Главным топливом в россии с 1960 годов является: Топливно-энергетический комплекс России

Содержание

Топливно-энергетический комплекс России

Межотраслевой топливно-энергетический комплекс (ТЭК)- это система добычи и производства топлива и энергии, их транспортировки, распределения и использования. В экономике России он занимал и продолжает занимать ведущее место. Комплекс производит около 25% промышленной продукции России, является важнейшим источником формирования бюджета страны, обеспечивает примерно половину валютных поступлений от экспорта продукции.

В ТЭК входят отрасли топливной промышленности (нефтяная, газовая, угольная, сланцевая, торфяная) и электроэнергетика.

Все отрасли комплекса взаимосвязаны. Для учета общего объема добычи топлива и производства энергии, пропорций между ними, их распределения между потребителями составляется топливно-энергетический баланс. Он показывает соотношение добычи разных видов топлива и выработанной энергии (приход) и их использование в хозяйстве (расход). Для расчета баланса различные виды топлива и энергии пересчитывают в условное топливо.

За единицу условного топлива принимают 1 кг каменного угля, дающего при сгорании 7000 ккал. Другие виды топлива пересчитываются в условное топливо по коэффициентам, исходя из их теплотворной способности (то есть количества энергии, выделяющейся при сгорании 1 кг топлива).

Структура топливно-энергетического баланса страны постоянно меняется. До 70-х годов основную долю в ней имел уголь, в 70-80-е — нефть, в 90-е годы — природный газ.

Первые нефтепромыслы появились в России в районе Баку (1848 г.) и Майкопа (1854 г.). К XX в. страна занимала первое место в мире по добыче нефти (около половины мирового объема добычи).

Кавказ оставался главной нефтяной базой до 50-х годов XX в. Затем добыча нефти стала постепенно перемещаться в Волго-Уральский район, а в 70-е годы — в Западную Сибирь, которая сейчас является крупнейшим в России и одним из крупнейших в мире нефтедобывающих районов.

Месторождения Западной Сибири дают около 70% всей нефти страны. Центр добычи нефти находится в среднем течении р.

Оби, в Ханты-Мансийском автономном округе. Первое месторождение нефти (Шаимское) было открыто здесь в 1960 г. В настоящее время основные месторождения находятся в районе Сургута (Усть-Балыкское, Лянторское, Мамонтове кое и др.) и Нижневартовска (Самотлорское, Мегионское и др.). Ряд месторождений находится в Томской области.

Волго-Уральский район, дающий сейчас около 25% нефти страны, в 60-70-х годах был крупнейшим по нефтедобыче (например, в 1975 г. там добывали 226 млн т, в том числе в Татарстане 75 млн т, Башкортостане — 39 млн т). Наиболее крупные месторождения- Альметьевское, Ромашкинское в Татарстане, Туймазы, Шкапово, Ишимбай, Арланское в Башкортостане. Нефть добывают также в Пермской и Самарской областях, Республике Удмуртия, Оренбургской, Саратовской, Волгоградской областях.

Тимано-Печорский район, включающий нефтяные ресурсы шельфа Баренцева моря, — третий по запасам и добыче нефти в стране. Его удельный вес в объеме добычи более 3%. Первые месторождения в этом районе были открыты в 30-е годы, а их промышленная разработка началась в 60-х.

Максимальных объемов добыча достигала в 1980 г. — 20,4 млн т. Крупнейшие месторождения — Усинское (открыто в 1963 г., разрабатывается с 1973 г.) и Возейское (открыто в 1971 г., разрабатывается с 1977 г.).

Доля Северного Кавказа в обшероссийской добыче нефти составляет около 2%. В основном добыча сосредоточена в Дагестане (включая шельф Каспийского моря), где выделяются Махачкалинское и Избербашское месторождения, а также в Чеченской Республике. Первая нефть в Чечне была получена в 1893 г. (Старогрозненское месторождение). Известны также Майкопское (Республика Адыгея, разрабатывается с 1960 г.), Нефтекумское (Ставропольский край) и некоторые другие месторождения.

Северо-Сахалинский район имеет месторождения нефти как на суше, так и на шельфе Охотского моря.

Нефть — важнейшее сырье для химической и нефтехимической промышленности. С нефтепромыслов она транспортируется на нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ). Основной объем ее транспортировки осуществляется по нефтепроводам, протяженность которых более 70 тыс. км.

Основные системы нефтепроводов:

Волго-Уральская система, по которой нефть транспортируется от начального пункта нефтепровода «Дружба» — города Альметьевска (Татарстан), являющегося важным центром всей нефтепроводной системы России, в Центральную Россию (Самара-Брянск), а также через территорию Белоруссии (Мозырь), Украины и порты государств Балтии в страны Европы.

Западно-Сибирская система транспортирует нефть из Сургута и Нижневартовска к нефтепроводу «Дружба», в Казахстан, на Северный Кавказ (в порт Новороссийск), в Восточную Сибирь (до Ангарска).

Северо-Кавказская система объединяет нефтепроводы этого экономического района.

Тимано-Печорская система транспортирует нефть Республики Коми в районы Центральной России.
Дальневосточная система поставляет нефть с месторождений Сахалина.

На нефтеперерабатывающих заводах нефть разлагают на фракции (мазут, соляровое масло, газойль, керосин, лигроин, бензин). Главные НПЗ расположены в европейской части страны, так как ориентируются на потребителя (Волгоград, Кириши, Кстово, Пермь, Рязань, Саратов, Сызрань, Уфа, Ярославль и т. д.). В азиатской части перерабатывается около 25% нефти (Омск, Томск, Ангарск, Комсомольск-на-Амуре и т.д.).

Газовая промышленность во второй половине XX в. вышла на передовые позиции как в топливно-энергетическом комплексе, так и в экономике России в целом. Страна располагает крупнейшими в мире запасами газа, она лидер по добыче и экспорту этого ценного энергоносителя. В отличие от других отраслей газовая промышленность развивается достаточно стабильно. Добыча природного газа в 90-е годы практически не снижалась и составляла примерно 570 млрд м3 в год.

Основной газодобывающий район страны -север Западной Сибири. Здесь в Ямало-Ненецком автономном округе разрабатываются крупнейшие газовые месторождения мира — Уренгойское, Ямбургское и Медвежье. В районе добывают около 90% российского природного газа. Важное значение имеют также Оренбургское, Вуктыльское (Республика Коми), Астраханское и ряд других месторождений.

Протяженность магистральных газопроводов более 140 тыс. км. Главные направления транспортировки газа — из Западной Сибири в европейскую часть России и далее в страны Европы (Уренгой-Ужгород, Уренгой-Москва, Уренгой-Вуктыл-Ухта-Торжок и т.д.).

Угольная промышленность. По качеству и ряду других признаков уголь делится на бурый, каменный и антрацит. Основным в стране является каменный уголь (свыше 2/3 общих запасов). При этом 95% общегеологических запасов угля находится в восточных районах (Тунгусский бассейн — 36%, Ленский — 26, Канско-Ачинский — 10, Кузнецкий — 10%). Крупнейший в европейской части Печорский бассейн сосредоточивает 4% общих запасов. По добыче также выделяются восточные районы, дающие 3/4 угля страны.

Кузнецкий бассейн (Кемеровская обл.) — основной район добычи каменного угля в стране, дающий около 1/3 угля России. По балансовым запасам коксующихся углей (43 млрдт) Кузбасс — самый крупный в стране. Бассейн отличается мощными (свыше 3,5 м) пластами высококачественного угля, высокой степенью изученности и освоенности. Здесь действует свыше 50 шахт, в том числе крупнейшая в стране Распадская, а также около 20 разрезов, из которых уголь добывается открытым способом.

Печорский бассейн (Республика Коми) дает 8% российского угля. Добыча его ведется с 1934 г. Угольные пласты достаточно мощные. На коксующиеся угли приходится 3/5 общего объема добычи бассейна. Здесь находится крупнейшая угольная шахта в европейской части — Воргашорская. Весь уголь добывается подземным способом, в сложных природных условиях.

Осваиваются ресурсы Южно-Якутского угольного бассейна. Наиболее изучен Алдано-Чульманский район, где разведаны Чульмаканское, Нерюнгринское и другие месторождения. Действует крупный Нерюнгринский разрез (добыча открытым способом). Удельный вес его в общероссийской добыче угля 5%.

Иркутский (Черемховский) угольный бассейн дает до 20 млн т угля в год (добыча открытым способом). Промышленное освоение бассейна началось с 1896 г., разведано 20 крупных угольных месторождений (в основном каменный уголь). Разрабатываются три новых месторождения.

Восточная часть Донецкого бассейна (Ростовская обл.), несмотря на большую глубину залегания и высокую себестоимость добычи, дает до 20 млн т каменного угля высокого качества в год..

Тунгусский угольный бассейн, в основном расположенный в Красноярском крае, имеет площадь свыше 1 млн км2. Этот бассейн — гигант, ресурсы угля которого почти 2 трлн т. В связи со сложными природными условиями и удаленностью он изучен слабо. Основные разведанные месторождения — Кайерканское, Норильское и ряд других — дают 0,3-0,4 млн т угля в год.

Крупнейший Ленский бассейн (Якутия, Красноярский край) освоен также недостаточно. Основные разведанные месторождения — Сангарское, Кемпендяйское, Кангаласское и ряд других — дают до 2 млн т угля в год.

Основной буроугольный бассейн — Канско-Ачинский (Красноярский край) начал осваиваться в 1930-е годы. Крупнейшие месторождения — Назаровское, Березовское, Ирша-Бородинское — эксплуатируются открытым способом.

Бассейн дает до 50 млн т в год недорогого угля, который используется на месте как топливо для тепловых электростанций.

Таким образом, в отличие от нефтегазодобывающей угольная промышленность более рассредоточена по территории страны.

Электроэнергетика объединяет процессы производства, передачи, преобразования и потребления электроэнергии, что в вещественной форме представлено электростанциями, электропередающими сетями и сетевыми подстанциями.

Основную роль в производстве электроэнергии играют тепловые электростанции, хотя за 30 лет их удельный вес заметно снизился, в основном за счет развития атомной энергетики.

Тепловые электростанции преобразуют энергию сжигаемого топлива (угля, газа, мазута, торфа и т.д.) в тепловую, а затем в электрическую. Сжигаемое топливо нагревает воду, а образуемый из воды пар вращает турбины, вырабатывающие электричество. Если одновременно с электроэнергией к потребителям поступают тепло и горячая вода, то такая электростанция называется теплоэлектроцентралью (ТЭЦ).

Такие станции размещаются около потребителей и отапливают 40% городских поселений страны. Мощные тепловые станции, обеспечивающие энергией большие регионы, называются ГРЭС (государственная районная электростанция). Помимо размещения вблизи потребителей (потребительский фактор) ТЭС создаются и в районах добычи топлива (сырьевой фактор). В качестве примера можно привести крупную Березовскую ГРЭС (Канско-Ачинский буроугольный бассейн) или две электростанции в Сургуте (Тюменская обл.), работающие на попутном нефтяном газе. Крупнейшие ГРЭС России расположены в европейском макрорегионе — Костромская, Конаковская, Рязанская, Киришская, Заинская и др., на Урале — Рефтинская, Ириклинская, Троицкая, в азиатском макрорегионе — Ирща-Бородинская, Гусиноозерская и др.

ГЭС используют энергию водного потока, которая зависит от объема протекающей воды и высоты ее падения. Первая ГЭС в России была построена в 1903 г. на р. Подкумок у города Ессентуки. В XX в. в стране были созданы крупнейшие гидроэнергетические каскады.

Волжско-Камский каскад включает более 10 ГЭС, крупнейшие из которых Самарская и Волгоградская.

Ангаро-Енисейский каскад, мощность которого примерно в 2 раза больше, состоит из Саяно-Шушенской, Красноярской, Братской, Усть-Илимской и других гидроэлектростанций.

АЭС используют в качестве топлива уран или плутоний. В реакторе происходит управляемая реакция распада ядер атомов с выделением большого количества тепла. При этом 1 кг ядерного топлива выделяет энергию, эквивалентную сжиганию 2500 т лучшего угля.

Тепло передается воде, которая превращается в пар, подающийся на турбины для выработки электричества. АЭС ориентированы на потребителей, расположенных в районах с недостаточными топливно-энергетическими ресурсами.

Любой тип электростанций имеет положительные и отрицательные стороны. ТЭС строится быстрее, чем ГЭС, и отличается от последней стабильной выработкой электроэнергии в течение всего года. Вместе с тем ТЭС требуют громадных объемов воды и топлива, сжигая которое они серьезно загрязняют окружающую среду.
ГЭС вырабатывают самую дешевую электроэнергию, улучшают условия судоходства и орошения сельхозугодий. Но строительство ГЭС на равнинных реках привело к затоплению ценных земельных угодий, вынудило перенести десятки населенных пунктов, резко замедлило водообмен и самоочищение рек (например, на Волге полный водообмен, то есть полная смена русловых вод, увеличился с 50 до 500 сут). Водохранилища ГЭС изменяют микроклимат прилегающих районов, повышают уровень грунтовых вод на близлежащих территориях, что, в свою очередь, приводит к засолению или заболачиванию почв.

АЭС не зависят от размещения топливных ресурсов, но очень сложны технически и требуют тщательной изоляции радиоактивных отходов.

После Чернобыльской аварии 1986 г. развитие ядерной энергетики в нашей стране было приостановлено. Прекратилось строительство 15 станций. Будущему развитию АЭС должно способствовать создание безопасных ядерных реакторов.

Основными производителями электроэнергии в России являются Центральный (в первую очередь Москва и Московская обл. ), Уральский, Западно-Сибирский (Ханты-Мансийский автономный округ), Восточно-Сибирский (Иркутская обл., Красноярский край) экономические районы. На эти районы приходится более 60% всей вырабатываемой электроэнергии.

Нефтяная промышленность России

состав, значение в хозяйстве, проблемы развития. ТЭК и окружающая среда

Топливная промышленность России – это совокупность отраслей промышленности, занятых добычей и переработкой различных видов топлива . Топливная промышленность одна из важнейших отраслей тяжелой промышленности . Роль топлива возрастает с развитием технического прогресса и неразрывно связанных с ним механизации, автоматизации, электрификации и теплофикации производства, обуславливающих интенсивный рост в народном хозяйстве. Горючее вещество, особенно нефть и газ, используются и как сырьё для химической промышленности. Состоит из трех главных отраслей: газовой , нефтяной и угольной . Топливная промышленность является частью топливно-энергетического комплекса Российской Федерации.

  • 1 / 5

    В 1913 году общая добыча топлива (в пересчёте на условное) в России составляла 48,2 млн тонн, в том числе дрова более 20 %.

    В СССР в итоге успешного выполнения первых пятилеток (1929-1940 годы) общая годовая добыча в 1940 году достигла 238 млн тонн условного топлива. Коренным образом изменилась структура топливной промышленности. Возникла новая отрасль – газовая промышленность. В годы Великой Отечественной войны вражеские войска нанесли огромный ущерб топливной промышленности СССР. За годы 4-й пятилетки (1946-1950 годы) предприятия топливной промышленности были восстановлены, в 1950 году добыча топлива в СССР превысила уровень 1940 года на 31 %. В последующие годы опережающими темпами росли ведущие отрасли топливной промышленности – нефтедобывающая и газовая. Добыча топлива в 1975 году увеличилась по сравнению с 1950 годом в 5 раз.

    В 1975 году в СССР было добыто 1,59 млрд тонн условного топлива, в том числе нефти (включая газовый конденсат) – 702 млн тонн, газа – 346 млн тонн, угля – 490 млн тонн, торфа – 16,9 млн тонн, сланцев – 11,7 млн тонн, дров – 23,8 млн тонн.

    Добыча нефти в СССР увеличилась в 1975 году по сравнению с 1950 годом в 13 раз и составила 491 млн тонн, СССР по добыче нефти вышел на 1-е место в мире. Нефть добывалась во многих районах СССР: между Волгой и Уралом, в Западной Сибири, в Коми АССР, в Средней Азии и Казахстане, на Северном Кавказе, в Закавказье, на Украине, в Белоруссии и на Дальнем Востоке. Добыча газа в СССР возросла с 3,2 млрд кубометров в 1940 году до 289 млрд кубометров в 1975 году.

    С 1958 года по добыче угля СССР стал занимать 1-е место в мире. В 1975 году в СССР было добыто 701 млн тонн угля.

    Отрасли промышленности

    Газовая промышленность.

    В 2009 году добыча природного газа в России (без учёта объёмов сожжённого газа) составила 582 трлн кубометров.

    Нефтяная промышленность.

    По запасам нефти Россия входит в первую пятерку стран мира, а по добычи занимает 1-3-е места. В настоящее время добыча нефти в России снижается из-за истощения некоторых богатых месторождений, повышения себестоимости добычи нефти , понижение стоимости нефти на рынке, из-за недостатка инвестиций в геолого-разведочные работы.

    Основу нефтяной отрасли России составляют девять вертикально-интегрированных нефтегазовых компаний (ВИНК). Они владеют примерно 80,7 % разведанных запасов нефти России и обеспечивают подавляющую часть добычи нефти в стране. В 2009 году доля ВИНК в общероссийской добыче нефти составила 87 %.

    Большинство лидеров российской нефтедобычи базируются в Западно-Сибирском НГБ. Ведущие позиции по добыче нефти здесь занимают холдинги «Роснефть», ОАО «Сургутнефтегаз», Группа «ЛУКОЙЛ», ОАО «ТНК-ВР Холдинг». «Роснефть», кроме того, ведёт добычу практически во всех других нефтегазоносных регионах России. Группа «ЛУКОЙЛ» имеет крупные добывающие мощности в ХМАО, Ненецком АО, Коми, Пермском крае и на Северном Кавказе. Остальные ВИНК располагают запасами и добывают нефть, как правило, в одном или двух российских регионах. Нефтедобыча холдинга ОАО «Газпром нефть» сконцентрирована в Ямало-Ненецком, Ханты-Мансийском АО и Томской области.

    В 2011 году в России было добыто 511 млн тонн нефти. Это составило около 13 % мирового объёма нефтедобычи.

    Основной район добычи нефти – центральная часть Западно-Сибирской равнины. В последнее время возросла роль месторождений, расположенных на морском шельфе (Каспийское, Баренцево и Охотское моря). Нефть обнаружена на дне Чёрного и Берингова морей. Почти вся нефтяная отрасль России находится в ведении частных компаний («Лукойл », «Татнефть »).

    Основные ресурсы нефти сосредоточены в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции. С 1960 г. здесь оконтурены Шаимский, Сургутский и Нижневартовский нефтяные районы, где находятся такие крупные месторождения, как Самотлорское , Усть-Балыкское , Мегионское, Юганское, Холмогорское, Варьегонское и др.

    Продолжается формирование Тимано-Печорской нефтяной базы, крупнейшее месторождение – Усинское . Здесь добывается тяжелая нефть (шахтным способом) – ценнейшее сырье для производства низкотемпературных масел, необходимых для работы механизмов в суровых климатических условиях.

    Нефть найдена и в других районах России: на Северном Кавказе, в Прикаспийской низменности, на о. Сахалин, в шельфовых зонах Баренцева, Карского, Охотского, Каспийского морей.

    Добыча нефти сосредоточена в трех важнейших нефтегазоносных провинциях, которые вместе дают свыше 9/10 всей российской нефти, в том числе на Западно-Сибирскую провинцию приходится более 2/3, на Волго-Уральскую – около 1/4 суммарной добычи.

    Приватизация объектов нефтегазового комплекса раздробила прежде единую централизованно управляемую государственную систему. Частные нефтяные компании завладели производственными объектами и национальным богатством страны – нефтяными месторождениями и их запасами. В российском нефтяном комплексе 17 компаний. Среди них самые крупные – «ЛУКОЙЛ» (18,7 % добычи нефти РФ), ТНК (18,5 %), «Роснефть » (15,6 %), «Сургутнефтегаз » (13,6 %).

    Продвижение добычи в восточные районы и на север европейской части остро ставит проблему транспортировки нефти. Наиболее эффективным средством для этого в России являются трубопроводы (см. главу «Транспортный комплекс»). Развитие сети нефтепроводов способствует дальнейшему приближению переработки нефти к местам потребления нефтепродуктов.

    Нефтегазоперерабатывающая промышленность занимается первичной переработкой попутного газа нефтяных месторождений и размещается в крупных центрах нефтедобычи – Сургут , Нижневартовск , Альметьевск , Ухта . Однако самыми мощными центрами газопереработки в России являются центры газоконденсатных месторождений – Оренбург и Астрахань .

    Размещение предприятий нефтеперерабатывающей промышленности зависит от размеров потребления нефтепродуктов в разных районах, техники переработки и транспортировки нефти, территориальных соотношений между ресурсами и местами потребления жидкого топлива.

    В настоящее время насчитывается 28 нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) общей мощностью 300 млн т в год. Почти 90 % мощностей нефтеперерабатывающей промышленности размещается в европейской части России, что объясняется её преимущественным тяготением к потребителю: транспортировать сырую нефть по трубопроводам дешевле, чем перевозить нефтепродукты, причем технологический процесс нефтепереработки водоемок, поэтому большая часть НПЗ страны размещены на Волге и её притоках (Волгоград, Саратов, Нижний Новгород, Ярославль), вдоль трасс и на концах нефтепроводов (Туапсе, Рязань, Москва, Кириши, Омск, Ачинск, Ангарск, Комсомольск-на-Амуре), а также в пунктах с выгодным транспортно-географическим положением (Хабаровск). Значительное количество нефти перерабатывается и в местах её добычи: Уфа , Салават , Самара , Пермь , Ухта , Краснодар .

    В настоящее время на рынке нефти и нефтепродуктов в России доминирующее положение занимают несколько нефтяных компаний с вертикально-интегрированной структурой (ВИНК), которые осуществляют добычу и переработку нефти, а также реализацию нефтепродуктов, как крупным оптом, так и через собственную снабженческо-сбытовую сеть. Ситуация на рынке нефтепродуктов полностью зависит от стратегии нефтяных компаний, формирующейся под воздействием цен на нефть, товарной структуры и географии спроса. В собственности ВИНК находятся более 70 % перерабатывающих мощностей страны. Наибольшими установленными мощностями к началу 2010 года располагали компании «Роснефть» и «ЛУКОЙЛ», они же являются лидерами по объёмам переработки нефти, 49,6 млн тонн и 44,3 млн тонн соответственно. В сумме это почти 40 % переработанного в России сырья.

    В 2009 году на российские НПЗ поступило 238 млн тонн нефти; это составило 49,8 % добытого в стране сырья и менее 7 % объёма нефтепереработки в мире. Практически вся нефть переработана на 28 основных НПЗ, на долю мини-НПЗ пришлось 2,8 % российской нефтепереработки. Производство основных нефтепродуктов в 2009 году составило 176 млн т, в том числе ВИНК произвели 155 млн тонн основных нефтепродуктов, ОАО «Газпром» – 3,9 млн тонн. Независимые компании произвели 57,5 млн тонн нефтепродуктов.

