просто отрицать, что формы манипуляции что автономный агент согласился бы (например, те, которые требуются романтической любовью) неправомерных случаев манипуляции.

3.4 Манипуляции с людьми и обращение с ними как с вещами

Некоторые рассказы о манипуляциях связывают его моральный статус с тем фактом, что он влияет на поведение методами, которые кажутся аналогичными тому, как можно работать с инструментом или устройством.С этой точки зрения манипуляция предполагает рассматривать цель как устройство, которым нужно управлять, а не как агент быть аргументированным. По словам Клаудии Миллс,

манипулятора интересуют причины не как логические оправдания, а как причинные рычаги. Для манипулятора причины – инструменты, а плохие причины могут работать так же хорошо, как и лучше, чем хорошая. (Миллс 1995: 100–101)

Дело в том, что манипулятор относится к своей цели не как к ближнему. рационального агента, для этого потребовалось бы привести веские причины для как предлагает манипулятор.Вместо этого манипулятор лечит его цель как существо, поведение которого должно быть вызвано нажатием кнопки наиболее эффективные «причинные рычаги».

Конечно, идея о том, что относиться к человеку как к простому объекту, аморальна. – характерная черта кантовского учения об уважении к личности. (см. запись на уважать). Таким образом, было бы естественным обратиться к кантовским идеям, чтобы помочь развить идею о том, что манипуляция неправильна из-за того, что он лечит свою цель. Так, например, Томас Э. Хилл пишет:

Идея о том, что нужно стараться вразумлять других, а не уговаривать манипулировать ими с помощью нерациональных методов – это ясно в кантовской обсуждение долга уважать других.(Хилл 1980: 96)

Хотя Моральная философия Канта (см. Запись) является естественным местом для поиска идеи о том, что неправомерность манипуляция происходит из-за неспособности относиться к цели как к личности, есть потенциальные недостатки слишком жесткой привязки аккаунта к Канта. Кантовское понятие рационального действия, по-видимому, гипер-когнитивное, гипер-интеллектуальное разнообразие. Следовательно, если это неэтично чтобы не относиться к кому-то как к этому виду рационального агента , мы можно подтолкнуть к выводу, что единственное приемлемое основание человеческое взаимодействие – это своего рода холодный интеллектуальный рациональный убеждение, исключающее обращение к эмоциям.Но как мы видели ранее есть веские основания считать такой вывод, что неправдоподобно.

Эти соображения, конечно, не влекут за собой безнадежность взглянуть на какое-то понятие обращения с людьми как с вещами для учета неправомерность манипуляции. Но они предлагают еще поработать должно быть выполнено до утверждения, что манипуляция неправильна, потому что она рассматривает человека как простую вещь, может рассматриваться как нечто большее, чем просто банальность.

3.5 Другие предложения

Хотя вред, автономия и отношение к людям как к вещам – самые видные предложения о том, что делает манипуляцию неправильной, когда она неверно, в литературе можно найти и другие предложения.Например, Теоретико-добродетельный взгляд на манипулятивность Марсии Барон предполагает, что мы можем объяснить, что не так с манипуляциями в с точки зрения характера манипулятора (Baron 2003). Патрисия Гринспен предполагает, что когда манипуляции аморальны, это потому, что они нарушает условия взаимоотношений манипулятора и его цель – условия, которые будут варьироваться в зависимости от характера отношения между ними (Greenspan 2003). Такой взгляд предполагает – правдоподобно – что моральный статус данного пример манипуляции будет зависеть, по крайней мере частично, от характера отношения между влиятельным лицом и целью влияние.

4. Дополнительные вопросы

Помимо ответов на вопросы идентификации и оценки, Полная теория манипуляции должна затрагивать еще несколько вопросов.

4.1 Манипулирование людьми против манипулирования ситуациями

При обсуждении манипуляций часто различают случаи, когда манипулятор воздействует на свою цель напрямую, и случаи, когда манипулятор влияет на поведение цели, располагая окружение цели таким образом, чтобы побудить ее действовать в одну сторону а не другое.Рассмотрим пример Джоэла Рудинова симулянт, который манипулирует психиатром, заставляя его принять психиатрическое отделение (Rudinow 1978). Он делает это, обманывая полицию офицер, думая, что он собирается покончить с собой. Полиция Офицер приводит его в палату, сообщает, что он склонен к самоубийству, и просит, чтобы его приняли. Хотя психиатра не обмануть, правила ее больницы вынуждают ее допустить симулянта в запрос сотрудника полиции. Кажется очевидным, что симулянт манипулировал полицейским, обманывая его, заставляя принять ошибочный вера.Но психиатр, не попадаясь на притворную попытка самоубийства и, следовательно, отказ от ложных убеждений, является тем не менее, побудил сделать то, что она не хотела делать. Хотя это кажется правильным сказать, что психиатром манипулировали, эта форма манипуляций кажется отличным от того, что было сделано с полицией офицер. Симулируя попытку самоубийства, симулянт вмешался с убеждениями полицейского. Но он маневрировал психиатра, чтобы принять его, а не вмешиваться в нее психологические состояния, а скорее «игра в систему», как можно сказать.

Попытки сформулировать это различие восходят, по крайней мере, к социологи Дональд Уорвик и различие Герберта Кельмана между «средовым» и «экстрасенсорным» манипуляции (Warwick & Kelman 1973), которые повлияли на Фадена, Бошан и основополагающее философское описание Кинга манипуляции (Faden, Beauchamp & King 1986: 355–68). Энн Барнхилл различает манипуляции, которые «изменяют варианты, доступные человеку, или меняет ситуацию, в которой он в, и тем самым меняет ее отношение », с одной стороны, и манипуляция, которая «напрямую меняет отношение человека без изменения вариантов, доступных ей или окружающим ситуация »с другой стороны (Barnhill 2014: 53).Рисование аналогичного отличия, Клаудия Миллс пишет

Если A хочет получить B для выполнения действия x, есть два общих стратегии, которые может предпринять A . A может измениться, или предложить изменить внешние или объективные характеристики B Ситуация выбора ; или, альтернативно, A может попытаться изменить определенные внутренние или субъективные особенности B Ситуация выбора . Хотя некоторые писатели могут назвать оба стратегии манипулятивные, по крайней мере, в определенных обстоятельствах, я предпочитаю зарезервировать ярлык манипуляции для подмножества морально проблемные действия, попадающие во вторую категорию.(Миллс 1995: 97)

Хотя случай Рудинова дает четкий контраст между тем, что мы могли бы назвать психологической манипуляцией и ситуационной манипуляцией, это различие – или, по крайней мере, его важность – не всегда так ясно. Рассмотреть возможность тактика 9 выше, где Ирвинг угрожает прекратить дружбу, если Тоня не делай так, как хочет Ирвинг. Это прямая психологическая манипуляция, или ситуационная манипуляция? Критерий, предложенный Барнхиллом и другими считает это ситуативной манипуляцией, поскольку Ирвинг меняет Ситуация выбора Тони, чтобы сделать Y и удержать Дружба Ирвинга больше не вариант.Но как это тактика, не говоря уже о прямом вмешательстве в решение Тони чем если бы Ирвинг участвовал в какой-то форме обмана? Почему бы это было больше похоже на то, что симулянт делает с полицейским, чем на то, что он делает к психиатру?

