Локализация это в экономике: Что такое локализация производства и почему вокруг неё столько шума?

Содержание

Что такое локализация производства и почему вокруг неё столько шума?

При производстве любого товара важный показатель – это степень его локализации, то есть доля местных деталей и трудовых затрат в его выпуске. В Казахстане этот термин стало популярным употреблять именно в машиностроении, где, по ошибочному мнению, действует только "отвёрточная" сборка.

Но действительно ли вся собранная в Казахстане техника – это прикрученные к корпусу колёса? Чтобы ответить на этот вопрос, следует разобраться именно с вопросом локализации. Informburo.kz и "Агромашхолдинг KZ" рассказывают об этом на примере сборки сельскохозяйственной техники.

Что такое локализация и зачем она нужна?



Локализация – это размещение производств частей какого-то товара в той же стране, где он выпускается в готовом виде.

О ней часто говорят, например, в автомобилестроении. Там под локализацией понимают выпуск каких-то частей автомобиля – деталей двигателя или корпуса – в том же государстве, где находится и сборочное производство.

Читайте также: Почему Казахстану выгодны равные субсидии на сельхозтехнику?

Интерес в развитии местного содержания имеют сразу несколько сторон: и государство, и сам бизнес-производитель, и конечный покупатель. Рассмотрим процесс локализации на примере компании "АгромашХолдинг KZ" – крупного казахстанского производителя сельскохозяйственной техники.

"Локализация – длительный и трудоёмкий процесс. Тем не менее наша компания постоянно над этим работает: мы ежегодно увеличиваем долю местного содержания и совершенствуем производимую продукцию", – отмечает вице-президент компании Динара Шукижанова.

В соответствии с соглашением о промышленной сборке, которое подписывают заводы-производители стран ТС, в частности и казахстанские заводы, локализационные процессы жёстко регламентированы.

Т.е. каждый год предприятие обязано увеличивать локализацию путём использования местных компонентов и внедрения новых технологических операций.

Первые два года в рамках соглашения – переходный процесс, и, как может показаться людям не совсем "в теме", дающий право предприятиям осуществлять только сборочный процесс. Это миф, т.к. в данный период предприятие готовит себя к серьёзным шагам в локализации на всех фронтах деятельности. Во-первых, идёт достаточно трудоёмкий и долгий процесс согласования с брендодержателем, поставщиками, конструкторским управлением завода о постановке той или иной запчасти в тот самый локализационный процесс. Во-вторых, готовится само производство. А самое главное, к новым технологиям производства готовятся кадры, проходящие обучающий процесс.

"По сути, эти два года даются каждому предприятию не только в Казахстане, но и во всём Таможенном союзе, чтобы подготовить себя, так как невозможно сразу взять и начать варить, красить, а уж тем более производить компоненты. На такое не пойдёт ни один брендодержатель в мире, борющийся за качество и репутацию своей техники", – говорит Динара Шукижанова.

Начиная с третьего года наступают обязанности по поэтапному внедрению компонентной базы и сложных технологических операций. К примеру, на пятый-шестой годы производства нужно наладить сборку двигателя (ранее он устанавливался готовым), а также изготовление деталей корпуса. С седьмого года уже требуется наладить выпуск кабины. Таким образом, к этому времени локализация техники достигает 50%.

Государство предоставляет предприятию ряд преференций, например, освобождение выпускаемой продукции от НДС и таможенных пошлин (в рамках Таможенного союза товары поступают без пошлин), но взамен выставляет строгие встречные требования по повышению локализации. Они закреплены в соглашении о промышленной сборке, где по каждому виду сельхозтехники прописаны конкретные сроки и технологические процессы, которые нужно освоить.

Невыполнение какого-либо из пунктов соглашения несёт в себе серьёзные последствия для производителя, т. к. в таком случае завод обязан вернуть все выданные ранее преференции в полном объёме.

"Мы не получаем никаких прямых субсидий от государства – субсидируется только конечный покупатель сельскохозяйственной техники. Мы же имеем льготы в рамках соглашения о промышленной сборке, по которому есть серьёзные встречные обязательства, в случае неисполнения которых мы обязаны вернуть все полученные ранее преференции", – говорит Динара Шукижанова.

В чём выгода локализации?

Выгод несколько. У компании-производителя благодаря размещению производства каких-то деталей на территории места сборки возникает экономия. В первую очередь, снижаются транспортные издержки: перевозить грузы внутри страны дешевле, чем ввозить их из-за рубежа. Такая экономия в итоге сказывается на цене конечного продукта в сторону её снижения, а это повышает конкурентоспособность товара на рынке.

Что касается покупателей, то у них первое – доступ к более дешёвой продукции. Кроме того, в случае с сельхозтехникой важную роль играет её обслуживание, в частности, сервис и доставка необходимых запчастей. В условиях, когда у комбайнов производителя "Агромашхолдинг KZ" уровень локализации достигает 60%, большинство комплектующих всегда доступно.

Следующая группа преимуществ локализации касается уже государства и населения. По словам директора по организационному развитию "Агромашхолдинг KZ" Сергея Могилатова, в первую очередь, это создание новых рабочих мест в промышленности.

"Если я живу в том же Костанае, то как житель города я сразу же воспринимаю местное производство как вариант для трудоустройства. Рабочие места создаются не где-то за рубежом, а в рамках Казахстана, и это большой плюс", – отмечает Сергей Могилатов.

Для государства плюсы ещё более очевидны. Первый – это повышение социальной стабильности благодаря созданию новых рабочих мест. Ещё один момент – налоговые выплаты от компаний, которые займутся выпуском новых деталей. Третье – это развитие человеческого капитала. Освоение производства новых видов продукции позволяет накапливать у казахстанских специалистов нужный опыт и повышать собственную экспертизу для реализации новых проектов в будущем.

Но всё ли так просто?

Из приведённого выше может создаться впечатление, что полная локализация всех товаров в Казахстане – это лишь вопрос времени. Но это не совсем так. Зачастую размещать в одной стране производство всех деталей какой-то техники не имеет смысла с экономической точки зрения.

Так обстоит дело, к примеру, со стеклом или бортовыми компьютерами. В целом один комбайн состоит из более трёх тысяч компонентов, и осваивать их все в Казахстане не имеет смысла. "Какие-то предприятия уже имеют компетенции, производят ту или иную деталь для большого количества потребителей. Поэтому проще обратиться к этому производителю, разместить свой заказ и получить в срок на конвейер", – рассказывает Сергей Могилатов.

Однако крупные узлы, уверен он, осваивать в машиностроении нужно, тем более что такие требования уже предъявляет государство.

"Если мы говорим о зерноуборочном комбайне или тракторе, там есть кабина – это достаточно серьёзный в плане производства узел, на это требуются значительные инвестиции. Поэтому локализация занимает довольно длительное время, но у нас стоят сроки – семь лет", – подчёркивает собеседник Informburo.kz.

Что делает "Агромашхолдинг"?



"Агромашхолдинг KZ", как уже отмечалось выше, – это крупный казахстанский производитель сельскохозяйственной техники. За 2018-й и первые десять месяцев 2019 года предприятие выпустило 581 комбайн четырёх моделей своего бренда "Есиль" и 150 тракторов марки Lovol. Вся продукция пошла на внутренний рынок.

Сейчас доля местного содержания в продукции компании достигает 60% по готовым комбайнам и до 90% по некоторым узлам. Значительную часть заказов деталей компания закупает у других отечественных производителей.

"Кооперация с такими компаниями, как "ДонМар" и "Кайнар", показывает заинтересованность "Агромашхолдинг KZ" к сотрудничеству с отечественными производителями. На текущий момент компания согласовывает дополнительные компоненты, которые могут быть использованы в производстве", – рассказали Informburo.kz в пресс-службе производителя.

Сергей Могилатов, представитель компании, напоминает, что предприятие находится на территории бывшего дизельного завода. Поэтому там уже была база для металлообработки. Это внесло значительный вклад в локализацию производства.

"Все процессы по металлоподготовке проходят у нас. Сейчас мы изготавливаем подмоторную раму, наклонные камеры, поручни, измельчители и другие простые детали. Для жатки (агрегат комбайна для сбора зерна) мы закупаем только шины – их в Казахстане не производят. Остальное почти всё делаем сами", – говорит Сергей Могилатов.

По его словам, "Агромашхолдинг KZ" также работает с белорусскими тракторами, на которых исторически привыкли работать казахстанские фермеры. Поэтому любой контакт с зарубежными производителями сельхозтехники даёт возможность увеличить свои компетенции и получить опыт, который в дальнейшем можно применить у себя на предприятии.

Как раз в этом направлении сейчас работает компания: развивается промышленная кооперация с Петербургским тракторным заводом, который выпускает трактора "Кировец", и "Гомсельмашем" – крупным производителем сельхозтехники Беларуси. Благодаря этому "Агромашходинг KZ" сможет одновременно стать площадкой для производства новой техники для казахстанского рынка, а также производить детали для конвейеров иностранных промгигантов, используя их и для собственных нужд.

Локализация производства - журнал стратегия

Кому и зачем нужна локализация производства, насколько она полезна и трудна, как эффективно применять ее механизмы на практике? О ключевом элементе международной промышленной кооперации рассуждает заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике Владимир Рудашевский.

Для понимания задач локализации производства (ЛП) следует отличать цели, которые преследует компания-партнер, размещающая производство (экстенсивер), от целей принимающей стороны — реципиента (как правило, официальных властей).

Экстенсивер стремится к расширению рыночных позиций за счет гарантированного сбыта продукции, где не последнюю роль играет географическая приближенность к потребителю и источникам сырья, что снижает транспортные расходы до 25% себестоимости некоторых видов продукции. Реципиент рассчитывает на рост инвестиций и трудовой занятости, дополнительные налоговые поступления, прямой доступ к передовым технологиям, знаниям, опыту корпоративного управления и становления гудвила.

Часто дешевизна рабочей силы реципиента краткосрочна и не может считаться решающим фактором при выборе «производственной площадки». Большего внимания заслуживает кооперация с национальными или региональными экономическими операторами. К примеру, производство автомобильных легкосплавных дисков рядом с литейными заводами «Русала» принесло бы чувствительную выгоду: только одному Volkswagen требуется не менее 10 млн таких дисков. Между тем до 90% дисков сейчас импортируется из Китая. 

Локализовывают производство чаще компании, стремящиеся расширять рынок для своей продукции с оценкой перспектив его развития. Они, как правило, учитывают принципы промышленной политики страны локализации, которые позволяют рассчитывать на меры государственной поддержки национальной экономики или вводить ограничения и даже запреты на импорт тех или иных товаров. Ярким примером такого подхода может служить автопром России, на протяжении длительного времени получающий значительную поддержку государства.

Закон о промышленной политике в РФ предусматривает специальные инвестиционные контракты (СПИК) как один из инструментов поддержки развития промышленности.

Предполагается, что после прекращения действия соглашений о промсборке, благодаря которым автопроизводители получали временные льготы, западные компании смогут рассчитывать на постоянные преференции, заключив специальный инвестконтракт.

Например, в Mercedes-Benz уже объявили, что до конца года такой СПИК будет подписан. Компания берет на себя обязательства по локализации, развитию технологий и созданию нового производства. Взамен она получит налоговые льготы, упрощение административных процедур и, что особенно важно, статус российского производителя, следовательно, доступ к госконтрактам.

Другой пример — заключенный на десять лет СПИК с немецко-японским концерном DMG Mori, согласно которому будет налажено производство новейших токарных и фрезерных станков и модернизирован Ульяновский завод. Швейцарская Sika собирается открыть в Подмосковье сразу два предприятия, в дополнение к заводам в Волгограде и Лобне, которые задействованы в строительстве стадиона «Зенит-Арена» и Керченского моста.

Примерно по такому же пути идет и российский фармсектор. Прямой запрет поставок иностранных препаратов, введенный Минздравом РФ в конце 2015 года, подтолкнул все крупные фармацевтические фирмы активизировать свои усилия по ЛП. Правительство разрабатывает меры поддержки локализации фармпроизводств в том числе за счет введения ограничений на госзакупки лекарств. Всего за последние четыре года европейский бизнес создал в России более 200 новых производств.

Еще один тонкий аспект — отличие локализации от экспансии. Расширение экономической деятельности за пределы собственной территории — едва ли не самый распространенный метод обеспечения национальной конкурентоспособности. Локализация производства способствует сохранению экономического суверенитета страны, поскольку развивает собственные производительные силы: технологическую практику, кадровый потенциал, ресурсно-энергетический и экологический факторы.

Кто выбирает локализацию?

Иногда считается, что ЛП необходима лишь для преодоления экспортно-импортных ограничений. Это не совсем верно, хоть и возможно: например, благодаря введению Россией продуктовых контрсанкций в Москве открылся торговый центр одного из известных продовольственных брендов, в котором совмещается собственное производство и продажа гастрономических продуктов.

Кроме того, многочисленные межправительственные комиссии формулируют предложения и проекты по развитию экономического сотрудничества, в том числе локализации производства. Особый интерес представляют европейские страны, участвующие в инициативе «Партнерство для модернизации». К примеру, Российско-Французский совет по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЭФИК) разработал программу, которая включает 14 проектов в пяти отраслях. Примечательно, что, пожалуй, впервые в документе такого типа предусмотрено прямое использование механизма ЛП, известные российские и французские компании могут расширить номенклатуру уже производимых в России автокомпонентов.

Мешают ли санкции локализации производства? Да, и самым непосредственным образом, поскольку они включают прямые запреты на развитие финансовых и торговых связей. Экономические потери от подобных политических решений оцениваются в миллиарды евро. На фоне общеэкономического кризиса подобный «самодельный» ущерб трудно оправдать. Разве мог бы кто-нибудь недавно представить, что именно Россия, унаследовавшая идеологически зашоренную экономическую политику СССР, подвергавшаяся за это беспощадной критике со стороны европейских стран, теперь будет выдвигать им те же обвинения? Для полноты картины санкционного давления на Россию остается только ввести запрет на локализацию производства.

Владимир Рудашевский, заместитель председателя Комитета РСПП по промышленной политике, профессор, д. э. н

Для поиска направлений сотрудничества в ЛП можно сравнить структуру импорта России, к примеру, из ЕС, с Приоритетными направлениями развития РФ до 2030 года. Предпочтение отдается компаниям, которые планируют разместить производство продукции, не выпускаемой отечественными производителями, и тем, кто намерен привлечь российские компании.

Размещение производства на новой зарубежной площадке — это не воспроизведение всех его составляющих, а тщательная адаптация этой системы к региональным особенностям: рыночному спросу, уровню конкуренции, кооперационной корреляции, готовности всей территориальной среды к инновационным переменам.

Соглашение ВТО о госзакупках, к которому Минэкономразвития РФ призывает присоединиться, предусматривает, что госструктуры не смогут включать в требования к товарам указание страны происхождения. Это открывает иностранным поставщикам беспрепятственный доступ к участию в тендерах.

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров, выступая на Ганноверской выставке, заявил, что Россия уже предложила европейскому бизнесу унифицировать российские требования и подходы к локализации, запустить новые меры поддержки.

«Для нас главный критерий, — сказал Мантуров, — это уровень локализации и импортозамещения». Министр подчеркнул, что речь не идет о полной локализации производства в России: «Все зависит от того, насколько это выгодно и принципиально с точки зрения стратегии национальной безопасности».

Импортозамещение как реакция на санкционную политику также ведет к использованию механизма ЛП, где роль экстенсиверов берут на себя российские компании. Например, «Технониколь» размещает свое производство в европейских странах, приобретая местные компании. То есть замещает импорт экспортом, и ввоз продукции локализованного производства не подпадает под санкции.

Таким образом, искусственные искажения рынка исправляются экономическими, а не политическими мерами, пресекая доктринально-идеологическое вмешательство в бизнес.

Как локализовать производство?

Формальные требования изложены в нормативных документах, но перечень носит отраслевой характер. Так как производственные площадки размещаются на муниципальных или региональных территориях, органы местной власти тоже имеют возможность дополнить отраслевой список требований. При этом иностранный партнер- экстенсивер может рассчитывать на существенные льготы и преференции. Анализ неудачных попыток ЛП показывает, что процесс ведется не всегда грамотно. Противоречия и белые пятна в российском законодательстве тому причиной, к примеру, во многих регионах не лимитированы региональные и муниципальные границы.

Уровень выпуска продукции для признания локализации состоявшейся, как правило, коррелирует со спецификой производства и атласа его технологических карт. При этом в зависимости от потребности экономики страны в продукции локализуемого производства граница объема выпуска изделий или комплектующих может колебаться в большом диапазоне.

Кооперационные связи с отечественными производителями, а также состояние рыночной конкуренции играют важную роль. Это особенно характерно для рынка пищевой промышленности, на котором локализованы почти все крупнейшие иностранные компании — Danone, Valio, Hochland, PepsiCo.

Сам по себе уровень локализации — существенный пункт соглашений, согласно которым иностранные производители обязуются создать производство в России. Большинство из них предусматривают постепенное доведение этого уровня до 60%.

Насколько полезна и трудна локализация?

В России ЛП — все еще исключение, а не правило формирования стратегий развития отраслей и территорий, как это было характерно, например, для Китая на протяжении многих лет.

С одной стороны, в России отставание в использовании ЛП объясняется осторожностью в деятельности экстенсиверов и серьезными изъянами в предпринимательском климате страны. Общественные организации, такие как РСПП, «Деловая Россия», «ОПОРА РОССИИ», ТПП РФ, настойчиво разрабатывают и направляют в высшие органы госуправления предложения по улучшению этого климата и снижению административного давления на бизнес.

С другой стороны, торможение ЛП связано с автаркической ориентацией федеральных и территориальных органов управления. Исторический груз формирования в СССР закрытого общества и экономики продолжает довлеть над умами. Известный японский экономист Сэйдзи Цуцуми заметил, что архаичные представления сильно мешают успешной модернизации. А японское общество, как мы помним, было крайне закрытым.

Консервативный подход в развитии экономики в России особенно характерен для регионов. Федеральная власть вынуждена была даже включить в KPI губернаторов такую характеристику, как объем привлечения в регион иностранных инвестиций. А ЛП, по существу, тоже инвестиционный процесс. Пример передовых в этом отношении регионов — Калужской, Ульяновской, Ленинградской областей, а также активное обновление губернаторского корпуса молодыми кадрами говорит, что постепенно смена парадигмы стимулирования экономического развития регионов все же произойдет.