    В 2011 году были заключены трёхсторонние модернизационные соглашения (нефтекомпаний, правительства и ФАС), которые оговаривают, что к 2015 году в России будет производиться около 180 млн тонн светлых нефтепродуктов. В соглашениях было заявлено, что в ходе модернизации НПЗ на период до 2020 года нефтяными компаниями будет реализована реконструкция и строительство 124 установок вторичных процессов на НПЗ. По состоянию на весну 2012 года велись работы по реконструкции и строительству 40 установок, ввод в эксплуатацию которых планируется осуществить в период 2013-2015 годов; строительство установок вторичных процессов, ввод в эксплуатацию которых запланирован на 2016-2020 годы, в основном находился на стадии планирования либо базового проектирования.

    В 2012 году нефтеперерабатывающая промышленность России поставила рекорд по объёмам переработки нефти за последние 20 лет и впервые за последние пять-шесть лет избежала осеннего кризиса на рынке бензина.

    Угольная промышленность.

    Открытая добыча угля в России составляет 2/3 общего объёма. Этот способ добычи считается наиболее производительным и дешевым. Однако при этом не учитываются связанные с ним сильные нарушения природы – создание глубоких карьеров и обширных отвалов вскрышных пород. Шахтная добыча дороже и отличается высокой аварийностью, что во многом определяется изношенностью горного оборудования (40 % его устарело и требует срочной модернизации).

    Роль того или иного угольного бассейна в территориальном разделении труда зависит от качества углей, размера запасов, технико-экономических показателей добычи, степени подготовленности запасов для промышленной эксплуатации, размеров добычи, особенностей транспортно-географического положения. По совокупности этих условий резко выделяются межрайонные угольные базы – Кузнецкий и Канско-Ачинский бассейны, на которые суммарно приходится 70 % добычи угля в России, а также Печорский, Донецкий, Иркутско-Черемховский и Южно-Якутский бассейны.

    Кузнецкий бассейн , расположенный на юге Западной Сибири в Кемеровской области, является главной угольной базой страны и обеспечивает половину общероссийской добычи угля. Здесь залегает каменный уголь высокого качества, в том числе коксующийся. Почти 12 % добычи осуществляется открытым способом. Главными центрами являются Новокузнецк, Кемерово, Прокопьевск, Анжеро-Судженск, Белово, Ленинск-Кузнецкий.

    Канско-Ачинский бассейн расположен на юге Восточной Сибири в Красноярском крае вдоль Транссибирской магистрали и дает 12 % добычи угля в России. Бурый уголь этого бассейна является самым дешевым в стране, поскольку добыча осуществляется открытым способом. Из-за низкого качества уголь малотранспортабелен и поэтому на базе крупнейших разрезов (Ирша-Бородинского, Назаровского, Березовского) действуют мощные тепловые электростанции.

    Печорский бассейн является крупнейшим в европейской части и дает 4 % добычи угля в стране. Он удален от важнейших промышленных центров и находится в Заполярье, добыча ведется только шахтным способом. В северной части бассейна (Воркутинское, Воргашорское месторождения) добывают коксующиеся угли, в южной (Интинское месторождение) – преимущественно энергетические. Основными потребителями печорского угля являются Череповецкий металлургический завод, предприятия Северо-Запада, Центра и Центрального Черноземья.

    Донецкий бассейн в Ростовской области является восточной частью каменноугольного бассейна, расположенного на Украине. Это один из старейших районов добычи угля. Шахтный способ добычи обусловил высокую себестоимость угля. Добыча угля с каждым годом сокращается и в 2007 г. бассейн дал лишь 2,4 % общероссийской добычи.

    Иркутско-Черемховский бассейн в Иркутской области обеспечивает низкую себестоимость угля, так как добыча осуществляется открытым способом и дает 3,4 % угля в стране. Из-за большой удаленности от крупных потребителей используется на местных электростанциях.

    Южно-Якутский бассейн (3,9 % общероссийской добычи) находится на Дальнем Востоке. Располагает значительными запасами энергетического и технологического топлива, причем вся добыча ведется открытым способом.

    К перспективным угольным бассейнам относятся Ленский, Тунгусский и Таймырский, расположенные за Енисеем к северу от 60-й параллели. Они занимают обширные пространства в слабоосвоенных и малообжитых районах Восточной Сибири и Дальнего Востока.

    Параллельно с созданием угольных баз межрайонного значения шло широкое освоение местных угольных бассейнов, что дало возможность приблизить добычу угля к районам его потребления. При этом в западных регионах России добыча угля сокращается (Подмосковный бассейн), а в восточных – резко возрастает (месторождения Новосибирской области, Забайкальского края, Приморья.

  • Добыча, налоги… Есть повод для тревоги. 16 ноября 2010
  • В. П. Дро­нов, В. Я. Ром Гео­гра­фия Рос­сии: на­се­ле­ние и хо­зяй­ство. 9 класс.
  • В. П. Дро­нов, И. И. Ба­ри­но­ва, В. Я. Ром, А. А. Лоб­жа­нид­зе Гео­гра­фия Рос­сии: хо­зяй­ство и гео­гра­фи­че­ские рай­о­ны. 9 класс.
  • ТОПЛИВНАЯ промышленность – совокупность отраслей горнодобывающей промышленности, занятых добычей и переработкой различных видов топливно-энергетического сырья. Включает нефтеперерабатывающую, газовую, угольную, сланцевую, торфяную и горнодобывающуюпромышленность

    Топливная промышленность – одна из важнейших отраслей тяжёлой промышленности . Роль топлива возрастает с развитием технического прогресса и неразрывно связанных с ним механизации, автоматизации, электрификации и теплофикации производства, обусловливающих интенсивный рост потребления энергии в народном хозяйстве. Горючее вещество, особенно нефть и газ, используются и как сырьё для химической промышленности.

    В дореволюционной России (1913) общая добыча топлива (в пересчёте на условное) составляла 48,2 млн.т , в том числе дрова более 20%.

    В СССР в итоге успешного выполнения первых пятилеток (1929-40) общая годовая добыча в 1940 достигла 238 млн.т условного топлива. Коренным образом изменилась структура Топливная промышленность Возникла новая отрасль – газовая промышленность . В годы Великой Отечественной войны 1941-45 немецко-фашистские захватчики нанесли огромный ущербТопливная промышленность За годы 4-й пятилетки (1946-50) предприятия Топливная промышленность были восстановлены, в 1950 добыча топлива в СССР превысила уровень 1940 на 31%. В последующие годы опережающими темпами росли ведущие отрасли Топливная промышленность – нефтедобывающая и газовая. Добыча топлива в 1975 увеличилась по сравнению с 1950 в 5 раз.

    Топливно-энергетическая промышленность представляет собой совокупность отраслей топливной промышленности, электроэнергетики, средств доставки топлива и энергии. За последние два столетия мировая топливно-энергетическая промышленность прошла в своем развитии два главных этапа. Первый этап (XIX – первая половина XX в.) был угольным, когда в структуре мирового топливно-энергетического баланса резко преобладало угольное топливо. Вторым этапом явился нефтегазовый. Нефть и газ оказались более эффективными энергоносителями, чем твердое топливо. В 80-х гг. мировая энергетика вступила в третий (переходный) этап своего развития, где происходит переход от использования преимущественно исчерпаемых ресурсов минерального топлива к неисчерпаемым ресурсам. Нефтяная, газовая, угольная промышленность являются основой мировой энергетики. Нефть добывают в 80 странах мира, но главную роль играют Саудовская Аравия, США, Россия, Иран, Мексика, КНР, Венесуэла, ОАЭ, Норвегия, Канада, Великобритания, Нигерия. В международную торговлю поступает 40% всей добываемой нефти. В мировом хозяйстве образовался огромный территориальный разрыв между районами ее добычи и потребления, что способствовало возникновению мощных грузопотоков. Главными районами добычи нефти являются бассейны Персидского залива, Западно-Сибирский, Карибского моря, Мексиканского залива. Природный газ – самое дешевое и экологически чистое топливо. Лидером в мировой добыче газа является Россия, где расположен огромнейший бассейн – Западная Сибирь. Крупнейшей газодобывающей страной являются США, далее Канада, Туркмения, Нидерланды, Великобритания. В отличие от нефтедобывающих, главными газодобывающими странами являются развитые страны Европы и Северной Америки. По запасам природного газа выделяются два района: СНГ (Западная Сибирь, Туркмения, Узбекистан) и Ближний Восток (Иран). Главными экспортерами газа являются Россия, поставляющая газ в Восточную и Западную Европу; Канада и Мексика, поставляющие газ в США; Нидерланды и Норвегия, снабжающие газом Западную Европу; Алжир, обеспечивающий газом Западную Европу и США; Индонезия, страны Ближнего Востока, Австралия, экспортирующие газ в Японию. Транспортировка газа обеспечивается двумя способами: по магистральным газопроводам и с помощью танкеров-газовозов при перевозке сжиженного газа.

    Развитие угольной промышленности в эпоху дешевой нефти замедлилось, но после кризиса 70-х гг. снова наступило ускорение. Главными угледобывающими странами являются развитые страны: КНР, США, Германия, Россия, Польша, Австралия, Индия, ЮАР. В России в последние годы добыча угля резко падает, в то время как в КНР и США угольная промышленность развивается динамично. По разведанным запасам угля лидируют в основном также развитые страны: США, СНГ (Россия, Украина, Казахстан), затем КНР, Германия, Великобритания, Австралия, ЮАР. В большинстве своем уголь потребляется в тех же странах, где ведется его добыча, поэтому на мировой рынок попадает лишь 8%. Но в структуре торговли произошли изменения – падает спрос на коксующийся уголь в связи с замедлением развития металлургии, растет спрос на энергетический уголь. Главные экспортеры угля – США, Австралия, в меньшей степени ЮАР, Россия, Польша, Канада. Главные импортеры угля – Япония, Республика Корея и ряд европейских стран.

    Металлургический комплекс – совокупность отраслей, производящих разнообразные металлы. Подразделяется на черную и цветную металлургию. 90 процентов металлов, применяемых в современном производстве, – черные, т.е. железо и полученные на его основе сплавы.

    Для производств металлургического комплекса характерны высокий уровень концентра-ции, монополизации и комбинирования производства.

    Основными факторами размещения комплекс являются сырьевой, энергетический, потребительс кий, водный, экологический, трудовых ресурсов.

    Черная металлургия – основа для развития ма шиностроения. В ее состав входят добыча и обога щение железных, марганцевых и хромитовых руд выплавка чугуна и стали, производство проката ферросплавов. Поэтому в черной металлургии ши роко развито комбинирование – объединение на одном предприятии нескольких производств различ ных отраслей, связанных между собой.

    В пределах одной металлургической базы сосре доточиваются добыча, подготовка руд и топлива выпуск металла и вспомогательных материалов Большинство предприятий этой отрасли – комбинаты.

    Для производства чугуна требуется большое ко личество сырья – железной руды, кокса (при доменном производстве) или электроэнергии, марганцевой руды и т.д. Наша страна обеспечена сырьем для черной металлургии практически полностью. По выплавке чугуна и стали в 80-90-е гг. СССР, а затем Россия удерживала мировое лидерство; сейчас она занимает четвертое место в мире.

    Крупнейшей металлургической базой страны является Урал. Здесь производится почти 1/2 чугуна, стали и проката России. В качестве сырья используются привозной уголь (из Кузбасса и Караганды) и руда из Казахстана, КМА и Магнитогорска. Большая часть металла выплавляется на предприятиях-гигантах в Магнитогорске. Нижнем Тагиле, Челябинске, Новотроицке.

    Второй по значению металлургической базой стал Центр, использующий собственные руды (КМА) и привозной кокс (Кузбасс, Воркута). Основные центры – Липецк, Старый Оскол, Тула, Волгоград, Электросталь, Колпино, Санкт-Петербург.

    Металлургическая база Сибири и Дальнего Востока пока еще находится в стадии формирования. Современные комбинаты полного цикла действуют в Новокузнецке, Новосибирске, Гурьевске, Красноярске, Комсомольске-на-Амуре. Железные руды поступают из Горной Шорни, Хакасии, Ангаро-Илинского бассейна. Используются угли Кузбасса и Южно-Якутского бассейна.

    В связи с созданием Череповецкого комбината полного цикла начала формироваться Северная металлургическая база.

    Цветная металлургия включает добычу, обогащение и металлургический передел руд цветных, благородных и редких металлов. В состав отрасли входят свинцово-цинковая, титаново-магниевая, вольфрамо-молибденовая промышленность и производство благородных и редких металлов.

    Цветные металлы подразделяются по физическим свойствам и назначению на тяжелые (медь (Си), олово (Sn), свинец (РЬ), цинк (Zn), никель (Ni)), легкие (алюминий (А1), титан (Ti), магний (Мд).драгоценные (золото (Аи), серебро (Ад), платина (Ft) и редкие (цирконий (Zr), индий (In), вольфрам (W), молибден (Мо) и др.

    Цветная металлургия – очень материалоемкое производство, так как содержание цвет-ных металлов в руде крайне низкое, поэтому предприятия цветной металлургии ориентированы главным образом на сырьевые базы.

    Руды цветных металлов обычно многокомпонентны, поэтому велико значение комплексного использования сырья. Важным фактором в размещении предприятий по выплавке цветных металлов является энергетический, так как это энергоемкое производство. Но производство легких цветных металлов требует большого количества энергии.

    Алюминиевая промышленность. Развивается на основе собственного (месторождения на Урале, в Северо-Западном районе, в Сибири) и импортного сырья. Почти все заводы более или менее удалены от сырья, но находятся или вблизи ГЭС, или крупных ТЭС.

    Более 3/4 выпуска алюминия приходится ныне на долю четырех крупных алюминиевых заводов; Братского, Красноярского, Саянского и Новокуэнецкого. Первые два из них – крупнейшие в мире.

    По производству алюминия наша страна находится в группе мировых лидеров, но до 80% произведенного в России алюминия ныне экспортируется.

    Медная промышленность. Основные базы медной промышленности нашей страны находятся на Урале (Гайское, Красноуральское, Ревдинское, Сибайское месторождения). Здесь расположены, в основном, передельные предприятия. Производство рафинированной меди находится как в Уральском районе, так и в Центре (Москва, Санкт-Петербург).

    Свинцово-цинковая промышленность. В основном тяготеет к районам добычи полиметаллических руд (Кузбасс, Забайкалье, Северный Кавказ, Приморье).

    Никелевая промышленность. Развивается в Северном экономическом районе на базе месторождений Кольского полуострова и медно-никелевых концентратов Норильска, на Урале – на местном и привозном сырье, в Восточной Сибири – на медно-никелевых рудах Таймырского автономного округа.

    Топливная промышленность занимается добычей различных видов топлива, важнейшими из которых является нефть (30 % приходной части мирового топливно-энергетического баланса), уголь (около 25 % ) и природный газ (около 20 % ).

    Нефти добывается в мире около 3 миллиардов тон в год. Основными нефтедобывающими странами являются Саудовская Аравия (около 450 млн т в год ), США (около 400 млн т в год ), Россия (около 300 млн т в год ), Иран, Мексика, Китай, Норвегия, Венесуэла, ОАЭ, Нигерия, Великобритания, Канада, Ирак, Индонезия, Кувейт. В мировую торговлю поступает 2/5 добываемой нефти. Основные экспортеры страны ОПЕК, Россия, Мексика, Канада, Норвегия, импортеры США, Япония, страны Западной Европы (кроме Норвегии и Великобритании). Перевозят нефть в основном морским транспортом.

    Природного газа в мире добывается около 2 млрд м 3 в год. Основными газодобывающими странами являются Россия, США, Канада, Нидерланды, Великобритания, Алжир, Туркмения, Индонезия, Узбекистан, Саудовская Аравия, Норвегия. Основные экспортеры – эти же страны, кроме США и Великобритании, импортеры Япония, США, страны Западной Европы (кроме Нидерландов, Норвегии и Великобритании). Транспортируется газ по газопроводам (в том числе по подводному межконтинентальному) и морским транспортом (в сжиженном виде).

    Угля в мире добывается около 4 млрд т в год. Здесь лидируют США, Китай, Россия, Германия, Индия, Австралия, ЮАР, Польша. На мировой рынок поступает около 1/10 добываемого угля. Главными экспортерами являются Австралия, США, ЮАР, Польша, импортерами Япония, западноевропейские страны . Перевозится уголь морским транспортом.

    Всего в мире ежегодно вырабатывается около 12,5 трлн кВт∙ч электроэнергии . Лидируют здесь США, Россия, Япония, Китай, Германия, Канада, Франция, Великобритания, Индия, Бразилия. Важным показателем является производство электроэнергии на душу населения. По этому показателю впереди находится Норвегия , а затем идут Канада, США, Швеция, Финляндия, Исландия.

    В мировой электроэнергетике ведущее место принадлежит тепловым электростанциям , которые вырабатывают 63 % энергии. На втором месте находятся гидроэлектростанции (20 % ), они дают более 50 % электроэнергии в Норвегии, Швеции, Швейцарии, Бразилии, Канаде и некоторых других странах. На третьем месте – атомные станции (17 % ), они преобладают во Франции, Литве, Бельгии, Корее.

    Топливно-энергетическая промышленность , несмотря на ее важное значение в жизни человека, наносит урон окружающей среде.

    Так, при добыче полезных ископаемых нередко нарушается почвенный покров, уничтожаются природные ландшафты , что делает невозможным полноценное существование флоры и фауны в этой местности.

    При неправильной транспортировке нефти и газа происходит загрязнение Мирового океана , что приводит к гибели морских растений и животных. Сейчас разрабатывается комплекс мер, предотвращающих попадание вредных веществ в воду, – например, прокладывание разных маршрутов, создание контейнеров с двойным дном и др. Но, несмотря на это, из-за небрежности человека по-прежнему загрязняется окружающая среда.


    Продукты переработки тепловой энергетики попадают в атмосферу , изменяя ее состав. Эта проблема особенно актуальна, поскольку является одной из глобальных проблем : вредные выбросы разрушают озоновый слой планеты.

    При строительствах ГЭС происходит изменение микроклимата территории , ее гидрологического режима.

    Атомная энергетика породила проблему утилизации радиоактивных отходов, а неправильная эксплуатация или ремонт атомных электростанций могут привести к ужасающим последствиям.

    Решением многих проблем сможет стать разработка и внедрение очистных сооружений, малоотходных и безотходных технологий и др.

    blog.сайт, при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.

    Будет ли топливная промышленность России конкурентоспособна в третьем тысячелетии?

    Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) имеет в нашей стране гораздо большее значение, чем в других странах, из-за особенностей географического положения России, суровости ее климата, необходимости преодолевать огромные расстояния.

    Топливная промышленность – часть топливно-энергетического комплекса. Она включает добычу топлива, его переработку и транспортировку. Ведущие отрасли топливной промышленности – угольная, газовая и нефтяная.

    Как изменяется роль отдельных видов топлива?

    Со временем значение различных видов топлива меняется. Вплоть до конца XIX в. в России основным топливом были дрова. Затем на первое место вышел уголь. Наконец, с 1960-х гг. главным топливом становится нефть. Резкое снижение добычи нефти в 1990-е гг. (почти вдвое) при сохранении объемов добычи газа вывело на первое место газовое топливо (рис. 24).

    Рис. 24. Топливно-энергетический комплекс (ТЭК)

    Добывающая промышленность (в том числе и добыча топлива) обладает «неприятным» для экономики свойством: ее предприятия (шахты, разрезы, скважины для добычи угля, нефти и газа) крайне недолговечны. Через некоторое время после ввода в эксплуатацию их приходится закрывать, поскольку запасы уже исчерпаны. А чтобы поддерживать добычу на одном уровне, нужно постоянно вводить в строй новые предприятия, осваивать новые территории, строить дороги, трубопроводы, возводить новые города.

    А если вновь открытые месторождения находятся в районах с неблагоприятным климатом, нужно разрабатывать специальные меры по привлечению туда населения: платить более высокую зарплату, предоставлять различные льготы. Все это значительно удорожает добычу топлива, делает его менее конкурентоспособным.

    Рис. 23. Изменение структуры потребляемого топлива в России

    Чем объяснить, что в структуре потребляемого топлива теперь преобладают нефть и газ?

    Именно так развивалась топливная промышленность России, которая по запасам топливных ресурсов занимает одно из первых мест в мире.

    Каково значение угля в хозяйстве страны?

    Угольная промышленность – «старая» отрасль, ее расцвет пришелся в Западной Европе на середину XIX в., а в России – на начало XX в. (см. второй, то есть «угольно-металлургический», цикл Кондратьева (рис. 3)).

    Уголь был основным топливом эпохи индустриализации. От него зависела работа электростанций, металлургических заводов, железных дорог. Уголь сохраняет свое большое значение и в наши дни, хотя доля его в топливно-энергетическом балансе существенно снизилась.

    Топливно-энергетический баланс – соотношение производства и использования (потребления) всех вилов энергии.

    Запасов угля в России хватит на сотни, если не на тысячи, лет, в отличие от газа и нефти, разведанных запасов которых хватит на несколько десятилетий.

    Где расположены главные угольные месторождения?

    В Российской империи промышленная добыча угля началась в конце XIX в. в Донецком бассейне (Донбассе), большая часть которого ныне находится на территории Украины. Донбасс долго оставался крупнейшим угледобывающим районом. В 1930-х гг. приступили к освоению самого крупного района угледобычи в азиатской России – Кузнецкого (Кузбасса). А в годы Великой Отечественной войны, когда Донбасс был захвачен немецко-фашистскими войсками, ударными темпами была построена железная дорога до Воркуты и освоен Печорский угольный бассейн. В 1970-х гг. начал осваиваться Канско-Ачинский буроугольный бассейн, где сейчас открытым способом добывают самый дешевый уголь в России.

    Угольная промышленность гораздо более рассредоточена, чем нефтяная или газовая (рис. 25). Особенно большую роль играет уголь в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, где почти нет ни газа, ни нефти. Уголь – главное топливо и на всем Крайнем Севере России, где его добывают, несмотря на дороговизну, на множестве мелких шахт и разрезов: это выгоднее, чем перевозить на дальние расстояния нефтепродукты.

    Рис. 25. Угольная промышленность

    Угольные месторождения с конца XIX в. во всех странах мира становились основой формирования крупных промышленных районов. Добытый уголь использовался для выработки электроэнергии, электроэнергия притягивала другие производства. С переработкой угля связано развитие химической промышленности. Если уголь был коксующимся, часто возникала и металлургия. Подобный промышленный район сформировался в нашей стране в Кузбассе.

    Коксующийся уголь – каменный уголь, из которого специальной обработкой можно получить кокс, необходимый для выплавки чугуна.

    Почему в угольных районах обострились социальные проблемы?