Это не означает, что существует разница между психологическими и ситуационное манипулирование. Вместо этого нужно спросить, что это разница есть, и почему это может иметь значение. Предположительно, различие заключается в предназначен для различения тактик, которые влияют на цель поведение, напрямую вмешиваясь в ее психологию и те, кто нет.Но если это различие, то кажется правдоподобным подумать что эмоциональный шантаж Ирвинга, по крайней мере, вмешиваться в психологию Тони, как, скажем, Яго бросает платка в том месте, где он обманет Отелло. становится неуместно подозрительным. Однако критерии, подобные предложенным Миллса и Барнхилла, похоже, подразумевают, что эти две формы манипуляции находятся по разные стороны этого различия.

Тем не менее, между что симулянт в примере Рудинова делает с полицией офицер и что он делает с психиатром.Но предстоит еще много работы нужно сделать, чтобы дать хорошо мотивированный отчет об этой разнице. Такой аккаунт должен не только получать интуитивно правильные ответы в случаях прямого давления (например, эмоционального шантажа) и косвенного обмана (как Яго роняет платок), но он также должен объясните, имеет ли это различие моральное значение и почему.

4.2 Манипуляции и намерения

Некоторые взгляды на манипуляции, кажется, предполагают, если не требуют, что манипуляторы имеют довольно сложные намерения, такие как намерение сбить цель с пути – для манипуляции с происходить.Марсия Барон и Кейт Манн предлагают веские причины подумать что такие требования слишком сильны. Барон утверждает, что манипуляции может произойти, даже если манипулятор имеет только

сочетание намерения и безрассудства: цель заполучить другого человек делает то, что хочет, вместе с безрассудством так, что каждый идет к достижению этой цели. (Барон 2014: 103)

Далее она утверждает, что манипулятору не нужно знать, что он имеет такое намерение (Baron 2014, 101).Манн соглашается; чтобы поддержать это претензии, она предлагает пример Жанны, которая дарит экстравагантные подарки родственники, которые уделяют ей меньше внимания, чем (она думает) они должны (Манн 2014, 225). Манн рассказывает историю Жанны таким образом, что кажется правдоподобным сказать, что дарение Джоан манипулятивная попытка заставить своих родственников чувствовать себя виноватыми, и что Джоан сознательно не стремится заставить своих близких чувствовать себя виноватыми. Если Описание ее примера, приведенное Манн, верно, тогда кажется что Джоан может манипулировать своими родственниками, чтобы они чувствовали себя виноватыми без иметь какое-либо сознательное намерение заставить их чувствовать себя виноватыми.(Позже, Манн [2014, 235] идет еще дальше, предполагая, что «люди могут даже вести себя манипулятивно, несмотря на сознательное намерение не к. ») Конечно, те, кто придерживается этой манипуляции, требуют большего сознательное намерение, чем позволяет Манн, вполне может противостоять ей описание дела Жанны. Тем не менее предлагаемые аргументы Барона и Манна поднимают важные вопросы об уровне сознательная преднамеренность, необходимая для того, чтобы действие было манипулятивный.

Вопрос о том, какое намерение необходимо для того, чтобы действие засчитывалось как манипулятивное имеет практическое значение для оценки поведения детей, которые иногда ведут себя так, как будто манипулятивными, даже когда они слишком молоды, чтобы иметь сложные намерения, которые могут потребоваться для некоторых теорий манипуляции.Похожий опасения возникают при оценке поведения людей, для которых манипулятивность стала привычкой или частью их личностей. Действительно, некоторые расстройства личности, например пограничные расстройство личности и антисоциальное расстройство личности – это часто характеризуется манипулятивностью, как и так называемые Макиавеллистский тип личности (Christie & Geis, 1970). В виде пишет профессор психиатрического ухода Лен Бауэрс,

манипулятивное поведение некоторых расстройств личности (PD) пациенты последовательны и часты.Это неотъемлемая часть их межличностный стиль, часть самого беспорядка. (Bowers 2003: 329; также Potter 2006)

В таких случаях возникает вопрос, какой уровень преднамеренности кроется за поведение, которое мы иначе сочли бы манипулятивным. Даже если мы склонны рассматривать детство или определенные расстройства личности как факторы, снижающие порицательность манипулятивного поведения, это казалось бы нелогичным для теории манипуляции утверждать, что дети и лица с расстройствами личности неспособны к действуя манипулятивно.

4.3 Манипуляции, уязвимость и угнетение

Идея о том, что манипуляции могут быть орудием притеснения сильных мира сего менее мощный не нов, даже если термин «Манипуляция» не всегда использовалась для ее выражения. Марксистские представления об идеологии и ложном сознании как механизмы, которые облегчить эксплуатацию рабочих капиталом явно напоминать концепция манипуляции, как она здесь используется. (Аллен Вуд исследует некоторые из этих связей в Wood 2014.) Совсем недавно концепция «Газовое освещение» стало обычным явлением феминистских теоретизировать о том, как патриархат заставляет женщин сомневаться собственные суждения о реальности. В меньшем масштабе группа книги по самопомощи сосредоточены на том, как манипулятивная тактика может быть использована для создавать и поддерживать подчинение в отношениях (Braiker 2004; Саймон 2010; Коле 2016).

Относительное отсутствие социально-политической власти почти наверняка источник уязвимости к манипуляциям. Но, вероятно, есть и другие также.Обманчивая модель манипуляции предполагает – правдоподобно – что люди с менее интеллектуальным изощренные особенно уязвимы для обмана и, следовательно, манипуляция. Модель давления предполагает, что финансовые, социальные и эмоциональное отчаяние может сделать человека особенно уязвимым для давления создаваемые угрозами ухудшить и без того шаткую ситуацию. Более того, некоторые формы манипуляции, такие как так называемое «неганье» (тактика 6) и газлайтинг (тактика 8) может работать на повышение уязвимости цели для дальнейшего манипуляция.