Наиболее успешный опыт в ЛП накопили автопроизводители. Безусловно, стимулирующую роль сыграла программа господдержки отрасли, включающая льготное автокредитование и программу обновления автопарка. Возможно, не столь масштабно, но положительный опыт ЛП накопили итальянские производители бытовой электротехники: они создали в Липецке территориальный кластер, который объединил не только итальянских, но и российских производителей. Нидерландский автогигант DAF разместил свое производство в России более пяти лет назад. Китайская корпорация Dalian Machine Tool Group локализует выпуск токарных станков на подмосковном заводе по производству газовых счетчиков «Газдевайс».

По этому же пути пошли и фармацевты, образовавшие подобный кластер в Калуге. А «Роснано» ведет переговоры с крупнейшей в мире фармацевтической компанией по ее локализации в технополисе «Москва».

Можно признать успешным опыт локализации пищевых производств и торговых сетей, а также банковских систем, которые заняли на рынке России заметное место, разместив производство финансовых услуг практически такого же широкого спектра, что и на мировом рынке. ЛП может найти применение в высокотехнологической медицине и медоборудовании, приборостроении, судостроении, лесопереработке. Есть даже экзотический пример: планы развития компании Disney в России.

В целом, власти намерены улучшить ситуацию: утверждены 12 целевых моделей ведения бизнеса, разработанные для регионов, которые поднимут оценку предпринимательского климата России в мировом рейтинге Doing Business. Внедряются новые формы организации хозяйственной деятельности, такие как статус территории опережающего развития или промышленного кластера. Обсуждается возможность возмещать компаниям, локализующим производство в России, НДС при реэкспорте. Программы всех значительных экономических форумов так или иначе ориентированы на развитие инвестиционного потенциала РФ.

Трудности, с которыми может столкнуться иностранная компания при реализации ЛП, образуют три группы. Во-первых, это погрешности в расчетах бизнес-плана проекта ЛП. Во-вторых, плохо прогнозируемые изменения во внешней среде — глобального и локального уровней. По данным ВТО, в 2016 году страны «двадцатки» ввели 145 новых торговых ограничений, всего за последние семь лет — 1 583 ограничения. Сюда же следует отнести и инновационный парадокс: ЛП увеличивает спрос на выпускаемую продукцию, в том числе за счет постоянного обновления модельного ряда, дизайна, номенклатуры выпускаемых товаров. А это ведет к потере эксклюзивной прибыли от стандартной продукции, выпуск которой отлажен технологически, финансово, организационно, кадрово. Испанской Zara, чья продукция не соответствовала российским техническим регламентам, Минпромторг предложил использовать механизм ЛП, включающий высокие технологии для производства конкурентоспособной одежды. Такая стратегия — переносить на российские площадки инновационные проекты — позволит экстенсиверу надолго закрепиться в роли лидера рынка, не только российского, но и мирового. Именно такую стратегию применяют немецкие компании, например, давно работающая на российском рынке корпорация Siemens. И, наконец, в-третьих, ошибки в генеральном целеполагании ЛП.

Несмотря на то, что в России сложился колоссальный неудовлетворенный спрос на технологии, миссия ЛП – не только производить современную продукцию, но и экспортировать ее на локально объединенных рынках (таких как ЕАЭС, ЕС, БРИКС, ШОС) с расчетом на глобальную экспансию. С учетом того, что в России на повестке дня стоит введение налогового маневра (22/22), стимулирующего экспорт, такая экспансия принесет ощутимый экономический эффект.

Именно благодаря такому взгляду можно оправдать продвижение национальных производителей на зарубежные площадки с определенными потерями рабочих мест, налоговых поступлений, человеческого капитала. В подтверждение можно добавить, что локализация относится не только к производственной деятельности, но и распространяется на НИОКР.

К примеру, французская компания Schneider Electric, которая запустила в «Сколково» центр для полного цикла разработок программного обеспечения систем диспетчеризации, управления и контроля в электроэнергетике и нефтегазовой промышленности.

Тем не менее условия, которые были созданы в России для ЛП иностранных компаний, нельзя считать достаточно благоприятствующими широкому использованию этой формы инвестиционной стратегии. Кризисные факторы могли бы сыграть стимулирующую роль для активизации ЛП в программах стейкхолдеров и территориальных систем. К сожалению, пока это не наблюдается по причине политического вмешательства в функционирование рынков, в частности, из-за санкционной политики стран, занимающих ведущее положение в мировой экономике.

 

01.09.2017

Роль локализации промышленного производства в политике импортозамещения Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

ОТРАСЛЕВАЯ ЭКОНОМИКА

DOI: 10.15838/680/2017.5.53.8 УДК 332.14, ББК 65.9(2Рос)

© Котлярова С.Н., Лаврикова Ю.Г., Аверина Л.М.

Роль локализации промышленного производства в политике импортозамещения*

Светлана Николаевна КОТЛЯРОВА

Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Екатеринбург, Российская Федерация, 620014, ул. Московская, д. 29 Е-шаП: [email protected]

Юлия Георгиевна ЛАВРИКОВА

Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Екатеринбург, Российская Федерация, 620014, ул. Московская, д. 29 Е-таП: [email protected]

Лидия Михайловна АВЕРИНА

Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук Екатеринбург, Российская Федерация, 620014, ул. Московская, д. 29 Е-mail: [email protected]

* Статья подготовлена при финансовой поддержке проекта № 15-14-7-2 фундаментальных исследований Уральского отделения Российской академии наук «Прогнозная оценка приоритетных направлений модернизации Уральского старопромышленного региона для обеспечения импортозамещения».

Для цитирования: Котлярова, С. Н. Роль локализации промышленного производства в политике импортозамещения / С.Н. Котлярова, Ю.Г. Лаврикова, Л.М. Аверина // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. - 2017. - Т 10. - № 5. - С. 115-127. DOI: 10.15838/esc/2017.5.53.8

For citation: Kotlyarova S.N., Lavrikova Yu.G., Averina L.M. The role of industrial production localization in the import substitution policy. Economic and Social Changes: Facts, Trends, Forecast, 2017, vol. 10, no. 5, pp. 115-127. DOI: 10.15838/ esc/2017.5.53.8

Аннотация. Статья посвящена определению роли локализации промышленного производства при реализации политики импортозамещения. Методологическую основу исследования составляют системный подход, методы структурного, предметного, функционального, статистического анализа, метод экспертных оценок. В статье рассматриваются понятия «импортозамещение» и «локализация», делается вывод о том, что реализация политики импортозамещения неразрывно связана с локализацией. Приведены примеры реализации успешной политики локализации в отдельных отраслях промышленности (автомобильная, фармацевтическая и железнодорожное машиностроение), доказана ее эффективность в создании высокотехнологичных производств по выпуску промышленной продукции. Механизм локализации в секторе железнодорожного машиностроения, конкурентоспособность которого в настоящее время обеспечивается в значительной степени за счет заимствования технологий из-за рубежа, рассмотрен на примере локомотивостроения и производства подвижного состава для скоростного и высокоскоростного движения. Показан пример успешной реализации политики импортозамещения в рамках Уральского кластера железнодорожного машиностроения по типу «догоняющего развития» — с привлечением зарубежных технологий для организации в России первоначально сборочного, а затем локализованного производства зарубежной техники на базе отечественных материалов, компонентов и ресурсов. Определено, что базовыми условиями для локализации выступают доступность капитала, наличие технологии, производственных мощностей и наличие рынка сбыта. В работе исследована нормативно-правовая база по содействию импортозамещению на территории России и ее регионов, представлен обзор законодательно утвержденных программ, концепций и планов развития импортозамещения в субъектах РФ. Показано, что реализация политики импортозамещения в регионах осуществляется на основе создания и развития особых экономических зон, кластеров, индустриальных и технопарков, при этом вопросам локализации нормативные документы в регионах уделяют недостаточное внимание. Сделан вывод, что для России импортозамещение, основанное на локализации производства, является платформой для диверсификации экономики и переходом к производству технологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Отдельные положения исследования использованы при подготовке Стратегии Уральского кластера железнодорожного машиностроения и транспортно-логи-стического кластера Свердловской области. Полученные результаты могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях эффективности реализации политики импортозамещения и модернизации экономики РФ и её субъектов, а также федеральными и региональными органами власти при разработке и принятии стратегических документов регионального развития и стимулирования импортозамещения.

Ключевые слова: импортозамещение, локализация, региональная политика, модернизация экономики, промышленное производство, технологическое развитие.

Введение. Правительство Российской Федерации реализует возможность модернизации отечественной экономики через политику им-портозамещения. Для эффективного применения инструментов и механизмов импортозамещения важно правильно определить приоритеты и понять, в каких отраслях промышленности в первую очередь необходимо импортозамещение и какие подходы применить для достижения желаемого.

Самая высокая доля импорта сегодня приходится на станкостроение, машиностроение и текстильную промышленность. В условиях им-

портозамещения целесообразно обратиться к опыту политики локализации, которая создает новые рабочие места и новые производства на собственной территории, а также стимулирует развитие наукоемких отраслей экономики, превращая отечественные компании в сильных конкурентов на глобальном уровне. Таким образом, промышленная политика должна быть направлена на развитие производства российской продукции, которое должно заменить импорт (импортозамещение) и, как следствие, увеличить объемы внутреннего производства (локализация производства). В связи с этим

целью исследования является определение роли локализации промышленного производства при реализации политики импортозамещения на основе систематизации теоретико-методологических подходов к определению локализации, систематизация опыта локализации в отдельных отраслях промышленности и исследование нормативно-правовой базы по содействию импортозамещению на территории России и ее регионов.

Теоретико-методологическое обоснование роли локализации производства

Категории «импортозамещение» последнее время уделяется повышенное внимание как со стороны органов государственной власти, так и со стороны ученых. В частности, импортозамещение рассматривается как тип промышленной политики, направленный на замену импорта промышленных товаров товарами отечественного производства [15]. Производство в стране товаров, аналогичных импортируемым, и сокращение или прекращение в этой связи их импорта — другой подход к определению импортозамещения1. При этом данные товары должны обладать более высокими потребительскими свойствами и стоимостью не выше импортных [10]. В.В. Зарянкин формулирует три альтернативных подхода к определению импортозамещения [8]. Импортозамещение может рассматриваться как экономическая категория и представлять собой систему экономических отношений, направленных на замещение импортных товаров; как экономический процесс, при котором происходит увеличение производства, потребления и экспорта отечественных товаров и услуг при одновременном снижении потребления аналогичных импортных товаров и услуг; как государственная экономическая политика по рационализации и оптимизации импорта товаров и услуг путем стимулирования местных производителей.

Ключевым фактором успеха реализации политики импортозамещения все чаще называют экспортоориентированную локализацию, а не только нацеленную на импортозамещение. Импортозамещение должно быть таким инстру-

1 Экономический словарь [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://abc.informbureau.com/html/ eiiidoicaiauaiea.html

ментом экономической политики, результатом которого должна быть не поддержка развития предприятий, продукция которых ориентирована на внутренний рынок, а дальнейшее повышение экспортного потенциала компаний с целью занять нишу на мировом рынке товаропроизводителей [6, 19].

В России понятие «локализация» начало широко применяться в начале 2000-х годов, одновременно с ростом интереса со стороны иностранных инвесторов к нашему рынку. Отсутствие серьезной конкуренции со стороны отечественных производителей наряду со стремительным ростом экономики и потенциально емким рынком сбыта сделало Россию привлекательной для международных корпораций, следствием чего стало открытие транснациональных производств [14].

Существуют различные трактовки термина «локализация», содержащиеся в научных публикациях последних лет. А.М. Вазьянский и С.Ю. Обыденнова под локализацией производства понимают процесс изготовления на территории другой страны продукции первоначального иностранного происхождения [4]. С точки зрения А.Н. Макарова локализация предполагает поставку местными производителями для иностранных компаний комплектующих, изготовленных на национальной территории на базе существовавших ранее производств [13].

Ряд авторов развивают данный подход, делая акцент на возможности снижения себестоимости за счет экономии на трансакционных и транспортных издержках, налогах и на затратах по разработке технологических решений [17]. И.Д. Котляров считает локализацию сложным феноменом, представляющим формирование иностранными компаниями собственных производственных мощностей на территории данной страны. При этом отечественные производители осваивают определенное количество стадий выпуска конечного продукта (от одного до полного цикла) [9]. Исходя из данной трактовки термина «локализация», Д. Котляров выделяет ее следующие формы: первичная, вторичная, третичная локализация, определяемые в зависимости от количества стадий производства конечной продукции, их технологической сложности, маркетинговых особенностей и т.д.

Таблица 1. Стадии локализации и их содержание

Стадия локализации Содержание стадии Результат локализаци

Первичная локализация Завершающий этап производства готового продукта переносится на территорию страны Создание новых рабочих мест, рост налоговых поступлений, упрощение доступа потребителей к конечному продукту. Локализуется лишь стадия сборки конечного продукта, реального импортозамещения нет

Вторичная локализация Из отечественных производителей формируется локальная цепочка поставок, замещающих определенные звенья в общей цепочке Реализация мер прямого и косвенного стимулирования иностранных производителей и потенциальных отечественных поставщиков отдельных компонентов для конечного продукта

Третичная локализация Формируются национальные цепочки создания стоимости, направленные на выпуск в стране конечного экспортно-ориентированного продукта, из созданных в стране субподрядчиков, обслуживающих потребности локализованных иностранных производителей Формирование собственной цепочки создания стоимости, ведущей к производству конечного продукта

Следует согласиться с автором, что национальной экономике нужно ориентироваться на достижение третьей стадии, так как она дает возможность сформировать собственную глобальную цепочку создания ценности и выйти на мировой рынок с конечным продуктом (табл. 1).

По мнению В.К. Акинфиева, термин «локализация производства» означает процесс переноса на территорию России технологий, их адаптацию и организацию сборочного производства образцов зарубежной техники с частичным изготовлением некоторых комплектующих узлов и деталей на российских предприятиях [2]. Степень локализации производства характеризует долю затрат российских предприятий в общей себестоимости производства образца техники.

Понятие «локализация» неразрывно связано с понятием «размещение производства», используемым в экономической географии. Можно говорить о том, что локализация является частным случаем размещения, обладая при этом рядом особенностей. С нашей точки зрения суть локализации производств заключается в поставке местными производителями комплектующих, изготовленных внутри страны на базе существовавших ранее или вновь организованных производств для иностранных предприятий. Базовыми условиями для локализации выступают: доступность капитала, наличие технологии и производственных мощностей и наличие рынка сбыта. Основная роль локализации в импортозамещении на территории

региона заключается в модернизации и создании новых производств на территории страны, увеличении производства импортных аналогов продукции на более технологичном уровне с использованием зарубежных технологий, росте экспортного потенциала такой продукции, сохранении и создании новых рабочих мест.

Отечественный опыт локализации в отдельных отраслях промышленности

Успешным примером политики локализации является продвижение отечественного производства в автомобильной промышленности. С начала 2000-х годов Россия ввела сниженные таможенные пошлины на ввозимую автомобильную продукцию при условии, что импортер переведет часть своего производства в Россию. Также производителям была оказана поддержка за счет подписания инвестиционных контрактов, предусматривающих определенные обязательства (например, обязательство ежегодно увеличивать долю местной добавленной стоимости и производство определенного количества продукции), а Правительство России, в свою очередь, получило нулевую пошлину на импортируемые компоненты, нужные для производства. Такие льготы применяются сегодня практически во всех областях автомобилестроения (автомобили, грузовики, запчасти для автомобилей). Уровень локализации по автомобильным заводам составляет от 30% (Тойота) до 95% (Шевроле (Нива)) [7]. Наиболее крупные автомобильные кластеры сформировались в Поволжье, на Северо-Западе и в Центре страны (рисунок).

Распределение автомобильного производства по кластерам, %

_4

□ Северо-Западный кластер

□ Центральный кластер

□ Приволжский кластер

□ прочее

Фармацевтическая промышленность также демонстрирует рост локализации. Поставленная Президентом РФ задача довести долю производимых в стране жизненно важных фармацевтических препаратов к 2018 году до 90% почти выполнена: сейчас производится 76% лекарств из этого списка. Причем активно осуществляется процесс кластеризации фармацевтической отрасли. Общее число кластерных проектов приближается к пятнадцати. Основные характеристики фармацевтических кластеров представлены в таблице 2.

Политика локализации доказала свою эффективность в создании высокотехнологичных производств по выпуску продукции железнодорожного машиностроения. Потребители желез-

нодорожной техники предъявляют требования к её качеству и улучшению эксплуатационных характеристик. Спрос на локомотивы, вагоны, узлы и компоненты устаревшей конструкции будет падать, поэтому в транспортном машиностроении останутся предприятия, предлагающие потребителям современную продукцию. Наиболее очевидным способом получения необходимых технологий является поиск стратегических партнеров, трансфер технологий и последующая локализация [5].

Рассмотрим механизм локализации на примере отдельных секторов российского железнодорожного машиностроения, конкурентоспособность которых в настоящее время обеспечивается в значительной степени за счет

Таблица 2. Фармацевтические кластеры РФ

Кластер Субъект РФ Год создания Кол-во участников Включен /не включен в перечень пилотных инновационных территориальных кластеров

Кластер фармацевтики, биотехнологий и биомедицины Калужская область 2012 > 50 Включен

Алтайский биофармацевтический кластер Алтайский край 2008 > 10 Включен

Кластер фармацевтики, медицинской техники и информационных технологий Томской области Томская область 2013 > 50 Включен

Инновационный кластер информационных и биофармацевтических технологий Новосибирской области Новосибирская область 2013 > 60 Включен

Биотехнологический инновационный территориальный кластер Пущино Московская область 2012 > 70 Включен

Кластер медицинской, фармацевтической промышленности, радиационных технологий Санкт-Петербурга Ленинградская область 2011 > 10 Включен

Уральский биомедицинский кластер Свердловская область 2010 > 40 Не включен

заимствования технологий из-за рубежа: это локомотивостроение и подвижной состав для скоростного и высокоскоростного движения. За последние годы в России появился целый ряд новых серий тягового подвижного состава: тепловозов, электровозов и электропоездов, производство которых освоено в рамках создания совместных предприятий с зарубежными производителями (ЗАО «Трансмашхолдинг» и французская компания «Alstom Transport», АО «Группа Синара» и немецкая компания «Siemens»).