    Как старая отрасль, угольная промышленность требует к себе особого внимания. В настоящее время ведется работа по реконструкции и техническому перевооружению перспективных и по одновременному закрытию убыточных шахт. Однако, если шахта закрывается, одновременно должны создаваться новые рабочие места для шахтеров, а для этого нужны большие средства. Многие угольные города и поселки в России сейчас имеют высокий уровень безработицы.

    Перспективы угольной промышленности России связаны прежде всего с переходом на открытые разработки в разрезах (сейчас все еще более 1/3 угля добывается подземным способом, в шахтах). Себестоимость угля в разрезах гораздо меньше, чем в шахтах, хотя открытые разработки наносят больший ущерб природе.

    Каковы особенности размещения нефтяной промышленности?

    Нефтяная промышленность – основа современной экономики. В наши дни общество немыслимо без автомобилей, а автомобиль не может двигаться без бензина. Без жидкого топлива не взлетят самолеты, не сдвинутся с места трактора, морские и речные суда, тапки и бронетранспортеры.

    Рис. 26. Нефтяная промышленность

    Но ведь нефть еще и ценнейшее сырье для химической промышленности, из которого можно получать даже некоторые продукты питания.

    Первым нефтяным районом Российской империи был Бакинский (ныне – на территории Азербайджана). В начале XX в. в нем добывалось более 90% российской нефти. Другой старый район нефтедобычи – Грозненский.

    Рис. 27. Добыча и транспортировка нефти. От скважины до бензоколонки.

    С 1950-х гг. начинается разработка месторождений Волго-Уральского района, особенно в Татарии и Башкирии. Отсюда строятся нефтепроводы на восток страны, на северо-запад и на юго-запад, в Украину и Новороссийск. В Волго-Уральском районе складывались наиболее благоприятные условия для добычи нефти. Это был вполне освоенный и заселенный район, недалеко находились основные потребители.

    На начальном этапе разработки месторождений нефти, как правило, бывает много, и она под давлением сама поднимается на поверхность, то есть добыча производится самым дешевым «фонтанным» способом. Однако чем дольше длится добыча, тем она становится сложнее: приходится использовать насосы, закачивать в пласты воду для создания давления и т. д. Рано или поздно затраты на добычу возрастают настолько, что она становится невыгодной. Кроме того, освоение каждого района начинают с самых крупных месторождений, а по мере их истощения переходят ко все более мелким.

    Когда Волго-Уральский район вступил в стадию падения добычи, нашей экономике повезло: были открыты гигантские месторождения Западной Сибири. Они начали осваиваться с 1960-х гг. Западная Сибирь стала главной нефтяной базой страны. Условия работы здесь были гораздо хуже, чем в Волго-Уральском районе. Сплошное болото, обилие кровососущих насекомых (гнус) летом, сильные морозы зимой, отсутствие дорог, удаленность от потребителей нефти – все это усложняло освоение района.

    Рис. 28. Нефтеперерабатывающий завод

    В настоящее время около 2/3. российской нефти добывается в Тюменской области (в основном в Ханты-Мансийском и в меньшей степени – в Ямало-Ненецком автономных округах). Около 1/4 нефти добывается в Волго-Уральском районе, главным образом в Татарии, Башкирии, Пермской и Самарской областях. На все остальные районы приходится лишь 7-8% общероссийской добычи.

    Недавно начались разработки нефти в перспективных районах – на шельфах Баренцева и Охотского (близ северо-восточного побережья Сахалина) морей. Эти районы находятся в еще более суровых условиях, и добыча обойдется еще дороже. Поэтому все более значимой становится экономия нефти и нефтепродуктов: использование автомобилей с меньшими затратами бензина на 100 км пробега, сокращение использования жидкого топлива для отопления и т. д.

    Переработка нефти в различные виды топлива (бензин, керосин, мазут, солярку и т. д.) происходит на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ), которые также относятся к топливной промышленности. НПЗ расположены в основном в районах потребления, поскольку транспортировка нефти гораздо удобнее (особенно наиболее дешевым трубопроводным транспортом), чем перевозка различных видов нефтепродуктов. От мощности НПЗ зависят доходы страны, так как продавать сырую нефть менее выгодно, чем продукты ее переработки.

    Рис. 29. Бензоколонка

    Газовая промышленность появилась в России после Великой Отечественной войны. Месторождения газа были открыты в Ставропольском крае, затем в Республике Коми (район Ухты), под Оренбургом и вблизи Астрахани.

    Сейчас газовая промышленность – наиболее стабильно работающая отрасль топливно-энергетического комплекса. В значительной степени это связано с тем, что крупные месторождения газа (Уренгойское, Медвежье, Ям-бургское) в Ямало-Ненецком автономном округе, где ныне добывается около 90% всего российского газа, были введены в эксплуатацию совсем недавно, в 1980-х гг., и только вступают в стадию падения добычи.

    Перспективные районы газодобычи – полуостров Ямал (откуда строится газопровод в Западную Европу), шельфовые зоны Баренцева и Охотского морей. Так же как и нефть, газ в России в перспективе будет добываться во все более суровых районах и будет все дороже.

    Рис. 30. Газовая промышленность

    За счет газа покрывается около половины всех потребностей страны в топливе. В настоящее время газ – самое дешевое и самое экологически чистое топливо. Его использование требует больших затрат только на первых этапах, когда нужно проложить газопроводы до каждого города и поселка, а затем разводящие сети до каждого дома и квартиры. Отопление большинства крупных городов Европейской России переведено на газ, что позволило уменьшить загрязнение воздуха. К сожалению, месторождения газа практически отсутствуют восточнее Енисея, поэтому в этих районах города отапливаются углем, что делает в них воздух более загрязненным.

    Какова роль нефти и газа во внешней торговле?

    Начиная с 1970-х гг. (когда резко выросли мировые цены на нефть, а затем и на газ) экспорт топлива играет все большую роль в советской, а затем и в российской экономике. В СССР импорт строго контролировался (отечественные товары ограждались от конкуренции), а когда в 1990-е гг. почти все ограничения на внешнюю торговлю были сняты, в Россию, как вы уже знаете, хлынул поток импортных товаров, конкуренции с которыми не выдержали многие российские производители. Но откуда у России была валюта, чтобы оплачивать импорт? Конечно, она была получена прежде всего за счет экспорта нефти и газа. Именно благодаря вывозу топлива наша страна имеет возможность ввозить продовольствие, товары народного потребления, оборудование. Более того, эти отрасли – основные плательщики налогов в государственный бюджет. Значит, выплата пенсий, зарплаты учителям и врачам, содержание армии и многое другое тоже зависит от работы нефтяников и газовиков (и от цен на нефть и газ на мировых рынках!).

    Перспективы экспорта топлива связаны в основном с российским газом (поскольку добыча нефти, скорее всего, будет сокращаться). А разведанные запасы газа в России составляют около “/3 мировых, и в ближайшие десятилетия его экспорт может возрасти.

    Подводя итоги характеристики топливной промышленности, важно обратить внимание на главные особенности ее развития в России:

    Тема 2. Топливная промышленность и электроэнергетика

    Топливная промышленность занимается добычей и первичной переработкой топлива. Она состоит из подотраслей, добывающих или перерабатывающих отдельные виды топлива, – ϶ᴛᴏ газовая, газоперерабатывающая, нефтяная, нефтеперерабатывающая, угольная, торфяная, сланцевая промышленность. В экономике России топливная промышленность имеет большое значение. На продукцию отрасли (газ, нефть и нефтепродукты) приходится около половины экспорта России. На долю отрасли приходится до 20% промышленного производства страны.

    Роль разных видов топлива показывает структура производства первичной энергии. Причем исходя из возможности получения энергии всœе виды топлива и энергии приводятся к одной единице – тонне условного топлива.

    Ведущей подотраслью топливной промышленности в современной России является газовая (до 1990-х годов главной была нефтяная подотрасль, а до нее – угольная). Причины такой ситуации следующие: 1) газ – наиболее экономически эффективное топливо: энергетически ценное и с низкой себестоимостью добычи, его транспортировка по трубопроводам обходится дешевле, чем перевозки твердого или жидкого топлива; 2) Россия имеет огромные запасы природного газа – около трети разведанных мировых запасов. Россия занимает по добыче газа первое место в мире. Около трети добываемого топлива идет на экспорт. Россия поставляет газ в закавказские государства СНГ и многие европейские страны.

    Из общероссийской добычи газа на Западно-Сибирский бассейн приходится в настоящее время около 90%. В основном это месторождения Ямало-Ненецкого (85%) и Ханты-Мансийского (5%) автономных округов. Главными центрами добычи газа в Западной Сибири являются города Новый Уренгой и Надым. На втором месте находится Волго-Уральский бассейн, в котором добывается около 6% газа (в Оренбургской области и др.). В Поволжье в 1940-х годах впервые началась добыча газа в широких масштабах. Перспективным в бассейне является Астраханское газоконденсатное месторождение. Третий по объёмам – Тимано-Печорский бассейн (около 1% газа), где добыча ведется в основном в Республике Коми (главный центр – Вуктыл). Добыча для местных нужд имеется в некоторых регионах Северного Кавказа, около Норильска в Красноярском крае, в Вилюйской котловинœе Республики Саха (Якутия), на севере Сахалина.

    В России для транспортировки газа создана газопроводная система, объединяющая всœе главные районы добычи и потребления газа. Наиболее мощные газопроводы проложены из Ямало-Ненецкого автономного округа на юго-запад в центральные районы страны. Отсюда через Белоруссию и Украину газопроводы идут на запад в европейские страны. От Оренбурга на запад проложен газопровод ʼʼСоюзʼʼ. В восточных районах России около городов Норильска и Якутска действуют небольшие изолированные газопроводы.

    Нефтяная промышленность занимается добычей нефти, ее первичной переработкой и транспортировкой по трубопроводам, а также добычей попутного газа. По добыче нефти Россия занимает второе место в мире после Саудовской Аравии. Примерно 40% добываемой нефти идет на экспорт. Россия обеспечивает нефтью большинство государств СНГ и зарубежной Европы, реализуются поставки в США, Японию и другие страны.

    Около 2 / 3 российской добычи нефти приходится на Западно-Сибирский бассейн (в основном Ханты-Мансийский автономный округ), где главными центрами добычи являются города Сургут, Нижневартовск, Нефтеюганск. К настоящему времени самые крупные месторождения (Самотлорское и др.) здесь уже почти исчерпаны. Второе место занимает Волго-Уральский бассейн. Сегодня на него приходится около четверти нефтедобычи. Большая часть нефти добывается в республиках Татарстан и Башкортостан. Крупнейшим является Ромашкинское месторождение около города Альметьевск. Межрайонное значение имеет добыча нефти в Тимано-Печорском бассейне (Республика Коми и Ненецкий автономный округ), на который приходится около 4% добычи в стране. Главными центрами в данном бассейне являются Усинск и Ухта. Добыча нефти местного значения имеется на Северном Кавказе, а также в Сахалинской и Калининградской областях, где разработки ведутся не только на суше, но и на морском шельфе.

    Сеть нефтепроводов сложилась в России в 1960-е годы, когда ведущим бассейном по добыче был Волго-Уральский. Отсюда нефтепроводы проложены к нефтеэкспортным портам (Новороссийску на юге, Одессе на юго-западе, Вентспилсу на западе), в бывшие социалистические страны Восточной Европы (нефтепровод ʼʼДружбаʼʼ), а также к крупным внутренним потребителям (на северо-запад – к Нижнему Новгороду, Москве, Ярославлю, Санкт-Петербургу, на восток – до города Ангарск в Иркутской области). Позднее к этой системе были подсоединœены нефтепроводы из Ханты-Мансийского автономного округа и Республики Коми. На Дальнем Востоке действует изолированный нефтепровод, связывающий Сахалин с Комсомольском-на-Амуре.

    Газоперерабатывающая промышленность занимается переработкой газового конденсата и попутного газа с месторождений нефти. Соответственно крупные газоперерабатывающие комплексы действуют в центрах газоконденсатных месторождений (Оренбург и Астрахань) и главных центрах нефтедобычи (Сургут, Нижневартовск, Альметьевск, Сосногорск около Ухты).

    Нефтеперерабатывающая промышленность более масштабна, чем газоперерабатывающая, так как нефть обязательно нуждается в переработке перед использованием. Переработка происходит на нефтеперерабатывающих заводах (НПЗ). Ежегодные объёмы нефтепереработки в России в начале XXI в. составляют около 200 млн т – третье место в мире после США и Японии.

    Первоначально НПЗ строились в районах добычи нефти. По этой причине к 1960-м годам крупная нефтепереработка сложилась в Волго-Уральском бассейне, лидировавшем по добыче нефти. В Поволжском районе НПЗ были построены в Самаре, Новокуйбышевске, Сызрани, Саратове, Волгограде, на Урале – в Уфе, Салавате, Перми, Орске. Поволжский и Уральский районы и сегодня лидируют по объёмам нефтепереработки. Также вблизи месторождений НПЗ расположены в Краснодарском крае (Краснодар и Туапсе), республиках Коми (Ухта) и Татарстан (Нижнекамск). После строительства системы нефтепроводов переработка стала приближаться к потребителю, так как выгоднее транспортировать и хранить сырую нефть, чем многочисленные продукты ее переработки. В европейской части России НПЗ на линиях нефтепроводов были сооружены в Кстово (Нижегородская область), Рязани, Москве, Ярославле, Киришах (Ленинградская область). В азиатской части крупнейшим нефтеперерабатывающим центром является Омск, действуют НПЗ в Ачинске, Ангарске, Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре.

    Угольная промышленность занимается добычей и обогащением каменного и бурого угля. Бурый уголь используется в виде топлива на электростанциях, как и большинство сортов каменного угля. Но некоторые сорта угля после переработки (коксования) используются как технологическое топливо в металлургии, а также в химической промышленности. По объёмам добычи угля Россия занимает третье место в мире после Китая и США. 3 / 4 добываемого угля используется для производства электроэнергии и тепла, 1/4 – в металлургической и химической промышленности. На экспорт, в отличие от нефти и газа, идет небольшая доля добываемого в России угля.

    В течение 1990-х годов добыча угля в России сильно сократилась, так как это экономически неэффективный вид топлива по сравнению с нефтью и газом. Как правило, угледобыча выгодна лишь при карьерном (открытом) способе добычи (около 2 / 3 объёма добычи в России). Но применение такого способа возможно только там, где мощные угольные пласты залегают близко к поверхности. Шахтный (подземный) способ добычи дороже открытого в несколько раз, и в связи с этим в большинстве стран мира угольные шахты постепенно закрываются. Себестоимость угля зависит также от его качества, геологических особенностей месторождений, освоенности и природных условий района добычи. Для потребителœей цена угля сильно зависит также от расстояния его транспортировки. В итоге из-за различных причин значительная часть предприятий угольной промышленности России являются убыточными.

    Самым крупным по объёмам добычи (около половины общероссийской) угольным бассейном в стране является Кузнецкий в Кемеровской области. Здесь добывают высококачественный каменный уголь, в т.ч. коксующийся, примерно в равных долях открытым и подземным способами. Но интенсивно осваивался данный бассейн в 1930-40-е годы, в связи с этим многие шахты устарели и находятся в аварийном состоянии. Главными центрами угледобычи в бассейне являются города Новокузнецк, Кемерово, Прокопьевск, Анжеро-Судженск, Белово, Ленинск-Кузнецкий. Второе место по объёмам добычи (около 1/6) занимает Канско-Ачинский бассейн в Красноярском крае. Себестоимость добычи здесь самая низкая в России, поскольку мощные пласты залегают близко к поверхности, и уголь добывается в крупных разрезах (Назаровский, Ирша-Бородинский). Но уголь здесь бурый, низкого качества, малотранспортабельный, в связи с этим он сжигается на местных электростанциях.

    Кроме двух ведущих бассейнов межрайонное значение имеет добыча угля еще в четырех бассейнах. Донецкий бассейн в Ростовской области (Шахты, Новошахтинск и другие центры) является восточной частью большого каменноугольного бассейна, расположенного в основном в Украинœе. Добыча угля ведется здесь с XVIII в. К настоящему времени всœе хорошие пласты уже выработаны, и добыча ведется в шахтах на большой глубинœе, в связи с этим себестоимость угля высокая, и перспектив данный бассейн не имеет.

    В Печорском бассейне в Республике Коми (Воркута и Инта) залегает высококачественный каменный уголь, в т.ч. коксующийся. Но себестоимость добычи очень высокая, так как добыча ведется подземным способом в районе с суровыми природными условиями. По этой причине перспектив данный бассейн также не имеет. Иркутско-Черемховский бассейн в Иркутской области (главный центр – Черемхово) имеет низкую себестоимость добычи, так как добывается каменный уголь открытым способом. Этот бассейн снабжает углем близлежащие электростанции, но транспортировка топлива в другие регионы невыгодна из-за большой удаленности территории. Южно-Якутский бассейн в Республике Саха (Якутия) (главный центр добычи – Нерюнгри) имеет запасы каменного угля, в т.ч. коксующегося, добываемого открытым способом. Себестоимость добычи средняя. Сегодня значительная часть угля из этого бассейна идет на экспорт в Японию и Республику Корея.

    Остальные угольные бассейны России имеют местное значение. Οʜᴎ расположены в основном в восточных регионах страны. Здесь высокая себестоимость добычи часто не очень важна, так как топливо из ведущих бассейнов не может конкурировать с местным из-за отсутствия транспортных путей. В западных регионах России (Урал, Подмосковный бассейн), напротив – высокая себестоимость привела к резкому сокращению добычи в 1990-е годы, так как местный уголь неконкурентоспособен не только по сравнению с нефтью и газом, но и с более дешевым кузнецким углем. Угольная промышленнось России показана на карте (Рис.).

    Топливная промышленность – понятие и виды. Классификация и особенности категории “Топливная промышленность” 2017, 2018.

    История перехода к возобновляемым источникам энергии в Исландии: пример для всего мира?

    В эпоху, когда изменения, связанные с потеплением климата, заставляют многие страны мира внедрять устойчивые энергетические решения, ситуация Исландии представляется уникальной. На сегодняшний день почти 100 процентов электроэнергии, потребляемой этой небольшой страной с населением 330 тысяч человек, вырабатывается благодаря возобновляемым источникам. Кроме того, девять из десяти домов отапливаются за счет геотермальной энергии. История отказа Исландии от ископаемых видов топлива может вдохновить другие страны, желающие увеличить долю возобновляемых источников энергии в общей структуре энергопотребления. Является ли опыт Исландии уникальным и неповторимым, или весь мир может последовать её примеру?

     

    Особенности энергетического сектора Исландии

    Исландию часто называют «страной огня и льда». Именно этим сочетанием геологических характеристик и северного географического положения объясняется изобилие возобновляемых источников энергии, которым располагает эта страна. Остров расположен на Срединно-Атлантическом хребте между Североамериканской и Евразийской тектоническими плитами — в зоне исключительно высокой вулканической активности; энергия этой зоны используется в исландских геотермальных системах. 11% территории страны покрыто ледниками. Сезонное таяние льдов пополняет водные ресурсы рек ледникового происхождения, берущих начало в горах и впадающих в моря, — именно они составляют основу исландских гидроэнергетических ресурсов. Кроме того, страна располагает огромным ветроэнергетическим потенциалом, который практически не используется в настоящее время. 

    На сегодняшний день экономика Исландии удовлетворяет свои энергетические нужды — от отопления и электроснабжения частных домов до потребностей энергоемких отраслей промышленности — главным образом за счет «зеленой» энергии, вырабатываемой благодаря гидроэнергетическим и геотермальным источникам. Единственное исключение составляет транспортный сектор, работающий на ископаемых видах топлива.

    Помимо электроснабжения и централизованного отопления геотермальной энергии в Исландии находят и другое применение. Она широко используется для растапливания снега на тротуарах, обогрева плавательных бассейнов, энергоснабжения рыбоводческих хозяйств, обслуживания парниковых комплексов и пищевой промышленности, а также для энергообеспечения производства косметики — например, широко известной продукции знаменитого исландского геотермального спа Blue Lagoon.

     

    Переход Исландии от угля и нефти к возобновляемым источникам энергии

    Сегодня Исландия являет собой яркий пример использования возобновляемой энергии в современной экономике, однако так было не всегда. Использование геотермальных ресурсов веками ограничивалось стиркой и купанием, а выработка гидроэлектроэнергии началась только в ХХ веке, причем мощность гидроэлектростанций ограничивалась несколькими мегаваттами. Фактически до начала 1970-х годов бóльшая часть энергопотребления страны обеспечивалась импортируемыми ископаемыми видами топлива.

    Несмотря на очевидные преимущества устойчивой энергетики, страна перешла к ней не из осознания важности использования возобновляемых источников для борьбы с изменением климата. Причина перехода проста: Исландия не смогла справиться с колебаниями цен на нефть, обусловленными целым рядом кризисов, один за другим поражавших мировой энергетический рынок. Расположенная у самого Полярного круга, географически изолированная страна нуждалась в стабильном и экономически рентабельном энергетическом ресурсе.

    Первые нелегкие шаги на пути развития возобновляемой энергетики — на базе как геотермальных источников, так и гидроресурсов — были сделаны исландскими предпринимателями. В начале ХХ века некий фермер придумал способ использования постоянно сочащейся из земли горячей воды, соорудив примитивную геотермальную отопительную систему для обогрева своей фермы. Органы местного самоуправления переняли его инициативу и постепенно были развернуты систематические разведочные работы по поиску геотермальных источников. Технологии бурения, заимствованные из нефтедобывающей отрасли, позволили добираться до более горячих глубинных водных пластов, а значит — обеспечивать отоплением большее количество домов. Тогда стали разрабатываться более крупные проекты — началась реализация геотермальных систем центрального отопления в коммерческом масштабе. Подобно геотермальным, первые гидроэнергетические проекты были осуществлены фермерами, которые стремились к рациональному ведению хозяйства и либо искали возможности обеспечить электроснабжение собственных домов, либо объединяли усилия для электрификации сразу нескольких ферм. В 1950 году в Исландии было построено 530 таких гидроэлектростанций — появилась целая сеть независимых энергетических систем, разбросанных по всей стране.

    В целях поощрения дальнейшего использования энергии геотермальных источников правительство Исландии учредило в конце 1960-х годов фонд, предусматривающий снижение финансовых рисков при финансировании геотермального бурения. Фонд предоставлял ссуды на разведку геотермальных ресурсов и поисковое бурение, покрывая потери в том случае, если проекты терпели неудачу. Кроме того, создание правовой базы позволило сделать новую геотермальную систему центрального отопления более привлекательной, чем дальнейшее использование ископаемых видов топлива.

    В то же время Исландия обратилась к крупномасштабной выработке гидроэлектроэнергии, что привлекло внимание крупных промышленных потребителей электроэнергии во всем мире. Идея заключалась в привлечении в Исландию новых видов предприятий в целях диверсификации экономики страны, создания новых рабочих мест и формирования общенациональной энергетической системы.

    Совокупность всех этих мер и создала ту Исландию, которую мы видим сегодня.