Однако может также быть правдой и то, что манипуляция – соблазнительный инструмент для использование уязвимыми против сильных мира сего. В роли Патрисии Гринспен банкноты,

манипуляции часто рекомендуются в качестве стратегии, особенно для женщин, или просто рассматривается как характеристика женщин, по крайней мере, в мир, в котором женщины не могут действовать открыто для достижения своих целей. Дальше аргумент в пользу манипуляции в этих случаях апеллирует к ограничениям того, что возможно в положении подчинения.(Гринспен 2003: 156)

Точно так же Лен Бауэрс отмечает, что

можно интерпретировать манипуляцию как нормальную реакцию на тюремное заключение, а не как патологический стиль поведения,

и что

манипулятивные стратегии можно рассматривать как сдержанный способ борьбы вернуться к системе, которая лишила заключенного нормальной свободы. (Бауэрс 2003: 330)

Наконец, кажется вероятным, что одна из причин, по которой дети часто прибегают к манипулятивная тактика заключается в том, что им часто не хватает какой-либо другой (или любой другой одинаково эффективный) способ получить желаемое.

Также стоит отметить, что идея о том, что манипуляция подрывает автономный выбор, может, как это ни парадоксально, использоваться для подрывают автономный выбор, особенно среди неэлиты. Этот Эта мысль решительно подчеркивается в комментарии Сары Сквайр (2015 г., Другие интернет-ресурсы) Джорджа Акерлофа и Роберта Шиллера. книга, Фишинг для школ (Akerlof & Shiller 2015). Акерлоф и Шиллер обсуждают ряд рекламных, торговых и маркетинговые практики, которые они считают манипулятивными.Проблема в том, что Skwire отмечает, что причина того, что эти практики называются манипулятивным является то, что потребители делают выбор, который Акерлоф и Шиллер думаю, достаточно иррациональны, чтобы их можно было сделать только при влияние манипуляции. Skwire пишет, что такой подход к обнаружение манипуляций демонстрирует «неуважение к решениям. сделаны людьми, которые беднее и принадлежат к более низкому социальному классу, чем авторов »(Skwire 2015, Другие интернет-ресурсы). Короче она предполагает, что Акерлоф и Шиллер слишком быстро заподозрили манипулирование в тех случаях, когда люди принимают решения, отличные от те, которые они считают лучшими.Согласны ли мы со Skwire критику Акерлофа и Шиллера, ее точка зрения служит предостережением один: Даже если мы признаем, что манипуляции подрывают автономный выбор, мы должны быть осторожны, чтобы не использовать это как повод подозревать, что люди кто делает выбор, отличный от того, что мы считаем лучшим, должен поэтому быть жертвами манипуляций. Это было бы иронично – и несправедливо – использовать идею о том, что манипулирование является противоправным вмешательство в автономию как средство делегитимации автономных выбор людей, с которыми мы не согласны или чьи ситуации, потребности, и ценности, которых мы не понимаем.

10 лучших манипуляторов в аниме, рейтинг

Мир аниме наполнен манипулятивными персонажами. Иногда они – великий злодей, обманувший своих миньонов, как ягнят на бойню. Иногда они – приспешники злодея, которые просто потворствуют иллюзии своего босса о том, что он главный.

СВЯЗАН: 10 лучших пар в аниме 2020 года, рейтинг

Часто бывает, что персонаж, который, по мнению зрителей, будет героем или любовником, или даже рассказчиком, оказывается, что контролирует все в сюжете.Они настолько хороши, что даже зрители не осознавали, что их обманули, пока не стало слишком поздно. И хотя обычно это помогает, персонаж не обязательно должен быть откровенным злом, чтобы манипулировать, просто дергает за ниточки со стороны.

10 Могуро (Смеющийся продавец): ему становится хуже, когда вы отказываетесь от его помощи

Могуро заключает фаустовские сделки с людьми, чтобы удовлетворить их самые большие желания.Однако обычно это ужасно сказывается на самом человеке.

Его спасительная милость состоит в том, что во многих случаях кажется, что вовлеченный человек, вероятно, был бы в порядке, если бы прислушался к предупреждению, которое он им сделал.Также он, кажется, щадит детей от своих уловок. С другой стороны, многие персонажи на собственном горьком опыте научились никогда не отказываться от его предложений о помощи.

9 Эриол Хиирагидзава (Сакура – собиратель карт): он лжет и замышляет ради общего блага

Эриол – тихий одноклассник Сакуры, которая вскоре оказывается реинкарнацией Клоу Рида, создателя карт Клоу.Хотя в конечном итоге он не злодей, он является чем-то вроде антагониста, манипулируя персонажами по своему усмотрению и скармливая им чрезвычайно убедительную ложь.

Как уже упоминалось, хотя это действительно помогает, персонаж может манипулировать, не будучи злым.Фактически, Эриол использует это заблуждение, чтобы выдать себя за некоего таинственного злодея, чтобы заставить Сакуру трансформировать карты Clow. Его конечной целью было спасти карты, стражей и даже жизнь Сакуры.

8 Дроссельмейер (принцесса Туту): он просто хочет закончить свой рассказ

Легко быть ведущим шоу, если для начала ты сам написал историю, в которой участвуют все.Технически предполагается, что Дроссельмейер мертв, но каким-то образом контролирует своих персонажей из могилы.

СВЯЗАННЫЙ: 10 аниме-дебютов, которые нельзя пропустить в аниме сёдзё, рейтинг

Изначально он кажется хорошим парнем, поскольку тот, кто дал Ахиру способность превращаться в принцессу Туту, не говоря уже о том, что из утки в человека, но на самом деле он хочет, чтобы актерский состав попал в ловушку цикла смерть и трагедия.Прежде чем горожане отрубят ему руки, он все-таки хотел, чтобы его история имела печальный конец.

7 Мудрец (Сейлор Мун): он может проникнуть в сознание любого человека

Wiseman, альтер-эго Призрака Смерти, настоящий мастер шахмат во второй сюжетной арке Sailor Moon .Некоторые из его уловок включают в себя манипулирование принцем Демандой с целью убийства его брата Сапфира и превращение Эсмерауд в бездумного дракона с обещанием сделать ее королевой Немезиды. В то время как в большинстве сезонов главный злодей работает на еще большее зло, Мудрец на самом деле является альтер-эго большего зла, Призрака Смерти.

Известно, что Уайзман манипулирует Чибиусой, чтобы превратить ее в злодейку.Вместо того, чтобы просто насаждать ложные воспоминания из воздуха, он манипулирует воспоминаниями, которые она уже имеет, чтобы развратить ее, заставляя ее родителей и людей, которых она знала, казаться гораздо менее заботливыми, чем они были на самом деле.

6 Акио (революционерка Утена): на самом деле он не очаровательный принц

Публичный имидж Акито – королевский джентльмен.Вряд ли можно предположить, что он контролирует школу подростков, в частности, его собственную сестру Энти, все для того, чтобы вернуть себе былую власть принца Диоса и произвести революцию в мире.

Тем не менее, как и любому хорошему манипулятору, ему нужны пешки гораздо больше, чем он им.В конце концов он понимает, что к нему приходит, когда Анти вырывается из-под его контроля и говорит ему наслаждаться своим уютным гробом, пока она ищет Утена. В продолжении манги « After the Revolution » он покончил с собой в ответ на такой поворот событий.