АО «Группа Синара» объединяет предприятия различной отраслевой направленности. Одним из приоритетных бизнес-направлений компании является машиностроение. В машиностроительный холдинг компании АО «Сина-ра-Транспортные машины» входит АО «Уральские локомотивы», важнейшим направлением деятельности которого является производство грузовых электровозов постоянного и переменного тока, тепловозов, электропоездов «Ласточка». Производство осуществляется по технологиям «Siemens» с поэтапной локализацией производства.

Первым проектом предприятия в области локомотивостроения стала организация производства электровоза с асинхронным тяговым приводом «ГРАНИТ» (серия 2ЭС10). В 2015 году уровень локализации электровоза достиг отметки 80%. Более поздние разработки предприятия — локомотивы ТМХ-ЭП20 и 2ЭС5 имеют в 2015 году уровень локализации производства продукции 55% по ТМХ-ЭП20 и 45% по 2ЭС5. Планируется достигнуть уровня локального производства в 80% по ЭП20 в 2017 году, а по 2ЭС5 — к 2020 году.

Важнейшим направлением деятельности предприятия является производство скоростных электропоездов серии Desiro RUS («Ласточка»), начатое в мае 2013 года. Договор с ОАО «Российские железные дороги» предусматривал жесткие условия локализации производства комплектующих. Уровень локализации с начала производства должен был составить 55%, а к 2017 году доведен до 80%. К 2014 году вокруг «Уральских локомотивов» сформировался кластер из более чем 100 российских поставщиков узлов и компонентов, способных работать по международным стандартам, адаптировать технологии к потребностям заказчика

и российским условиям, и глубина локализации составила 62%. В 2016 году уровень локализации производства «Ласточки» превысил 70%, ожидается, что в 2017 году локализация достигнет проектного уровня — 80%2.

Таким образом, на данном предприятии первая и вторая формы локализации стали этапами перехода к третичной локализации. Сложность локализации сразу по третьему типу объясняется ситуацией с комплектующими. Повышенная значимость комплектующих определяется отраслевой особенностью железнодорожного машиностроения, т.е. ее технологической многокомпонентностью и значительной металлоемкостью3. В то же время, согласно стратегическим документам развития транспортного машиностроения, в стране отсутствует серийное производство комплектующих, без которых невозможно создание техники, соответствующей мировому уровню. Доля импортных комплектующих по большинству выпускаемых видов машин и оборудования составляет от 10 до 25%, а в некоторых случаях до 80% в себестоимости продукции. Для создания современной продукции предприятия транспортного машиностроения вынуждены закупать комплектующие зарубежного производства. Для организации серийного производства комплектующих в России отсутствуют технологии.

Учитывая имеющийся опыт, можно обозначить в качестве основного направления развития отрасли на ближайшую и среднесрочную перспективу производство в необходимом объеме современного подвижного состава, в т.ч. для скоростного и высокоскоростного железнодорожного движения, с использованием зарубежного опыта с учетом российских условий и локализацией производства по третьему типу.

2 В перспективные планы предприятия входит задача проектирования и организации выпуска различных моделей высокоскоростных поездов. Для реализации этого проекта в конце июня 2016 года группа «Синара» и машиностроительный холдинг CRRC (Changchun Railway Vehicles, КНР) заключили соглашение о создании совместного производства по выпуску поездов для высокоскоростной магистрали Москва — Казань.

3 Так, в 2011 году доля транспортного машиностроения в общем потреблении металла составила 2,75%, или 1,62 млн. т, в то время как в 2009 г. данный показатель составил 1,25%, или 0,66 млн. т. Источник: Стратегия развития транспортного машиностроения Российской Федерации на период до 2030 года. Проект. 2013 год / Институт проблем естественных монополий .

Деятельность Уральского кластера железнодорожного машиностроения является примером успешной реализации политики импорто-замещения по типу «догоняющего развития» — с привлечением зарубежных технологий для организации в России первоначально сборочного, а затем локализованного производства зарубежной техники на базе отечественных материалов, компонентов и ресурсов (трудовых, сырьевых и энергетических) [17]. Исходя из этого стратегическая цель импортозамещения в секторах железнодорожного машиностроения может быть обозначена как создание качественно новых видов продукции, которые обеспечат технологическое равноправие России с передовыми странами в развитии транспорта, а также активное влияние на мировой рынок технологий и наукоемкой продукции.

Таким образом, локализация стимулирует появление в России производителей конечного продукта с новыми технологиями и предъявляет требования, распространяющиеся на поставщиков разных уровней. Вокруг производителей конечного продукта сосредоточиваются производители материалов, логистические, сервисные и финансовые организации и таким образом формируются кластеры [13].

Исследование нормативно-правовой базы в сфере содействия импортозамещению на территории России и ее регионов

Анализ отечественного опыта импортозамещения показал, что в субъектах РФ производителям импортозамещающей продукции оказывается различная поддержка: формирование благоприятной среды (нормативно-правовой, административной, финансовой и др.), предоставление различных региональных преференций, формирование и развитие соответствующей инфраструктуры, содействие продвижению местных производителей на российский рынок, помощь во взаимодействии с федеральными органами власти и др.

Вместе с тем появление индивидуальных программ импортозамещения в ряде регионов, крупных ведомств, компаний и предприятий носит скорее политический характер и зачастую региональные и отраслевые программы по импортозамещению становятся рассогласованными и противоречат друг другу. В результате возникают более жесткие ограничения, чем указано в соответствующих федеральных нор-

мах, или расширяется спектр товаров и услуг, подпадающих под ограничения [1].

Исследование нормативно-правовой базы в сфере содействия импортозамещению на территории России и ее регионов показало, что наблюдается внедрение мероприятий по импортозамещению. Условием эффективной реализации этого направления является разработка соответствующих нормативных актов, в том числе программ развития импортозамещения как на уровне Федерации, так и на уровне каждого отдельного региона [16]. Большинство регионов приняли планы по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности или планы содействия импортозамещению (дорожные карты) (табл. 3). Программы по развитию импортозамещения приняты в шести субъектах РФ (Челябинская, Свердловская, Астраханская, Владимирская, Пензенская области, Чувашская Республика). В Волгоградской и Саратовской областях созданы и действуют концепции импортозамещения. Около десяти субъектов РФ до сих пор не приняли подобных документов (Республика Тыва, Красноярский край, Магаданская область, Чукотский автономный округ и др.). В некоторых субъектах РФ деятельность по содействию им-портозамещению ведется через планы содействия импортозамещению; программы социально-экономического развития; региональные отраслевые программы и другие документы [3].

Как следует из таблицы, вопросам локализации в нормативных документах регионов уделяется недостаточное внимание. Как правило, в этих документах проблемы локализации производства носят декларативный характер. Например, в плане мероприятий по импортозамещению Республики Татарстан говорится о необходимости создания благоприятных условий для локализации производства приоритетных видов продукции на предприятиях с привлечением зарубежных партнёров; в Воронежской области при формировании плана импортозамещения ставят задачей стимулирование кооперации региональных производителей, трансфера и локализации технологий производства импортозамещающей продукции; в Чувашской Республике одним из основных мероприятий по развитию импортозамещения является создание и локализация на территории республики новых производств по выпуску

Таблица 3. Нормативные акты субъектов РФ, регулирующие процессы импортозамещения

Субъект РФ Нормативный документ Локализация

1 2 3

Программы

Астраханская область Программа импортозамещения в Астраханской области на 2015-2017 годы1 Да

Владимирская область Государственная программа «Развитие промышленности Владимирской области, повышение ее конкурентоспособности и обеспечение импортозамещения на 2015- 2020 годы»2) Подпрограмма «Развитие внутриобластной и межрегиональной кооперации, обеспечение импортозамещения». Нет

Пензенская область Программа импортозамещения и расширения выпуска продукции в Пензенской области на 2015-2017 годы3) Нет

Свердловская область Государственная программа «Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области до 2020 года»4) Подпрограмма «Развитие импортозамещения и научно-производственной кооперации в отраслях промышленности Свердловской области» Нет

Челябинская область Государственная программа «Развитие импортозамещения и научно-производственной кооперации в отраслях промышленности Челябинской области на 2015-2020 годы» Нет

Чувашская Республика Программа Чувашской Республики «Экономическое развитие и инновационная экономика на 2012-2020 годы»5) Подпрограмма «Развитие импортозамещения в отдельных отраслях экономики Чувашской Республики» Да

Концепции

Волгоградская область Концепция импортозамещения в Волгоградской области на 2015-2017 годы и плана мероприятий по содействию импортозамещению в Волгоградской области на 2015-2017 гг.6) Нет

Саратовская область Концепция импортозамещения в реальном секторе экономики Саратовской области Нет

Планы

Алтайский край План мероприятий по содействию импортозамещению в Алтайском крае до 2020 года7) Да

Республика Башкортостан План мероприятий («дорожная карта») по содействию импортозамещению в Республике Башкортостан на 2015-2017 годы8) Да

Белгородская область План мероприятий по импортозамещению в Белгородской области на 2016-2018 годы Да

Воронежская область План по импортозамещению в сфере промышленности Воронежской области, 2017 г. Да

Иркутская область План по импортозамещению на 2016-2018 годы. Создан региональный экспертный совет по импортозамещению (2016 г. Да

Вологодская область Региональный план по импортозамещению в Вологодской области на 2016-2020 годы12) Да

11 Распоряжение Правительства Астраханской области от 04.03.2015 № 52-Пр «О программе импортозамещения в Астраханской области на 2015-2017 годы» // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ». - URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения: 23.08.2016). 2) Постановление Администрации Владимирской обл. от 16.06.2015 № 562 «Об утверждении государственной программы Владимирской области «Развитие промышленности Владимирской области, повышение ее конкурентоспособности и обеспечение импортозамещения на 2015-2020 годы»» // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ». - URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения: 20.08.2016). 3) Постановление Правительства Пензенской области от 9 апреля 2015 года № 179-пП «Об утверждении программы импортозамещения и расширения выпуска продукции в Пензенской области на 2015-2017 годы» // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ». - URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения: 23.02.2017). 4) Постановление Правительства Свердловской области от 24.10.2013 № 1293-ПП «Об утверждении государственной программы Свердловской области «Развитие промышленности и науки на территории Свердловской области до 2020 года»» [Электронный ресурс] / Министерство промышленности и науки Свердловской области. - URL: http://mpr.midural.ru 51 Постановление Кабинета министров Чувашской Республики от 21 сентября 2011 года № 398 «О государственной программе Чувашской Республики «Экономическое развитие и инновационная экономика на 2012-2020 годы»» 6) Постановление Администрации Волгоградской обл. от 14.09.2015 № 527-п «Об утверждении Концепции импортозамещения в Волгоградской области на 2015-2017 годы и плана мероприятий по содействию импортозамещению в Волгоградской области на 2015 - 2017 годы» // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ». - URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения: 23.08.2016). 7) Распоряжение Администрации Алтайского края от 30 июня 2016 года № 187-р «Об утверждении плана мероприятий по содействию импортозамещению в Алтайском крае до 2020 года» [Электронный ресурс] // АО «Кодекс». - URL: http://docs.cntd.ru/document/438964065 (дата обращения: 23.09.2016). 8) Распоряжение Правительства Республики Башкортостан от 7 августа 2015 года № 838-р «Об утверждении плана мероприятий («дорожной карты») по содействию импортозамещению в Республике Башкортостан на 2015-2017 годы» [Электронный ресурс] // АО «Кодекс». - URL: http://docs.cntd.ru/ document/430502601 9) Постановление Администрации Курской области от 6 сентября 2016 г. № 654-па «Об утверждении регионального Плана по импортозамещению в Курской области на 2016-2020 годы» // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ» [Электронный ресурс]. - URL: http://www.garant.ru/hotlaw/ kursk/954616/ (дата обращения: 23.08.2016). 10) Постановление Правительства Саратовской области от 20.01.2015 № 5-П «Об утверждении Концепции импортозамещения в реальном секторе экономики Саратовской области и Плана по содействию импортозамещению в реальном секторе экономики Саратовской области на 20152016 годы» [Электронный ресурс] // Официальный портал Правительства Саратовской области». - URL: http://konsultant.saratov.gov.ru/page.aspx?61154 (дата обращения: 22.08.2016) 11 Постановление КМ РТ от 13 сентября 2016 г. № 639 «О плане мероприятий по развитию импортозамещения в промышленности Республики Татарстан на 2016 год» [Электронный ресурс] // Электронный периодический справочник «Система ГАРАНТ». - URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения: 20.11.2016). 12) Постановление Правительства Вологодской области от 29.09.2016 № 858 «Об утверждении регионального плана по импортозамещению в Вологодской области на 2016-2020 годы» [Электронный ресурс] // Портал экономического развития Вологодской области. - URL: http:// http://economy.gov35.ru/ (дата обращения: 23.02.2017).

Таблица 4. Основные формы организации локализованного производства

Форма локализации Инвестиции Технологии

Иностранное предприятие на локальном рынке Зарубежные Зарубежные

Совместное предприятие Зарубежные/отечественные Зарубежные/отечественные

Покупка лицензии отечественным предприятием Отечественные Зарубежные

Размещение иностранной компанией заказа на отечественном предприятии Отечественные Отечественные

импортозамещающей продукции или патентованных продуктов с дальнейшей ориентацией на экспорт.

Выделяют четыре возможные формы организации локализованного производства, отличающиеся источниками инвестиций и технологий (табл. 4) [13].

Инвестором при реализации проекта выбирается поставщик отечественного оборудования, импортируемого аналога или же покупка локализованного продукта на территории страны. За последние годы развивающиеся страны, а также страны Юго-Восточной Азии и Южной Америки, реализующие политику локализации производства, заметно увеличили свое влияние в мире. Рассматривая эти страны как новые рынки сбыта, транснациональные корпорации проявляют к ним все больший интерес, что позволяет руководству этих стран диктовать свои условия иностранным инвесторам.

Заключение

Реализация политики импортозамещения направлена на решение ключевой проблемы российской экономики — недостаточной конкурентоспособности. Локализация как один из основных инструментов импортозамеще-ния стимулирует развитие наукоемких отраслей экономики, создает новые рабочие места и новые производства на собственной территории.

Анализ нормативно-правовой базы в сфере содействия импортозамещению на государственном и региональном уровнях показал, что регионы активно включаются в разработку нормативных актов, стимулирующих развитие им-портозамещения, внедряют мероприятия по импортозамещению.

Однако вопросы локализации промышленного производства в них отражены недостаточно. Также отмечается несогласованность, а порой противоречивый характер нормативных документов.

Промышленная политика должна быть направлена на развитие производства российской продукции, которое должно заменить импорт (импортозамещение) и, как следствие, увеличить объемы внутреннего производства (локализация производства).

Для России импортозамещение на основе локализации промышленного производства является платформой для диверсификации экономики, окончания эпохи нефтегазовой зависимости и переходом к производству технологичной продукции с высокой добавленной стоимостью. Расширение числа действующих производств, локализованных на территории страны, дает возможности для роста экономики, привлечения в страну новых технологий и создания рабочих мест.

Литература

1. Акимов, А. Обеспечение импортозамещения через локализацию производства продукции, работ, услуг [Электронный ресурс] / А. Акимов // Офиц. сайт Министерства промышленности и торговли Российской Федерации. — URL: http://minpromtorg.gov.rU/common/upload/files/docs/M.E.Akim.pdf

2. Акинфиев, В.К. Выбор инвестиционных решений при трансфере западных технологий в отрасли транспортного машиностроения / В.К. Акинфиев // Управление большими системами. — 2014. — Вып. 48. - С. 151-171.

3. Исследование Программ развития импортозамещения в регионах Российской Федерации / В.В. Бородки-на, О.В. Рыжкова, Ю.В. Улас, А.А. Ушалова // Креативная экономика. - 2015. - № 9(11). - С. 1397-1414.

4. Вазьянский, А.М. Локализация производства как способ инновационного развития предприятия / А.М. Вазьянский, С.Б. Обыденнова // Сборник научных трудов НГТУ им. Р.Е. Алексеева. - 2014. -№ 7. - С. 2.

5. Воробьев, А.А. Локализация. Направление задано. Что дальше? / А.А. Воробьев, Е.А. Обухова // Техника железных дорог. — 2009. — № 4 (8) ноябрь. — С. 35-45.

6. Гулин, К.А. Импортозамещение как инструмент активизации социально-экономического развития территорий / К.А. Гулин, Е.А. Мазилов, А.П. Ермолов // Проблемы развития территории. — 2015. — № 3 (77). - С. 7-25.

7. Зайцев, А. Названы лидеры по локализации среди выпускающихся в России автомобилей / А. Зайцев // Информационный сайт Wroom.ru [Электронный ресурс]. — URL: http://wroom.ru/news/3670 (дата обращения: 13.02.2017).

8. Зарянкин, В.В. Роль импортозамещения в системе международных торговых отношений / В.В. Зарянкин // Беларусь и мировые экономические процессы: сб. науч. ст. — Вып. 7. — Минск: БГУ, 2010. — С. 44-50.

9. Котляров, И.Д. Локализация производства как инструмент импортозамещения / И.Д. Котляров // ЭКО. — 2016. — № 8. — С. 128-140.

10. Лаврикова, Ю.Г. Инновационное развитие строительного комплекса региона на основе кластерного подхода / Ю.Г. Лаврикова, С.Н. Котлярова // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2014. — № 3 (33). — С. 169-181.

11. Лаврикова, Ю.Г. Стратегические основы реализации потенциала импортозамещения на примере железнодорожного машиностроения / Ю.Г. Лаврикова, Л.М. Аверина // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2015. — № 3 (39). — С. 85-99.

12. Лукьянчук, Е. Импортозамещение: зарубежный опыт / Е. Лукьянчук // Аптека.online.ua: электрон. научн. журн. — 2011. — № 786 (15). — 18 апр. — URL:http://www.apteka.ua/article/79186 (дата обращения: 13.01.2017).

13. Макаров, А.Н. Локализация производства продукции производственно-технического назначения на территории региона как тенденция импортозамещения / А.Н. Макаров // Гуманитарные и социальные науки. — 2011. — № 3. — С. 34-41.