     

    Исландские преобразования — уникальный случай?

    История исландской энергетики является примером осуществления радикальных изменений в течение короткого периода времени. В связи с этим возникает вопрос: можно ли считать опыт Исландии неповторимым, принимая во внимание её уникальное географическое положение, обеспечивающее изобилие возобновляемых источников энергии?

    В целом структура энергопотребления и характер спроса в стране представляют довольно сложную совокупность факторов. Такие из них, как цена, наличие ресурсов, эффективность производства и политическая конъюнктура  играют важную роль. Доступность возобновляемых источников энергии, будь то ветер, солнце, геотермальные или водные ресурсы, может способствовать их более эффективному использованию. Однако их наличие вовсе не гарантирует перехода к «зеленой» энергетике.

    В этом отношении ситуация в Исландии абсолютно уникальна. Консенсус между органами местного самоуправления, правительством и общественностью в вопросе о необходимости поиска и разработки «зеленых» источников энергии был обусловлен стоимостью энергии и запросом на энергетическую безопасность. И хотя Исландия 1970-х была маленьким мирным государством, препятствий на этом пути хватало и успех вовсе не был гарантирован. В то время страна восстанавливалась после столетий бедности и иностранного правления, страдая от отсутствия базовой инфраструктуры и недостатка знаний о потенциале своих ресурсов и опыта в реализации крупных энергетических проектов. До 1970‑х годов Программа развития Организации Объединенных Наций квалифицировала Исландию как развивающуюся страну. Кроме того, организации, призванные обеспечить крайне необходимое финансирование, в Исландии только возникали и еще не накопили необходимого опыта. Плотность населения страны была и остается столь низкой, что формирование объединенной энергосистемы является очень дорогостоящей задачей.

    С теми же проблемами сталкиваются сегодня многие страны, встающие на путь устойчивого развития энергетики. К примеру, Непалу при реализации планов по использованию части неосвоенных гидроэнергетических ресурсов страны предстоит решить ряд проблем в инвестиционной и энергетической сфере. Страны таких регионов, как Восточная Африка, страдают от дефицита технических ноу-хау, необходимых для оценки и эксплуатации их богатых геотермальных ресурсов. И хотя положение этих стран значительно отличается от ситуации Исландии, исландский опыт в большой степени можно экстраполировать на другие страны и использовать там.

     

    Уроки, извлеченные из опыта

    Из накопленного Исландией опыта можно вычленить следующие рекомендации нынешним и будущим деятелям «новой энергетики», касающиеся преодоления барьеров при переходе к возобновляемым источникам энергии:

    • На начальных этапах перехода необходимо добиться консенсуса и сотрудничества между органами местного самоуправления, правительством и общественностью. В Исландии благодаря этому диалогу установилась доверительная и конструктивная атмосфера, необходимая для преодоления вышеупомянутых барьеров.
    • Ключом к успеху является расширение прав и возможностей местных общин и вовлечение в процесс широких слоев населения. Уровень взаимодействия местных органов самоуправления с предпринимателями-новаторами и перенятые у них методы позволили претворить в жизнь и доказать ценность как геотермальной, так и гидроэнергетической концепции.
    • Позитивная нормативно-правовая база, а также политика стимулирования и благоприятствования, проводимая государством, ускоряет процессы перехода. Исландский фонд финансовых рисков при бурении ускорил темпы перехода за счет снижения уровня риска местных органов самоуправления при реализации геотермальных проектов.
    • Очень важно долгосрочное планирование развития возобновляемой энергетики — так же, как и в случае с развитием промышленности. На дальнейших этапах развития энергетики Исландии встал вопрос о том, какая часть природных ресурсов страны подлежит использованию в рамках энергетических проектов. В связи было начато создание генерального плана с участием всех заинтересованных сторон.
    • Большое влияние может оказать демонстрация каждого шага на пути к успеху. Общественность принимает участие лишь в понятных и желанных переходных процессах. В Исландии те населенные пункты, в которых было обеспечено бесперебойное использование горячих геотермальных вод, стали образцами, на которые ориентируются остальные. Кроме того, политики часто прибегают к демонстрации фотографий столичной зоны в формате «до и после» — для привлечения внимания избирателей к тому обстоятельству, что результатом использования геотермальных ресурсов вместо ископаемых видов топлива стал более чистый воздух.

     

    Какой вклад может внести Исландия?

    Опыт Исландии представляет большую ценность для лиц, ответственных за выработку политики, однако в первую очередь страна прилагает усилия к распространению накопленных знаний о технических аспектах развития геотермальной энергетики.

    Вот уже не первый десяток лет Исландия предоставляет техническую помощь в геотермальной отрасли и занимается просвещением в сфере использования возобновляемых источников энергии. С 1979 года свыше 1000 специалистов из разных стран мира прошли в Исландии курсы геотермальной энергетики — по соответствующим учебным программам Организации Объединенных Наций, а также в таких высших учебных заведениях, как Исландская школа энергетики при Рейкьявикском университете. Энергетический сектор Исландии участвовал в геотермальных проектах более чем в 50 странах — и по-прежнему демонстрирует высокую активность во всем мире. В качестве примера такого участия можно привести проект строительства крупнейшей в мире геотермальной системы центрального отопления в Китае, обслуживающей свыше миллиона потребителей.

    Интересный факт, характеризующий будущее геотермальной энергетики, заключается в том, что современная вулканическая активность ни в коей мере не является условием успешного прямого использования геотермальной энергии. Благодаря технологическим инновациям для отопления и охлаждения помещений могут использоваться широко представленные низкотемпературные геотермальные зоны. К примеру, мало кто знает, что одна из крупнейших в Европе геотермальных систем центрального отопления сооружена в Париже. Согласно некоторым подсчетам, в одной только Европе около 25% населения живет в местностях, подходящих для внедрения геотермальных систем центрального отопления. Исландские ноу-хау и опыт Исландии могут оказать неоценимую помощь при оценке осуществимости этих и других проектов такого рода и их реализации.

     

    Поучительный пример для остального мира

    В энергетическом секторе Исландии оправдал себя переход на геотермальные и гидроэнергетические ресурсы, что же касается других регионов, выбор наиболее эффективных возобновляемых источников энергии и оптимальных способов их эксплуатации будет определяться местными условиями. Ведь, поскольку каждая страна уникальна, переход на новые источники энергии будет везде проходить по-разному. То есть исландский опыт такого перехода — это скорее показательная история успеха, нежели «универсальный образец для подражания». Исландия в первую очередь является наглядным примером того, что может быть достигнуто — примером, включающим в себя множество уроков, полезных для любой страны, которая планирует такого рода преобразования.

    Кроме того, опыт Исландии может послужить напоминанием о том, что не только богатые развитые страны имеют возможность преодолеть стоимостные и внутренние барьеры при переходе к «зеленой» энергетике. Возможно, там, где энергетические системы еще не полностью реализованы и у заинтересованных сторон больше стимулов к изменению статус-кво, внедрение новых энергетических решений проходит даже легче.

    Положительный момент заключается в том, что мир никогда еще не был в состоянии большей готовности к грядущим переменам. Постоянно появляются новые, все более совершенные технологии, так же как и более рациональные схемы финансирования. Сотрудничество и обмен ноу-хау между разными странами мира становится все легче и занимает все меньше времени. Сочетание всех этих факторов с уроками, извлеченными из опыта прошлого, в том числе и из опыта Исландии, обеспечит всем странам действенный инструментарий в переходе на более устойчивый путь развития.

    И наконец, ясно, что для перехода к другой энергетической модели все страны мира — как богатые, так и бедные — нуждаются в сильном руководстве на всех уровнях. Руководителям потребуются поучительные примеры, вдохновляющие людей на действия. Исландия, всегда готовая поделиться своими знаниями и опытом, с гордостью возьмет на себя эту роль, продолжая учиться сама и с энтузиазмом внося свой вклад в наше общее устойчивое будущее.

     

    Список литературы

    Björnsson, Sveinbjörn, ed. (2010). Geothermal Development and Research in Iceland. Reykjavík: Orkustofnun. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.nea.is/media/utgafa/GD_loka.pdf.

    Dumas, Philippe, and Angelina Bartosik (2014). Geothermal DH Potential in Europe. GEODH. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://geodh.eu/wp-content/uploads/2014/11/GeoDH-Report-D-2.2-final.pdf.

    The Icelandic International Development Agency (ICEIDA). The Geothermal Exploration Project, 2013 – 2017. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.iceida.is/iceida-projects/nr/1488. Данные на веб-сайте от 29 октября 2015.

    Landsvirkjun. “Áfangar í sögu okkar” (Moments in History). С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте:  http://www.landsvirkjun.is/fyrirtaekid/saga. Данные на веб-сайте от 29 октября 2015.

    Lee, Henry, and Halla H. Logadóttir (2012). Iceland’s Energy Policy: Finding the Right Path Forward. Cambridge, Mass.: John F. Kennedy School of Government, Harvard University.

    Logadóttir, Halla, and Samuel N. Perkin (2015). An interdisciplinary approach to geothermal energy education: the case of Iceland School of Energy at Reykjavík University. Proceedings of the World Geothermal Congress. Melbourne, Australia, 19-25 April. С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: https://pangea.stanford.edu/ERE/db/WGC/papers/WGC/2015/09003.pdf.

    Orkustofnun, the National Energy Authority. Jarðvarmanotkun” (Geothermal Energy Utilization). С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www. orkustofnun.is/jardhiti/jardvarmanotkun/. Данные на веб-сайте от 29 октября 2015.  

    Sigurðsson, Helgi M. (2002). Vatnsaflsvirkjanir á Íslandi. Reykjavík, Verkfræðistofa Sigurðar Thoroddsen.

    United Nations University. Geothermal Training Programme (UNU-GTP).  С публикацией можно ознакомиться на веб-сайте: http://www.unugtp.is/en/organization/about-the-unu-gtp. Данные на веб-сайте от 29 октября 2015.

    Þórðarson, Sveinn (1998). Auður úr iðrum jarðar: Saga hitaveitna og jarðhitanýtingar á Íslandi (Wealth from the bowels of the Earth: The Story of District Heating and Geothermal Energy in Iceland). Reykjavík, Hið íslenska bókmenntafélag.

    В контексте мировых трендов: прогноз развития угольной отрасли

    Публикации – ТЭК

    Российская угольная промышленность все последние 20 лет демонстрирует неуклонный рост добычи угля. За последнее десятилетие она выросла на 30% (с 314 миллионов тонн в 2007 году до 409 миллионов тонн в 2017-м). Этого удалось добиться преимущественно за счет упрочнения позиций российского бизнеса на зарубежных рынках. Так, на наиболее перспективном рынке — Азиатско-Тихоокеанском — доля российских поставок выросла с 4,3% (2011 год) до 9,3% (2017 год). Экспорт является основным драйвером для российской угледобычи, и в обозримом будущем зависимость от внешних рынков будет лишь возрастать, что несет в себе определенные риски для устойчивости российских угледобывающих компаний.

    С другой стороны, именно благодаря реинвестированию экспортной выручки, полученной от продаж на внешних рынках (чему поспособствовала в том числе и девальвация рубля), нашим угольщикам удалось поднять отрасль на новый технический уровень. За период 2007-2017 годов производительность труда возросла примерно в два раза (с 2 до 4 тысяч т/чел.), доля угля, подвергающегося обогащению, — с 36 до 47%.

    Локомотивом российской угольной отрасли остается Кузбасс — на него приходится 59% отечественной угледобычи, причем в структуре добычи высококачественных углей эта доля еще выше — так, Кузбасс дает 73% углей для коксования. В перспективе нескольких месяцев и даже лет угольная промышленность России в целом и Кузбасс в частности продолжит успешное развитие: все крупные компании осуществляют расширение добывающих, обогатительных и перевалочных мощностей. Так, по оценкам АО «СУЭК» и ОАО «РЖД», к 2025 году рост добычи угля составит еще 120-140 миллионов тонн.

    Контуры будущего

    Однако в дальнейшем, примерно с середины 2020-х годов, перспективы развития российской угольной отрасли будут связаны с риском реализации ряда противоречивых тенденций.

    Так, в Европе — на одном из двух главных рынков сбыта для российского угля — продолжится снижение его потребления, связанное с ужесточением климатической политики, стимулированием возобновляемой энергетики и ростом предложения природного газа. Наиболее ярко эти процессы проявились в Великобритании, которая в последние годы снизила потребление угля до минимума.

    Более перспективным является рынок Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Однако Китай, который был главным драйвером роста спроса на уголь в последние годы (на него пришлось более 80% прироста мирового спроса за 2000-2015 годы.), не будет наращивать его потребление прежними темпами. Более того, в последние 5 лет в Китае наблюдается стабилизация потребления угля. С другой стороны, борьба за улучшение энергоэффективности, экологической ситуации и промышленной безопасности в Китае может сыграть на руку российским производителям — если Пекин примет решение о дальнейшем ограничении собственной добычи, то российский импорт может покрыть выпадающие объемы качественных каменных углей.

    Ожидается, что в будущем основной прирост спроса на уголь придется не на Китай, а на другие развивающиеся страны региона (особенно на Индию). В то же время, скорее всего, их вклад в состояние мирового рынка угля будет не столь радикальным, как вклад Китая в 2000-е годы. Данное предположение связано с тем, что пока электропотребление в этих странах растет не столь динамично, как в 2000-е годы в Китае. Кроме того, развивающиеся страны Азии различаются по приоритетным видам генерации — например, если за последние 10 лет в Индонезии, Индии и Вьетнаме большая часть новой электрогенерации пришлась на угольные ТЭС, то в Таиланде, Южной Корее и Тайване — скорее на газовые ТЭС и возобновляемую энергетику.

    Это означает, что спрос на уголь на рынке АТР может расти медленнее, чем в прошлом, а конкуренция между поставщиками усилится.

    На этом рынке российским производителям придется конкурировать с поставщиками из Австралии, Индонезии, Колумбии, ЮАР и других стран, которые не сталкиваются с проблемой длинного транспортного плеча между предприятиями и экспортными портами. Впрочем, позиции одного из поставщиков в ближайшем будущем могут ослабнуть — власти Индонезии выступили с заявлением о необходимости переориентации поставок угля с внешнего на внутренний рынок.

    Тем не менее остается открытым вопрос о том, насколько российская угольная отрасль готова адаптироваться к ужесточению конкуренции на рынке АТР. Кроме того, тревожным звонком на этом фоне является динамика инвестиций в угледобычу, которые в 2013-2015 годы снижались в реальном выражении, даже в 2016-м не достигли уровня 2012 года.

    Теоретически отрасль может поддержать развитие внутреннего рынка угля, но пока он демонстрирует негативную динамику — только за последние 6 лет внутренний спрос упал на 14%. Это связано с сохранением регулируемых цен на газ, а также с тем, что в период модернизации электрогенерирующих мощностей России по условиям договоров о предоставлении мощности (ДПМ) приоритет де-факто был отдан газовой генерации. В результате область применения угля в энергетике сократилась — на газ перешел ряд электростанции Урала, Западной Сибири и Дальнего Востока, а к западу от Урала осталось лишь несколько объектов угольной генерации.

    Технологии и экология

    На протяжении истории привлекательность угля в качестве топлива для энергетики обуславливалась его в первую очередь доступностью, распространенностью и дешевизной. Однако, по мере социально-экономического развития, в первую очередь в развитых странах, на межтопливную конкуренцию стал оказывать все более возрастающее влияние новый фактор: экологический. Лондонский смог 1952‑го, когда на протяжении четырех дней в городе не было видно солнца, кислотные дожди в Западной Европе в 1960‑е и 70-е годы достаточно убедительно показали, что в энергетике нужно что-то менять. Ответ на «угольный вызов» был сформулирован следующим образом: рост использования природного газа, ужесточение требований к энергетическим углям и повышение эффективности их сжигания. 

    К середине 80-х — началу 90-х годов прошлого века европейская энергетика стала другой: миллиарды долларов инвестиций в НИОКР, строительство современных электростанций и модернизация старых позволили практически избавиться от той экологической нагрузки, которую ранее создавало сжигание угля. Стали давать практические результаты и усилия по развитию тогда еще экзотических возобновляемых источников энергии, в первую очередь ветряной и солнечной энергетики.

    К сожалению, нашу страну этот технологический прорыв обошел стороной. Принятое руководством СССР решение о так называемой «газовой паузе» находилось в русле мировых трендов. Советскую энергетику стали перестраивать с учетом новых технологических и ресурсных возможностей, а именно: расширение НИОКР в сфере сжигания угля, масштабное использование недавно открытых месторождений дешевого природного газа с замещением им угля на действующих ТЭС, повышение технологического уровня и производительности труда в угольной промышленности, серийное строительство АЭС. К распаду СССР, по сути, удалось завершить только один этап этой грандиозной программы: перевести большую часть угольных ТЭС на газ. Реализацию планов в части АЭС пришлось, фактически, свернуть после чернобыльской трагедии. НИОКР по современным угольным энергоблокам не были доведены даже до стадии опытной эксплуатации, а в 90-е годы стало и вовсе не до передовых технологий.

    В результате мы имеем ситуацию, когда развитые и новые индустриальные страны строят угольные энергоблоки, работающие на суперсверхкритических параметрах пара, оснащенные современным оборудованием, которое позволяет улавливать вредные окислы серы, азота, прочие продукты сгорания. Сами такие электростанции работают на стандартизированных обогащенных углях с низкой зольностью и содержанием серы. Но наше энергомашиностроение не виновато в сложившейся ситуации: если в 90-е годы заказов, а значит, и средств на НИОКР на было в принципе, то во время реформы РАО «ЕЭС России» значительная часть рынка досталась зарубежным поставщикам, а основная часть объектов в рамках программы ДПМ была представлена газовыми ТЭС. При нынешнем спросе на угольные генерирующие мощности со стороны российских энергетиков серьезных шансов на освоение отечественным энергомашем производства современного оборудования для угольных ТЭС, к сожалению, не будет.

    Даже в сфере газотурбинных технологий, где, казалось бы, сложились оптимальные условия для импортозамещения, сохраняется огромный разрыв между потенциалом российских и зарубежных производителей, для ликвидации которого потребуются многомиллиардные инвестиции и годы работы.

    Последний по счету, но не по важности фактор, оказывающий влияние на перспективы потребления угля в мире, а значит, и российского экспорта — это возобновляемые источники энергии. За последние 20 лет в этой сфере произошел качественный скачок, во многих случаях проекты по строительству генерирующих мощностей стали вполне конкурентоспособными по отношению к традиционной энергетике, даже без мер господдержки. Результаты уже осуществленной помощи со стороны государства в ряде стран также впечатляют: например, в Германии в отдельные часы и даже периоды суток выработки ветряных (ВЭС) и солнечных (СЭС) электростанций хватает для полного покрытия спроса на электроэнергию. Тем не менее пока отсутствуют крупномасштабные экономически эффективные способы и технологии запасания излишков электроэнергии в энергосистеме (кроме гидроаккумулирующих электростанций), за будущее тепловой энергетики можно не беспокоиться. Более того, решение проблемы дешевых и надежных накопителей электроэнергии может стать для российского энергомашиностроения и электротехнической промышленности возможностью вырваться вперед в технологической гонке: пока все игроки находятся в более-менее одинаковых стартовых условиях.

     

    Александр Григорьев, заместитель генерального директора ИПЕМ

    Алексей Фаддеев, эксперт-аналитик департамента исследований ТЭК ИПЕМ

     

    Подписывайтесь и следите за новостями и публикациями ИПЕМ на официальных страницах в Яндекс.Дзен и Facebook!

     

    Также по теме:

    • Как энергобезопасность РФ зависит от угольной генерации, «Газета.ru», 10 декабря, 2018
    • Традиционная энергетика сегодня о ВИЭ может не беспокоиться, А. Григорьев, «Финансист», 7 декабря, 2018
    • Перспективы России на мировом рынке угля, А. Григорьев, Trouw, 22 октября, 2018
    • Перекосы в развитии ВИЭ-генерации снизили стабильность энергосистем стран ЕС, А. Григорьев, «Энергия 4.0», 15 октября, 2018
    • Экологические требования к углю будут повышаться, А. Григорьев, «Sputnik», 10 октября, 2018
    • Будущее угольной энергетики в Европе и Азии, А.  Григорьев, «Sputnik», 5 октября, 2018
    • Экспорт угля: новые технологии как фактор конкурентоспособности, А. Григорьев, 24 сентября, 2018
    • Угольная отрасль: сценарий быстрого рывка, «Континент-Сибирь», 10 сентября, 2018

    Простые ответы на сложные вопросы по климату

    Вопросы и ответы подготовлены в рамках проекта «Повышение осведомленности в вопросах изменения климата среди молодежи российской части Баренц региона», выполняемом WWF России, WWF Германии и САФУ им. М.В. Ломоносова при поддержке программы «Северное измерение» ЕС. Вопросы были собраны с помощью опроса представителей неправительственных организаций Баренцевоморского региона, а также в процессе более 20 вебинаров и очных семинаров по данной теме, проведенных в 2019-2021 годах. Ответы подготовлены руководителем программы «Климат и энергетика» WWF России Алексеем Кокориным. Автор выражает глубокую благодарность всем, кто помог собрать вопросы и отладить ответы по смыслу и по языку, что кардинальным образом помогло сформулировать их более просто и наглядно, а затем в удобном для читателей виде представить на сайте: Михаилу Волкову, Юлии Калиничевой, Денису Копейкину, Андрею Копытову, Анастасии Кочневой, Николаю Ларионову и Анне Пороховой.

    После каждого ответа даются ссылки на более подробную информацию в лекциях WWF России «Изменения климата в России», подготовленных на базе докладов Росгидромета, материалов его Климатического центра и других научных источников.

    Ниже проводится список из 100 вопросов. Первым идет вопрос-резюме –  Как в двух словах рассказать про наши действия по климату? Затем, вопросы и ответы собраны в семь разделов:

    Пожалуйста, если у вас есть вопросы, которых нет ниже, напишите автору данной работы по адресу [email protected]. Это поможет нам выяснить, что пропущено, а ответ на ваш вопрос войдет в «100+ вопросов по климату» и появится на веб-сайте WWF России.

    Как в двух словах рассказать про наши действия по климату?

    Первое ваше слово должно отвечать на вопрос «почему?», а второе – «что делать?». Первое очень важно именно у нас, ведь в России причины изменений климата вне программ школ и ВУЗов, а в интернете безумная путаница. Однако есть раздел «Климатическая продукция» на сайте Росгидромета и более популярные материалы – лекции WWF России. Из них можно видеть, что все прошлое хорошо объясняется Солнцем, вулканами, океанскими вариациями, вращением Земли и движением континентов. Но никакое их сочетание не может объяснить последние 50 лет. Что нового? Если очень кратко, то вот три экспериментальных факта: одновременный прогрев всех океанов, рост концентрации СО2 в атмосфере и его изотопный состав, охлаждение верхней атмосферы – стратосферы при потеплении приземного слоя воздуха. Это однозначно доказывает ведущую роль человека, который немного, но существенно усилил парниковый эффект, прежде всего, сжигая уголь, нефтепродукты и газ.