5 Дио Брандо (Причудливые приключения Джоджо): он манипулировал еще до того, как стать вампиром

Первый главный антагонист серии, Дио Брандо, очень могущественное существо, способное даже остановить само время, но ничто не впечатляет так, как его способность контролировать других.Немало врагов, появившихся в сериале, по сути, просто другие люди, которых он очаровал. Он был особенно заинтересован в разрушении жизни Джонатана, но его конечной целью, похоже, было мировое господство.

СВЯЗАННЫЕ: 10 настроек аниме, основанных на реальных японских локациях

Он также может быть очень мелочным в получении того, чего хочет.Однажды он обещает матери, что не причинит вреда ее ребенку. Он продолжает использовать свои вампирские силы, чтобы заставить ее съесть своего ребенка.

4 Накаго (Фусиги Юги): он настроил двух друзей друг против друга

Накаго особенно настраивает Миаку и Юи друг против друга, заставляя последнюю поверить в то, что она подверглась жестокому обращению и бросали, а также пользуется своими чувствами к Тамахоме.

Дошло до того, что он будет манипулировать людьми, чтобы просто поиграть с ними, даже если это не служит реальной цели.

3 Нараку (Инуяша): даже он не был уверен, каким был его эндшпиль

Нараку начинает серию с того, что настраивает Инуяша и Кикё друг против друга.Один из его самых давних трюков – возродить брата Санго Кохаку в качестве своего собственного миньона, чтобы просто повредить ее голову. Можно утверждать, что ему нравится манипулировать ради этого; когда он наконец получает в свои руки Камень Шикона, он не совсем уверен, что с ним делать.

Тем не менее, серия в конечном итоге доказывает, что даже мощный манипулятор можно использовать в своих интересах, поскольку Shikon Jewel оказывается настоящим злом серии.

2 Блич (Сосуке Айзен): он может быть действительно одиноким

Айзен манипулирует Ичиго, чтобы он стал сильнее, спровоцировал восстание в Ренджи, заставив его думать, что существует заговор с целью убийства Рукии, планы, чтобы заставить Общество душ казнить Рукию только для того, чтобы добраться до ее души, и держал Хинамори в качестве пешки на протяжении десятилетий. .В какой-то момент он даже смог инсценировать свою смерть, имея иллюзорное тело.

Айзен – персонаж, который слишком хорошо умеет скрывать, насколько он садист. Со своей стороны, Ичиго просто думает, что Айзен действительно одинок.

1 Свет (Тетрадь смерти): он даже манипулировал синигами, чтобы тот выполнял свои приказы

Лайт – гений с небольшим комплексом Бога, в частности, использующий титульную Тетрадь смерти, чтобы управлять весами жизни и смерти, выбирая, кому дожить до следующего дня, а кому умереть.

Свет оказался достаточно способным манипулировать синигами, духами смерти, чтобы добиться того, чего он хочет, не говоря уже о простых людях. Ему даже удалось на долгие годы манипулировать оперативной группой и заставить его принять его своим лидером.

ДАЛЕЕ: 10 персонажей аниме, которые являются художниками манги

Следующий 10 самых коротких персонажей аниме, ранжированные по росту

Об авторе Джон Витив (Опубликовано 346 статей)

Здравствуйте, меня зовут Джон Витив, и вы можете помнить меня как писателя для Viral Pirate, Frontrunner Magazine или Co-Ed, но теперь я здесь для CBR!

Ещё от John Witiw

Самый мощный манипулятор.Страх используется как высшая степень… | Остин Харман, CISSP

Атака на доверие в Америке.

Доверие – основа общества

Основа американского бизнеса строится на доверии. Я беру это обратно. Основа всего нашего общества строится на фундаменте доверия. Доверие – непостоянная валюта. Старая пословица описывает доверие как нечто, что собирается каплями и теряется в ведрах. Чем выше вы занимаетесь в обществе, тем больше у вас доверия. Чем выше вам платят, тем больше вам доверяют.Вы можете делать все правильно в 99% случаев, но когда вы ошибаетесь, ваше доверие к коллегам теряется. Неудивительно, что тревога в Америке достигла рекордного уровня. В любой момент мы вынуждены постоянно оценивать, доверяем ли мы людям в наших разговорах, отношениях, бизнесе, правительстве и даже себе. «Доверяйте себе» – это совет, который бывший президент Буш дал избранному президенту Бараку Обаме перед вступлением в должность. С тысячами решений, основанных на доверии, которые мы должны принимать ежедневно, может быть утомительно постоянно быть начеку в отношении того, кому мы доверяем.

Trust – забавная валюта, основанная на доверии. Когда вы вытаскиваете BMW M8 с наддувом на дорогу, вы понимаете, что если кто-то примет неверное решение, он может разрушить вашу машину. Хуже того, если кто-то примет действительно плохое решение, это может положить конец вашей жизни. Почему-то мы принимаем этот риск каждый раз, когда садимся за руль. Мы должны верить, что человек, который едет рядом с нами на 91-дюймовой Toyota Corolla, не врежется в нас. Это унаследованное доверие, которое существует во всем обществе.Однажды я слышал, как американский лидер обсуждает, что делает Америку великой. По сути, когда вы ведете бизнес в Америке, вы можете быть уверены, что поставщик поступит правильно. Торговля происходит потому, что мы можем доверять тому, что другая сторона будет делать то, что они обещают. Если нет, то мы подаем на них в адский суд.

Как президент и главный исполнительный директор Penn Group, я стал одержим психологией, связанной с доверием, страхом и тревогой. Как специалист по кибербезопасности, часть моей работы заключается в том, чтобы организации, с которыми я работаю, доверяли мне и моей команде, что наша работа находится под контролем.Кибербезопасность – непростая наука. Даже с самыми лучшими намерениями и защитой организация может быть взломана в любой момент. Иногда даже самая крупная организация, вложившая сотни миллионов долларов в безопасность, может быть скомпрометирована одним человеком. Необходимость доказать ценность организации экспоненциально возрастает с появлением подобных событий. Руководители начинают задаваться вопросом, зачем они вообще тратят на безопасность, если это кажется бессмысленным.

Доверие находится под угрозой

Помимо кибербезопасности, в год выборов мы находимся в разгаре глобальной пандемии.Реакция на кризис максимально политизирована. (коронавирус и президент) Объективно говоря, от вируса умерли сотни тысяч человек. Субъективно до 96% смертей от коронавируса сомнительны как первопричина смерти. В условиях неопределенности, связанной с точностью получаемой нами информации, недоверия к нашим лидерам и постоянного шквала распространяемой дезинформации, попытки различить, что правильно, а что нет, могут быть непосильными.Затем мы попадаем в спираль изоляции от важной информации, которую нам нужно потреблять, потому что становится слишком затратным, чтобы понять все это. Затем мы учитываем поляризацию современного политического ландшафта. Популизм довел людей до крайностей, питаемый гневом на правительство, экстремистов и противостоящие политические партии.