14. Муханов, А.Н. Конъюнктурные факторы импортозамещения в обоснованиях направлений и организационно-структурных схем локализации производства / А.Н. Муханов // Молодой ученый. — 2016. — № 3. — С. 581-585.

15. Райзберг, Б. Современный экономический словарь [Текст] / Б. Райзберг, Л. Лозовский, Е. Стародубцева. — М.: ИНФРА-М, 2006. — 495 с.

16. Фальцман, В.К. Критические точки политики импортозамещения / В.К. Фальцман // Российское предпринимательство. — 2015. — Т. 16. — № 2 (272). — С. 241-262.

17. Шувалова, Д.Г. Оценка изменения экономического потенциала интеграции с применением стратегии локализации производства на региональном уровне / Д.Г. Шувалова, В.Ю. Маркова // Электронный научный журнал «Управление экономическими системами». — 2013. — № 10 (58). — С. 61.

18. Bruton H.J. A Reconsideration of Import Substitution // Journal of Economic Literature, 1998, vol. 36, no. 2, P. 903-936.

19. Cook S. A Comparison of Regional Export Enhancement and Import Substitution Economic Development Strategies / Cook S., Watson Ph. // The Journal of Regional Analysis and Policy. 2011. Vol. 41. No. 1. P. 1-15.

Сведения об авторах

Светлана Николаевна Котлярова — кандидат экономических наук, доцент, заведующий

сектором, Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук (Российская

Федерация, 620014, г. Екатеринбург, ул. Московская, д. 29; e-mail: [email protected])

Юлия Георгиевна Лаврикова — доктор экономических наук, доцент, врио директора, Институт

экономики Уральского отделения Российской академии наук (Российская Федерация, 620014,

г. Екатеринбург, ул. Московская, д. 29; e-mail: [email protected])

Лидия Михайловна Аверина — ведущий экономист, Институт экономики Уральского отделения

Российской академии наук (Российская Федерация, 620014, г. Екатеринбург, ул. Московская,

д. 29; e-mail: [email protected])

Kotlyarova S.N., Lavrikova Yu.G., Averina L.M. The Role of Industrial Production Localization in the Import Substitution Policy

Abstract. The article is devoted to defining the role of localization of industrial production in the implementation of the import substitution policy. The methodological framework of the research consists of the system approach, methods of structural, object, functional, and statistical analysis, as well as the method of expert estimations. The article reviews the concept of"import substitution" and "localization"; it is concluded that the implementation of the import substitution policy is inextricably linked with the localization. It provides examples of successful localization policy in individual industries (automotive, pharmaceutical and railway engineering), proves its effectiveness in creating high-tech industries for industrial output. The mechanism of localization in the railway engineering sector, whose competitiveness is currently provided largely by imported technology, is discussed in the case oflocomotive engineering and rolling stock manufacturing for high-speed operation. There is an example of successful implementation of the import substitution policy in the framework of catching up development of the Ural railway engineering cluster — including foreign technology in order to establish in Russia firstly assembly and later localized production of foreign technology based on domestic materials, components, and resources. It has been determined that basic conditions for localization are availability of capital, availability of technology, production capacity and availability of market. The paper examines the legal framework for promoting import substitution in Russia and its regions, presents an overview of legislatively mandated programs, concepts and development plans for import substitution in Russian constituent entities. The authors demonstrate that the implementation of the import substitution policy in the regions is based on creating and developing special economic zones, clusters, industrial and technology parks; however, regulatory documents in the regions do not pay enough attention to localization issues. It is concluded that Russia's import substitution based on localization is a platform for economic diversification and transition to production of high value added technological products. Separate research concepts are used for developing the Strategy of the Ural railway engineering cluster and the Sverdlovsk Oblast cluster for transport and logistics. The research results can be used in further research of the effectiveness of implementing the import substitution policy and economic modernization in Russia and its constituent entities, as well as by federal and regional authorities in drafting and adopting strategic documents of regional development and stimulating import substitution.

Key words: import substitution, localization, regional policy, economic modernization, industrial production, technological development.

References

1. Akimov A. Obespechenie importozameshcheniya cherez lokalizatsiyu proizvodstva produktsii, rabot, uslug [Ensuring import substitution through production of goods, works and services]. Ofits. sait Ministerstva promyshlennosti i torgovli Rossiiskoi Federatsii [Official website of Ministry of Industry and Trade of the Russian Federation]. Available at: http://minpromtorg.gov.ru/common/upload/files/docs/M.E.Akim.pdf. (In Russian).

2. Akinfiev V.K. Vybor investitsionnykh reshenii pri transfere zapadnykh tekhnologii v otrasli transportnogo mashinostroeniya [Investment portfolio problem for foreign technology transfer in transport machine building industry]. Upravleniebol'shimisistemami [Large-scale systems control], 2014, issue 48, pp. 151-171. (In Russian).

3. Borodkina V.V., Ryzhkova O.V., Ulas Yu.V., Ushalova A.A. Issledovanie Programm razvitiya importozameshcheniya v regionakh Rossiiskoi Federatsii [Studying of the development of import substitution programs in the Russian Federation's regions]. Kreativnaya ekonomika [Creative economy], 2015, no. 9(11), pp. 13971414. (In Russian).

4. Vaz'yanskii A.M., Obydennova S.B. Lokalizatsiya proizvodstva kak sposob innovatsionnogo razvitiya predpriyatiya [Production localization as a means of innovative enterprise development]. Sbornik nauchnykh

trudov NGTU im. R.E. Alekseeva [Collection of studies of Nizhny Novgorod State Technical University n.a. R.E. Alekseev], 2014, no. 7, p. 2. (In Russian).

5. Vorob'ev A.A., Obukhova E.A. Lokalizatsiya. Napravlenie zadano. Chto dal'she? [Localization. The direction has been determined. What next?]. Tekhnika zheleznykh dorog [Railway equipment magazine], 2009, no. 4 (8), November, pp. 35-45. (In Russian).

6. Gulin K.A., Mazilov E.A., Ermolov A.P. Importozameshchenie kak instrument aktivizatsii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya territorii [Import substitution as a tool to enhance social-economic development of territories]. Problemy razvitiya territorii [Problems of territory's development], 2015, no. 3 (77), pp. 7-25. (In Russian).

7. Zaitsev A. Nazvany lidery po lokalizatsii sredi vypuskayushchikhsya v Rossii avtomobilei [Leaders in localization among Russian cars have been na,ed]. Informatsionnyisait Wroom.ru [Wroom.ru information website]. Available at: http://wroom.ru/news/3670 (Accessed: 13.02.2017). (In Russian).

8. Zaryankin V.V. Rol' importozameshcheniya v sisteme mezhdunarodnykh torgovykh otnoshenii [The role of import substitution in the system of international trade relations]. Belarus' i mirovye ekonomicheskieprotsessy: sb. nauch. st. [Belarus and global economic processes: collection of research studies], issue 7. Minsk: BGU, 2010. Pp. 44-50. (In Russian).

9. Kotlyarov I.D. Lokalizatsiya proizvodstva kak instrument importozameshcheniya [Localization of production as a tool for import substitution]. EKO [ECO], 2016, no. 8, pp. 128-140. (In Russian).

10. Lavrikova Yu.G., Kotlyarova S.N. Innovatsionnoe razvitie stroitel'nogo kompleksa regiona na osnove klasternogo podkhoda [Innovation development of the construction complex in the region on the basis of cluster approach]. Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz [Economic and social changes: facts, trends, forecast], 2014, no. 3 (33), pp. 169-181. (In Russian).

11. Lavrikova Yu.G., Averina L.M. Strategicheskie osnovy realizatsii potentsiala importozameshcheniya na primere zheleznodorozhnogo mashinostroeniya [Strategic framework for implementing the potential of import substitution on the example of railway engineering]. Ekonomicheskie i sotsial'nye peremeny: fakty, tendentsii, prognoz [Economic and social changes: facts, trends, forecast], 2015, no. 3 (39), pp. 85-99. (In Russian).

12. Luk'yanchuk E. Importozameshchenie: zarubezhnyi opyt [import substitution: foreign experience]. Apteka. online.ua: elektron. nauchn. Zhurn [Apteka.online.ua: scientific e-journal], 2011, no. 786 (15), 18 April. Available at: http://www.apteka.ua/article/79186 (Accessed: 13.01.2017). (In Russian).

13. Makarov A.N. Lokalizatsiya proizvodstva produktsii proizvodstvenno-tekhnicheskogo naznacheniya na territorii regiona kak tendentsiya importozameshcheniya [Localization of industrial and technical production on the region territory as a tendency of import substitution]. Gumanitarnye i sotsial'nye nauki [The humanities and social sciences], 2011, no. 3, pp. 34-41. (In Russian).

14. Mukhanov A.N. Kon"yunkturnye faktory importozameshcheniya v obosnovaniyakh napravlenii i organizatsionno-strukturnykh skhem lokalizatsii proizvodstva [Factors in import substitution in justifications of spheres and structural schemes of production localization]. Molodoi uchenyi [Young scholar], 2016, no. 3, pp. 581-585. (In Russian).

15. Raizberg B., Lozovskii L., Starodubtseva E. Sovremennyiekonomicheskiislovar' [Modern economic dictionary]. Moscow: INFRA-M, 2006. 495 p. (In Russian).

16. Fal'tsman V.K. Kriticheskie tochki politiki importozameshcheniya [Critical points of import substitution policy]. Rossiiskoe predprinimatel'stvo [Russian journal of entrepreneurship], 2015, vol. 16, no. 2 (272), pp. 241-262. (In Russian).

17. Shuvalova D.G., Markova V.Yu. Otsenka izmeneniya ekonomicheskogo potentsiala integratsii s primeneniem strategii lokalizatsii proizvodstva na regional'nom urovne [Assessment of economic potential integration performance with the use of production localization strategy at the regional level]. Elektronnyi nauchnyi zhurnal "Upravlenie ekonomicheskimi sistemami" [Scientific electronic journal "Management of economic systems"], 2013, no. 10 (58), p. 61. (In Russian).

18. Bruton H.J. A Reconsideration of Import Substitution. Journal of Economic Literature, 1998, vol. 36, no. 2, pp. 903-936.

19. Cook S.A., Watson Ph. Comparison of Regional Export Enhancement and Import Substitution Economic Development Strategies. The Journal of Regional Analysis and Policy, 2011, vol. 41, no. 1, pp. 1-15.

Information about the Authors

Svetlana Nikolaevna Kotlyarova — Ph.D. in Economics, Associate Professor, Head of Department, Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (29, Moskovskaya Street, Yekaterinburg, 620014, Russian Federation; e-mail: [email protected])

Yuliya Georgievna Lavrikova — Doctor of Economics, Head of Department, Interim Director, Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (29, Moskovskaya Street, Yekaterinburg, 620014, Russian Federation; e-mail: [email protected])

Lidiya Mikhailovna Averina — Leading Economist, Institute of Economics, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences (29, Moskovskaya Street, Yekaterinburg, 620014, Russian Federation; e-mail: [email protected])

Статья поступила 04.05.2017.

Что такое локализация и почему вокруг нее столько споров? Давайте разберемся в этом способе поддержки промышленности

Страны с сильной экономикой были такими не всегда, они различными способами развивали свою экономику и продолжают это делать сейчас. А экономика каждой страны устроена по-разному. И прежде чем переходить непосредственно к теме локализации, есть смысл поговорить о том, как другие государства защищают свои экономические интересы. 

 

Наверняка у многих в Украине сложилось впечатление, что западная экономика полностью свободна от протекционизма. Но это не так.

Как другие страны поддерживают свою экономику 

Несмотря на Соглашение о свободной торговле с ЕС, экспорт из Украины облагается пошлинами. Украина может без пошлин экспортировать в ЕС только товары из не очень длинного списка и в небольших объемах, но основной экспорт происходит с пошлинами.  

 

Европейское сельское хозяйство много лет "сидит" на дотациях. Европейские власти понимают: фермеры не могут самостоятельно тягаться с крупными аграрными корпорациями, и большинство без поддержки загнется. 

 

Локализация в законах ЕС. В странах ЕС государство может отклонить предложение, если менее половины производственных компонентов происходят из стран вне ЕС. Это правило работает в нескольких отраслях, в том числе в сфере общественного транспорта. 

 

Правда, у них речь идет о праве отклонить победителя, а согласно украинскому законопроекту, если компания не соблюдает локализацию, она не сможет выиграть тендер.

 

США действуют в разных направлениях одновременно. В США государство должно закупать продукцию со степенью локализации аж до 80%. Также Америка вводит пошлины на различные товары из разных стран, и в результате многие компании переносят производство обратно в Америку. А еще работают неформальные каналы, например, Америка добилась покупки Саудовской Аравией американского оружия (без конкурса, конечно). 

 

Иные формы защиты экономики в ЕС и других странах. Италия компенсирует до 10% стоимости солнечных электростанций, при строительстве которых соблюдены требования о локализации. 

В Польше тендеры обычно включают требования о локализации производства в ЕС на уровне 50%. При определении победителя тендера государство может учитывать не только цену, а и другие критерии. Есть программы поддержки польских производителей. 

Франция пыталась продать России "Мистрали", и эта покупка была попросту пролоббирована руководством государства и сорвалась лишь из-за санкций против России. 

Германия облегчила доступ квалифицированных иностранцев на свой рынок труда. 

А еще вспомните об огромной поддержке, которую сейчас правительства всего мира оказывают бизнесу в связи с пандемией. 

Локализация — еще один способ стимулировать рост промышленности 

В каждой стране есть свои инструменты защиты, поддержки и стимулов. Эта политика касается разных индустрий — все зависит от исторических условий и целей, которые ставит перед собой страна. 

 

Украина предлагает, чтобы иностранные компании, которые хотят продавать свои трамваи, автобусы, поезда, турбины и другую продукцию машиностроения, производили ее частично из деталей, изготовленных в Украине. Доля украинских деталей в зависимости от продукта и года, когда они произведены, должна быть от 10 до 40%. 

 

Локализация предлагает нарастить промышленные мускулы, а не вытаскивать умирающие компании  с того света (как раньше)

Как было раньше? Украина в прошлом уже пыталась поддерживать промышленность, например, давала дотации производителям автомобилей. Но как ты сам каждый день видишь на улицах, украинцы предпочитают не наши, а импортные машины. 

 

Сейчас нам предлагают другой подход: стимулировать уже достаточно развитую индустрию. Трамваи в Украине производят "Эталон", "Электрон" и "Татра Юг", автобусы — "Эталон", "Электрон", Львовский автобусный завод, "Богдан" и еще семь компаний, такая же конкуренция есть среди производителей или ремонтников железнодорожного транспорта, коммунальной техники и энергетического оборудования. А еще больше компаний производят комплектующие к этой технике. 

 

Вот финансовые результаты компаний, которые после принятия этого закона могут получить новые заказы. Крюковский вагоностроительный завод — прибыль 829 млн грн, что в 2 раза больше, чем годом ранее, Львовский локомотиворемонтный завод — прибыль 510 тыс. грн, "Еврокар" — прибыль 213 млн грн.

 

Это несколько компаний из большого списка тех, которые могут претендовать на новые заказы от государства. В полном списке их гораздо больше. Например, компаний, основной вид деятельности которых "производство железнодорожных локомотивов и подвижного состава", более 25 (система YouСontrol позволяет видеть только первые 25).

 

Это уже не искусственное дыхание умирающим заводам, а скорее белковый коктейль для спортсменов, чтобы уже существующие и работающие предприятия обзавелись внушительными мышцами и вышли в другую весовую категорию. 

 

 

Мы сейчас находимся на том этапе, который другие страны уже давно прошли. Но если Украина хочет стать такой же экономически развитой страной, как Франция, нужно изучить ее опыт экономического развития.

Либерализм — только одна из возможных экономических политик 

Когда кто-то из известных людей выступает за экономический либерализм — это его личное мнение. Западные страны постоянно лоббируют свои экономические интересы и принимают законы, которые не очень соответствуют этой идее. Потому что понимают: свободный рынок — это хорошо, но когда дело доходит до наполнения бюджета, не всегда достаточно. И находят способы совместить экономический либерализм с протекционизмом. 

 

Даже бывший министр экономики Украины Тимофей Милованов признавался, что приходил на должность убежденным либералом, но работая, понял, что некоторые протекционистские меры Украине не помешали бы. Потому что либерализм — это идеал, к которому надо стремиться, но как только ты занимаешь должность министра финансов или экономики в любой европейской стране, то тут же начинаешь выписывать дотации фермерам.  

 

Экономический эффект от локализации согласно расчетам Центра рыночной экономики и Института информатизации и моделирования экономики (с использованием модели Global Trade Analysis Project). 

С экспортом сырья у нас уже все хорошо, нужно стимулировать экспорт готовой продукции

Сейчас Украина — скорее мировой покупатель, чем продавец. Мы импортируем больше, чем экспортируем, и ежегодно разрыв растет. 

 

 

А экономические последствия нашего экспорта вызывают тревогу. Более 70% экспорта Украины — сырье или товары небольшой обработки. Продавать зерно и металл миру мы уже научились. Но на них не построишь крепкую экономику. А вот продавать продукцию с высокой добавленной стоимостью — еще не научились.

Тем более ее есть кому покупать 

Внутренний рынок у нас достаточно большой и привлекательный как для украинских, так и для иностранных компаний. Ежегодно Украина совершает госзакупок на 25 миллиардов долларов, и 38% — это импорт. 

 

В нынешней экономической ситуации каждая страна стремится помочь именно национальным компаниям, потому что деньги от произведенных ими товаров по максимуму идут в национальную экономику. Так что отдавать 38% рынка иностранным производителям во время экономического кризиса — очень спорная политика, особенно если в других странах доля проникновения импорта в госзакупки намного ниже, чем у нас. 

 

 

Тем более что 60% основных фондов Украины нуждаются в полной замене или модернизации. А по данным ProZorro, за последние пять лет Украина потратила 120 млрд грн на закупки транспорта, коммунальной техники и оборудования для энергетики. И это отличный рынок как для наших, так и для иностранных компаний. 

У Украины нет денег и возможностей европейских стран, чтобы действовать их методами 

Если польский или немецкий производитель захочет продать Украине свою технику, он пойдет в экспортно-кредитное агентство своей страны и предложит покупателю кредит с очень привлекательной ставкой.