    Конечно, в отдельные годы и даже десятилетия естественные факторы могут быть доминирующими, временные похолодания есть и будут, но вывод климатологов однозначен – в масштабе прошлых 50 и будущих 100-200 лет – основной вклад дает человек. Прогноз неутешителен, загляните на сайт Климатического центра Росгидромета, там очень наглядные карты.

    Что делать? Конечно, снижать выбросы парниковых газов. Причем достаточно быстро, иначе плохо будет всем, и заранее – климатическая система откликается на наши действия с временным лагом в несколько десятилетий. Ученые даже ввели термин – «планетарный углеродный бюджет» – это то, сколько все мы можем «послать» в атмосферу СО2 и других парниковых газов, чтобы удержаться «на плаву», пойти хотя бы по умеренному сценарию выбросов парниковых газов, а это глобальное потепление на 2-2,50С. В принципе, есть технологии увеличения углеродного бюджета, это проекты по поглощению СО2 лесами или же напрямую из дымовых труб предприятий. Однако это довольно дорого, поэтому сначала надо попытаться экономить бюджет.

    Чтобы наш общий ресурс – планетарный углеродный бюджет нельзя было быстро израсходовать, нужно вводить плату за выбросы, причем она должна постепенно расти. Это уже работает в Европе, в Китае и многих других странах, не за горами и плата в нашей стране. Платят предприятия – производители продукции, а если нет – огромные штрафы. В этой ситуации предприятия начинают предпринимать климатические проекты по снижению углеродного следа своей продукции. Причем передовики здесь могут получить немало преимуществ, ведь покупатель скорее предпочтет их более «зеленую» продукцию, а не более «грязных» конкурентов. Поэтому возникает даже рынок проектов. Это не шутка, такая тенденция уже налицо и будет только нарастать.

    Однако и это не все. Чем сильнее потепление – суровее опасные климатические явления – волны жары и засухи, наводнения и штормовые ветра, лесные пожары и нашествия вредителей, смерчи и тайфуны, тем дороже производить продукцию. Все мы, и страна и регионы и предприятия должны адаптироваться к новым условиям, а это тоже затраты, которые лучше нести заранее, чтобы потом не было катастрофических разрушений, грозящих потерей бизнеса, имущества и даже жизней. Все непросто, но иначе никак, главное – надо действовать – строить свой сценарий декарбонизации и одновременно адаптации. Иначе проиграют все. 

    Подробнее в лекциях WWF России «Изменения климата в России»

    Завершен ремонт газотранспортного отвода к двум металлургическим центрам Среднего Урала

    Новости проектов и регионов

    В ООО «Газпром трансгаз Екатеринбург» в рамках выполнения производственной программы 2020 года завершился ремонт очередного газопровода-отвода, обеспечивающего голубым топливом два крупных муниципалитета Свердловской области, а также ряд промышленных предприятий, в том числе большие металлургические заводы. Работы проводились в зоне производственной деятельности самого северного филиала компании — Невьянского линейного производственного управления магистральных газопроводов (ЛПУМГ).

    Газопровод-отвод к городам Первоуральск и Ревда диаметром 500 мм отремонтирован по итогам диагностики, которая проводилась в 2019 году и начале этого года. Дефекты были выявлены на обеих его нитках. Основные работы при поддержке специалистов Невьянского ЛПУМГ проводили бригады Управления аварийно-восстановительных работ № 3 (Первоуральск, Свердловская область). За две недели было устранено шесть дефектов на первой нитке, один — на второй. Ремонт производился методом врезки катушек и контролируемой шлифовки. Как отметили в производственно-диспетчерской службе ООО «Газпром трансгаз Екатеринбург», благодаря тому, что работы были разбиты на два этапа, во время их проведения газоснабжение потребителей не прекращалось: при ремонте первой нитки транспорт газа осуществлялся по второй, затем — наоборот.

    Отвод к городам Первоуральск и Ревда — один из старейших на Среднем Урале, он был построен во второй половине 1960-х годов. Вместе с тем, он имеет важнейшее социально-экономическое значение для региона. Во-первых, является главным источником газоснабжения двух крупных городов Свердловской области, — Первоуральска и Ревды — где в общей сложности проживает более 180 тыс. человек. Во-вторых, голубое топливо по нему поступает на такие значимые металлургические предприятия как Первоуральский новотрубный завод (Первоуральск) и Среднеуральский медеплавильный завод (Ревда).

     

    Последние новости по теме

    Норвегия: краткая справка – BBC News Русская служба

    Самое северное государство в Европе, королевство Норвегия известно красотой своих горных массивов и фьордов, которые опоясывают северную часть ее западного побережья.

    Кроме того, сегодня Норвегия является одной из ведущих мировых судоходных держав.

    В октябре 2009 года Норвегия возглавила список самых развитых и благополучных стран мира.

    Такой статус в большей степени ей обеспечило открытие нефтегазовых шельфовых блоков в 1960-х годах.

    КРАТКИЙ ОЧЕРК

    Подпись к фото,

    Флаг Норвегии

    Сегодня годовой доход Норвегии от добычи нефти составляет примерно 40 млрд долларов (21 млрд фунтов стерлингов). Именно этот сектор обеспечивает свыше половины национального экспорта.

    В рамках программы по борьбе с инфляцией, в стране действует межпартийное соглашение, согласно которому на расход нефтяных доходов установлены строгие ограничения. Значительная часть прибыли отводится на обеспечение благосостояния общества в будущем.

    Чуть более века назад, в 1905 году, после расторжения шведско-норвежской унии Норвегия провозгласила независимость.

    Жители Норвегии высоко ценят свою независимость и высокий уровень жизни и по сей день. Не желая подчиняться большинству, в 1972 году в ходе референдума по расширению Европейского экономического сообщества 53,49% норвежцев высказались против членства в данной организации.

    Подобный исход имел и референдум 1994 года, но уже о вступлении в Евросоюз.

    За последние несколько десятилетий, Норвегия укрепила свои позиции и на международной политической арене. В 1993 году она сыграла ведущую роль в достижении мирных соглашений между израильским руководством и организацией освобождения Палестины, а с 2000 по 2009 годы выступала главным посредником на переговорах между правительством Шри-Ланки и тамильскими сепаратистами.

    С незапамятных времен Норвегия являлась одной из ведущих судоходных держав. Реки Норвегии являются богатыми источниками энергии. Более тысячи лет назад именно эти морские пути служили маршрутом для викингов, совершавших набеги на Британию и Францию и к началу XI века достигших берегов Северной Америки.

    Свои завоевания норвежские викинги успешно совмещали с торговлей. Исторически, прибрежные воды были богаты рыбой, большая часть которой шла на экспорт. Сегодня Норвегия – одна из ведущих стран- экспортеров топлива и горючих материалов.

    После введения Международной китобойной комиссией в 1986 году моратория на коммерческий китобойный промысел, норвежские власти зарегистрировали против него официальный протест. В результате чего в 1993 году промысел в стране был возобновлен.

    Норвежцы твердо уверены в том, что охота на китов не более жестока, чем рыбалка, и что у страны имеется достаточно средств, чтобы этот промысел продолжать. Специалисты по охране природы, однако, уверены в обратном.

    Официальное название: Королевство Норвегия

    Население: 4,8 млн чел. (данные ООН, 2009)

    Площадь: 323 759 кв.км

    Основной язык: норвежский

    Основная религия: христианство

    Средняя продолжительность жизни (муж./жен.): 78 лет/83 года (данные ООН)

    Денежная единица: 1 норвежская крона = 100 эре

    Основные статьи экспорта: Нефть и нефтепродукты, машиностроение, производство металлов

    Среднегодовой доход на душу населения: 87 070 долларов (данные Всемирного банка, 2008)

    Домен в интернете: .no

    Международный телефонный код: +47

    Оставит ли Россия когда-нибудь ископаемое топливо?

    По данным Гринпис, большая часть этих заброшенных сельскохозяйственных земель (около 500 000 кв. Км / 190 000 кв. Миль) может использоваться для различных видов лесного хозяйства. Около 60% этой земли уже заросло лесами, но Гринпис утверждает, что оставшуюся часть можно было бы использовать для выращивания большего количества деревьев.

    Согласно недавнему исследованию, опубликованному парижским аналитическим центром, леса, произрастающие на бывших сельскохозяйственных землях, являются одним из наиболее важных ресурсов для потенциального развития сельских районов за счет создания рабочих мест и устойчивого производства экономически ценной древесины. «Шанс климата», автором которой также был этот репортер.Они также могут принести пользу окружающей среде, например, повысить устойчивость местных жителей к стихийным бедствиям. Использование лесонасаждений в экономических целях также может помочь спасти нетронутые девственные (старовозрастные) леса от обезлесения и нерациональных рубок.

    В условиях, когда мир сталкивается с растущей глобальной нехваткой пресной воды, лесов, рыбы и пахотных земель, ресурсы России могут обеспечить целый ряд важных экосистемных услуг, говорит Макаров, от биотехнологий и устойчивого рыбоводства до ответственного туризма и восстановительного сельского хозяйства. Он добавляет, что добыча полезных ископаемых, необходимых для развития возобновляемых источников энергии, также может стать новым источником богатства для России.

    Однако для того, чтобы все это стало возможным, необходимы дополнительные изменения, – говорит Неля Рахимова, координатор Коалиции за устойчивое развитие России, которая провела обзор гражданского общества реализации Целей устойчивого развития ООН в России в 2020 году. «Если Россия примет решение». Следить за переходом к чистой энергии и к экономике будет невозможно без реализации всех аспектов устойчивого развития – экономического, экологического и социального.«Чтобы максимально использовать не только природные ресурсы России, но и ее людей, нам нужны основные свободы, верховенство закона и открытые суды», – говорит Рахимова.

    Рахимова считает это «главным барьером» на пути развития России. «Если бы у нас был открытый диалог с государством, если бы были основные правила принятия законов и их исполнения, то сам процесс энергетического перехода и формирование будущей России были бы на совершенно другой стадии», – сказал он. она сказала.

    Одно можно сказать наверняка, так это то, что если Россия хочет адаптироваться к глобальным тенденциям в области чистой энергии, новые отрасли должны занять центральное место в ее экономике. Имея опыт экономических преобразований, основанных на природных ресурсах, нефтяные регионы России вскоре могут оказаться в другой роли.

    «Здесь, в Ханты-Мансийске, нам необходимо развивать новую экономику, основанную на знаниях и науке», – говорит Татьяна Минаева, научный сотрудник Центра охраны и восстановления водно-болотных угодий Института лесоведения Российской академии наук.«У нас уже есть фундамент для этого, заложенный в эпоху нефтяного бума».

    Исследование и визуализация данных Кайса Розенблад

    Анимация Pomona Pictures

    На пути к нулевому значению

    Как страны выполняют свои обязательства в отношении климата с момента подписания Парижского соглашения? «В поисках нулевого уровня» анализирует прогресс девяти стран, основные климатические проблемы и уроки, которые они извлекли для остального мира по сокращению выбросов.

    Присоединяйтесь к миллиону будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter или Instagram .

    Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельник bbc.com предлагает информационный бюллетень , который называется «Основной список».Отобранная подборка историй из BBC Future , Культура , Worklife , Путешествия и Катушка доставлена ​​в ваш почтовый ящик каждую пятницу

    почему торговля газом между Россией и Европой странным образом не затронута политикой

    Газопроводы России в Северо-Западной Сибири. Предоставлено: Александр Неменов / AFP / Getty

    .

    Мост: природный газ в разделенной Европе Thane Gustafson Harvard Univ. Press (2020)

    Многие люди воображают, что геополитика движет торговлей энергоресурсами между Россией и Европой. Как гласит история, каждая сторона стремится использовать газ и нефть, чтобы повлиять на другую в большой игре силовой политики – и Россия, кажется, одерживает верх. Европейский Союз в настоящее время импортирует почти 40% своего природного газа из России.На протяжении десятилетий специалисты по национальной безопасности рекомендовали европейцам любой ценой уменьшить свою зависимость от этого импорта. Совсем недавно ожесточенные дебаты по поводу «Северного потока-2» – второго российского газопровода через Балтийское море в Германию – вынудили конгрессменов США пригрозить санкциями.

    Политолог Тейн Густафсон оспаривает эту точку зрения в книге The Bridge . Он утверждает, что торговля газом отражает медленные тенденции рыночного спроса и предложения, которые, в свою очередь, связаны с постепенными изменениями в технологиях перекачки, прокладки трубопроводов и потребления топлива. Результатом является модель удивительно стабильной экономической взаимозависимости, которая кажется невосприимчивой к геополитической среде.

    По мере того, как добыча и трубопроводные технологии открыли советские газовые месторождения в 1960-х годах, а продолжающаяся послевоенная реконструкция Европы стимулировала спрос, торговля газом между Востоком и Западом стала почти неизбежной. С тех пор Россия хотела поставлять газ, а Европа хотела его покупать. Последние 50 лет были свидетелями энергетических потрясений и перенасыщения; крупные политические кризисы от Польши до бывшей Югославии; распад Советского Союза и подъем авторитарного государства президента России Владимира Путина; открытая война на Украине и в других регионах; массовые эксперименты по дерегулированию; и рост энвайронментализма.Тем не менее, отношения между Европой и Россией в секторе природного газа остались почти постоянными. Это связано с тем, что три фактора меняются медленно: доказанные запасы газа, совокупный спрос на энергию и инвестиции в физическую инфраструктуру, связывающую эти два фактора.

    The Bridge – это скорее обзор, чем результат оригинального исследования. Тем не менее, он предлагает читаемую, разумную и беспристрастную историческую интерпретацию этих современных экономических отношений. Он четко разделяет отношения между Востоком и Западом в сфере природного газа на три отдельных периода.

    Первый начинается примерно в 1960 году с распространением транспортировки и использования природного газа в Европе, первоначально ограниченным небольшими местными сетями в Италии и Нидерландах. Опираясь на опыт США, европейцы начали рассматривать газопроводы на большие расстояния из Сибири и сделали западное промышленное оборудование, инвестиции и технические ноу-хау доступными для Советского Союза. Жесткость коммунистической системы означала, что производство заняло почти десять лет. В конце концов, газ прибыл, сначала пройдя через терминал в Австрии.

    Второй период начинается после 1970 года, когда количество российского природного газа, поступающего в Европу, увеличилось. Европейское потребление быстро росло; газ оказался дешевле и экологически чище, чем уголь или нефть. Другие страны, в частности производители подводного газа Норвегия и Великобритания, также создали высокоцентрализованные системы для эксплуатации и транспортировки топлива. Тем не менее, огромные и недорогие российские запасы обладали сравнительным преимуществом, увеличиваясь, чтобы обеспечивать почти половину потребления в европейских странах, в том числе в Германии и Италии.

    Рабочие строят трубопровод в Германии, одном из крупнейших потребителей российского газа Фото: Кристиан Бочи / Bloomberg через Getty

    Этот период, утверждает Густафсон, демонстрирует исключительно стабильный характер этого типа международного экономического сотрудничества. На строительство трубопроводов уходят десятилетия, а затем, как правило, они эксплуатируются еще несколько десятилетий, часто с одним или двумя долгосрочными контрактами. Он пишет, что физическая, осязаемая связь между производителем и потребителем «автоматически создает взаимозависимость». Более того, поскольку трубопроводы централизованы, они способствуют доминированию на рынке монополий – в 1970-х годах в их состав входили Советское министерство газовой промышленности и европейские национальные или региональные коммунальные предприятия. Природный газ или что-либо еще, что проходит через фиксированную инфраструктуру, становится «товаром для взаимоотношений»: за технологией следуют инвестиции, личные контакты и доли рынка.

    Именно поэтому, утверждает Густафсон, торговля газом между Востоком и Западом остается невосприимчивой к геополитическим потрясениям.В 1968 году, вскоре после советского вторжения в Чехословакию, Австрия приняла первые поставки российского газа в Европу. В 1981 году, когда продемократическое движение «Солидарность» в Польше привело к поддерживаемому Советом введению военного положения, администрация США при президенте Рональде Рейгане ввела санкции на экспорт трубопроводной техники. Он мог себе это позволить, потому что в значительной степени не участвовал в торговле энергоносителями между Востоком и Западом.

    Однако за кулисами этих политических потрясений реальные заинтересованные стороны действовали иначе.Советский Союз разработал отечественные альтернативные компрессорные и трубопроводные технологии, имеющие решающее значение для транспортировки газа, а Европа продолжала продавать технологии, которые Советский Союз не мог производить в домашних условиях.

    Третий период начался примерно в 1990 году. Геополитика стала более неуправляемой. Советский Союз распался в 1991 году. Министерство газа было преобразовано в огромную государственную корпорацию «Газпром», которая затем была в значительной степени приватизирована. Путин, ставший президентом в 2000 году, вернул “Газпром” почти под полный контроль государства.Россия также спровоцировала серию интервенций и конфликтов в Грузии, Молдове, Сирии и Украине. Запад ответил введением санкций – ограничений на инвестиции и экспорт чувствительных военных и гражданских технологий и даже на инвестиции в энергетику. Контрсанкции России в основном были нацелены на экспорт сельскохозяйственной продукции из Запада. Совсем недавно Россия оказалась вовлеченной в срыв выборов на Западе и в кибервойну. Тем не менее, газ спокойно продолжает поступать по трубопроводу Восток – Запад.

    Большая часть анализа книги за последний период сосредоточена на другом потенциально разрушительном изменении: новых правилах ЕС. Густафсон уделяет большое внимание тому факту, что 30 лет назад Европейская комиссия начала настаивать на том, чтобы открыть европейский энергетический рынок для большей конкуренции. Директивы делают цены более прозрачными и единообразными и вынуждают компании поставлять газ через границу. В то же время комиссия действует более решительно, чтобы ограничить монополии и картели, а внутреннее дерегулирование привело к появлению новых корпоративных игроков.

    В целом, эта согласованная политика ЕС еще больше укрепила позиции Европы. Россия не может использовать эмбарго или сегментацию рынка для эксплуатации отдельных стран. А «Газпром», который по-прежнему практически монополист на российский экспорт, хотя и теряет долю на внутреннем рынке, не может занять доминирующее положение в Европе. Это важное событие – и, с западной точки зрения, позитивное.

    Тем не менее, трудно понять, как политика ЕС каким-либо фундаментальным образом повлияла на торговлю газом России с Европой.И страны-экспортеры, и страны-импортеры нашли способы сохранить общий контроль над своими рынками. Во всяком случае, анализ Густафсона, казалось бы, показывает, что основное воздействие консолидации ЕС заключалось в защите взаимовыгодного экономического статус-кво от разрушения.

    Густафсон заканчивает тем, что рассматривает долгосрочные угрозы, которые он вводит только для того, чтобы отмахнуться. В течение 20 лет конфликт с Украиной – сначала из-за ценообразования на энергоносители, а затем из-за политики – заставил Россию предложить новые трубопроводы, которые географически обходят ее соседа.Многие опасаются, что новые магистрали, такие как «Северный поток-2», могут полностью отрезать Украину. Однако Густафсон по-прежнему уверен, что если это произойдет, Киев, уже отказывающийся от российского природного газа, найдет новых поставщиков.

    Другая угроза исходит от новых технологических возможностей транспортировки топлива в виде сжиженного природного газа, более взаимозаменяемой формы, которая позволит США импортировать топливо в Европу. Это может создать альтернативу стабильной политике трубопроводов, хотя переход будет медленным из-за более высокой стоимости технологии.Кроме того, проблемы защиты окружающей среды и изменения климата будут продолжать расти, что приведет к снижению спроса в Европе в долгосрочной перспективе. Тем не менее, тем временем природный газ останется в изобилии, относительно недорогим и все же экологически более предпочтительным, чем нефть или уголь.

    Общий вывод Густафсона состоит в том, что российский газ, вероятно, останется главным энергетическим мостом Европы в мир возобновляемых источников энергии. Он даже видит следующие несколько десятилетий как «золотой век газа». Это трезво оптимистический вывод, не в последнюю очередь потому, что он предполагает, что коммерческие интересы побудят современные страны преодолевать идеологические и геополитические различия.

    Европа отказывается от ископаемого топлива, десятилетиями находясь в зависимости от России: NPR

    Многие западные лидеры считают Россию ответственными за резкий рост цен на природный газ в Европе. Вид из Москвы несколько иной.

    АЙЛСА ЧАНГ, ХОЗЯИН:

    Цены на природный газ в Европе снижаются после того, как на этой неделе Россия начала поставлять больше газа. Это долгожданное облегчение для европейцев после года, когда цены удвоились, а иногда даже утроились, поскольку Россия замедлила поставки газа.На фоне рыночных потрясений некоторые аналитики видят свидетельства того, что Европа стала слишком зависимой от России, ее крупнейшего поставщика газа. У Чарльза Мэйнса из Москвы есть больше.

    ЧАРЛЬЗ МЭЙНС, БАЙЛАЙН: На фоне всех упреков между Россией и Европой по поводу нынешних цен на импортный газ профессор Джорджтаунского университета Тейн Густафсон дает такой совет.

    THANE GUSTAFSON: Эта история действительно иллюстрирует важность дальновидности.

    МЭЙНС: Историк российской энергетики, Густафсон говорит, что для понимания газовой политики Кремля необходимо вернуться к концу 1960-х – началу 1970-х годов, когда были обнаружены огромные месторождения нефти и газа в Западной Сибири…

    (ЗВУК ИЗ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

    НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №1: (говорит не на английском языке).

    MAYNES: … что советские пропагандисты назвали сенсацией 20 века.

    ГУСТАФСОН: Неожиданно у Советского Союза появилась перспектива экспорта газа. Но у них нет финансов, и у них нет возможности строить трубопроводы.

    (ЗВУК ТЕЛЕШОУ, “NBC NIGHTLY NEWS”)

    ДЖОН ЧАНЦЛЕР: Нефтедобывающие страны арабского мира решили использовать свою нефть в качестве политического оружия.

    МЭЙНС: В то время собственные поставки энергоресурсов Европы вызывали сомнения из-за угроз энергетического эмбарго и блока нефтедобывающих стран, известного как ОПЕК. Итак, Европа и Советы заключают сделку – Запад будет строить трубопроводы, а Советы будут поставлять газ.

    ГУСТАФСОН: Столкнувшись с перспективой эмбарго ОПЕК, советский газ выглядит как находка.

    MAYNES: Так начинается странное, продолжавшееся десятилетия партнерство между коммунистической Россией и капиталистической Европой.В результате последовавших политических оттепелей, вспышек кризиса и даже распада СССР бизнес продолжал работать, а газ продолжал поступать.

    ГУСТАФСОН: Когда у вас есть конвейер, у вас есть отношения, нравится вам это или нет.

    MAYNES: Это подводит нас к сегодняшнему дню и к России президента Владимира Путина и государственной компании, унаследовавшей эти отношения, – «Газпром».