Неуверенность, подпитываемая отсутствием доверия, приводит к страху. Страх – самая сильная эмоция, которую мы испытываем. Страх – это естественный механизм нашего тела, предупреждающий об опасности.Обладая инстинктивной потребностью в выживании, мы верим, что наши глубоко укоренившиеся страхи оправданы. Страх существует там, где заканчивается уверенность. На момент написания этой статьи никто точно не знал, что будет с коронавирусом. Никто не знает, будет ли вторая волна. Никто не знает, пойдет ли экономика на убыль. В зависимости от демографии некоторые группы людей были изолированы в течение последних 6 месяцев. Страх всепроникающий и парализующий. Некоторые используют страх в своих интересах. В некоторых случаях этот страх используется для того, чтобы контролировать людей, подавлять мнение или доводить людей до грани экстремизма, в чем обычно виноваты наши политики.Страх используется как главный манипулятор. В конце концов, если кто-то искренне напуган, он сделает все, что угодно. Страх заставляет людей совершать безумные поступки.

Работа лидера – выражать уверенность. Лидеры должны заверить напуганное население, что кризис не превратится в хаос. Лидеры должны быть способны восстановить доверие к институтам. Лидеры должны уметь строить доверие своей ответственностью. Лидер объединяет, а не подстрекает.

Настоящему американскому лидеру можно доверять.

Как манипулятивные люди используют эти 7 уловок, чтобы контролировать вас

Одна из самых продаваемых книг Скандинавии пару лет назад называлась « Психопаты в костюмах» .

Мне было очень интересно увидеть мгновенный успех книги и последовавшее за ней пристальное внимание средств массовой информации. Огромный интерес, должно быть, был основан на сильной идентификации многих людей с этим титулом – или, по крайней мере, на любопытстве по поводу того, может ли их начальник или кто-то, с кем они работали или вели переговоры, быть психопатом.

Исследования утверждают, что каждый пятый-десятый менеджер – психопат. Это не менее 10% всех менеджеров, если исследования верны. Страшно – и еще более пугающе, если верна более высокая оценка: 20% менеджеров-психопатов!

Часы в Forbes:

В мире переговоров мы находим немало людей, которых можно отнести к категории психопатов, или, по крайней мере, проявляющих некоторые психопатические черты. Мы иногда называем их агрессивными переговорщиками с высоким уровнем блефа / угрозы.Однако интересно, что психопатический переговорщик не всегда воинственен. Иногда они кажутся самыми милыми и добрыми людьми – пока вы не обнаружите, что у них есть скрытые цели, которые на далеки от дружеских.

Вот семь наиболее распространенных способов, которыми такие люди занимаются своим коварно разрушительным бизнесом.

1. Они оскорбляют вас юмором.

Манипулятивным людям нравится заставлять вас чувствовать себя плохо злыми или обидными комментариями, скрытыми под прикрытием «быть смешным.Если они увидят, что их «юмористические» комментарии расстроили вас или обидели вас, они обычно обвинят вас в отсутствии чувства юмора. Однако не отрицайте свои собственные чувства и не соглашайтесь с их «разумными» предположениями о том, что вы просто «чрезмерно реагируете» и т. Д. Вы знаете, что вы ощущали, и вы знаете, что чувствуете.

2. Они меняют тему, чтобы избежать ответственности.

Если вы поднимете вопрос об одном из их негласных нападений, очень часто такой человек хитро пытается переключить тему на вы, , в негативном ключе.Например, они могут указать на ошибку, которую вы допустили три года назад, зачастую совершенно не имеющую отношения к текущим обстоятельствам. Человек, склонный к манипуляциям, сделает все, что в его силах, чтобы отвлечь вас от холодного, твердого факта, что они плохо с вами обращались. Оставайся сфокусированным; не отвлекайтесь, не отвлекайтесь и не сбивайте с толку. Если манипулятору не интересен искренний диалог, то забудьте об этом. Это не стоит твоего времени.

3. Они обвиняют вас в плохих поступках, к которым причастны сами.

Классический случай здесь – это человек, который грубо изменяет своему супругу, но обвиняет супруга во флирте с другими. Манипулятор отказывается или не может объективно увидеть собственное поведение.

4. Они пытаются вас «загореть».

«Газлайтинг» использует хитрые уловки, ложь и обман, чтобы манипулировать другим, заставляя усомниться в его или ее собственных знаниях, воспоминаниях, восприятии и даже здравомыслии. Термин происходит от сценической пьесы 1938 года, в которой один из главных героев пытается убедить свою жену в том, что она сходит с ума.

Такие вещи, как «Этого никогда не было!» “Вы с ума сошли?!” и “Ты просто не понимаешь!” обычны с такими попытками.

Если кто-то оспаривает то, что вы воспринимаете или верите, не сдавайтесь и не сдавайтесь. Обсудите этот вопрос с кем-нибудь, желательно с тем, кто не участвует напрямую, кто может тщательно и разумно изучить факты и с кем вы уверены можно доверять.

5. Они проверяют ваши пределы.

Манипулятор будет постоянно проверять ваши пределы, пытаясь увидеть, насколько далеко вы готовы зайти – морально, этически или иначе.Будьте тверды, верны тому, что вы считаете правильным, и не сдавайтесь.

6. Сегодня они действуют с любовью, состраданием и пониманием, а завтра – наоборот.

Если партнер по переговорам говорит о бывших партнерах и т. Д. Оскорбительно, агрессивно или высокомерно, будьте осторожны. Когда-нибудь – может быть, завтра – вы станете их целью.

7. Они попытаются контролировать вас.

Манипуляторы любят управлять людьми и ситуациями.Они считают, что вынуждают взять под свой контроль. Открыто и скрытно они сделают все, что в их силах, чтобы диктовать ваши действия, мысли и чувства. Они играют с вашими эмоциями и пытаются заставить вас думать, что вы, возможно, “чрезмерно реагируете”.

10 способов манипулятора использовать эмоциональный интеллект во зло (и как бороться)

В эмоциональном интеллекте нет ничего нового.

Конечно, этот термин был придуман в 1960-х годах и популяризирован психологами в последние десятилетия.Но концепция эмоционального интеллекта, которую я определяю как способность человека распознавать и понимать эмоции и использовать эту информацию для принятия решений, существует столько же, сколько и мы.

Этот навык, который мы называем эмоциональным интеллектом (также известный как EI или EQ), похож на любую другую способность: вы можете развивать его, работать над его улучшением, оттачивать.

И важно знать, что, как и другие навыки, эмоциональный интеллект можно использовать как этично, так и неэтично.