 

В Украине нет экспортно-кредитного агентства. А это значит, что украинский экспортер не сможет предложить своему иностранному покупателю выгодный кредит для покупки своей продукции.

 

Уменьшение бюрократии и борьба с коррупцией, естественно, очень помогли бы нашей промышленности. Но это надо делать вне зависимости от того, обсуждаем мы локализацию или нет, и это игра вдолгую. 

 

Локализация могла бы стать инструментом, который позволил бы не брать деньги из бюджета напрямую и тратить их в первую очередь на продукцию, произведенную в Украине. 

Кроме локализации требуются и многие другие законы 

Промышленная политика ответственного правительства должна быть комплексной: тут снизить налоги, там уменьшить бюрократию, создать экспортно-кредитное агентство, а еще можно и дать преференции при госзакупках. Локализация — это только один из законов, которые нужно принять, чтобы Украине не пришлось спонсировать промышленность и бюджет других государств. 

 

Промышленная политика должна основываться на стратегии. Стратегия — это карта, которая показывает, в какой пункт назначения идет страна, какие препятствия есть на пути и как она будет с ними справляться. Принимая законопроект о локализации, необходимо одновременно думать о стратегии: как еще мы будем стимулировать иностранных производителей открывать производство в Украине, что можем предложить такого, чего не могут дать другие страны, как совместные украинско-польские, французские и другие предприятия будут выходить на внешние рынки.  

 

Если подходить к стимулированию промышленности комплексно, в принятии этого закона есть смысл. Если же Украина его примет и не сделает следующего шага, ни в какой поддержке промышленности нет смысла, так как будет нечего поддерживать. 

 

Иллюстрация в лучшем качестве 

Важно, что локализация — это не защита олигархов

Наши олигархи сосредоточили свой интерес на других индустриях. Безусловно, рост промышленного производства увеличит потребление металла или электроэнергии, и опосредованно выгоду получат и те бизнесмены, которых можно назвать олигархами. Значит ли это, что нам тогда вообще не надо развивать промышленность?  

 

Предприятия, производящие технику, которая попадает под локализацию. Больше смотри по ссылке. 

Локализация не заставит покупать машины скорой помощи или вагоны метро худшего качества 

Степень локализации становится одним из критериев, а не единственным. Цена и требования, которые предъявляет заказчик, все еще остаются в силе. 

 

Если на конкурс по закупке вагонов метро в Харькове подастся компания, продукция которой не соответствует требованиям, она не выиграет его, даже если будет производить вагоны исключительно из украинских деталей. Выиграет тот, кто предложит продукт, соответствующий условиям, по самой низкой цене и с нужной степенью локализации. 

 

А конкуренция, которая стимулирует качество продукции, никуда не исчезнет, просто конкурировать между собой будут украинские компании. Ведь у нас все равно достаточно собственных производителей продукции машиностроения и отдельных ее деталей. А также украинские заводы будут конкурировать с заводами, созданными совместно отечественными и иностранными бизнесменами и расположенные в Украине. Или даже с теми, кто не расположен в Украине, но достиг требуемой степени локализации, используя украинские комплектующие.

 

Предприятия, производящие технику, которая попадает под локализацию. Больше смотри по ссылке. 

 

Но вообще вопрос качества — это не вопрос локализации. Чтобы гарантированно получить качественный товар, нужно составлять условия закупки так, чтобы нельзя было поставлять некачественный. 

Или по завышенной цене 

Цена у наших производителей ниже, чем у западных. Например, один трамвайный вагон "Татра-Юг" стоит 43 млн грн, а аналогичный ему производства польской компании Pesa — 57 млн. Поезд "Тарпан", удобство которого ты уже наверняка хотя бы раз оценил, в два раза дешевле южнокорейского Hyundai. 

 

 

Если у кого-то есть опасения, что закон может привести к росту цен, значит, с этим риском надо работать, а не отказываться от хорошего закона. В конце концов, переходить дорогу — это тоже риск. Поэтому мы переходим дорогу не там, где захотим и когда захотим, а только по переходу или на зеленый свет — управляем рисками. 


Хотя аргумент про рост цен можно рассматривать и с другой стороны. Конечно, пять подержанных трамваев из Швейцарии будут стоить столько же, сколько один, произведенный в Украине. Но почему-то те же швейцарцы, французы или поляки не ездят на б/у трамваях, хоть они до сих пор качественные, а закупают новые. Потому что понимают, что производство новых дает рабочие места, рост благосостояния, поступлений от налогов и в целом рост экономики. 

На претензии других стран нужно отвечать на переговорах  

Мы видели обоснования авторов законопроекта о локализации, которые считают, что он соответствует международным законам. Слышали и противоположное мнение — что не соответствует. Налицо конфликт, который нужно решать путем переговоров. 

 

Но любые торговые договоры имеют исключения: при наступлении форс-мажорных обстоятельств, угрозе национальной безопасности, когда экономическая мощь торговых партнеров несопоставима и открытая торговля может нанести ущерб экономике одной стороны. 


В Украине сложилась именно такая ситуация: часть территории Украина не контролирует (и это именно промышленный регион), в стране хронический дефицит торгового баланса, украинцы массово эмигрируют в другие страны. Очевидно, что нам кроме свободной торговли нужен инструмент защиты своей экономики, если либеральная политика может ей навредить. 

 

А противоречия с другими странами в таких случаях решаются путем переговоров. Америка в 2018 году ввела пошлины на сталь и алюминий из ЕС и других стран, в том числе из Украины,  аргументируя это защитой национальной экономики. И расширила их в 2020-м. Конечно, Европейский союз с такой аргументацией не согласился, и спор между ними решается в рамках переговоров.

 

С Европейским союзом нужно разговаривать, объяснять мотивы Украины и доказывать, что сейчас важнее предоставить работу украинцам на высокотехнологичных производствах внутри страны, чем допускать массовую эмиграцию. Тем более, на дворе эпидемия, многие лишаются работы и каждая страна использует любые возможности, чтобы обеспечить рабочие места своим гражданам.

 

Это борьба позиций вполне нормальная в отношениях даже между партнерами, потому что, естественно, каждый в первую очередь думает о своей выгоде. 

Выводы

Страны конкурируют между собой точно так же, как компании. Один из способов развивать рынок — стимулировать его развитие. Вот пример из Украины: мы приняли законодательство об удаленной идентификации клиентов и BankID. Именно это позволило развиваться банкам без отделений — monobank, sportbank, todobank. Локализация — похожий инструмент, который создает условия для развития рынка.

 

Отмотай время чуть-чуть назад и вспомни, как изменилась ситуация после принятия стимулирующего закона о языковых квотах. За несколько лет доступ в эфиры получили многие шикарные украиноязычные исполнители, которых раньше нужно было намеренно выискивать. 

 

Сама мысль поддержки отечественного производителя во время кризиса и при наличии экономически сильных соседей хорошая. И локализация явно лучше тех методов, которыми Украина "поддерживала" бизнес ранее. Если квалифицированные специалисты видят в этом подходе недостатки, они должны предлагать правки, которые улучшат законопроект о ней, уменьшат риски. 

 

Естественно, закон о локализации сам по себе не превратит Украину в страну мечты, которая будет сниться по ночам директорам иностранных производителей автобусов и трамваев. Как раз для этого нужны другие законы: о налоговых льготах, грантах на R&D, дешевых кредитах, борьбе с коррупцией в конце концов. Мы пока что не написали эти законы и не привлекли в Украину достаточно иностранных инвестиций, но это не повод отказываться от локализации. Просто нужно взять и написать другие законы.

 

Ведь главный заказчик того, что делает украинское правительство, — украинский народ и украинский бизнес. Люди, которые уезжают работать на заводы в Польшу. Компании, которые платят миллиарды гривен налогов. Мы должны учитывать позицию Европы, но не игнорировать позицию своих граждан и своего бизнеса.

локализация - это... Что такое локализация?

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ — (ново лат., от лат. localis местный от locus место). Определение местности, в которой находился предмет или совершалось событие в данный момент. 2) ограничение какою либо местностью. 3) размещение. Словарь иностранных слов, вошедших в состав… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ — ЛОКАЛИЗАЦИЯ, локализации, мн. нет, жен. (книжн.). Действие по гл. локализовать и локализоваться. Локализация пожара. Локализация ощущений. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • Локализация — переработка существующего программного продукта с целью использования его в странах с другим языком. Локализация предусматривает перевод документации и пользовательского интерфейса, изменение методик расчетов, а также некоторую переработку… …   Финансовый словарь

  • локализация — и, ж. localisation f., нем. Lokalisation <лат. localis местный. Отнесение чего л. к определенному месту; ограничение действия того или иного явления известными пространственными пределами. БАС 1. Государь прибыл на пожар в самом разгаре и… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ — (от латинского localis местный, locus место), отнесение чего либо к определенному месту; ограничение места действия, распространения какого либо явления, процесса, например локализация пожара …   Современная энциклопедия

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ — (от лат. localis местный locus место), отнесение чего либо к определенному месту; ограничение места действия, распространения какого либо явления, процесса, напр., локализация пожара …   Большой Энциклопедический словарь

  • локализация — купирование, сосредоточение, местоположение, автолокализация, радиолокация, размещение, ограничение Словарь русских синонимов. локализация сущ., кол во синонимов: 7 • автолокализация (1) …   Словарь синонимов

  • Локализация — (от лат. localis местный, locus место) отнесение чего либо к определенному месту; ограничение места действия, распространения какого либо явления, процесса, напр., локализация пожара. Политическая наука: Словарь справочник. сост. проф пол наук… …   Политология. Словарь.

  • Локализация — (от латинского localis местный, locus место), отнесение чего либо к определенному месту; ограничение места действия, распространения какого либо явления, процесса, например локализация пожара.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • локализация — ЛОКАЛИЗОВАТЬ, зую, зуешь; ованный; сов. и несов., что (книжн.). Ограничить ( чивать) распространение чего н. какими н. пределами. Л. эпидемию. Л. пожар. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ЛОКАЛИЗАЦИЯ — (от лат. localis местный) определение места; в психологии – связанность психических явлений с определенными мозговыми центрами. Философский энциклопедический словарь. 2010 …   Философская энциклопедия

  • Локализация – это толчок экономике и рабочие места, - Бортник

    Политолог Руслан Бортник в своем блоге объяснил в чем преимущества законопроекта о локализации и рассказал, как работает этот инструмент экономики в Украине и в мире.

    Подпишись на Знай в Google News! Только самые яркие новости!

    Подписаться

    Экономист разъяснил, что под локализацией в экономике понимается процесс государственного управления, при котором производство товаров и услуг размещается на территории собственного государства. Другими словами – это поощрение производства внутри государства продукта, который потребляет отечественная экономика. Бортник считает локализацию одним из важнейших инструментов управления западными экономиками, поскольку все развитые государства мира имеют уровень локализации более 90%.

    «Для государства крайне важно применять инструмент локализации поскольку это даёт серьезный толчок экономике, создает дополнительные рабочие места и во всем мире все развитые государства пытаются максимально локализировать производства на своих территориях. Чаще всего иностранные локализации применяются через две технологии государственного управления. Первая - разного рода таможенные заградительные меры, то есть дополнительный налог, акцизы и сборы таможенные на иностранную продукцию и второй западный инструмент — это установления преференций произведенным на своей территории товаров и услуг в секторе государственных закупок», - рассказывает Бортник.

    Эксперт также отмечает, что все современные передовые государства мира имеют уровень закупок отечественных продуктов и услуг на уровне 90 %. В пример он приводит США, которые ежегодно закупают товаров и услуг на приблизительно 600 млрд долларов, при этом из них только 5% — это товары и услуги иностранного производства. Более того, 25 января президент США Байден подписал специальный приказ, по которому предусматривается повышение уровня локализации.

    Популярные статьи сейчас Показать еще

    «Борется даже с этими 5%. В мире 5-7%. Но не в Украине. Украина в 2020 г закупила товаров и услуг на сумму где-то 650 млрд грн, из них 38% — это иностранные товары и услуги. Таким образом на 250 млрд грн украинское государство дотирует иностранные бизнесы, иностранные экономики создает в них рабочие места. Конечно, это не устраивает украинскую промышленность, хорошо, что на эту проблему обратили внимание украинские политики», - добавляет Бортник.

    Ранее Атаманюк рассказал о последствиях долговой политики правительства для украинцев.

    Напомним, Знай.ua сообщал, что министерство экономики создало коррупционные схемы на рынке серной кислоты и не хочет от них отказываться.

    Подпишись на Знай в Google News! Только самые яркие новости!

    Подписаться

    Петер Сийярто: «Локализация производства в Венгрии дает доступ к рынкам Евросоюза»

    О потенциале развития совместных венгерско-российских проектов РБК+ рассказал министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сийярто.

    Фото: пресс-служба

    — Последние несколько лет средние темпы роста венгерской экономики превышали показатели Евросоюза и стран Вышеградского региона. Что обеспечивало такую стабильность?

    — Поворотным для венгерской экономики стал 2010 год, когда мы провозгласили общество, основанное на труде, и стали активно стимулировать занятость. В результате количество занятых за восемь лет увеличилось на 750 тыс. человек. Этот рост занятости стал рекордным для ЕС. Кроме того, Венгрия доказала, что можно создавать рабочие места без долгов: внешний долг страны снижался. Такое изменение подхода способствовало восстановлению экономики и стабильному росту.

    Кроме того, экономика Венгрии сегодня полностью открыта для внешних инвестиций. В ответ на тенденции мирового рынка мы в 2014 году ввели новую внешнеэкономическую политику, основное внимание которой направлено на увеличение объемов экспорта и прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Венгрию.

    Причем мы считаем важным не зависеть только от евроатлантических отношений. Проводя политику открытости на восток, мы диверсифицируем состав инвесторов, выбирающих Венгрию, а также наш экспорт, большая часть которого сейчас направляется в ЕС.

    Значительный прогресс также был достигнут в наращивании добавленной стоимости производимо в стране продукции. От периода «сделано в Венгрии» мы переходим к периоду «изобретено в Венгрии»: значение имеет не только то, что определенные продукты производятся в Венгрии, но и то, что они здесь разрабатываются и впервые используются. Эта тенденция уже наблюдается в важнейшем секторе экономики страны — автомобильной промышленности.

    Венгерские и иностранные производители в таких секторах, как электроника, бизнес-услуги, пищевая промышленность и здравоохранение вкладывают все больше средств в исследования и разработки на территории Венгрии. Наряду с привлекательной инвестиционной средой инвестиции крупных производителей в страну привлекает высокая квалификация венгерской рабочей силы.

    — Что государство предпринимает для развития экономики, в том числе с учетом пандемии?

    — Каждый кризис создает также и новые возможности. В результате пандемии изменится баланс сил. Рынки будут реорганизованы, и в выгодном положении окажутся страны, которые сейчас осмелятся двигаться вперед и своими разработками и инвестициями смогут обеспечить возможность занять освободившиеся рыночные ниши.

    Конечно, самое главное — защитить рабочие места. Правительство Венгрии считает, что для защиты рабочих мест требуется не помощь, а инвестиции. Поэтому мы запустили очень серьезную программу поддержки компаний, работающих в Венгрии. Мы поддерживаем и микрокомпании, и крупный бизнес при обязательстве с их стороны инвестировать, развивать и защищать созданные в стране рабочие места. Благодаря государственным субсидиям компании могут не только укрепить свои позиции на рынке, но и защитить венгерских работников.

    Кроме того, одновременно с перезапуском экономик в мире началась конкуренция за перераспределение мощностей.

    Вследствие эпидемии коронавируса крупные международные компании сократили свои производственные мощности, но после выхода из кризиса эти компании не будут автоматически открываться с той же скоростью, с какой они закрылись. Новая мировая экономическая ситуация побудит их к реструктуризации и удешевлению своей деятельности. Это огромная возможность для венгерской экономики. Одной из основных задач внешней политики Венгрии становится использование конкурентных преимуществ страны в борьбе за перераспределение глобальных производственных мощностей для обеспечения экономических интересов страны.

    — Венгрия планирует направить до 20% ВВП на восстановление экономики. На что пойдут эти средства в первую очередь?

    — Бюджет созданного для защиты экономики антикризисного плана достигает 18–20% ВВП. Благодаря этому в 2020–2022 годах правительство поддержит более 900 тыс. работников во всех отраслях экономики. Инструменты очень разнообразны: создание рабочих мест и субсидии на заработную плату, снижение налогов, снижение процентных ставок и мораторий на погашение и обслуживание основной суммы кредита.

    Под контролем Министерства внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии началась реализация программы стимулирования инвестиций для венгерских производителей, в рамках которой господдержка составит до трети объема инвестиций. Благодаря этой программе уже удалось сохранить 155 тыс. рабочих мест. Интерес к господдержке оказался настолько велик, что мы увеличили финансирование, и уже на первом этапе 904 компании смогут осуществить инвестиции в размере $1,4 млрд.

    Мы верим, что все больше наших компаний смогут выступить в качестве инвесторов в России, передав свое производство на аутсорсинг. Для поощрения таких инициатив мы запустили программу поддержки роста внешних рынков, в рамках которой можно подать заявку на получение госсубсидии для реализации венгерских инвестиций за рубежом. Благодаря этой поддержке многие венгерские компании смогут осуществить свои инвестиции, и мы увидим еще больше историй успеха, таких, как у работающих в России заводов Gedeon Richter или Sanatmetal.

    — Как вы оцениваете вклад малого и среднего предпринимательства (МСП) в экономику страны? Какие условия созданы для дальнейшего роста малых и средних предприятий?

    — С 2010 года реальная производительность в секторе малого и среднего бизнеса Венгрии выросла на 30%. С 2013-го за исключением одного года рост производительности труда МСП в нашей стране превысил средний показатель по ЕС и другим странам Вышеградской четверки. В целом венгерский сектор малого и среднего бизнеса является чрезвычайно устойчивым и значительно менее чувствительным к экономическим спадам, чем крупные компании. В Венгрии более 750 тыс. микро-, малых и средних предприятий, на которых занято почти две трети всех работников. Другими словами, в стране с десятимиллионным населением сектор малого и среднего бизнеса обеспечивает средства к существованию более чем 2 млн человек.