    (ЗВУК ВИДЕО «О ГАЗПРОМЕ»)

    НЕИЗВЕСТНОЕ ЛИЦО №2: «Газпром» – крупнейшая компания по добыче и доставке природного газа.

    МЭЙНС: Сегодня компания может похвастаться сетью новых трубопроводов, которые только укрепили эти энергетические связи. В настоящее время Россия обеспечивает более одной трети всего европейского газа, что вызывает обвинения в том, что Европа оставила себя открытой для российских манипуляций.

    МИХАИЛ КРУТИХИН: Многие страны востока Европы критически зависят от поставок из России.

    MAYNES: Михаил Крутихин из RusEnergy Consulting в Москве входит в число недоброжелателей «Газпрома». Он говорит, посмотрите на соседнюю Украину.Страна когда-то была важной артерией для экспорта российского газа в Европу, только «Газпром» вложил миллионы в перенаправление газа по стране с тех пор, как в 2004 году политика Украины сместилась в сторону ЕС.

    КРУТИХИН: Это была политическая цель – наказать Украину за то, что она вела себя не так, как сателлит России.

    МЭЙНС: Теперь Россия завершила строительство трубопровода в обход Украины, на этот раз прямо в Германию; проект под названием «Северный поток 2». Крутихин говорит, что «Газпром» пока сдерживает поставки природного газа, чтобы получить разрешение регулирующих органов на строительство трубопровода и долгосрочные контракты с Европой.

    КРУТИХИН: «Газпром» хочет показать европейцам, от кого они зависят, и потребовать особого отношения к «Газпрому». Так что это шантаж.

    MAYNES: Сергей Пикин из Московского фонда развития энергетики придерживается более щедрой точки зрения. Он говорит, что в условиях нынешнего энергетического кризиса да, политика иногда мешает, но «Газпромом» движут базовые рыночные стимулы и стремление к долгосрочным прибылям. Это включает в себя последний скачок цен.

    СЕРГЕЙ ПИКИН: (через переводчика) «Газпром» может больше производить? Это могло бы.Но почему? Что происходит в ситуации, когда вы поставляете газ на дефицитный рынок? Цена падает. Какой поставщик будет производить больше с полной гарантией снижения цены?

    MAYNES: Никто не спорит – «Газпрому» также приходится бороться с внутренним спросом в России. Семьдесят процентов газа «Газпрома» поступает в российские дома. И даже с большими скидками на бензин россияне тоже могут быть жесткими покупателями.

    (ЗВУК ПЕСНИ «ОБРАЩЕНИЕ К АКЦИОНЕРАМ ОАО« ГАЗПРОМ »)

    СЕМЕН СЛЕПАКОВ: (Поет не на английском языке).

    MAYNES: В этой песне комика Семена Слепакова из 2012 года высмеивается прибыль, полученная «Газпромом», поскольку среднестатистическим россиянам остается буквально платить по счетам.

    (ЗВУК ПЕСНИ «ОБРАЩЕНИЕ К АКЦИОНЕРАМ ОАО« ГАЗПРОМ »)

    СЛЕПАКОВ: (Разговорный не английский язык).

    (СМЕХ)

    MAYNES: Газ принадлежит всем нам, поет Слепаков, так почему же сбываются только ваши мечты? И это подчеркивает еще одно противоречие – историю смешанного ценообразования, когда Газпром раздавал выгодные контракты друзьям России, одновременно повышая цены на потенциальных противников, таких как Украина или крошечная Молдова, еще одна бывшая советская республика, новое прозападное правительство которой недавно было вынуждено объявить чрезвычайное положение после невыполнения условий Газпрома.

    Обе стороны в конце концов пришли к соглашению. Но Марсель Салихов из Института энергетики и финансов в Москве говорит, что на этом фоне собственным газовым проблемам Европы не помогло множество западных санкций, введенных против России в последние годы.

    МАРСЕЛЬ САЛИХОВ: Если вы друзья, если вы в хороших отношениях, можете попросить о помощи. Но если у вас формальные отношения – как говорит «Газпром», у нас есть обязательства. У нас есть контракты. У нас нет обязательств поставлять больше.Извините ребята.

    MAYNES: Во время недавних комментариев президента Путина по поводу энергетического кризиса было продемонстрировано взаимопонимание.

    (ЗВУК ИЗ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

    ВЛАДИМИР ПУТИН: (говорит по-русски).

    МЭЙНС: Российский лидер четко указал на связь между одобрением «Северного потока – 2» и снижением цен на газ для Европы.

    (ЗВУК ИЗ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

    ПУТИН: (через переводчика) Если немецкие регуляторы одобрит поставку, мы начнем качать газ на следующий день.

    MAYNES: Это часть тенденции, согласно которой Путин ставит себя в центр экономической жизни России, – говорит Салихов. Это тоже часть проблемы. Чем больше Путин вовлекается в “Газпром”, тем больше он продвигает идею о газе как о политическом оружии.

    САЛИХОВ: Он не генеральный директор «Газпрома». Его нет в доске. Типа, но здесь у него есть некоторые взгляды на то, как “Газпром” должен вести бизнес. И лучше бы этого не было.

    МЭЙНС: На самом деле историк Густафсон говорит, что слишком сильное вмешательство сегодняшнего Кремля может нарушить хрупкие газовые отношения, налаженные между Советским Союзом и европейцами много лет назад.Холодная война, возможно, закончилась, но теперь европейцы пытаются отучить себя от ископаемого топлива и перейти к зеленой энергии. Густафсон говорит, что действия Кремля, реальные или предполагаемые, которые подпитывают имидж России как энергетика, рискуют склонить чашу весов.

    ГУСТАФСОН: Что, если русские завершат этот огромный промышленный проект по созданию газопровода нового поколения, поставляемого в Европу, точно так же, как Европа отказывается от природного газа?

    MAYNES: Но это следующая глава в длинной истории энергетической истории Европы, предсказывает Густафсон. Пока не наступит этот день, Россия и ее “Газпром” будут топить дома и, по-видимому, рассердить всех на своем пути.

    Чарльз Мэйнс, Новости NPR, Москва.

    (ЗВУК «РЕККОНЕРА» Роберта Гласпера)

    Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

    стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

    Установление и сравнение тенденций в области энергетической безопасности в богатых ресурсами странах-экспортерах (Россия и регион Каспийского моря)

    Политика в отношении ресурсов. 2020 окт; 68: 101746.

    Марат Каратаев

    a Институт системных наук, инноваций и исследований в области устойчивого развития, Университет Карла-Франценса, Грац, Мерангассе 18-1, A-8010, Грац, Австрия

    b Институт перспективных исследований Исследования в области науки, технологий и общества, Технологический университет Граца, Коперникусгассе 9, 8010, Грац, Австрия

    Стивен Холл

    c Научно-исследовательский институт устойчивого развития, Школа Земли и окружающей среды, Университет Лидса, LS2 9JT, Соединенное Королевство

    a Институт системных наук, инноваций и исследований в области устойчивого развития, Университет Карла Франценса, Грац, Мерангассе 18-1, A-8010, Грац, Австрия

    b Институт перспективных исследований науки, технологий и общества, Грац Технологический университет, Коперникусгассе 9, 8010, Грац, Австрия

    c Научно-исследовательский институт устойчивого развития, Школа Земли и окружающей среды, Университет Лидса, LS2 9JT, Великобритания

    Автор, ответственный за переписку. Институт перспективных исследований в области науки, технологий и общества, Технологический университет Граца, Коперникусгассе 9, 8010, Грац, Австрия.

    Поступило 07.02.2020 г .; Пересмотрено 17 мая 2020 г .; Принято 2020 30 мая.

    С января 2020 года компания Elsevier создала ресурсный центр COVID-19 с бесплатной информацией на английском и китайском языках о новом коронавирусе COVID-19. Ресурсный центр COVID-19 размещен на сайте публичных новостей и информации компании Elsevier Connect. Elsevier настоящим разрешает сделать все свои исследования, связанные с COVID-19, которые доступны в ресурсном центре COVID-19, включая этот исследовательский контент, немедленно доступными в PubMed Central и других финансируемых государством репозиториях, таких как база данных COVID ВОЗ с правами на неограниченное исследование, повторное использование и анализ в любой форме и любыми способами с указанием первоисточника.Эти разрешения предоставляются Elsevier бесплатно до тех пор, пока ресурсный центр COVID-19 остается активным.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    На международной арене часто бывает так, что в странах, которые в значительной степени зависят от иностранных ресурсов, энергетическая безопасность и ее ключевые компоненты, то есть безопасность энергоснабжения, окружающей среды, технологий, геополитических и экономических факторов, являются предметом беспокойство. Однако из-за обилия ресурсов ископаемого топлива в богатых ресурсами странах-экспортерах отсутствует понимание рисков, связанных с энергетической безопасностью, и, соответственно, часто возникает политический вакуум.Осмысление энергетической безопасности с разных геополитических точек зрения позволит оценить будущие проблемы, связанные с безопасностью энергоснабжения, изменением климата и региональными экономическими кризисами. Используя программные документы и разработав подход временных рядов и нормализованные z-баллы для ряда сопоставимых показателей, в этой статье сравниваются показатели энергетической безопасности в шести странах Каспийского моря по отдельности и в совокупности. Результаты статьи показывают, что Азербайджан, Иран, Казахстан добились значительного прогресса в области энергетической безопасности с 1990 года, в то время как показатели энергетической безопасности в России, Узбекистане и Туркменистане снизились.Иран занимает лидирующие позиции по показателям энергетической безопасности, в то время как Узбекистан и Туркменистан имеют самый низкий уровень показателей энергетической безопасности по сравнению с другими странами региона. Эта статья вносит воспроизводимое определение энергетической безопасности, которое может быть применено для других регионов мира, и начинает включать в себя вопросы диверсификации и развития возобновляемых источников энергии для повышения оценки внутренней энергетической безопасности.

    Ключевые слова: Энергетическая безопасность, определение, параметры, показатели, богатые ресурсами страны

    1.Введение

    В последние годы концепция энергетической безопасности (ЭБ) привлекает пристальное внимание академических кругов, политиков и бизнеса. Количество публикаций по исследованиям ЭС растет из года в год из-за важности энергии для экономического развития (Ang et al., 2015a, Ang et al., 2015b; Azzuni and Breyer, 2018a, Azzuni and Breyer, 2018b) . Тем не менее, большая часть опубликованной литературы по ЭУ посвящена бедным ресурсами странам и регионам-импортерам энергии (ЕС, страны Балтии, АСЕАН, Вышеградская группа, Восточный блок) и сосредоточена на доступности ресурсов (ООН, 2000; МЭА, 2001; Mišík, 2016), экономические цены (Nurdianto and Resosudarmo, 2011), энергетическое разнообразие (Goldthau and Sovacool, 2012), воздействие на окружающую среду, изменение климата, устойчивость, управление ядерными отходами (Müller-Kraenner, 2008; Mouraviev and Koulouri, 2018).В то время как концепции энергетической безопасности уделялось меньше внимания в богатых ресурсами странах с высоким уровнем экспорта, глобальными геополитическими, экологическими и энергетическими тенденциями перехода, означает, что энергетическая безопасность приобретает политическое значение для богатых ресурсами стран-экспортеров энергии. Наш вклад здесь состоит в том, чтобы создать воспроизводимую структуру энергетической безопасности, которая меньше отвечает нормативному определению того, какой должна быть энергетическая безопасность, установленная учеными ОЭСР, и более конкретно реагирует на приоритеты ЭС стран-участниц с помощью сравнительной аналитической основы.

    Энергетическая безопасность в богатых ресурсами странах-экспортерах энергоресурсов уязвима к внешним шокам, которые могут иметь глубокие и многократные последствия для несырьевых секторов, накопления капитала, экологических программ, передачи технологий и общего экономического роста (Griffiths, 2017; Nepal и Paija, 2019). Этот документ был написан во время пандемии Covid-19 2020 года, когда цены на нефть упали до нуля в середине апреля на некоторых биржах (Becker, 2020). В частности, есть сильные интересы в ЧС в странах Каспийского моря, богатых ресурсами, где изобилие энергоресурсов является причиной ухудшения состояния окружающей среды, экономической нестабильности и геополитической игры между западной экспансией Китая и стабильными экспортными рынками в Европе (Kumar and Чатнани, 2018; Вробель, 2014). В последние годы снижение затрат на технологии использования возобновляемых источников энергии означает, что регионы Центральной Азии с высоким потенциалом ветра, солнца или биомассы должны столкнуться с новым фактором в оценке внутренней энергетической безопасности. В соответствии с Киотским протоколом, Копенгагенским и Парижским соглашениями богатые ресурсами страны-производители энергии уполномочены сокращать выбросы углерода и изучать альтернативные методы энергоснабжения. Изучая эти возобновляемые ресурсы наряду с традиционными запасами ископаемых, богатые ресурсами регионы-экспортеры энергии сталкиваются с более сложным набором вариантов энергетической безопасности и могут извлечь выгоду из улучшенного моделирования и анализа энергетических сценариев (De Miglio et al., 2014).

    Несмотря на такой повышенный научный интерес, здесь было проведено мало сравнительного регионального анализа ЭС в национальном контексте, и еще не было разработано воспроизводимой статистической основы для оценки показателей энергетической безопасности в регионе Каспийского моря. Эта статья с использованием опубликованной литературы, программных документов и подхода, основанного на показателях, призвана ответить на следующие вопросы: Как ЭУ в этом регионе отражается в рамках национальной политики? Как можно измерить и сравнить ЭС в этом регионе? Как изменилось ЭУ за последние десятилетия, прогрессирует или регрессирует концепция ЭУ? Эта статья структурирована следующим образом: Раздел 2 анализирует текущий социально-экономический и энергетический фон стран Каспийского моря; Раздел 3 представляет значение ЧС в контексте региона Каспийского моря, что важно для анализа прошлых, текущих и будущих тенденций ЧС в исследуемом регионе; В Разделе 4 обсуждается подход, основанный на показателях, с акцентом на ключевые аспекты ЭС, охватываемые национальными доктринами ЭС в странах, богатых ресурсами; В Разделе 5 представлены эмпирические данные о характеристиках ЭС в регионе Каспийского моря, а в Разделе 6 представлены заключительные обсуждения.

    2. Социально-экономический и энергетический фон региона

    Бассейн Каспийского моря состоит из России (RUS), Ирана (IRN) и четырех бывших советских стран – Азербайджана (AZE), Казахстана (KAZ), Узбекистана (UZB). ) и Туркменистан (ТКМ). Все эти страны, кроме Узбекистана, имеют общее морское побережье, а площадь региона составляет 22,58 млн км 2 , что составляет 4,3% от общей площади суши Земли ( ). Общая численность населения региона составляет около 293 миллионов человек, 3.4% населения мира (ВБ, 2019). Россия имела самый высокий ВВП (1,7 триллиона долларов США), в то время как Туркменистан остается страной с самым низким объемом производства ВВП (40 миллиардов долларов США). Что касается благосостояния населения, то Россия и Казахстан демонстрируют самый высокий ВВП на душу населения. Разница между Россией и Казахстаном достигла минимума: 1,957 доллара (11,3 тысячи долларов в России и 9,3 тысячи в Казахстане). Согласно прогнозу Всемирного банка, ВВП на душу населения в Казахстане увеличится до 13.0 тысяч долларов в краткосрочной перспективе. В России ВВП на душу населения упадет до 11,0 тыс. Долларов (ВБ, 2019).

    Таблица 1

    Ключевые показатели Каспийского региона, 2018 г.

    Площадь поверхности (млн км 2 ) Население (млн) ВВП (млрд долл. США) ВВП на душу населения (2018 долл. США) )
    AZE 0,09 9,942 46,95 4.721
    IRN 1,75 81,800 454,013 5,627
    КАЗ 2,72 18,276 170,539 9354 170,539 9354 11,288
    TKM 0,49 5,850 40,761 6,966
    UZB 0,44 32. 955 50,50 1,532
    Итого по региону * Среднее значение 22,58 293,301 2421594 6,5775 *

    Страны Каспийского моря могут быть отнесены к классификации МВФ как страны-ресурсы Каспийского моря богатые страны. МВФ определяет страну как богатую ресурсами, когда экспорт невозобновляемых природных ресурсов, таких как нефть, газ, уголь, полезные ископаемые и металлы, составляет более 25% стоимости общего экспорта страны (Lashitew et al., 2020). В 2018 году Азербайджан экспортировал 14,3 млрд долларов США, экспорт невозобновляемых природных ресурсов составил 13,5 млрд долларов США или 94,4% от общего объема экспорта (OEC, 2019). Основными экспортными товарами Азербайджана были сырая нефть (11,7 миллиарда долларов США) и нефтяной газ (1,29 миллиарда долларов США). По данным OEC (2019), доля невозобновляемых природных ресурсов в общем объеме экспорта составляет 76,4% (в Казахстане), 77,8% (в Иране), 62,7% (в России), 90,3% (в Туркменистане) и 54,7%. (в Узбекистане). Несмотря на то, что регион «богат ресурсами», между составляющими странами существуют различия в обеспеченности ресурсами и стадиях экономического развития, которые делают сравнительный анализ ЭС поучительным.Исторически сложилось так, что первая международная морская добыча нефти началась на Каспийском море, на шельфе Азербайджана в 1925 году. Между 1930 и 1950 годами на шельфе Азербайджана было добыто около 2,2 миллиона тонн нефти и 3,1 миллиарда кубометров газа (Серикова и Зульфугарова, 2013). . На днях, согласно статистическому обзору BP, доказанные запасы нефти прикаспийских стран составляют: Россия – 103,2 миллиарда баррелей, Иран – 157,8 миллиарда баррелей, Казахстан – 30,0 миллиарда баррелей, Азербайджан – 7,0 миллиарда баррелей ( ) (BP, 2018; Tofigh, Abedian, 2016). Регион имеет вторые по величине запасы природного газа – 3275,1 триллиона кубических футов, после запасов Ближнего Востока в 2549,4 триллиона кубических футов. Самые высокие доказанные запасы природного газа находятся в России (24% мировых запасов) и Иране (16,8% мировых запасов) (IEA, 2019). Казахстан и Россия также обладают значительными запасами угля. Его общие извлекаемые запасы угля в 2015 году оценивались примерно в 176,7 и 62,2 млн коротких тонн соответственно (Каратаев и др., 2016).

    Таблица 2

    Доступность невозобновляемых ресурсов, 2018 г.

    Доступность нефти
    Доступность природного газа
    Доступность угля
    млрд баррелей Триллион кубических футов Отношение запасов к добыче Миллиард тонн Отношение запасов к добыче
    AZE 7. 0 15.40 1,2 35,00 0,00 0,00
    IRN 157,8 158 34,0 1200,70 9035 9035 9035 9035 1,5 85,00 33600 176,70
    RUS 103,2 80,0 32,6 1670. 10 157010 62.27
    TKM 0,6 0,60 17,5 265,00 0,00 0,00
    UZB 0,3 0,30 Всего по региону (% от мира) 298,6 (17,6%) 86,8 (46,4%) 190,6 (21,4%)
    Весь мир 1700. 1 52,5 187,1 54,1 891,5 110

    После распада Советского Союза одним из способов преодоления экономических трудностей, с которыми столкнулись новые независимые государства, была разработка нефти и газа. газовая промышленность (Кандиёти, 2008). Привлечение иностранных инвестиций в основном в нефтегазовую отрасль сделало экономики стран Каспийского моря уязвимыми для внешних шоков. Тенденции экономического роста в 1990–2018 гг. Демонстрируют уязвимость стран Каспийского моря к колебаниям цен на сырьевые товары на мировых рынках ( ).Фактически, снижение цен на нефть на мировом рынке свидетельствует о синдроме голландской болезни, когда открытие ископаемых ресурсов приводит к дисбалансу экономики в сторону их эксплуатации, а затем в условиях шока экономика может остаться в худшем состоянии, чем раньше, во всех ресурсах Каспийского моря. стран-экспортеров, особенно это хорошо наблюдается в Азербайджане и Казахстане (Гасанов, 2013; Кутан, Вызан, 2005). В Азербайджане, например, сырая нефть и нефтепродукты составляют более 80% от общего национального экспорта энергоносителей, а газ составляет более 20% (Ciarreta and Nasirov, 2012).В середине 2000-х годов, в период высоких цен на нефть, экономика демонстрировала 24,05–33,00% роста ВВП, что было самым высоким показателем в мире (Vidadili et al., 2017). После снижения цен на нефть ВВП Азербайджана упал на −15,76%. Та же картина существует для Казахстана, России и Ирана.

    Рост ВВП (%), 1991–2018 гг.

    Общее потребление первичной энергии является важным показателем энергетической безопасности, потребление энергии в странах Каспийского моря в 2018 г. составило 1,005 Мтнэ, что на 24% выше, чем в 1990–1995 гг. ( ).Конечное потребление энергии медленно увеличивалось с 1997 года, в то время как значительный рост потребления энергии был особенно высоким в годы экономического бума с 2000 по 2008 год по 2010-2013 годы. Наибольший рост валового внутреннего потребления энергии в период с 1995 по 2015 год был зарегистрирован в Туркменистане (на 49,5% выше, чем в 1995 году), за которым следовали Казахстан (44,8%), Иран (42,7%), Россия (11,0%) и Азербайджан (4%). ). Средний рост потребления первичной энергии в Иране за последние два десятилетия составлял около 8,5% в год.По оценкам, конечное потребление энергии в регионе в 2030 году будет увеличиваться в среднем на 4,5% в год (Гасанов и др., 2013). Этот рост намного превышает среднемировые темпы роста спроса на энергию в 1,5% в год в период с 2015 по 2040 годы (IEA, 2019).

    Динамика TPEC (%), 1991–2018 гг.

    Стабильный рост наблюдается также в потреблении электроэнергии, особенно в Иране и Туркменистане. Рост потребления электроэнергии зафиксирован примерно на 7 раз.9% в год в Иране и 8,7% в Туркменистане ( ). Что касается структуры валового потребления электроэнергии, то ископаемое топливо остается основным ресурсом практически во всех странах Каспийского моря. В то время как Россия, Иран и Туркменистан являются крупными потребителями природного газа, Казахстан в основном потребляет уголь. На нефть и газ приходится более 99% всей энергии, потребляемой в Азербайджане. Несмотря на значительный потенциал возобновляемых источников энергии, включая потенциал энергии волн и приливов в Каспийском море, доля возобновляемых источников энергии в структуре энергопотребления была ничтожно мала во всех странах Каспийского моря; это означает, что зависимость от ископаемого топлива в производстве энергии остается очень высокой во всех прикаспийских странах.

    Отпуск электроэнергии (%), 1991–2018 гг.