Темная сторона эмоционального интеллекта

Организационный психолог и автор бестселлеров Адам Грант в своем эссе для журнала The Atlantic , «Темная сторона эмоционального интеллекта»:

Признавая силу эмоций … один из самых влиятельных лидеров 20-го века провел годы, изучая эмоциональные эффекты своего языка тела. Практика его жестов и анализ изображений его движений позволили ему стать «совершенно завораживающим оратором», – говорит историк Роджер Мурхаус, – «над этим он очень много работал.«

Его звали Адольф Гитлер.

Меньше всего кто-либо хочет, чтобы им манипулировали, будь то политики, коллеги или даже те, кто утверждает, что они наши друзья.

Ниже я перечислил 10 способов использования эмоционального интеллекта против вас. Конечно, эти действия и характеристики не всегда указывают на недостаток этики; человек может непреднамеренно их практиковать. Тем не менее, повышение осведомленности об этом поведении даст вам возможность решать их стратегически и в процессе оттачивать собственный EQ.

1. Они играют на страхе.

Манипулятор будет преувеличивать факты и переоценивать конкретные моменты, чтобы напугать вас и заставить действовать.

Стратегия: Остерегайтесь утверждений, которые подразумевают, что вам не хватает смелости или попытки внушить страх упустить. Прежде чем действовать, убедитесь, что у вас есть полная картина ситуации.

2. Обманывают.

Все мы ценим прозрачность и честность, но манипуляторы скрывают правду или пытаются показать вам только одну сторону истории.Например, рассмотрим менеджера или сотрудника, который намеренно распространяет неподтвержденные слухи и сплетни, чтобы получить стратегическое преимущество.

Стратегия: Не верьте всему, что слышите. Скорее основывайте свои решения на авторитетных источниках и задавайте вопросы, когда детали не ясны.

3. Они пользуются преимуществом, когда вы счастливы.

Часто нам хочется сказать «да» чему угодно, когда мы в особенно хорошем настроении, или воспользоваться возможностями, которые выглядят действительно хорошими в то время (но которые мы еще не продумали).Манипуляторы знают, как воспользоваться этим настроением.

Стратегия: Работайте над повышением осведомленности о своих положительных эмоциях и о своих отрицательных. Когда дело доходит до принятия решений, стремитесь достичь баланса.

4. Они пользуются взаимностью.

Манипуляторы знают, что труднее сказать «нет», если они что-то делают для вас – поэтому они могут попытаться польстить, подбодрить вас или сказать «да» маленьким одолжениям … а затем попросить вас о больших.

Стратегия: Конечно, давать больше радости, чем получать.

Но также важно знать свои ограничения. И не бойтесь сказать «нет», когда это уместно.

5. Они стремятся к преимуществу на своей площадке.

«Человек, склонный к манипуляциям, может настаивать на том, чтобы вы встречались и взаимодействовали в физическом пространстве, где он или она может проявлять больше доминирования и контроля», – говорит Престон Ни, автор книги Как успешно справляться с манипуляциями .

Эти люди могут подталкивать к переговорам в месте, где они чувствуют свою собственность и знакомство, например, в их офисе, доме или любом другом месте, где вы можете чувствовать себя менее комфортно.

Стратегия: Если вам нужно вести переговоры, предложите сделать это в нейтральном месте. Если вам необходимо встретиться с человеком на его или ее домашней территории, попросите выпить воды и по прибытии поговорите с ним, чтобы помочь вам сориентироваться.

6. Они задают много вопросов.

О себе легко говорить.Манипуляторы знают это и пользуются этим, задавая зондирующие вопросы со скрытой повесткой дня – обнаруживая скрытые слабые места или информацию, которую они могут использовать в своих интересах.

Стратегия: Конечно, не стоит предполагать неправильные мотивы у каждого, кто хочет узнать вас получше. Но остерегайтесь тех, кто только задает вопросы, отказываясь при этом раскрывать ту же информацию о себе.

7. Говорят быстро.

Иногда манипуляторы говорят в более быстром темпе или используют особую лексику и жаргон, пытаясь получить преимущество.

Стратегия: Не бойтесь просить людей повторить свою точку зрения или задавать вопросы для ясности. Вы также можете повторить их точку зрения своими словами или попросить их назвать пример, что позволит вам восстановить контроль над беседой.

8. Они проявляют отрицательные эмоции.

Некоторые люди намеренно повышают голос или используют жесткий язык тела, чтобы показать, что они расстроены, в попытке манипулировать своими эмоциями. (Баскетбольные тренеры в этом мастера.)

Стратегия: Практикуйте паузу. Если кто-то демонстрирует сильные эмоции, подождите немного, прежде чем среагировать. В некоторых случаях вы даже можете уйти на несколько минут.

9. Они дают вам крайне ограниченное время для действий.

Человек может попытаться заставить вас принять решение в очень необоснованный срок. Поступая так, он или она хочет заставить вас принять решение, прежде чем вы успеете взвесить последствия.

Стратегия: Не подчиняйтесь необоснованным требованиям.Если ваш партнер отказывается уделять вам больше времени, вам лучше поискать то, что вам нужно, в другом месте.

10. Они безмолвно обращаются с вами.

«Умышленно не отвечая на ваши разумные звонки, текстовые сообщения, электронные письма или другие запросы, манипулятор предполагает власть, заставляя вас ждать, и намеревается вызвать сомнения и неуверенность в вашем уме», – говорит Ни. «Бесшумное лечение – это игра в голову, где молчание используется как форма давления».

Стратегия: После того, как вы попытаетесь общаться до разумной степени, дайте партнеру крайний срок.В ситуациях, когда альтернативы недоступны, может потребоваться откровенное обсуждение его стиля общения.

Применение на практике

Всегда будут те, кто работает над повышением своей эмоциональной осведомленности – как в себе, так и в других. Иногда они используют эту силу для манипулятивного воздействия.

И именно поэтому вам следует обострять свой эмоциональный интеллект – чтобы защитить себя, когда они это сделают.

(Если вы хотите получить больше советов о том, как заставить свои эмоции работать на вас, а не против вас, не забудьте подписаться на мою бесплатную ежемесячную рассылку новостей.)

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

10 техник, используемых манипуляторами (и способы борьбы с ними)

Психопаты – не только злодеи из слэшеров и историй о морали с Уолл-стрит. Они ходят среди нас по офисам каждый день, поначалу выглядя как нормальные коллеги. Одно исследование показало, что небольшая, но значительная часть руководителей бизнеса – от 3 до 4 процентов – соответствует клиническому определению психопатов.

То же самое и с нарциссами. Наука показывает, что нарциссизм действительно может способствовать успеху в бизнесе, но если провести какое-то время в мире работы, вы быстро обнаружите, что некоторые профессионалы позволили своей любви к себе разыграться.