    Мы считаем важным поддерживать экспорт предприятий малого и среднего бизнеса. Одной из основных задач подведомственных учреждений и дипломатических миссий, действующих под управлением Министерства внешнеэкономических связей и иностранных дел, является продвижение МСП на внешних рынках. Венгерский Эксимбанк, например, предлагает льготные кредиты и кредитное страхование для экспортных операций с венгерскими товарами и услугами, Венгерское агентство по развитию экспорта HEPA, посольства и консульства Венгрии ищут потенциальных зарубежных партнеров для венгерских экспортеров. Эти организации также ждут обращений от российских компаний, заинтересованных в сотрудничестве с Венгрией.

    — В чем, на ваш взгляд, ключевые точки взаимодействия Венгрии и России? Какие совместные инициативы могут помочь странам в восстановлении отношений?

    — Экономический спад, вызванный эпидемией, показывает, насколько национальные экономики в современном мире зависят от глобальных производственно-сбытовых цепочек, построенных транснациональными корпорациями. Потери глобального производства и нехватка товаров в отдельных секторах привлекли внимание экономических деятелей и лиц, принимающих политические решения, к необходимости дальнейшего укрепления внутреннего производства в стратегически важных секторах.

    В частности, развитие здравоохранения становится ключевым вопросом для всех стран. Полагаю, территориальная близость наших государств, уже существующие партнерские отношения и достаточно продолжительный опыт отраслевого сотрудничества будут способствовать развитию новых совместных проектов в области здравоохранения и фармацевтики, как в России, так и в Венгрии.

    Еще одним важным и перспективным с точки зрения новых совместныых проектов сектором является пищевая промышленность. Мы отмечаем стремительное развитие российской пищевой промышленности, и при этом готовы предложить нашим российским партнерам многолетний и инновационный опыт Венгрии в области сельского хозяйства и пищевой промышленности, с помощью которого российские производители могут получить конкурентное преимущество на мировом рынке.

    Подобно венгерским предприятиям, все больше российских компаний задумываются об инвестировании за рубежом и передаче производства на аутсорсинг. Параллельно с инвестициями венгерских компаний в Россию мы видим большой потенциал промышленного сотрудничества на территории Венгрии. Венгрия — одна из стран с наиболее благоприятной инвестиционной средой; локализуя здесь производство, российские компании могут получить доступ к рынкам ЕС.

    Многочисленные преимущества экономической локализации

    Местные продукты, представленные на фермерском рынке, Эмбаркадаро, Сан-Франциско, Калифорния. (Фото: Боб Шрейдер) Несмотря на негативные впечатления, которые мы получаем от основных средств массовой информации, и очень серьезные последствия глобального потепления, я считаю, что есть основания для реальной надежды. Вполне вероятно, что вдохновляющие решения человеческого масштаба по всему миру могут умножить и трансформировать наш политический и экономический ландшафт в ближайшие годы.И все начинается с повышенного осознания или осознанности.

    Мой опыт работы в различных культурах на протяжении трех десятилетий показал мне, что большинство наших серьезных проблем проистекает из культуры, сформированной перекосом экономических приоритетов. Мы постепенно попали в ловушку глобальной экономической системы, которая процветает на разделении - отрезании нас друг от друга и от природы. Невольно мы в конечном итоге поддержали «Экономику Несчастья».

    Отчасти это связано с тем, что в нынешней системе стало практически невозможно поддерживать себя, выполняя значимую работу, такую ​​как выращивание продуктов питания, защита окружающей среды или помощь другим людям.Большинство из нас знакомо с вопиющей статистикой неравенства по всему миру: генеральные директора часто зарабатывают в тысячи раз больше, чем доход самых низкооплачиваемых работников; рост безработицы, аутсорсинг и жесткая конкуренция. И, конечно же, постоянно увеличивающаяся рабочая неделя и высокий уровень стресса рабочих повсюду. Также растут расходы на образование, в результате чего многие выпускники остаются с непосильными долгами. В целом, это пугающая ситуация для молодых людей, которые стремятся изменить мир к лучшему, но при этом зарабатывают достаточно денег, чтобы покрыть свои основные потребности.

    К сожалению, правительства во всем мире поддерживают такой тип экономического роста, который благоприятствует глобальным корпорациям, включая банки и медиа-компании. Однако глобальный рост не оправдал своих обещаний о гарантированной занятости, процветании или счастье. Реальный конечный результат - искусственная нехватка рабочих мест, поскольку люди в более богатых странах конкурируют с дешевой рабочей силой в странах с низкой заработной платой или бедными рабочими-мигрантами. Рабочих мест становится еще меньше, поскольку человеческий труд все больше заменяется технологиями. Модель глобального роста оказалась катастрофической для людей и планеты, опустошив экосистемы и культуры.В связи с резким ростом тревожности, депрессии и самоубийств мы видим огромные психологические издержки.

    Однако, как я уже сказал выше, это не так мрачно, как кажется. Во всем мире возникает движение за структурные изменения - восстановление местной экономики, обеспечивающей действительно значимую работу. Локализация - это, по сути, процесс децентрализации - передача экономической деятельности в руки миллионов малых и средних предприятий вместо того, чтобы концентрировать ее у все меньшего и меньшего числа мегакорпораций.Локализация означает, что общины станут более самостоятельными, обеспечивая баланс между торговлей и местным производством за счет диверсификации экономической деятельности и сокращения расстояний между производителями и потребителями, где это возможно. Локализация не означает отступление к изоляционизму - глобальное сотрудничество жизненно необходимо для создания структур управления, позволяющих местным и национальным властям определять правила для бизнеса, а не позволять крупному бизнесу диктовать правительствам.

    Для молодых людей, которые только начинают работать сегодня, один из самых важных шагов, который они могут сделать, - это присоединиться к зарождающемуся движению за локализацию. Нет лучшего способа обеспечить безопасные и значимые средства к существованию, чем заменить гигантскую глобализацию системами человеческого масштаба.

    Локализация - это одновременно процесс сопротивления и обновления. С одной стороны, нам нужно противостоять дальнейшей глобализации экономики. В настоящее время ведутся переговоры по ряду новых договоров о так называемой «свободной торговле», включая Транстихоокеанское партнерство (ТТП) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП).Встречи обычно завуалированы тайной и якобы проводятся между национальными правительствами; однако представители, сидящие за столом переговоров, чаще всего работают от имени транснациональных корпораций. Сопротивление здесь означает настаивание на том, чтобы любые торговые соглашения заключались, прежде всего, на благо сообществ, местной экономики и окружающей среды. Сопротивление также означает противодействие политике на местном, региональном и национальном уровнях, которая дискриминирует более мелкие предприятия и отдает предпочтение крупным корпорациям.Одна из самых мощных форм сопротивления - это осознание, то есть информирование себя и других о реалиях экономической глобализации, чтобы мы могли создавать действительно устойчивые решения.

    Продление возникает в результате внедрения этих решений. Уже сейчас по всему миру существует бесчисленное множество инициатив по реализации локализации: местные банки и кредитные союзы поддерживают и лелеют благосостояние сообществ. Рыболовство, поддерживаемое сообществом, предлагает маломасштабный способ для людей есть морепродукты и поддерживает рыбаков, не истощая рыбные запасы.Школьные сады учат детей заботиться о своем теле и земле, выращивая здоровую пищу. Преднамеренные сообщества объединяют людей, чтобы отдавать предпочтение совместному использованию и сотрудничеству, а не анонимности и конкуренции. Региональные радиопередачи информируют людей о проблемах в их местных сообществах, а международные встречи, такие как Всемирный социальный форум, позволяют вести межкультурный диалог, который помогает нам представить действительно устойчивые альтернативы глобальной экономике. Движения «Медленная еда» и «Медленные деньги» побуждают нас не торопиться и уделять время тому, что важно в жизни - семье, друзьям, еде, творчеству, времени, проведенному на природе, и многому другому.Именно на этой благодатной почве процветающей местной экономики возникают важные средства к существованию. Из-за множества личных и социальных преимуществ локализации я называю это «экономикой счастья».

    Есть вдохновляющие сдвиги и на индивидуальном уровне. Мы можем искать единомышленников с целью поощрения более тесных связей и создания культуры взаимопомощи и заботы. Воспитание связи с природой и успокоение болтающего ума может глубоко омолодить и вдохновить нас.Пение и пение, йога и медитация также могут помочь нам освободиться от давления, налагаемого мировой экономикой. Эти личные изменения - важная часть «осведомленности». Таким образом, мы можем начать делать выбор, который будет полезен нам как отдельным людям, а также сообществам и обществам, что позволит нам перейти от экономики конкуренции, дефицита и эксплуатации к экономике сотрудничества, изобилия и счастья.

    Локальная экономика | Распределенная экономика

    Современные экономики становятся все более централизованными в больших городах, и они также становятся все более зависимыми от мировой торговли.Эти два фактора - глобализация и централизация - полностью зависят от дешевой энергии. В будущем ископаемое топливо закончится, и цена на всю энергию вырастет, а это означает, что товары для удовлетворения наших основных потребностей - еда, одежда, жилье, энергия - будут закупаться на месте.

    Локализованная экономика означает:

    Децентрализацию и диверсификацию экономической деятельности. Это сделает экономику более самодостаточной, жизнестойкой и стабильной, а также предоставит расширенные возможности для большего числа людей.Таким образом, это остановит эрозию сельских и провинциальных сообществ и бегство в города.

    Создание предприятий в человеческом масштабе , особенно для удовлетворения основных потребностей, таких как еда, одежда, вода и энергия, а также в банковском деле и финансах, здравоохранении и средствах массовой информации. Это означает тысячи малых предприятий, а не горстку национальных или глобальных корпоративных монополий.

    Большая зависимость от человеческого труда и навыков и меньшая зависимость от энергии и технологий.Это означает больше местных рабочих мест и процветание, а также меньшее использование ресурсов и загрязнение окружающей среды. Это также означает более медленный темп жизни, жизненно важный для благополучия человека.

    Регулирование мировой торговли и финансирование и дерегулирование местной торговли и финансов.

    Уменьшение масштаба и влияния транснациональных корпораций и банков . Это повысит подотчетность предприятий и приведет к более широкому принятию решений на местном уровне и к демократии.

    Меньше транспортировки, меньше упаковки и меньше обработки .Это значительно сократит использование ископаемого топлива и, следовательно, экологический след человека, особенно выбросы CO 2 . Наша еда будет местной, сезонной и свежей.

    Адаптация экономической деятельности к разнообразию экосистем во всем мире. Это поможет восстановить как биологическое, так и культурное разнообразие .

    Более глубокая связь между людьми и природой . Эта связь необходима не только для нашего физического и психического благополучия, она важна для понимания внутренней сложности и непостоянства местной природы.

    Восстановление социальной взаимозависимости и сплоченности . Это помогает обеспечить более безопасное чувство идентичности и принадлежности, что, в свою очередь, является предпосылкой мирного сосуществования и общего благополучия.

    Экономические преимущества локализации

    «Локализация может описывать производство товаров ближе к конечным пользователям, чтобы снизить экологические и другие внешние издержки глобализации.

    «Перемещение» - это «… стратегия построения общества, основанного на местном производстве продуктов питания, энергии и товаров, а также на местном развитии валюты, управления и культуры.Основными целями Перемещения являются повышение энергетической безопасности сообщества, укрепление местной экономики и резкое улучшение экологических условий и социальной справедливости ».

    Другой способ рассматривать локализацию - это рассматривать ее как сокращение расстояния между точкой производства и точкой использования или потребления. « Это преобразование битов и байтов в материальную форму, максимально приближенную к тому, где эта форма будет использоваться. В отличие от этого, глобализация - это виртуализация опыта, знаний и инноваций, так что созданная интеллектуальная собственность может перемещаться из любого места в любое место быстро, легко и с минимальными затратами .”

    Стив Боссерман считает, что локализация происходит в четырех ключевых областях:

    1. Доступное / экологически чистое строительство,
    2. 100-мильное сельскохозяйственное производство,
    3. Производство возобновляемой / распределенной энергии
    4. Управление сообществом / наращивание потенциала.

    Но важный вопрос: действительно ли такая локализация экономически более выгодна, чем старая модель централизованного промышленного производства?

    Кевин Карсон поднимает этот вопрос в своем последнем эссе «Промышленная политика: новое вино в старых бутылках», которое мы много цитируем последние несколько дней.

    Сегодня мы сделаем отрывок из его дискуссии об экономических преимуществах локализации.

    Кевин Карсон:

    « Леопольд Кор, в том же духе, сравнил местную экономику с портами во время шторма в их изолированности от делового цикла и его резких колебаний цен.

    Аналогичным образом, экономическая децентрализация сделает сообщества менее уязвимыми для экономического шантажа по нынешней схеме: крупные корпорации используют перспективу открытия нового магазина или фабрики, чтобы спровоцировать корпоративную войну за благосостояние между сообществами.Если бы типичная производственная фирма представляла собой фабрику с несколькими десятками рабочих или меньше, обслуживающую местный рынок, а не крупную олигополистическую фирму, обслуживающую национальный рынок и продвигающую проданный продукт на основе национальной идентификации бренда, было бы гораздо менее целесообразно поднять и двигаться. Это особенно верно, учитывая эффект, который отмена транспортных субсидий окажет на бизнес-модель, основанную на распределении на большие расстояния. В то же время, если бы в производстве было много малых и средних работодателей, а не одна большая корпорация, колонизирующая местность, люди будут гораздо более склонны говорить «скатертью дорога»!

    Сообщества малых предприятий, принадлежащих местным владельцам, более здоровы с экономической точки зрения, чем сообщества, которые колонизированы крупными корпорациями, находящимися в отсутствующем владении.Например, в исследовании 1947 года сравнивались два сообщества в Калифорнии: одно - это сообщество небольших ферм, а другое, в котором преобладают несколько крупных агропромышленных предприятий. У небольшого фермерского сообщества был более высокий уровень жизни, больше парков, больше магазинов и больше общественных, социальных и развлекательных организаций. (Л. С. Ставрианос. Обещание наступающей темной эры (Сан-Франциско: У. Х. Фриман и компания, 1976), стр. 41).

    Билл Маккиббен высказал то же самое в своей книге «Глубокая экономика». Большая часть денег, потраченных на покупку товаров у национальной корпорации, быстро высасывается из местной экономики, в то время как деньги, потраченные на местные предприятия, постоянно циркулируют в местной экономике и гораздо медленнее утекают наружу.Согласно исследованию, проведенному в Вермонте, замена только десяти процентов импортных продуктов питания местным производством создаст 376 миллионов долларов нового экономического продукта, включая 69 миллионов долларов заработной платы на более чем 3600 новых рабочих местах. Аналогичное исследование, проведенное в Великобритании, показало, что мультипликативный эффект десяти фунтов, потраченных на местный бизнес, принес пользу местной экономике в размере 25 фунтов по сравнению с 14 фунтами на ту же сумму, потраченными в сетевом магазине.

    - Фермер покупает напиток в местном пабе; владелец паба ремонтирует машину у местного механика; слесарь приносит рубашку местному портному; портной покупает хлеба в местной пекарне; пекарь покупает пшеницу для хлеба и фрукты для кексов у местного фермера.Когда эти предприятия не принадлежат местному владельцу, деньги покидают сообщество при каждой транзакции. (Билл Маккиббен, Глубокая экономика: богатство сообществ и надежное будущее (Нью-Йорк: Times Books, 2007), стр. 165.)

    Во-вторых, это резко повысит переговорную силу рабочей силы. С появлением фабричной системы и крупномасштабной наемной занятости капитал зависел от способности экстернализовать многие из своих воспроизводственных функций в немонетизированной неформальной экономике и экономике домашних хозяйств, а также от органических социальных институтов, таких как семья, которые были вне наличных денег. нексус.

    Исторически, как утверждал Иммануил Валлерстайн, капитал полагался на свою превосходную переговорную силу, чтобы установить границу между деньгами и социальной экономикой в ​​своих интересах. Его отношение к домашнему хозяйству и неформальной экономике было двойственным. В интересах работодателя не ставить работника в полную зависимость от дохода от заработной платы, потому что без возможности выполнять некоторые воспроизводственные функции посредством производства потребительной стоимости в рамках натурального хозяйства домашнего хозяйства, работник будет «вынужден требовать большего. реальная заработная плата….»(Иммануэль Валлерстайн и Джоан Смит,« Домохозяйства как институт мировой экономики », Смит и Валлерстайн, ред., Создание и преобразование домохозяйств: ограничения мировой экономики (Кембридж; Нью-Йорк; Окли, Виктория; Paris: Cambridge University Press, 1992), стр. 16. [3-23])

    С другой стороны, слишком большое домашнее хозяйство означало, что «уровень производительности труда, необходимый для обеспечения выживания, был слишком низким» и «уменьшился. давление с целью выхода на рынок наемного труда ». (Иммануэль Валлерстайн, «Структура домашних хозяйств и формирование рабочей силы в капиталистической мировой экономике», в Джоан Смит, Иммануэль Валлерстайн, Ганс-Дитер Эверс, ред., Домохозяйства и мировая экономика (Беверли-Хиллз, Лондон, Нью-Дели: Sage Publications, 1984), стр. 20.)

    Экономика домохозяйства позволила функционировать в той степени, в которой она несет затраты на воспроизводство, которые в противном случае пришлось бы интернализовать в заработной плате; но он был подавлен (как в Приложениях), когда он угрожает увеличиться в размерах и значении до такой степени, что предлагает основу для независимости от наемного труда ».

    Кевин Карсон заключает:

    « Сейчас мы переживаем революционный сдвиг в конкурентных преимуществах от наемного труда к неформальной экономике, намного превосходящий все, что имущие классы двести лет назад могли вообразить в своих худших кошмарах.Быстрый рост технологий домашнего производства в двадцатом веке, основанный на маломасштабном оборудовании с электроприводом и новых формах интенсивного земледелия, радикально изменил сравнительную эффективность крупного и мелкого производства. На это указывал Ральф Борсоди почти восемьдесят лет назад, но потенциал дешевых настольных станков, таких как мульти-станки, еще больше сдвигает баланс.