    3. Концептуализация энергетической безопасности

    Энергетическая безопасность – это концепция, которую сложно определить и концептуализировать из-за многомерного характера. Однако, как утверждают Черп и Джевелл (2016) и Вальдес (2018), четко определенное значение ES является важной предпосылкой для анализа прошлых, текущих и будущих тенденций ES. Вальдес (2018) утверждает, что в большинстве исследований отсутствует формальное или более краткое определение ES, в то время как Azzuni and Breyer, 2018a, Azzuni and Breyer, 2018b показывают, что большинство определений ES являются узкими и неполными, многие аспекты ES (например.g., местоположение, культура, грамотность, кибербезопасность, военные расходы, расходы на исследования и разработки) не включены. Согласно Azzuni и Breyer, 2018a, Azzuni and Breyer, 2018b, существует до 15–20 измерений ES. Некоторые предлагаемые концепции имеют практические проблемы и ограничения. Вальдес (2018, стр. 265) отмечает, что «в любой методологии особое внимание следует уделять представлению и обсуждению определения… Важность четкого и контекстуального определения концепции заключается в идентификации угроз и рисков, которые будут определять показатели. выбор”.Кроме того, рассматривая концепцию ES, Вальдес (2018) указывает, что «определение также может повлиять на выбор метода взвешивания» (стр. 266), а также метода нормализации и агрегирования данных. Сначала мы воспользуемся определением, используемым Sovacool et al. (2011) и Sovacool (2013) и (2013b), который имеет семь «измерений», «как на справедливой основе предоставлять конечным пользователям доступные, доступные, надежные, эффективные, экологически безопасные, упреждающие и социально приемлемые энергетические услуги»; эти семь измерений состоят из 18 компонентов, с помощью которых их можно измерить.Далее мы разрабатываем гибридный набор компонентов, который является более кратким и отвечает различным определениям, данным составляющими странами региона. Мы сохраняем дух определения энергетической безопасности, который фокусируется на доступности, доступности, надежности, эффективности, воздействии на окружающую среду, упреждающем управлении и степени общественного признания, но в рамках заявленных приоритетов принимающих стран работать со следующим определением, подходящим для ресурсов -богатые страны: достаточный уровень наличия невозобновляемых ресурсов нефти, газа, угля, ядерной энергии и электроэнергии, прежде всего для внутреннего использования, а затем для международного экспорта с ожидаемыми максимальными выгодами для экономического и социального развития, прогресс в использовании источников с низким содержанием углерода, упреждающее планирование сценариев и минимальное воздействие на окружающую среду во время производства, транспортировки, преобразования и конечного использования. Теперь мы обратимся к определениям ЭС, предлагаемым каждой страной в регионе.

    Что касается важности концепции ЭУ для богатых ресурсами стран, только Казахстан имеет опубликованный набор исследований в области энергетики и изменения климата, связанных со сценариями, смоделированными на национальном уровне. Сарбасов и др. (2013) использовали модель MARKAL-TIMES, чтобы показать потенциал энергосбережения. Каратаев и Кларк (2016) использовали инструмент ГИС для оценки потенциала энергии ветра, солнца и биомассы в Казахстане. Каратаев и др. (2016) также использовали иерархическую модель для анализа существующих барьеров на пути развития возобновляемых источников энергии.Ахмад и др. (2017) обсудили потенциал атомной отрасли для производства электроэнергии в долгосрочной перспективе. Ассембаева и др. (2018) указали на экономическую модель сектора электроэнергетики в Казахстане. По данным Каратаева и соавт. (2016), в случае Казахстана в ряде документов содержатся три определения ЧС, включая Национальную стратегию развития «Казахстан 2030» (Директива № 377 от 05 ноября 1997 г. ), Программа ядерного развития (Директива № 728 от 29 июня 1997 г.) 2011 г.) и Концепции развития ископаемого топлива и электроэнергетического комплекса до 2030 г. (Директива № 724 от 28 июня 2014 г.).Концепция ископаемого топлива и производства электроэнергии (Директива № 724 от 28 июня 2014 г.) рассматривает ЧС как средство «внутреннего и внешнего положения страны, в котором нет угроз конечным потребителям, возникающих в процессе добычи, переработки, транспортировка, торговля и использование энергоресурсов ». Определение показывает важность наличия и доступности энергоресурсов для удовлетворения национальных потребностей в энергии при одновременном генерировании национального дохода за счет экспорта энергоресурсов.

    Было проведено множество исследований, посвященных энергетическому сектору России и выбросам углерода.Митрова (2014), Приступа и Мол (2015), Проскурякова и Филиппов (2015) оценили устойчивость энергосистемы страны с акцентом на возобновляемые источники энергии, природный газ и ядерную энергетику. И Турсой, и Ресатоглу (2016), и Шармина (2017) разработали сценарии сокращения выбросов углерода и повышения энергоэффективности для России. Bruusgaard (2006), Bogoviz et al. (2017), Рагулина и др. (2018), Боговиз и др. (2019) использовали некоторые индикаторы ES для демонстрации исторических тенденций в области ES в России.Bruusgaard (2006), как правило, обращает внимание на внешние угрозы и окончательно предлагает интерпретацию ЧС с точки зрения России, где ЧС лучше всего понимается как «ситуация, в которой страна, ее граждане, общество, государство и экономика защищены от угроз, исходящих от надежная поставка топлива и энергии »(с. 13). Здесь основное внимание уделяется не доступности ресурсов и экономическим ценам, а угрозам и рискам. Кроме того, согласно Bogoviz et al. (2019), в 2016 году Парламент России принял Доктрину национальной энергетической безопасности до 2030 года (Директива № 683 от 31 декабря 2015 года), в которой ЭС определяется как «механизмы и действия государственной политики для обеспечения регулярных поставок энергии для внутренних и международных энергетических рынков и защитить это энергоснабжение от внешних и внутренних угроз, которые потенциально могут нанести серьезный ущерб национальной экономике и энергетическому сектору ». Кроме того, российская доктрина ES 2030 ищет механизмы, гарантирующие безопасность спроса на энергию со стороны стран-импортеров. Эти гарантии должны включать конкурентоспособные экономические цены на поставку энергоресурсов. ЧС имеет особое значение для России в связи с тем, что внутреннее потребление энергии растет, в то время как экспорт энергоресурсов является важной частью национального дохода, а большая часть социальных, экономических и военно-технических программ страны зависит от доходов от нефти и нефтепродуктов. газовый сектор.Поэтому ослабление конкурентоспособности российской энергетики рассматривается в доктринах как угроза экономической и политической безопасности страны. В этом отношении доктрина ES 2030 России устанавливает долгосрочные цели по увеличению доступности ресурсов и получения доступа к современным технологиям добычи ресурсов, особенно в глубоководных зонах и зонах Арктического моря.

    Ряд исследований оценили энергетическую и климатическую политику Ирана по различным траекториям. Бахрами и Аббасзаде (2013), Наджафи и др.(2015), Афшарзаде и др. (2016), Khojasteh et al. (2017) проанализировали потенциал возобновляемых источников энергии, включая энергию волн и приливов, политику и барьеры в Иране. Другие ученые (Tofigh and Abedian, 2016; Barkhordari and Fattahi, 2017; Katal & Fazelpour, 2018) провели всесторонний анализ цен на энергию и потенциала энергоэффективности в Иране. По данным Fazelpour et al. (2017), ЭС в Иране можно рассматривать как «национальную экономическую модель, которая способна удовлетворить потребности экономики с помощью доступных, доступных и приемлемых энергоресурсов в любое время для противодействия негативному воздействию внутренних и внешних угроз, а также в случай воздействия этих угроз, чтобы минимизировать ущерб от этого воздействия ».Данное определение ЧС показывает, что процесс управления национальным экономическим модулем включает в себя оценку текущей ситуации в энергетическом секторе, выявление внешних и внутренних угроз, влияющих на ЧС, анализ возможных последствий этих угроз и разработку мер по предотвращению и преодолению. эти угрозы. Наиболее важные области, выделенные в национальной доктрине, – это регулирование рынка, трансформация электроэнергетики и устойчивое использование энергетических ресурсов.Как и в случае с Россией и Казахстаном, безопасность внешнего спроса на энергию также является стержнем энергетической политики Ирана, поскольку экономика во многом зависит от экспорта энергоресурсов. В Национальном экономическом видении «Иран 2030» говорится, что «использование богатого энергетическим потенциалом страны, прежде всего, для экономических нужд страны, в то же время для экспорта необходимо в другие страны с целью гарантировать дополнительный национальный доход».

    Некоторые недавние работы (Ciarreta, Nasirov, 2012; Vidadili et al., 2017) были сосредоточены на секторе ископаемых видов топлива и возобновляемых источников энергии в Азербайджане, но не оценивали прошлые и текущие тенденции в области энергетической безопасности. Недавно парламент Азербайджана утвердил Государственную программу сокращения бедности и устойчивого развития (Директива № 3043 от 15 сентября 2008 года), Государственную программу промышленного развития на 2015–2020 годы (Директива № 964 от 26 декабря 2014 года) и Государственную программу устойчивого развития. Использование энергетических ресурсов и энергоэффективность конечных потребителей на 2015–2020 годы (Директива № 173 от 11 марта 2015 года).Эти программы отражают четыре аспекта ES. Во-первых, ЭС понимается как комплексный вопрос, где основным показателем ЭС является достаточность и доступность первичных энергоресурсов для нужд экономики страны. Во-вторых, ЭС требует наличия технического оборудования для использования первичной энергии в конечную энергию. В-третьих, наличие и достаточность транспортной инфраструктуры для каждого вида энергии, включая первичную и конечную энергию. Наконец, ЭС требует экологической приемлемости различных типов и форм энергии во время добычи, преобразования, транспортировки, использования и потребления.Эти программы направлены на разработку эффективных и экологически безопасных энергетических технологий и увеличение использования возобновляемых источников энергии, как указано в концепции «для удовлетворения текущего и будущего национального спроса на энергию».

    Энергетическая безопасность в Узбекистане и Туркменистане, как и в случае России и Казахстана, должна пониматься в контексте проблем доступности ресурсов и внешнего спроса на энергию. Дополнительной важной особенностью концепции ЭС Узбекистана и Туркменистана является подход взаимосвязи воды и энергии из-за проблемы паводка в обеих странах.Согласно Программе энергетической безопасности на 2016–2020 годы (Директива № 2309 от 13 мая 2015 года) национальная ЭС определяется как «Национальный контроль производства энергии, диверсификация топливно-энергетических ресурсов, вовлечение возобновляемых источников энергии в национальный энергетический баланс, и широкое сотрудничество с соседними странами в области устойчивого водопользования ». Вот место, где можно охарактеризовать эти определения в , простые поля для отметок «защита от внешних угроз», «обеспечение экспортного потенциала», «обеспечение внутренней достаточности», «обеспечение внутренней доступности», «диверсификация внутренних источников», «планирование энергетического перехода».

    Таблица 3

    Доступность невозобновляемых ресурсов, 2018 г.

    Страна Стратегический документ Определение
    AZE Государственная программа устойчивого использования конечных энергетических ресурсов и энергоэффективности -Пользователи на 2015–2020 годы (Директива № 173 от 11 марта 2015 года) ЭС понимается как комплексный вопрос, где основным показателем ЭС является достаточность и доступность первичных энергоресурсов для нужд экономики страны.
    IRN Государственная программа развития энергетического сектора на 2020–2030 годы (Директива № 964 от 26 декабря 2017 года) ES в Иране можно рассматривать как «национальную экономическую модель, способную удовлетворить потребности экономия с доступными, доступными и приемлемыми энергоресурсами в любое время для противодействия негативному влиянию внутренних и внешних угроз, а в случае воздействия этих угроз минимизировать ущерб от этого воздействия ».
    Национальное экономическое видение «Иран 2030» (Директива № 47 от 10 мая 2015 г.) ES, понимаемое как «использование богатого энергетическим потенциалом страны, прежде всего, для экономических нужд страны, в то же время для экспорт необходим в другие страны с целью гарантировать дополнительный национальный доход ».
    КАЗ Концепция ископаемого топлива и выработки энергии (Директива № 724 от 28 июня 2014 г.) ES как средство «внутреннего и внешнего положения страны, в котором нет угроз конечным потребителям, возникающих в процесс добычи, переработки, транспортировки, торговли и использования энергоресурсов ».
    RUS Доктрина национальной энергетической безопасности до 2030 года (Директива № 683 от 31 декабря 2015 г. ) ES определяется как «механизмы и действия государственной политики для обеспечения регулярного энергоснабжения на внутренних и международных энергетических рынках и защиты этого энергоснабжение от внешних и внутренних угроз, потенциально способных нанести серьезный ущерб национальной экономике и энергетическому сектору ».
    TKM Национальная стратегия устойчивого развития (Директива № 64 от 15 июня 2012 г.) ES представлена ​​как «освоение возобновляемых и невозобновляемых ресурсов для внутреннего экономического использования».
    UZB Программа энергетической безопасности на 2016–2020 годы (Директива № 2309 от 13 мая 2015 г.) Национальная ЭС определяется как «Национальный контроль производства энергии, диверсификация топливно-энергетических ресурсов, вовлечение возобновляемых источников энергии. в национальном энергетическом балансе и широкое сотрудничество с соседними странами в области устойчивого водопользования ».

    4. Показатели энергетической безопасности

    Несогласованные концептуальные определения энергетической безопасности идут рука об руку с отсутствием принятого набора показателей и унифицированной методологии для оценки энергетической безопасности. В приведенном выше обзоре предложено определение Sovacool et al. (2011) и отразил это на противоречивых определениях, используемых странами, составляющими регион. Ниже мы исследуем, как другие специалисты в этой области черпают показатели из различных определений ЭУ, а затем используют их в определениях стран, приведенных выше, и в ходе широких дискуссий для создания структуры, которая, по нашему мнению, больше соответствует приоритетам региональных субъектов и легко воспроизводима.

    Было много споров относительно того, как должен быть построен индекс ES и как индикаторы должны быть выбраны и рассчитаны с использованием различных процедур нормализации, взвешивания и агрегирования, поскольку «способ, которым выбираются и конструируются индикаторы, в значительной степени влияет на оценку. путь »(Вальдес, стр. 264, 2018). Между тем, исследование на основе показателей часто является предпочтительным количественным методом, используемым для исследования энергетической безопасности в разных географических регионах и в разные периоды.Однако единого мнения по количеству показателей для измерения энергетической безопасности не существует. Вместо этого его часто исследуют с использованием набора показателей, которые характеризуют различные параметры, в основном параметры 4A – доступность, применимость, доступность и приемлемость (Kruyt et al., 2009; Ren and Sovacool, 2014; Yao and Chang, 2014; Tongsopit et al. др., 2016; Заман, Брудерманн, 2018). Некоторые ученые предложили размеры более 4А. И Фон Хиппель, и др. (2011) и Sovacool (2013) внесли огромный вклад в концепции энергетической безопасности и ее методологии измерения, предлагая 5-мерную структуру i.е. доступность, доступность, эффективность, устойчивость и управление. Точно так же Беллос (2018) предложил концепцию энергетической безопасности от пятых A до 4A, а именно адаптируемость. Здесь адаптивность объясняется Беллосом (2018) как наличие адаптивных программ и мер в национальных энергетических системах. В дополнение к концепциям Von Hippel et al. (2011) и Sovacool (2013), Чуанг и Ма (2013) поделились своими взглядами на аспекты уязвимости и зависимости энергетической безопасности. В целом Аззуни и Брейер (2018b) применили 15-мерную структуру для оценки энергетической безопасности в контексте применения новых технологий.Что касается показателей оценки энергетической безопасности, то их цифры тоже разные. Vivoda (2010) предложила 7 измерений и 44 показателя. Согласно Шарифуддину (2014), энергетическую безопасность можно измерить по 35 показателям. В отличие от Шарифуддина (2014), который сосредоточился на пяти аспектах энергетической безопасности, а именно на доступности, стабильности, доступности, эффективности и воздействии на окружающую среду, WEC (2010) предложил 46 показателей. Идеи Аугутиса по ряду индикаторов основаны на технических, экономических и социально-политических системах и включают 38 индикаторов (Augutis et al. , 2012; Нарула и др. (2017) измеряли энергетическую безопасность с помощью 22 показателей, связанных с измерениями доступности, приемлемости, доступности и эффективности. Martchamadol & Kumar (2012) уделяет большое внимание экономическому аспекту энергетической безопасности, предлагая 19 показателей. Zhang et al. (2017) применили пятимерную структуру с 20 показателями энергетической безопасности, в то время как Ang et al. (2015b) предложили три измерения и использовали 22 показателя. Это показано в (Sovacool, 2011; Sheinbaum-Pardo et al., 2012; Анвар, 2016; Chung et al., 2017), что количество индикаторов может варьироваться от 6 до 370.

    Согласно Böhringer, Bortolamedi (2015) и Valdés (2018), индикаторный метод исследования имеет как преимущества, так и недостатки. Преимущества методов, основанных на показателях, заключаются в том, что их можно легко использовать для самооценки страны, анализа сценариев, межстрановых сравнений, ранжирования и отслеживания прогресса. Что касается недостатков использования индикаторов в качестве метода исследования, то, во-первых, как заявил Вальдес (2018, стр. 264), «что отдельные показатели, такие как уровень энергетической независимости, мало что говорят нам об уровнях энергетической безопасности национальных экономик». Вальдес (2018, стр. 265) пришел к выводу, что «необходим более последовательный подход, чтобы сделать доступные индикаторы полезными для разработки, реализации и оценки энергетической политики». Берингер и Бортоламеди (2015) подчеркнули, что большинство показателей энергетической безопасности ориентированы на предложение, таким образом игнорируя аспект энергобезопасности, экономических издержек и внешних шоков со стороны спроса.Кроме того, согласно Мацумото и Шираки (2018), кажется сложной задачей разработать набор показателей, которые будут применимы ко всем странам, в первую очередь потому, что не существует определения энергетической безопасности, которое принималось бы всеми, а во-вторых, потому что каждая страна имеет другой запас энергоресурсов, другой экономический рост, климатические условия, демографические показатели, приоритеты и геополитическое положение (Радованович и др. , 2017).

    В этой статье предлагается, чтобы некоторые индикаторы энергетической безопасности, используемые многими учеными и показанные в подробном обзоре (Ang et al., 2015а; Azzuni and Breyer, 2018a) также подходят для оценки энергетической безопасности в богатых ресурсами странах. Например, показатели, относящиеся к физическому существованию традиционных углеводородных ресурсов и возобновляемых ресурсов, могут применяться в богатых ресурсами странах наряду с экологическими показателями, такими как выбросы углерода, связанные с энергетикой. Этот тип индикаторов отражен в национальных доктринах ЭС региона Каспийского моря. Таким образом, в данной статье разрабатывается подход, основанный на показателях, с акцентом на ключевые аспекты ЭС, охватываемые национальными доктринами ЭС в богатых ресурсами странах.

    В этой структуре «Ресурсы и Зависимость» отражают количественный уровень существования внутренних ресурсов для национальных нужд и международного экспорта. Он также представлен количественным уровнем потребления нефти, газа, угля, ядерных и возобновляемых источников энергии. Предлагаемые индикаторы представлены в . «Интенсивность и устойчивость» охватывает способность улучшать существующую энергетическую систему или создавать новую систему с учетом технологических тенденций. Он также учитывает выбросы углерода, связанные с энергетикой, потребление воды при производстве, транспортировке и использовании энергии, сжигание газа.«Стоимость и бедность» измеряет конечную стоимость для всех потребителей энергии в жилом и промышленном секторах, цены на бензин, дизельное топливо, сжиженный нефтяной газ, а также энергетическую бедность, измеряемую в процентах населения, имеющего ограниченный доступ к электричеству или не имеющее его вообще. Как указывалось ранее, измерение, анализ и мониторинг ЭУ при экспорте богатой ресурсами энергии имеют решающее значение для экономического развития и составления карты перехода к устойчивой энергетике.

    Таблица 4

    Отдельные индикаторы энергетической безопасности.

    , долл. США
    Ресурсы и зависимость Интенсивность и устойчивость Стоимость и бедность
    Доступность нефти, млрд. Баррелей Эффективность сети, процент потерь энергии кВт / ч Цены на электроэнергию в отрасли
    Наличие газа, триллион кубических футов Энергопотребление на душу населения, долл. США за кг нефтяного эквивалента Цены на электроэнергию для домашних хозяйств, долл. США за кВтч
    Доступность угля, млн тонн CO 2 выбросов, килотонн Цена на бензин, долл. США за литр
    Производство первичной энергии, квадриллион БТЕ NO x выбросы, килотонны Цена на дизельное топливо, долл. США за литр
    Поставка ВИЭ, в процентах от общей конечной энергии расход Расход воды, млн м3 3 Цена за литр Сжиженный нефтяной газ, долл. США за литр
    Зависимость от импорта энергии, тыс. тонн Факельный газ, млрд м 3 Энергетическая бедность, процент населения практически не имеет доступа к электроэнергии

    Для сбора данных , в исследовании использовались данные, предоставленные различными учреждениями, включая Международное энергетическое агентство (МЭА), Индикаторы мирового развития Всемирного банка (ВБ), Глобальное партнерство Всемирного банка по сокращению сжигания газа (GGFR), Сеть политики в области возобновляемых источников энергии (REN21), Мировую энергетическую статистику, предоставленную Энергетическая разведка и консалтинговая компания 2019 «Enerdata», Мировой Атлас данных предоставлен базой данных 2019 Knoema, U.S. Министерство энергетики, 2019 г. (EIA), Статистика водных ресурсов Института мировых ресурсов (WRI). Для расчета данных в исследовании применялся подход Z-score, который использовался в ряде предыдущих исследований энергетической безопасности с разными наборами показателей в разных странах, экономических блоках и регионах (например, Brown and Sovacool, 2007; Sovacool and Brown, 2010 ; Brown et al., 2014; Боговиз и др., 2017; Рагулина и др., 2018; Боговиз и др., 2019).