Короче и короче: в ходе нормальной деловой карьеры вы почти гарантированно столкнетесь с несколькими действительно токсичными нарциссами и психопатами, которые попытаются оскорбить вас и манипулировать вами. Именно поэтому очень ценная статья Шахиды Араби в «Каталоге мыслей» на эту тему является такой ценной.

В нем не только изложено целых 20 методов, которые используют токсичные люди, чтобы получить то, что они хотят, но и даны предложения о том, как противостоять их манипуляциям. Приведенные ниже выдержки могут показаться обширными, но эти 10 кратких резюме на самом деле представляют собой лишь небольшую часть советов, содержащихся в полной публикации.

1. Газлайтинг

«Газлайтинг – это тактика манипуляции, которую можно описать тремя разными вариациями:« Этого не произошло »,« Вы это вообразили »и« Вы с ума сошли? »», – объясняет Араби. .«Газлайтинг – это, пожалуй, одна из самых коварных тактик манипуляции, потому что она искажает и разрушает ваше чувство реальности; она разъедает вашу способность доверять себе и неизбежно лишает вас чувства оправданности в критике злоупотреблений и жестокого обращения».

Как ты можешь дать отпор? «Основывайтесь на своей собственной реальности – иногда записывайте, как они произошли, рассказываете другу или повторяете свой опыт в сети поддержки, что может помочь противодействовать эффекту газлайтинга», – говорится в сообщении Араби.

2. Проекция

Вы знаете, когда токсичные люди заявляют, что вся окружающая их мерзость – это не их вина, а ваша? Это называется проекцией. Все мы делаем это понемногу, но нарциссы и психопаты делают это очень часто. «Проекция – это защитный механизм, используемый для смещения ответственности за негативное поведение и черты человека, приписывая их кому-то другому», – отмечает Араби.

Решение? «Не« проецируйте »свое собственное чувство сострадания или сочувствия на токсичного человека и не руководствуйтесь никакими проекциями токсичного человека», – рекомендует Ораби.«Проецирование собственной совести и системы ценностей на других может привести к дальнейшей эксплуатации».

3. Обобщения

Вы сказали, что коллега иногда не принимает во внимание долгосрочные последствия определенных финансовых решений. Офисный психопат утверждает, что вы назвали его «бездельником». Вы отметили, что сделка может пойти не так, если возникнут условия X, Y и Z. Ваш нарциссический коллега говорит боссу, что вы сказали, что сделка – это «катастрофа».«

Что происходит? Дело не только в том, что ваш заклятый враг не понимал того, что вы сказали. Дело в том, что он или она не интересовались пониманием.

» Злокачественные нарциссы не всегда являются интеллектуальными вдохновителями – многие из них интеллектуально ленивый. Вместо того, чтобы тратить время на тщательное рассмотрение другой точки зрения, они обобщают все, что вы говорите, делая общие заявления, которые не признают нюансов в ваших аргументах и ​​не принимают во внимание многочисленные точки зрения, которым вы отдали дань уважения », – говорит Араби. , резюмируя это поведение.

Чтобы противостоять этому, «держитесь своей правды и сопротивляйтесь обобщающим утверждениям, осознавая, что они на самом деле являются формами черного и белого нелогичного мышления».

4. Перемещение столбов ворот

«Жестокие нарциссы и социопаты используют логическое заблуждение, известное как« перемещение столбов ворот », чтобы убедиться, что у них есть все основания быть постоянно недовольными вами. Это когда, даже после вы предоставили все доказательства в мире, чтобы подтвердить свой аргумент, или предприняли действия, чтобы удовлетворить их просьбу, они предъявляют к вам еще одно ожидание или требуют дополнительных доказательств », – говорит Араби.

Не играй в эту игру. «Подтверждай и одобряй себя. Знай, что тебя достаточно, и тебя не нужно заставлять постоянно чувствовать себя неполноценным или недостойным», – советует Ораби.

5. Смена темы разговора

Смена темы разговора звучит достаточно невинно, но в руках мастера-манипулятора смена темы становится средством избежать ответственности. «Нарциссы не хотят, чтобы вы говорили о привлечении их к ответственности за что-либо, поэтому они перенаправят обсуждения, чтобы им было выгодно», – отмечает Араби.

Подобные вещи могут продолжаться бесконечно, если вы позволите им, что делает невозможным заниматься соответствующим вопросом. Чтобы дать отпор, попробуйте «метод побитых рекордов»: «Продолжайте излагать факты, не поддаваясь их отвлечению. Перенаправьте их перенаправление, сказав: «Я не об этом говорю. Давайте сосредоточимся на реальной проблеме ». Если они не заинтересованы, отключитесь и потратьте свою энергию на что-нибудь более конструктивное ».

6. Обзвон

То, что вы имели дело с этим с тех пор, как столкнулись со своим первым хулиганом на игровой площадке, не делает он менее деструктивен (и, очевидно, он продолжается вплоть до президентской политики).

Просто не терплю. «Важно прекратить любое взаимодействие, состоящее из обзывания, и сообщить, что вы этого не потерпите», – говорит Араби. «Не усваивайте это: поймите, что они прибегают к обзываниям, потому что им не хватает методов более высокого уровня».

7. Кампании по грязи

«Когда токсичные типы не могут контролировать то, как вы видите себя, они начинают контролировать то, как другие видят вас; они играют мучеников, в то время как вас называют токсичным.Клеветническая кампания – это превентивный удар с целью подорвать вашу репутацию и оклеветать ваше имя », – объясняет Араби.

Иногда настоящие злые гении даже разделяют и побеждают, настраивая два человека или группы друг против друга. Не позволяйте им добиться успеха». Документ. любая форма домогательств », – советует Ораби, и не поддавайтесь на удочку и не позволяйте ужасам человека спровоцировать вас вести себя так же негативно, как они вам ложно приписывались.

8. Девальвация

Остерегайтесь, когда коллега, кажется, любит вас, агрессивно очерняя последнего человека, который занимал вашу должность.«Нарциссические насильники делают это все время – они обесценивают своих бывших до своих новых партнеров, и в конечном итоге новый партнер начинает подвергаться такому же жестокому обращению, как и бывший партнер нарцисса», – говорит Араби. Но эта динамика может происходить как в профессиональной, так и в личной сфере.

Простое осознание этого явления – первый шаг к противодействию ему. «Остерегайтесь того факта, что то, как человек обращается или говорит о другом, может потенциально повлиять на то, как он будет относиться к вам в будущем», – предупреждает Ораби.

9. Агрессивные шутки

Проблема не в вашем чувстве юмора – это скрытый замысел этой резкой шутки. «Скрытые нарциссы любят делать злобные замечания за ваш счет. Обычно они одеваются как« просто шутки », чтобы им сошло с рук говорить ужасные вещи, сохраняя при этом невинное, прохладное поведение. Тем не менее, каждый раз, когда вы возмущаетесь из-за бесчувственности, резкое замечание, вас обвиняют в отсутствии чувства юмора », – говорит Араби.