    Таким образом, баланс сил между экономиками двух стран не будет настолько неравномерным, как могло бы показаться в распределении прав собственности.По мере того, как труд выводится из корпоративной экономики и эффективно использует доступные ему производственные ресурсы, мы все больше будем двигаться к обществу, в котором большая часть того, что потребляет средний человек, производится в сети самостоятельно занятых или принадлежащих работникам производства а классы-собственники остаются с большими участками пустой земли и недоукомплектованными фабриками, которые почти бесполезны для них, потому что так трудно нанять рабочую силу с выгодной заработной платой. В этот момент соотношение сил изменится до тех пор, пока корпоративные капиталисты не станут островами в кооперативном море, а их земли и фабрики падут последними, как и США.С. Посольство в Сайгоне.

    Мы переживаем особенность, в которой для капитала становится невозможным предотвратить сдвиг в предложении увеличивающейся доли предметов первой необходимости от товаров массового производства, покупаемых за заработную плату, к мелкому производству в неформальном секторе и домашнем хозяйстве. сектор. Результатом, вероятно, будет что-то вроде движения Гупты «Отключено от сети», в котором возможности недорогого и комфортного существования вне сети приводят к точно такой же ситуации, страх которой побудил имущие классы проводить Вложения: ситуация, в которой большинство людей могут взять наемный труд или уйти с него, если он вообще берет его, средний человек работает только на своих собственных условиях, когда ему нужен дополнительный доход для предметов роскоши и тому подобное, и (даже если он считает, что дополнительный доход доход, необходимый в долгосрочной перспективе для оптимального уровня жизни) может позволить себе в краткосрочной перспективе бросить работу и жить за счет собственных ресурсов в течение продолжительных периодов времени, ведя переговоры о трудоустройстве на наиболее выгодных условиях.Это будет общество, в котором рабочие, а не работодатели будут иметь больше возможностей уйти из-за стола. Короче говоря, это будет то общество, на которое оплакивал Э. Уэйкфилд в колониальном мире дешевой и богатой земли: общество, в котором труд труднодоступен на любых условиях и почти невозможно нанять с достаточно низкой заработной платой, чтобы производить значительные выгода."

    На пути к теории пространственной кластеризации, основанной на знаниях

    Эллисон Г. и Глезер Э. (1994): Географическая концентрация в обрабатывающей промышленности США.Дартс

    Подход. Рабочий документ №: 4840, Кембридж, Массачусетс. Национальное бюро экономических исследований

    (NBER)

    Энрайт, М.Дж. (1998): Региональные кластеры и стратегия фирмы. В: Chandler, A.D., Hagström, P. and Sölvell, Ö. (eds)

    динамичная фирма. Роль технологий, стратегии, организации и регионов. Оксфорд: Оксфордский университет

    Press.

    Estall, R.C. и Бьюкенен, Р. (1961): Промышленная деятельность и экономическая география, Лондон: Хатчинсон.

    Фриман, К. (1982): Экономика промышленных инноваций, Лондон: Пинтер Паблишерс.

    Фриман, К. (1991): Сети новаторов: синтез вопросов исследования. Политика исследований 20 (5).

    Fuellhart, K ​​(1999) Лозализация и использование источников информации: на примере ковровой промышленности. Европейские городские

    и региональные исследования 6: 39-58.

    Готтарди, Г. (1996): Технологические стратегии, инновации без RandD и создание знаний в промышленных районах

    .Журнал отраслевых исследований 3: 119-134.

    Greenhut, M.L. (1970): Теория фирмы в экономическом пространстве, Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Хагедорн Дж. И Шакенрад Дж. (1992): Ведущие компании и сети стратегических альянсов в области информационных технологий

    . Политика исследований (21).

    Хоканссон, Х. (Ред.) (1987): Развитие промышленных технологий - сетевой подход. Лондон: Крум Хелм.

    Hamel, G. и Prahalad, C.K. (1994): Конкуренция за будущее, Бостон: издательство Гарвардской школы бизнеса.

    Hanson, G.H. (2000): «Фирмы, рабочие и географическая концентрация экономической активности», глава 24, Clark,

    L.G., Feldman, M.P. и Гертлер, М.С. (ред.): Оксфордский справочник по экономической географии Оксфорд:

    Oxford University Press:

    Харрисон Б. (1992): Промышленные районы. Старое вино в новых бутылках? Регионоведение 26: 469-483.

    Харрисон Б., Келли М.Р. и Гант Дж. (1996): Инновационное поведение фирмы и местная среда: изучение пересечения агломерации

    , эффектов фирм и технологических изменений.Экономическая география 72: 233-258.

    Head, K., Ries, J. и Swenson, D. (1995): Преимущества агломерации и выбор местоположения: данные из Японии

    производственных инвестиций в США. Журнал международной экономики 38: 223-247.

    Хедберг Б. (1981): «Как организации учатся и разучиваются». В: Nystrøm, P.C. and Starbuck, W.H., (Eds.) Handbook on

    Organizational Design - Адаптация организаций к их среде, стр. 3-27. Оксфорд: Oxford

    University Press.

    Херригель, Г. (1996): Кризис в немецком децентрализованном производстве: неожиданная жесткость и проблема альтернативной формы гибкой организации

    в Баден-Вюртемберге, Европейские городские и региональные исследования 3: 33-52.

    Хиршман, А.О. (1958): Стратегия экономического развития, Clinton Mass .: Yale University Press.

    Гувер, Э.М. (1937): Теория местонахождения и обувная и кожевенная промышленность, Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет

    Press.

    Гувер, E.M. (1948): Место экономической деятельности, Нью-Йорк: McGraw-Hill Book Company.

    Хадсон Р. (1999) «Обучающаяся экономика, обучающаяся фирма и обучающийся регион»: сочувственная критика ограничений на обучение

    , Европейские городские и региональные исследования 6: 59-72.

    Имаи, К., Икудзиро, Н. и Хиротака, Т. (1986): «Управление процессом разработки нового продукта: компании учатся, а

    отучиваются». В: Кларк, К.Б., Хейс, Р.Х. и Лоренц, К., (Ред.) Непростой союз. Управление дилеммой

    технологии производительности, Бостон: Издательство Гарвардской школы бизнеса.

    Исаксен А. (1996): К усилению региональной специализации? Количественное значение новых промышленных площадей в

    Норвегия, 1970–1990, Norsk Geografisk Tidsskrift 50: 113-123.

    Джейкобс, Дж. (1961): Смерть и жизнь великих американских городов, Нью-Йорк: Random House.

    Джонсон Б. (1992): «Институциональное обучение». В: Lundvall, B.-Е., (Ред.) Национальные системы инноваций Лондон: Пинтер.

    Калин, Т. (1961): Промышленность. I: Sveriges Industri, fjärde upplagan. Стокгольм: Industriförbundet.

    Кират Т. и Лунг Ю. (1999): Инновации и близость: территории как локусы процессов коллективного обучения.

    Европейские городские и региональные исследования 6: 27-38.

    Kline, S.J. и Розенберг, Н. (1986): «Обзор инноваций». В: Ландау Р. и Розенберг Н. (ред.) Игра с положительной суммой

    Вашингтон Д.С .: Национальная академия прессы.

    Кругман П. (1991a): География и торговля. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Кругман П. (1991b): Повышение отдачи и экономическая география. Журнал политической экономии 99: 483-499.

    Кругман П. (1991c): История и промышленность Местоположение: Случай производственного пояса. Американский экономический

    Обзор 81: 80-83.

    Кругман, П.Р. (1995): Развитие, география и экономическая теория, Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Ларссон, С. (1998): Lokal förankring och global räckvidd. En studie av teknikutveckling i svensk maskinindustri,

    Geografiska regionstudier nr. 35, Упсала: Культургеографический институт, Уппсальский университет.

    Ларссон, С. и Лундмарк, М. (1991): Kista - företag i nätverk eller statusadress? En studie av Kistaföretagens

    länkningar. Forskningsrapport nr. 100, Упсала: Культургеографическая организация, Уппсальский университет.

    18

    Глобализация и локализация: экономический подход

    Глава

    • 11 Цитаты
    • 136 тыс. Загрузки
    Часть Справочники по социологии и социальным исследованиям серия книг (HSSR)

    Abstract

    Целью этой главы является оценка с экономической точки зрения того, каким образом реальная глобализация может повлиять на уязвимость к бедствиям.Мы подходим к вопросу, выдвигая экономическую концепцию локализации стихийных бедствий. Во-первых, показано, что локальная катастрофа вряд ли каким-либо образом повлияет на макроэкономику. Кроме того, развитие имеет тенденцию локализовать все бедствия как случайные последствия своих эндогенных и экзогенных процессов. Люди и виды деятельности, непосредственно пострадавшие от стихийного бедствия, могут по-прежнему сталкиваться с серьезными трудностями, но они, вероятно, будут менее интенсивными и преодолевать более быстрое противодействие в странах с более высокими уровнями интеграции, диверсификации и общего развития.То есть по мере роста экономической устойчивости и локализации экономических бедствий уязвимость к бедствиям неизбежно снижается. Однако влияние нынешней глобализации на уязвимость кажется обоюдоострым. С одной стороны, глобализация, вероятно, ускорит снижение уязвимости на национальном уровне, помогая улучшить локализацию. С другой стороны, однако, по крайней мере в краткосрочной и среднесрочной перспективе, глобализация может повысить уязвимость на местном уровне, лишив гражданских и отдельных лиц гражданских прав, а также добавив новые источники экономической нестабильности.Помогает ли глобализация процессу локализации бедствий? Благоприятна ли нынешняя глобализация для людей и видов деятельности, которые могут быть напрямую затронуты потенциальным бедствием? Другими словами, мы смотрим на то, как основные экономические особенности реальной глобализации могут повлиять на уязвимость к бедствиям на национальном и местном уровнях. 1

    Ключевые слова

    Валовой внутренний продукт Деловой цикл Экономический подход Реагирование на стихийные бедствия Потери в результате стихийных бедствий

    Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

    Это предварительный просмотр содержимого подписки,

    войдите в

    , чтобы проверить доступ.

    Предварительный просмотр

    Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

    Список литературы

    1. Найяр, Д. (Ред.). (2002).

      Управление глобализацией: проблемы и институты

      . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

      Google Scholar
    2. Cochrane, H.С. (1975).

      Стихийные бедствия и их последствия

      . Боулдер, Колорадо: Институт поведенческих наук.

      Google Scholar
    3. Dynes, R.R. (1970).

      Организованное поведение при бедствии

      . Лексингтон, Массачусетс: Книги Хита Лексингтона.

      Google Scholar
    4. Chang, H.J. (1996).

      Политическая экономия промышленной политики

      . Лондон: Макмиллан.

      Google Scholar
    5. Andersen, T.J. (2003).Глобализация и стихийные бедствия: комплексный подход к управлению рисками. В A. Kreimer, M. Arnold, & A. Carlin (Eds.),

      Создание более безопасных городов: будущее риска бедствий

      (стр. 57–74). Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк, Фонд по борьбе со стихийными бедствиями.

      Google Scholar
    6. Mansoob, M. (Ed.). (2002).

      Глобализация, маргинализация и развитие

      . Лондон: Рутледж.

      Google Scholar
    7. Альбала-Бертран, Дж.М. (2004). Ситуации стихийных бедствий и рост: макроэкономическая модель внезапного воздействия стихийных бедствий. В H. Kunreuther & A. Rose (Eds.),

      Экономика природных опасностей

      (стр. 453–470). Челтенхэм: Элгар.

      Google Scholar
    8. Weiss, J. (2002).

      Индустриализация и глобализация

      . Лондон: Рутледж.

      CrossRefGoogle Scholar
    9. Benson, C., & Clay, E.J. (2004).

      Понимание экономических и финансовых последствий стихийных бедствий

      .Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк.

      CrossRefGoogle Scholar
    10. Guadagni, A.A., & Kaufmann, J. (2004). Comercio internacional y pobreza mundial.

      CEPAL Review, 84

      , 83–97.

      Google Scholar
    11. Thomas, J.D. (1992).

      Неформальная экономическая деятельность

      . Нью-Йорк: комбайн.

      Google Scholar
    12. Kunreuther, H. (1996). Снижение ущерба от стихийных бедствий с помощью страхования.

      Журнал рисков и неопределенностей, 12

      , 171–187.

      CrossRefGoogle Scholar
    13. Грабель И. (2002). Неолиберальные финансы и кризис в развивающемся мире.

      Ежемесячный обзор 11

      , 34–46.

      Google Scholar
    14. Williamson, J. (Ed.). (1990).

      Урегулирование в Латинской Америке: сколько произошло?

      Вашингтон, округ Колумбия: Институт международной экономики.

      Google Scholar
    15. Kunreuther, H. (1997). Переосмысление управления обществом катастрофическими рисками.

      Женевские документы по рискам и страхованию 83

      , 151–176.

      Google Scholar
    16. Дэвис, И. (1978).

      Укрытие после стихийного бедствия

      . Оксфорд: Oxford Polytechnic Press.

      Google Scholar
    17. Pizarro, C. (Ed.). (1996).

      Социально-экономическая политика в условиях перехода Чили к демократии

      , Сантьяго: CIEPLAN.

      Google Scholar
    18. Кейпел, К., и Тайсон, Дж. (2002). Planificacion y proteccion financiera para sobrevivir desastres, Вашингтон, округ Колумбия: Banco Inter-Americano de Desarrollo, ENV-139.

      Google Scholar
    19. Дрезе Дж. И Сен А. (1990/91).

      Политическая экономия голода

      . Оксфорд: Clarendon Press.

      Google Scholar
    20. Hanley, N., & Owen, A.D. (2004).

      Экономика изменения климата

      . Лондон: Рутледж.

      Google Scholar
    21. Tsuchiya, Y., & Shuto, N. (1995).

      Цунами: прогресс в прогнозировании, предотвращении стихийных бедствий и предупреждении

      . Норвелл, Массачусетс: Kluwer Academic.

      Google Scholar
    22. Cuny, F.C. (1983).

      Катастрофы и развитие

      . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

      Google Scholar
    23. Faure, M., Gupta, Y., & Nentjes, A. (2003).

      Изменение климата и Киотский протокол

      . Челтенхэм: Элгар.

      Google Scholar
    24. Веллер, К. (2001). Финансовый кризис после финансовой либерализации: исключительные обстоятельства или структурная слабость?

      Журнал исследований развития, 1

      , 98–127.

      Google Scholar
    25. Aschauer, D.A. (1988).

      Вытесняет ли государственный капитал частный

      ? Меморандум (стр. 88–10). Чикаго: Федеральный резервный банк Чикаго.

      Google Scholar
    26. White, G.F. (Ред.). (1974).

      Стихийные бедствия: местные, национальные, глобальные

      . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

      Google Scholar
    27. Альбала-Бертран, Дж. М. (1999). Изменение промышленной взаимозависимости в Чили 1960–90: сравнение с Тайванем и Южной Кореей.

      Международный обзор прикладной экономики, 2

      , 161–191.

      CrossRefGoogle Scholar
    28. Albala-Bertrand, J.M. (1993).

      Политическая экономия крупных стихийных бедствий с особым упором на развивающиеся страны

      . Нью-Йорк: Clarendon Press.

      Google Scholar
    29. Френкель Р. (2003). Глобализация и финансовые кризисы в Латинской Америке.

      CEPAL Review, 80

      , 39–52.

      Google Scholar
    30. Рудра, Н.(2002). Глобализация и упадок государства всеобщего благосостояния в менее развитых странах.

      Международная организация, 2

      , 411–445.

      CrossRefGoogle Scholar
    31. Wade, R. (1996). Япония, Всемирный банк и искусство поддержания парадигмы: Восточноазиатское чудо в политической перспективе.

      New Left Review, 217

      , 3–36.

      Google Scholar
    32. Доэрти, штат Нью-Йорк (2000).

      Интегрированное управление рисками: методы и стратегии снижения рисков

      .Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

      Google Scholar
    33. Тейлор, Л. (1994). Модели разрыва.

      Журнал экономики развития, 45

      , 17–34.

      CrossRefGoogle Scholar
    34. Dacy, D.C., & Kunreuther, H. (1969).

      Экономика стихийных бедствий

      . Нью-Йорк: Свободная пресса.

      Google Scholar
    35. Сорокин П.А. (1942).

      Человек и общество в беде

      . Нью-Йорк: Даттон.

      Google Scholar
    36. Чанг, Х.Дж. И Грабель И. (2004).

      Мелиоративная разработка

      . Лондон: Zed Books.

      Google Scholar
    37. Bergtrom, W. (Ed.). (1995).

      Измерение и интерпретация бизнес-циклов

      . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

      Google Scholar
    38. Haas, P. (Ed.) (2003).

      Окружающая среда в новой глобальной экономике

      . Челтенхэм: Элгар.

      Google Scholar
    39. Quarantelli, E.L. (1978).

      Теория бедствий и исследования

      .Лондон: МУДРЕЦ.

      Google Scholar
    40. Giarini, O. (Ed.). (1984).

      Женевские документы по рискам и страхованию

      . Женева: Женевская ассоциация.

      Google Scholar
    41. Эйхенгрин, Б. (2001). Либерализация счета операций с капиталом: что нам говорят межстрановые исследования.

      Обзор экономики Всемирного банка, 3

      , 341–365.

      CrossRefGoogle Scholar
    42. Lateef, N.V. (1982).

      Кризис в Сахеле: пример сотрудничества в целях развития

      .Боулдер, Колорадо: Westview Press.

      Google Scholar
    43. Уэйд Р. (1990).

      Регулирующий рынок

      . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

      Google Scholar
    44. Тейлор, Л. (1983).

      Структуралистская макроэкономика

      . Нью-Йорк: Основные книги.

      Google Scholar
    45. Стиглиц, Дж. (2002).

      Глобализация и ее недовольство

      . Лондон: Аллен Лейн.

      Google Scholar
    46. Милети, Д., & Соренсен Дж. (1988). Планирование и внедрение систем предупреждения. В M. Lystad (Ed.),

      Психическое здоровье и помощь в массовых чрезвычайных ситуациях: теория и практика

      (стр. 321–345). Нью-Йорк: Бруннер / Мазель.

      Google Scholar
    47. Barton, A.H. (1970).

      Сообщества, пострадавшие от стихийных бедствий

      . Нью-Йорк: Якорь.

      Google Scholar
    48. Chakrabarty, S.K. (1978).

      Эволюция политики в Бангладеш 1947–1980 гг.