Не позволяйте обидчику в офисе заставить вас думать, что все это было невинной забавой – это было не так.

10. Триангуляция

Один из самых умных способов действительно токсичных людей отвлечь вас от своих мерзостей – это сосредоточить ваше внимание на предполагаемой угрозе со стороны другого человека. Это называется триангуляцией. «Нарциссы любят« сообщать »ложь о том, что другие говорят о вас», – предупреждает Араби. Чтобы противостоять тактике, осознайте, что третьим лицом в драме тоже манипулируют – он или она – еще одна жертва, а не ваш враг.

Вы также можете попробовать «обратную триангуляцию» или «заручиться поддержкой третьей стороны, которая не находится под влиянием нарцисса».”

Испытывали ли вы лично какие-либо из этих методов манипуляции?

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

15 вещей, которые манипулятивные люди делают, чтобы попытаться контролировать вас

Источник: LightField Studios / Shutterstock

Большинство из нас может легко распознать знакомый и неприятный опыт эмоционального манипулирования. Ощущение сразу же узнаваемо, хотя не всегда легко определить, как это делается.Может даже стать трудным полагаться на собственное суждение, когда факты и истины, которые когда-то казались легко узнаваемыми, искажаются, чтобы работать против вас. Чтобы пролить свет на то, как это происходит, я составил (частичный) список техник манипуляции, используемых людьми, которые так относятся к своим партнерам. Но даже если вы узнаете какой-то аспект ваших собственных отношений, читая их, не сердитесь; не менее важно понимать, почему манипуляторы делают то, что они делают.

Во-первых, манипуляторы упрощают.Они могут превратить простые разногласия в моральные суждения, выбрав сторону ангелов, а вас – другую. «Я бы никогда не смог жить сам с собой, если бы сделал то, что сделал ты», – можете услышать вы. Этому утверждению присуще сведение сложной ситуации к черному и белому, правильному и неправильному; если вы не согласны с манипулятором, вы автоматически неразумны. Никаких нюансов не будет; альтернативная интерпретация рассматриваться не будет.

Манипуляторы также переориентируют аргумент в пользу самих себя.Обстоятельства могут измениться, даже если они сведены к формулировке, благоприятствующей их собственной точке зрения. Вы можете услышать: «Я бы никогда не стал так обращаться с вами», но при этом игнорируется любая сложность ситуации. Хуже того, слова «никогда» и «всегда» могут подчеркнуть склонность манипулятора к чрезмерному обобщению, делая инцидент правилом, которое упрощает, а также разделяет аргументы на «все хорошее» и «все плохое». Эмоционально гнев или обида, которые выражаются в подобных аргументах, могут быть непреодолимыми, до такой степени, что кажется, что вы должны извиниться или быстро уступить.

Манипулятивная лексика также становится преувеличенной – например, когда дважды повторенная просьба об услуге описывается как «домогательство». А двусмысленные события или жесты могут быть наполнены смыслом таким образом, что, кажется, невозможно спорить. Например, ваше случайное замечание может быть истолковано манипулятором как указание на серьезный недостаток характера. Однажды я работал с кем-то, кто сказал мне, что однажды он протянул руку, чтобы коснуться руки девушки, когда она пересекала комнату перед ним, но меня презирали за то, что он «меньше, чем мужчина» из-за этого жеста. .Кроме того, споря с человеком, обладающим способностями к манипуляциям, можно также обнаружить, что его эмоциональные реакции преувеличены, например: «Разве ты не видишь, какую боль ты причиняешь мне? Я достиг дна!» События могут быть истолкованы таким образом, чтобы подчеркнуть глубину боли, которую они причинили манипулятору, что позволяет манипулятору добиться большего количества уступок. Более того, этот вид манипуляции является явным призывом к чувству вины. Вы можете услышать: «Но я» Я чувствую себя такой подавленной сегодня! Разве ты не можешь сделать это для меня? » И даже если вы пытались рассказать о своей проблеме, хронический манипулятор может проигнорировать ее и использовать возможность сосредоточиться на своей собственной боли.

Такое поведение предполагает, что манипуляторы проецируют свои собственные проблемы на мир, находя в нем доказательства, подтверждающие свои предубеждения, и интерпретируют их через призму своего внутреннего несчастья. Возникающая защитная реакция часто заставляет их уклоняться от ответственности за собственное поведение – вплоть до того, что они ясно и открыто соглашаются с чем-то, а затем отрицают это. И если вы когда-нибудь наберете очко против кого-то, кто аргументирует манипулятивным стилем, вы можете обнаружить, что фокус аргумента внезапно сместится на другой пункт, который вам будет труднее опровергнуть.Несвязанные друг с другом концепции могут быть использованы в качестве аргумента в пользу этого, что сбивает с толку или дестабилизирует. В целом, вы обычно чувствуете, что «ходите по яичной скорлупе» с человеком, который ведет себя таким образом, никогда не зная, что может его оттолкнуть. Это указывает на то, что манипулятор не уверен в том, что берет на себя ответственность, не осознает, что у него тоже есть некоторые недостатки.

Как только вы начнете осознавать это, вы увидите, что эти методы манипуляции обычно не возникают из злого умысла.Они возникают из-за глубокой эмоциональной дисрегуляции в сочетании с недостаточными навыками преодоления трудностей. Люди, которые манипулируют, выражают свою внутреннюю боль и замешательство в контексте своих отношений, нападая вместо того, чтобы протягивать руку, или оскорбляя вместо извинений, обвиняя вместо принятия ответственности. Они не могут справиться с несчастьем внутри себя, поэтому проецируют его на других. Это часто верно в случае пограничного расстройства личности, когда больной испытывает глубокие нарушения своего самосознания, в то время как его или ее близкие отношения страдают от побочного ущерба.Люди с пограничной организацией личности могут чувствовать глубоко укоренившуюся и крайнюю потребность в любви и принятии, но обнаруживают, что эти потребности постоянно заглушаются типичными проблемами, которые представляют собой отношения. Результатом является своего рода эмоциональная гиперчувствительность и чрезмерная реактивность, а также возврат к примитивным защитным механизмам, таким как отрицание. В ответ на разочарование и гнев, которые они испытывают, когда они не могут удовлетворить свои сильные внутренние потребности, люди с пограничным расстройством личности прибегают к манипулятивному поведению, описанному выше.

Хотя не каждый случай манипуляции свидетельствует о пограничном расстройстве личности, тем не менее важно понимать интрапсихические трансформации, которые вызывают такое поведение. Манипулятивные действия и аргументация, подобные описанным выше, могут нанести большой вред или даже разрушить отношения, если никто не признает это как проявление потребности, а не как попытку доминировать.