      .Нью-Дели: Издательство Ассоциации.

      Google Scholar
    49. Фишер, Х. (2003). Социология катастроф: определения, исследовательские вопросы и измерения.

      Международный журнал чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, 21

      , 91–108.

      Google Scholar
    50. Mechler, R. (2003). Анализ рисков стихийных бедствий и затрат и выгод. В A. Kreimer, M. Arnold & A. Carlin.

      Создание более безопасных городов: будущее риска бедствий

      (стр.45–56). Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк, Фонд по борьбе со стихийными бедствиями.

      Google Scholar

    Информация об авторских правах

    © Springer Science + Business Media, LLC 2007

    Авторы и аффилированные лица

    1. 1. Кафедра экономики Королевы Мэри, Лондонский университет, Лондон, США,

    Экономика города - 1 карточки

    Срок
    Определение
    Города - это районы высокой концентрации людей и активности.
    Срок
    Что такое возрастающая, постоянная или убывающая отдача от масштаба?
    Определение
    Повышение: Повышение эффективности производства продукции за счет высокой концентрации ресурсов.
    Считается "особым случаем".
    То же, что и эффект масштаба.
    Константа: на выход не влияет концентрация входов.
    Снижение: эффективность снижается.
    Постоянная и убывающая считается дефолтом.
    Срок
    Что такое эффект масштаба?
    Определение
    Стоимость продукции снижается по мере приближения к производству.
    Считается "особым случаем".
    То же, что и увеличение отдачи от масштаба.
    Срок
    Фирмы: что приводит к увеличению отдачи от масштаба? Примеры?
    Определение
    Фиксированные затраты (т. Е. Оборудование, запуск, поиск клиентов)
    Срок
    Фирмы: что ограничивает преимущества увеличения отдачи от масштаба?
    Определение
    Технологические ограничения, ошибки командной экономики, ограничения спроса
    Срок
    Что такое агломерационная экономика?
    Определение
    Повышенная отдача от масштаба из-за близости.
    Срок
    Типы агломерационных экономик?
    Определение
    Экономика локализации, экономика урбанизации
    Срок
    Что такое экономика локализации? Пример?
    Определение
    Бизнес может работать благодаря близости другого (т.е. элитный книжный магазин рядом с университетом)
    Срок
    Что такое урбанизированная экономика? Пример?
    Определение
    Бизнес может работать из-за большого объема, создаваемого плотностью городского населения [т. Е. любой нишевый бизнес, например, магазин фехтовального (спортивного) снаряжения]

    Все, что вы всегда хотели знать об агломерации (но боялись спросить) (март-апрель 2020 г.)

    Райли молния

    RED Data Analyst, Центр бизнес-исследований Индианы, Школа бизнеса Келли Университета Индианы

    Агломерация помогает нам понять, почему так много производителей вина в Калифорнии, фирм по оказанию финансовых услуг в Нью-Йорке и автопроизводителей в Детройте.

    Что такое агломерация?

    Экономические разработчики могут быть знакомы или не знакомы с термином «агломерационная экономика» , но, более чем вероятно, интуитивно понимают его. В смысле экономического развития это относится к экономическим выгодам, которые приходят, когда фирмы размещаются рядом друг с другом. Это причина того, что в районе залива Сан-Франциско так много технологических компаний, производителей вина в Калифорнии, фирм по оказанию финансовых услуг в Нью-Йорке и автопроизводителей в Детройте.Агломерация тесно связана с отраслевыми кластерами, но отличается от них, что многим знакомо отчасти благодаря Майклу Портеру и другим работам над Проектом сопоставления кластеров США. Вкратце, силы агломерации способствуют формированию отраслевых кластеров , но следует воздерживаться от взаимозаменяемого использования этих терминов.

    Эдвард Л. Глезер во введении к своему основополагающему сборнику по агломерационной экономике настаивает на том, что выгоды в конечном итоге приходят от экономии транспортных расходов. 1 Но вопрос для экономических разработчиков заключается в том, почему фирмы продолжают агломерацию, когда перемещение товаров, рабочей силы и знаний в пространстве никогда не было таким простым и дешевым.

    Эта статья представляет собой практическое руководство для разработчиков, которое поможет разобраться в агломерации и ее преимуществах для фирм, жителей и рабочих региона. В нем резюмируются исследования того, как агломерация обеспечивает эти преимущества и почему компании и отрасли продолжают агломерацию сегодня, и приводятся реальные примеры различного регионального опыта в Соединенных Штатах.В нем также представлены некоторые способы использования этого исследования застройщиками и государственными служащими для разработки практических решений, которые сделают свои регионы более конкурентоспособными для фирм и работников.

    Вот несколько важных выводов:

    • Агломерация фирм в определенных регионах обусловлена ​​несколькими факторами, которые можно объяснить локализацией - кластеризацией аналогичных фирм из-за географических преимуществ, таких как доступ к ресурсам, - и урбанизацией - кластеризацией фирм в разных отраслях из-за к преимуществам, которые предоставляют сами города .

    • Агломерация приносит пользу регионам и жителям, потому что отраслевые кластеры позволяют лучше подбирать рабочие места , повышают заработную плату и расширяют возможности для социальной и гражданской активности .

    • Чтобы воспользоваться преимуществами агломерации, экономические разработчики должны искать способы роста кластеров, которые уже существуют в регионе , и проводить политику и инициативы, которые способствуют развитию чувства места для привлечения и поддержания процветающих, гражданских рабочая сила.

    Почему агломерат? Дополнительные силы локализации и урбанизации

    Рассмотрим две разные отрасли, которые объединяются в определенные регионы, но по разным причинам: производство вина и программное обеспечение. Поскольку вино изготавливается из винограда, а виноград является скоропортящимся, виноделы должны располагаться в регионах с климатом, поддерживающим выращивание винограда, таких как Калифорния, Восточный Вашингтон и регион Фингер-Лейкс в Нью-Йорке.

    Занятость в индустрии программного обеспечения также сосредоточена в относительно небольшом числе регионов, таких как Кремниевая долина, Сиэтл, Лос-Анджелес и Бостон. Но, в отличие от виноделен, вклады в разработку программного обеспечения не являются скоропортящимися; действительно, любой, у кого есть необходимые навыки и компьютер, может разрабатывать программное обеспечение, независимо от того, где он живет. Так почему же занятость в этой отрасли так сильно сконцентрирована всего в нескольких регионах? Концепции локализации и урбанизации могут дать ответ.

    Локализация. Агломерация определяется как концентрацией промышленности (локализация), так и размером самого города (урбанизация). Локализация заключается в том, что компании выбирают кластеры в определенных местах из-за региональных преимуществ, таких как доступ к ресурсам, таким как виноград для производства вина или дешевые плодородные земли для сельского хозяйства. Новые фирмы в той же отрасли следуют за устоявшимися фирмами и продолжают группироваться в этих регионах, поэтому экономика локализации порождает группы компаний, производящих один и тот же продукт.По мере того как все больше и больше фирм объединяются в отраслевые кластеры, региональные преимущества размещения в этих отраслевых кластерах возрастают, поскольку компании обмениваются знаниями и трудовыми ресурсами в дополнение к ресурсам.

    Урбанизация. Урбанизация связана с агломерацией через границы отрасли ; Идея состоит в том, что присутствие фирм в одной отрасли привлекает фирмы из других отраслей. Экономика урбанизации ведет к развитию больших разнообразных городов с множеством рабочих мест и удобств, которые привлекают квалифицированную рабочую силу.Изобилие рабочей силы выгодно для фирм, потому что увеличение численности рабочей силы в регионе увеличивает плотность рабочих навыков, поэтому компаниям легче находить работников, соответствующих их требованиям к квалификации. Фирмы также получают выгоду от фирм из других отраслей, услуги которых им нужны. Примером экономики урбанизации является ситуация, когда фирмы, особенно головные офисы корпораций, объединяются в города, чтобы совместно использовать фирмы, которые предоставляют такие бизнес-услуги, как маркетинг, бухгалтерский учет и юридические услуги.

    Чтобы увидеть силы урбанизации и локализации в действии, рассмотрим три карты на рис. 1 , которые были составлены с использованием «QCEW-Complete» IBRC 2 оценок занятости в винодельнях, издательствах программного обеспечения и офисах сертифицированных бухгалтеров. (CPA).

    Рисунок 1: Плотность населения и занятость на винодельнях, сертифицированные бухгалтеры и издатели программного обеспечения, 2018 г.

    Источник: IBRC, с использованием оценок QCEW-Complete

    Затенение указывает занятость и плотность населения, где высокая занятость определяется как 100 человек, занятых в этой отрасли или больше, а высокая плотность населения определяется как более 1000 человек на квадратную милю. На картах для CPA и программного обеспечения видно, что занятость сконцентрирована в районах с более высокой плотностью населения.Что касается офисов бухгалтеров и издателей программного обеспечения, то в 117 и 99 округах, соответственно, высокая занятость и высокая плотность населения. Очень немногие округа имеют , только высокая плотность и невысокая занятость в этих отраслях: 25 для публикации программного обеспечения и только 7 для CPA. Это говорит о том, что урбанизация является сильной стороной для этих отраслей, особенно для бухгалтеров. Интуитивно это имеет смысл: CPA предоставляют специализированную услугу - бухгалтерский учет - и эти услуги требуются практически каждой существующей фирме, включая фирмы-разработчики программного обеспечения и другие фирмы, привлеченные к агломерации из-за урбанизации.

    Сравните это с картой винодельни. За исключением района залива, занятость на винодельнях мало коррелирует с плотностью населения. Действительно, коэффициент корреляции между долей занятости на винодельнях и плотностью населения по округам практически равен нулю, по сравнению с 0,18 и 0,09 для CPA и публикации программного обеспечения, соответственно. Только 15 округов имеют высокий уровень занятости на винодельнях и высокую плотность населения, что позволяет предположить, что силы урбанизации не так важны, как локализация для производства вина.Это становится важным моментом, озвученным Артуром О’Салливаном в своем учебнике Экономика города : «За последние несколько десятилетий произошел фундаментальный сдвиг в специализации городов. Крупные города становятся все более специализированными на управленческих функциях, а более мелкие - на производстве ». 3

    При риске чрезмерного упрощения производственные отрасли, похоже, больше зависят от локализации, в то время как управленческие и «наукоемкие» отрасли, такие как технологии, бизнес-услуги, СМИ и т. Д.- похоже, больше подвержены влиянию урбанизации. Тем не менее, это не жесткое правило, и аспекты как локализации, так и урбанизации подталкивают компании к агломерации.

    Что в этом для регионов и рабочих?

    Понятно, что отдельные фирмы выигрывают от агломерации, но как насчет региона и его работников? Это важный вопрос для экономических разработчиков, поскольку они работают над диверсификацией отраслей своего региона, привлечением высокооплачиваемых рабочих мест и улучшением экономических условий для своих сообществ.Региональные выгоды от агломерации многочисленны и часто совпадают с выгодами на уровне компаний; те, которые обсуждаются здесь, включают объединение рабочей силы , более высокую заработную плату и социальные и гражданские возможности .

    Объединение рабочей силы. И фирмы, и регионы выигрывают от объединения рынка труда. Кластер фирм в одинаковых или аналогичных отраслях облегчает перемещение работников между фирмами, что приводит к большему количеству рабочих мест. Когда у рабочих появляется больше возможностей трудоустройства в регионе, они могут оставаться в этом регионе на более длительное время и решить пустить корни, купив дом и / или создав семью.Это не только способствует увеличению налоговых поступлений для региона, но также укрепляет связи людей с местом и его социальным капиталом - или коллективную ценность социальных сетей и общих норм и ценностей в регионе.

    Повышение заработной платы. Заработная плата выше в городских районах, где компании склонны к агломерации, потому что рабочие в городах, как правило, более производительны, а города предоставляют больше возможностей для обучения. 4 Это обучение может быть формальным, например, учебный курс по кодированию или профессиональный сертификат, или неформальным, например, под руководством наставника или обучения без отрыва от производства.Поэтому, когда рабочий мигрирует из сельской местности в город с сильными промышленными кластерами, его заработная плата со временем будет расти по мере того, как он учится, и его производительность повышается. 5 Более того, если рабочий решит уехать из региона в менее урбанизированный, его заработная плата не упадет до уровня, полученного до приезда в город, благодаря накопленным знаниям и опыту.

    Социальные и гражданские возможности . Агломерация фирм в одних и тех же и связанных отраслях в городах может способствовать формированию сильных социальных сетей и способствовать гражданской активности сообщества.Как упоминалось ранее, агломерация ведет к расширению возможностей трудоустройства для рабочих в регионе. Это позволяет работникам легко переходить от одной фирмы к другой, не покидая регион, что способствует большей привязанности к региону и, как следствие, большей склонности к участию в общественной деятельности. Постоянные жители могут с большей вероятностью голосовать на муниципальных выборах, работать в общественных советах или комиссиях, работать волонтером, делать пожертвования местным благотворительным организациям, отправлять своих детей в общественные школы и участвовать во множестве других аспектов гражданской жизни.Такая деятельность способствует росту социальных сетей, которые можно использовать, среди прочего, для возможностей проведения досуга, романтических партнеров или карьерного роста. Эти сети можно рассматривать как активы социального капитала, и хотя ученые не достигли консенсуса относительно связи между социальным капиталом и экономическим развитием, большая часть исследований в этой области утверждает, что некоторые виды социального капитала имеют положительное влияние на результаты экономического развития. 6

    Агломерация навсегда: если вы ее построите, они придут

    Как экономические разработчики могут использовать то, что они знают об агломерации, для улучшения своих сообществ? Два взаимодополняющих подхода: расширять уже существующие кластеры и укреплять чувство места для региона.

    Расширяйте уже существующие кластеры. Хороший первый шаг - узнать, какие отраслевые кластеры уже есть в вашем регионе. Вышеупомянутый проект сопоставления кластеров США может быть полезным в этом отношении, особенно панель управления портфелем кластеров. Рисунок 2 показывает отраслевую специализацию в экономической зоне Кливленда, Огайо. По оси X показан рост занятости с 1998 по 2016 год, а по оси Y - доля занятых в отрасли, в то время как размер пузыря каждой отрасли соответствует общей занятости, а цвет указывает, были ли рабочие места потеряны или сохранены.Отрасли в верхнем правом квадранте - это отрасли с наибольшей специализацией. Здесь пищевая промышленность и производство выделяются из-за относительно высокой доли занятости, роста доли занятости на 1% с 1998 по 2016 год и того факта, что они получили рабочие места за этот период.

    Рисунок 2: Промышленная специализация в Кливленд-Акрон-Элирия, Огайо, экономическая зона

    Посмотреть интерактивную диаграмму »
    Источник: Проект кластерного картографирования США, Институт стратегии и конкурентоспособности, Гарвардская школа бизнеса

    Щелкнув любой кружок на интерактивной диаграмме на сайте сопоставления кластеров, вы попадете на панель управления кластером региона, которая дает дополнительную информацию о кластере в регионе Кливленда, включая подкластеры и связанные кластеры.Знание того, какие кластеры являются доминирующими и какие кластеры связаны с этими доминирующими кластерами, может помочь разработчикам экономики решить, как лучше всего использовать ресурсы для развития этих отраслей. Например, поскольку кластер по переработке и производству пищевых продуктов связан с кластерами распределения, электронной коммерции и биофармацевтики, эти кластеры могут быть нацелены на рост, и государственные чиновники могут иметь смысл направить ресурсы для содействия этому.

    Чувство места. Очевидно, что фирмы объединяются по причинам, не связанным с близостью к ресурсам и связанным с ними фирмам.В частности, в 21 веке решения о местонахождении фирмы часто сводятся к природе самого города - урбанизации экономики, говоря языком агломерации. Города привлекают рабочих с особыми навыками, которые, в свою очередь, привлекают фирмы. Так что, возможно, величайшим фактором, способствующим агломерации, является представление о чувстве места : когда людям нравится где-то жить и чувствовать связь с регионом, фирмы последуют за ними. Это представляет собой своего рода сдвиг парадигмы по сравнению со старыми временами «корпоративных городов», когда рабочие в поисках работы стремились следовать за фирмами, а не наоборот.

    Исследование агломерации предполагает, что застройщикам следует меньше сосредотачиваться на «создании рабочих мест» и больше на привлечении и удержании жителей с помощью политики и инициатив, которые улучшают чувство места в регионе, широко известное как Placemaking . Эти стратегии и инициативы должны быть ориентированы на людей, а не на бизнес, с учетом того, что рост и поддержание разнообразной и квалифицированной рабочей силы должны занимать первое место по сравнению с привлечением предприятий с помощью финансовых стимулов, таких как налоговые льготы, которые часто того не стоят.Такие инициативы должны основываться на культурных и социальных ресурсах региона; они должны подчеркнуть, что делает регион уникальным. По сути, размещение должно быть связано с инвестициями в обеспечение устойчивости, справедливости и процветания региона для его жителей. Когда приоритетом является само место, а не только рабочие места и экономический рост, скорее всего, последуют процветание и рост. Проще говоря, если вы его построите, они - фирмы, жители, рабочие места - придут.

    Банкноты

    1. Эдвард Л.Глезер, «Введение», в Agglomeration Economics , ed. Эдвард Л. Глэзер (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2010), 1-14.
    2. Набор данных IBRC QCEW-Complete использует ежеквартальную перепись занятости и заработной платы Бюро статистики труда США для оценки сокращенной численности занятых. Для получения дополнительной информации об этом процессе см. Пинг (Клэр) Чжэн, «Заполнение пустот: создание оценок точек для подавленных данных QCEW», InContext , январь-февраль 2020 г., www.incontext.indiana.edu/2020/jan-feb/article2.asp.
    3. Артур О’Салливан, «Почему фирмы объединяются в кластеры?» в Городская экономика (7-е изд.) , изд. Артур О’Салливан (Нью-Йорк: McGraw-Hill, 2009), 43–69.
    4. Эдвард Л. Глезер, «Обучение в городах», Журнал экономики города 46 (1999): 254-277.
    5. См. Примечание 3.
    6. Мишель Хойман, Джейми МакКолл, Лори Паарлберг и Джон Бреннан, «Рассмотрение роли социального капитала в результатах экономического развития в США.Округа С. », Ежеквартальный отчет об экономическом развитии, 30, вып.