    5. Показатели энергетической безопасности

    5.1. Ресурсы и зависимость

    В период с 1991 по 2018 год показатели ресурсов и зависимости улучшились во всех странах Каспийского моря. Наибольшее улучшение показателей ресурсов и зависимости произошло в Азербайджане. В Азербайджане улучшились показатели наличия нефтегазовых ресурсов, производства первичной энергии и зависимости от импорта энергии. По данным Ciarreta и Nasirov (2012), доказанные запасы газа в Азербайджане оцениваются примерно в 35 000 триллионов кубических футов, а вероятность изменений, как ожидается, составит от 100.000 и 200 000 триллионов кубических футов. Более того, Азербайджан превратился из страны-импортера энергии в страну-экспортера энергии. В 1991 году зависимость Азербайджана от импорта энергии составляла 8,3270 тыс. Тонн, тогда как в 2018 году она составляла -340,3850 (МЭА, 2019). Помимо Азербайджана, наибольшие улучшения показателей ресурсов и зависимости произошли в Казахстане. Показатели энергетической безопасности Казахстана в отношении доказанных запасов ископаемого топлива (нефти и газа) и зависимости от импорта энергии в 2018 году были выше, чем в 1991 году.Казахстан почти удвоил производство первичной энергии, а зависимость от импорта энергии увеличилась с -23,8610 в 1991 году до -116,8900 в 2018 году (IEA, 2019). Россия также продемонстрировала улучшение доказанных запасов нефти, хотя показатели по газу и углю ухудшились, но незначительно. После распада Советского Союза Россия открыла 40 новых нефтегазовых месторождений. Средняя сумма залежей составляет 80 000 миллиардов баррелей извлекаемых запасов нефти и 1670,100 триллионов кубических футов (IEA, 2019).Крупнейшее новое месторождение нефти – Нерцетинское месторождение, расположенное на Восточно-Европейской равнине, с извлекаемыми запасами нефти 17,4 млн тонн и Верхнейчерское месторождение, расположенное в Восточной Сибири, с извлекаемыми запасами нефти 11,4 млн тонн и 52,6 млрд кубометров. газа. Наличие и разработка новых запасов ископаемого топлива позволили России улучшить статус зависимости от импорта энергии с -47,0790 в 1991 году до -86,8440 в 2018 году (IEA, 2019). Иран продемонстрировал прогресс в отношении наличия запасов ископаемого топлива, особенно газа и нефти, но страна ухудшила свою позицию в отношении зависимости от импорта энергии с -170.9270 в 1991 г. до −53,3950 тыс. Тонн в 2018 г. из-за увеличения внутреннего потребления энергии (IEA, 2019). Запасы ресурсов включают около 100 миллиардов баррелей сырой нефти, 94 миллиарда баррелей конденсата и 207 миллиардов баррелей эквивалента природного газа (IEA, 2019). Узбекистан и Туркменистан также смогли улучшить свои показатели ресурсов и зависимости, Узбекистан превратился из страны-импортера энергии в страну-экспортера энергии, 16,550 в 1991 году и -29,9130 в 2018 году. Туркменистан обнаружил новые запасы природного газа на участках Галкыныш и Халкабат. в восточном Туркменистане.На этих двух площадках общие запасы природного газа оцениваются в 265 000 триллионов кубометров.

    В 1991 году Россия с коэффициентом 3,870920 была самым богатым ресурсами энергетически независимым государством среди стран Каспийского моря ( ), затем следуют Иран (0,779086) и Казахстан (0,293037). Худшие ресурсные показатели в 1991 г. имели Узбекистан и Азербайджан – -2,992214 и -1,260583 соответственно ( ). В 2018 году Россия и Иран останутся наиболее богатыми ресурсами и энергетически независимыми государствами с коэффициентом 3.942365 и 2.306490 соответственно ( ). Казахстан и Азербайджан улучшили свои показатели ресурсов и зависимости с баллами 0,919813 и 0,245847, в то время как Туркменистан и Узбекистан имели самые низкие показатели ресурсов и зависимости по сравнению с другими странами Каспийского моря ( ).

    Таблица 5

    Параметры энергетической безопасности в нормированном значении (1991 г.).

    -2,523245 9 904 преобразованные значения нормализации, где положительный Z-балл нормализации означает лучшую ситуацию с энергетической безопасностью по сравнению с другими тематическими исследованиями.

    Таблица 6

    Параметры энергетической безопасности в нормированном значении (2018 г.).

    Ресурсы и зависимость Интенсивность и устойчивость Стоимость и бедность Итого
    AZE -1.260583 0,756401 -2,019063
    IRN 0,779086 2,092063 0,153696 3,024845
    КАЗ 0,293037 -1,330588 2,427323 1,389772
    RUS 3.870920 −2. 2.330895 3.292126
    TKM −0.6

    0.064715 −2.270054 −2.895584
    UZB −2.992214 1.327098 −0.622798 −2.2879000 график
    2,210169 3,150982 -3,359279
    Ресурсы и зависимость Интенсивность и устойчивость Стоимость и бедность Итого
    AZE 0,245847 0,245847 3,785906 0,433671 1,214932 5,434509
    КАЗ 1,372159 0,169741 0.668269
    РУС 4,849115 -0,759318 -0,938815
    ТКМ -2,379674 0,215442 -1,195048
    УЗБ −3,213400 0,105036 −1,315874 −4,424238

    Параметры энергетической безопасности (2018).

    5.2. Интенсивность и устойчивость

    Интенсивность и устойчивость представляют собой экологическое и безопасное измерение энергетической безопасности.В этой статье в качестве основных показателей выбираются выбросы CO 2 , выбросы NOx, эффективность сети, потребление энергии на душу населения, потребление пресной воды и факельный газ. В период с 1991 по 2018 год в Азербайджане, Казахстане, России и Узбекистане средний балл выбросов CO 2 был ниже, чем в начале 1990-х годов, в основном из-за вялой экономики в результате распада Советского Союза. Выбросы CO 2 в Азербайджане, Казахстане, России и Узбекистане составили 2571,75 в 1991 году и 1830,18 килотонн в 2018 году.Однако индикаторы показывают, что с 1991 года экологическая ситуация в Туркменистане и Иране ухудшилась. Фактически, выбросы CO 2 в Иране увеличились со 171,18 в 1991 году до 552,40 килотонн в 2018 году (IEA, 2019).

    Как и в случае с эффективностью, в период с 1991 по 2018 год в Азербайджане, Узбекистане, Казахстане и Туркменистане наблюдались самые высокие потери энергии со средним коэффициентом 10–15% из-за географических условий и низкой эффективности существующих технологий производства и передачи электроэнергии.Кроме того, потребление энергии в Казахстане на душу населения составляет около 4538,60, что выше, чем в странах ОЭСР (2410,08 долларов США за кг нефтяного эквивалента). Поскольку в области первичной энергетики преобладает угольная энергетика, эффективность планов и стратегий невысока. Уголь, на который приходится более 80% выработки электроэнергии в Казахстане, в основном сжигается на электростанциях, которым более 50–60 лет. Туркменистан потребляет в среднем 3755,30 энергии на душу населения в 1991 году и 4401,11 в 2018 году (МЭА, 2019).Туркменистан, как и Казахстан, имеет большое количество неэффективных производственных мощностей, которые не обновлялись после распада Советского Союза. Большинство этих объектов было построено в 1960-х годах. В Иране энергоемкость на 68% превышает среднемировое потребление (Афшарзаде и др., 2016). Экономика Ирана очень энергоемкая, что наряду с низкими ценами на энергоносители привело к чрезмерному потреблению энергии и низкой эффективности (Afsharzade et al., 2016). В случае России показатель энергоемкости немного улучшился с 1991 года, однако этот уровень энергоемкости все еще высок по сравнению со странами OEAD.В то же время существует значительный потенциал энергосбережения (WB, 2015).

    В 1991 году Иран был самой энергоэффективной и устойчивой страной с коэффициентом 2,092063 (). Из-за особенностей экономики Россия и Казахстан имели худшие показатели энергоэффективности – -2,9 и -1,330588 соответственно. В 2018 году у Ирана ухудшились показатели энергоемкости и устойчивости, однако страна остается в лучшем положении по сравнению с другими странами Каспийского моря ().

    5.3. Стоимость и бедность

    Показатели энергетической безопасности в регионе Каспийского моря по отношению к показателю энергетической бедности, все страны Каспийского моря продемонстрировали улучшение. В странах Каспийского моря проживает 293 миллиона человек, а по официальной статистике доля населения, не имеющего доступа к электроэнергии, составляет менее 1% (ВБ, 2019). Азербайджан сократил энергетическую бедность с 3,8 в 1991 году до 1,6% в 2018 году, Казахстан – с 1,7 в 1990 году до 1,1% в 2018 году. Что касается цен на энергоносители, то рост цен на электроэнергию для промышленности и бытового сектора наблюдается во всех странах Каспийского моря, в то время как цены на электроэнергию по-прежнему ниже среднемировых во всех странах Каспийского моря.Показатели энергетической безопасности в регионе Каспийского моря по отношению к ценам на бензин, дизельное топливо, сжиженный углеводородный газ ухудшились. В Казахстане подорожали как бензин, так и дизельное топливо из-за неожиданно высокого спроса на бензин и дизельное топливо в самой России. Казахстан во многом зависит от бензина и дизельного топлива из России. Четыре ключевые российские нефтяные компании – Роснефть, Газпром нефть, Лукойл и Татнефть – экспортируют в Казахстан в среднем 480 000 метрических тонн высокооктанового керосина в год, в то время как три казахстанских НПЗ (Павлодар, Атырау и Чимкент) производят около 520 тонн высокооктанового керосина.000 метрических тонн топлива в год (МЭА, 2019). Напротив, общий внутренний спрос в Казахстане составляет около 1 200 000 метрических тонн. Такая же ситуация наблюдается в Азербайджане, где Бакинский НПЗ с производством около 600 тысяч тонн бензина не удовлетворяет внутренний спрос, значительный объем топливных продуктов поступает из России.

    В 1990 году Россия и Казахстан были странами с наиболее безопасными ценами на энергоносители (2,330895 и 2,427323), за ними следовал Иран (0,153696).В 2018 году наиболее экономически безопасными государствами остаются Иран и Казахстан – 1,214932 и 0,668269, а худшие показатели – у Туркменистана и Узбекистана ().

    5.4. Низкоуглеродная энергия

    Что касается альтернативных источников энергии, показатели возобновляемых источников энергии продемонстрировали улучшение в Азербайджане, Казахстане и Узбекистане. Казахстан увеличил предложение возобновляемых источников энергии в общем конечном потреблении энергии с 1,4 в 1991 г. до 1,5% в 2018 г., Азербайджан – с 0,7 в 1991 г. до 2,3% в 2018 г., Узбекистан – с 1.3 в 1991 г. до 2,8% в 2018 г. В целом потенциал возобновляемых источников энергии во всех странах Каспийского региона высок. Для Казахстана оценочный потенциал ветровой энергии составляет около 760 ГВт (REN21, 2019). Казахстан получает 2200–3000 часов солнечного света в год, что составляет 1200–1700 кВт / м 2 в год (REN21, 2019). Казахстан поставил цель увеличить долю возобновляемых ресурсов в производстве электроэнергии с 3% к 2020 году до 50% к 2050 году (Koshim et al., 2018). В Азербайджане эти цифры составляют 1500–2000 кВтч на 1 м 2 2 (Vidadili et al., 2017). Технический потенциал ветроэнергетики оценивается примерно в 4500 МВт (REN21, 2019). Азербайджан стремится увеличить долю ВИЭ в общем энергетическом секторе на 20% к 2020 году и долю ВИЭ в общем конечном потреблении энергии на 9,7% в 2020 году с установленной мощностью 2500 МВт оборудования для производства электроэнергии на основе возобновляемых источников в 2020 году (Видадили и др. ., 2017). Для Ирана количество фактических часов солнечной радиации в стране превышает 2800 часов в год, технический потенциал солнечной электроэнергии оценивается в 14.7 TWe (Наджафи и др., 2015). Сообщается, что плотность энергии ветра для Ирана составляет 275 Вт на м 2 2 (Tofigh and Abedian, 2016), технический потенциал для производства ветровой электроэнергии оценивается примерно в 60 000 МВт (Bahrami and Abbaszadeh, 2013), для биомассы 700 ПДж (Tofigh и Абедян, 2016). В иранской дорожной карте возобновляемых источников энергии есть цель по возобновляемым источникам энергии, обеспечивающая от 1 до 5 ГВт общей генерирующей мощности ежегодно до 2022 года (Khojasteh et al., 2017; Tofigh and Abedian, 2016). В случае России общий технический биоэнергетический потенциал оценивается в 2225 единиц.4 PJ (Намсараев и др., 2018). Несмотря на огромный потенциал возобновляемых источников энергии, этот потенциал не используется в полной мере из-за ряда конкретных препятствий, с которыми до сих пор сталкиваются богатые ресурсами страны (Кошим и др., 2018; Каратаев и др., 2016).

    5.5. Показатели энергетической безопасности

    В целом индекс энергетической безопасности показывает, что Азербайджан, Иран, Казахстан улучшили энергетическую безопасность с 1990 года ( , ). Согласно полученным данным, Иран добился прогресса в улучшении своей энергетической безопасности в 2 раза.409663 балла за исследуемый период 1991–2018 гг., И эта страна занимает лидирующие позиции по индексу энергетической безопасности, что обусловлено наличием ресурсов ископаемого топлива, дешевыми ценами на энергию и высоким уровнем доступа к энергетическим услугам. Однако Иран плохо справился с измерением интенсивности и устойчивости энергетической безопасности ( ). Россия и Казахстан более схожи по уровню энергетической безопасности: общий индекс энергетической безопасности составляет около 3,150982 и 2,210169. Обе эти страны имеют лучшие показатели по показателям ресурсов и зависимости, однако Россия показала низкие показатели по параметру «Затраты и бедность» энергетической безопасности ().В 1990 году коэффициент энергетической безопасности Азербайджана был отрицательным, равным -2,523245. В 2018 году Азербайджан улучшил свои показатели, составив 1,647810 баллов. В Узбекистане самый низкий уровень показателей энергетической безопасности. Что касается доступности, Узбекистан обладает значительными запасами природного газа в регионе Каспийского моря, в то время как показатели страны по показателям интенсивности и устойчивости и затрат и бедности в области энергетической безопасности являются низкими. Ключевые проблемы энергетической безопасности в Узбекистане и Туркменистане связаны с высокими ценами на энергоносители, высоким уровнем выбросов углерода, самой высокой энергоемкостью среди стран Каспийского моря.

    Таблица 7

    Изменение оценки энергетической безопасности (1991–2018 гг.).

    1991 2018 Изменения
    AZE −2,523245 1.647810 4,171055 35 1,389772 2,210169 0,820397
    RUS 3.292126 3,150982 −0,141144
    TKM −2,895584 −3,359279 −0,463695
    UZB −4354354 изменение (1991–2018 гг.).

    Таблица 8

    Изменения в измерениях энергетической безопасности (1991–2018 гг.).

    -1,759054
    Ресурсы и зависимость Интенсивность и устойчивость Стоимость и бедность
    AZE 1.506430 -0,920975 3,585599
    IRN 1,527404 -1,658392 1,061235
    КАЗ 0,686776 1,500329
    РУС 0,071444 2,150372 −3,269710
    TKM −1,689428 0,150727 1,075006
    UZB −0,221186 −1.222062 −0,693076

    6. Заключение и последствия для политики

    ЧС рассматривается как сложная многомерная проблема как в странах-импортерах, так и в странах-экспортерах. Однако взгляды на ЭС в разных странах различаются. Некоторые страны (Казахстан, Россия) рассматривают ЭС как средство доступности и доступности энергоресурсов для социально-экономического процветания, а другие (Азербайджан и Иран) как технологии и возможности инфраструктуры для обеспечения экономического развития и достижения геополитических целей.ЭС в Узбекистане и Туркменистане необходимо понимать в контексте экологического измерения. Основываясь на элементах ЭС, отраженных в программных документах, энергетическая безопасность в контексте богатых ресурсами стран-экспортеров энергии в регионе Каспийского моря может быть определена как достаточный уровень наличия невозобновляемых ресурсов нефти, газа, угля, ядерной энергии и электроэнергии в первую очередь. всего для внутреннего использования, а затем для международного экспорта с ожидаемыми максимальными выгодами для экономического и социального развития, прогрессом в использовании низкоуглеродных источников, активным сценарным планированием и минимальным воздействием на окружающую среду во время производства, транспортировки, преобразования и конечного использования.Предлагаемое определение является широким и имеет сходство с определениями, приведенными в (например, Yao and Chang, 2014). Яо и Чанг (2014, стр. 272) предположили, что национальные ЭС в странах-импортерах или экспортерах основаны на «доступных энергетических ресурсах с адекватным количеством ископаемого топлива, ядерной энергии и возобновляемых ресурсов, технологиях, применимых к использованию и использованию энергии, и в то же время решает социальные и экологические проблемы ». Согласно Яо и Чанг (2014), ключевые элементы ЭУ включают доступность энергоресурсов (ископаемое топливо и возобновляемые источники энергии), производство энергии, транспортировку и спрос на энергию, потребление энергии, эффективность использования энергии и технологии, цены на энергию и связанные с энергией экологические аспекты. загрязнение.

    Оценка ЧС в странах Каспийского моря проводилась с использованием 18 отдельных индикаторов для количественного измерения трех измерений энергетической безопасности: ресурсов и зависимости, интенсивности и устойчивости, затрат и бедности. Эти аспекты отражены в определении ЭУ для богатых ресурсами стран-экспортеров энергоресурсов. Согласно анализу, в период с 1990 по 2018 год страны Каспийского моря испытали стабильный рост доступности всех запасов ископаемого топлива, за исключением ресурсов угля и ВИЭ, в общем производстве и потреблении энергии.Все прикаспийские страны в значительной степени полагаются на ископаемое топливо для производства электроэнергии и конечного потребления энергии, в то время как потенциал возобновляемых источников энергии в значительной степени не используется. Несмотря на то, что все прикаспийские страны обеспечены источниками ископаемого топлива, все эти страны взяли на себя обязательство перейти на низкоуглеводные энергетические системы ( ). Цели в области возобновляемых источников энергии включены в ряд стратегических национальных документов. Все прикаспийские страны приняли национальные цели в области климата и энергетики, однако, как сейчас видно, Азербайджан и Россия не смогли достичь своих целей ВИЭ на 2020 год, текущий вклад ВИЭ, включая гидроэнергетический проект в Азербайджане, составляет 9.7%, а в России – 4,5% (январь 2020 г.), а целевые показатели стран – 20% и 4,5% к 2020 г. соответственно. Стоимость производства электроэнергии в Азербайджане и России на основе возобновляемых источников энергии по-прежнему высока. Основным требованием для роста ВИЭ во всех странах Каспийского моря является активное участие правительства в продвижении технологий возобновляемой энергии. Рыночное финансирование проектов ВИЭ, как в странах ЕС, по-прежнему невозможно. Существует постоянная потребность в поддержке научных и технологических разработок и создании условий для формирования доступного и беспрепятственного рынка ВИЭ с учетом внутренних приоритетов стран.Это в такой же степени фактор энергетической безопасности, как и меры по смягчению последствий изменения климата, а с учетом нестабильных рынков углеводородов, подвергающих богатые ресурсами страны таким нестабильным финансовым рискам, создание и максимальное увеличение мощности возобновляемых источников энергии с использованием экспортных доходов в периоды высоких цен будет в значительной степени способствовать будущему. энергетическая безопасность и внутренняя устойчивость.

    Таблица 9

    Климатические и возобновляемые цели Каспийского региона.

    Климатические цели Целевые показатели по возобновляемым источникам энергии Действия политики
    AZE −35% к 2030 году (уровень 1990) 20% ВИЭ в электроэнергии к 2020 году, 9.7% в ОППЭ Государственная программа по развитию возобновляемых источников энергии на 2012–2020 годы, Льготные тарифы для проектов ветроэнергетики и малой гидроэнергетики
    IRN −12% к 2030 году (уровень 2014 года) 1– 5 ГВт к общей генерирующей мощности ежегодно до 2022 года Минимальные тарифные ставки для инвесторов, Бюджет на закупку электроэнергии из возобновляемых источников энергии, Фонд развития возобновляемой энергии, Льготный тариф, Стандарты портфеля возобновляемых источников энергии
    KAZ −40% к 2050 году (уровень 2012 года) 50% ВИЭ в электроэнергии к 2050 году Аукционы, Льготный тариф, Схема торговли выбросами углерода, сертификаты энергоэффективности, Национальная программа перехода к низкоуглеродной энергии до 2050 года, Дорожная карта 2050 года для ВИЭ, Закон о зеленых Экономика
    RUS −25% к 2030 году (уровень 1990 года) 4.5% ВИЭ в электроэнергии к 2020 г. 2030 Нет обязательных целей по возобновляемым источникам энергии Национальная стратегия Туркменистана по изменению климата, Национальная стратегия социально-экономических преобразований Туркменистана до 2030 года
    UZB Нет конкретных целей по сокращению выбросов парниковых газов 10–20% ВИЭ в электроэнергетике к 2030 году Национальный указ о мерах по развитию альтернативных источников энергии и энергосберегающих технологий

    С точки зрения ограничений, на наш взгляд, это исследование может быть продвинуто в нескольких направлениях.Мы указали, что использование подхода Z-score не дает информации об относительной важности каждого компонента разработанного индекса. Роль каждого индикатора для общих показателей энергетической безопасности может быть изучена в будущих исследованиях с применением процесса аналитической иерархии (AHP). AHP представляет собой методологию количественного и качественного анализа, которая использует для упорядочивания и ранжирования важности каждого показателя и может помочь лицам, принимающим решения, сделать выбор (Vaidya & Kumar, 2006; Brudermann et al., 2015). Кроме того, исследование сосредоточено на России и регионе Каспийского моря, однако сравнение результатов, полученных в других богатых ресурсами странах-экспортерах энергоресурсов, даст дополнительную информацию, поскольку изменение климата и энергетическая безопасность в настоящее время являются глобальной повесткой дня. Более того, некоторые проблемы, связанные с ЭС, например, модель ценообразования на энергию в промышленном и домашнем секторах, должны быть тщательно изучены, чтобы быть достаточно строгими.

    Финансирование

    Финансирование данной работы получено.Все источники финансирования работы, описанной в этой публикации, указаны ниже:

    Декларация о конкурирующих интересах

    Конфликт интересов отсутствует.

    Благодарности

    Это исследование было поддержано Эрнстом Махом Грантом (2019, IND130547) «Разработка методологии измерения энергетической безопасности и рисков для балансирования энергетической безопасности и рисков для богатых ресурсами стран в мире с ограниченными климатическими условиями» (Университет Карла Франценса Граца, Институт системных наук, инноваций и исследований в области устойчивого развития) и Австрийское агентство международного сотрудничества в области образования и исследований (OeAD).Дополнительная поддержка была оказана Национальной стипендиальной программой Словацкой Республики (2018, NSP009) «Энергетическая безопасность в регионе Центральной Азии: роль Казахстана» (Университет Коменского в Братиславе, Департамент политологии), Грант Министерства науки Казахстана (2020 г., AP051310298) «Энергетическая безопасность и основы разработки энергетической политики в Евразийском экономическом союзе» (Казахский национальный университет им. Аль-Фараби), грант на поездки исследователей Фонда Ньютона (2019, NF019) «Устойчивая энергетика и изменение климата в России: политика, дискурсы, и нарративы »(Университет Ноттингем Трент и Алтайский государственный университет).

    Приложение A. Дополнительные данные

    Ниже приведены дополнительные данные к этой статье:

    Ссылки

    • Afsharzade N., Papzan A., Ashjaee M., Delangizan S., Van Passel S., Azadi H. Возобновляемые источники энергии развитие энергетики в сельских районах Ирана. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2016; 65: 743–755. [Google Scholar]
    • Ахмад С., Надим А., Аханова Г., Хоутон Т., Мухаммад-Сукки Ф. Многокритериальная оценка возобновляемых и ядерных ресурсов для производства электроэнергии в Казахстане.Энергия. 2017; 141: 1880–1891. [Google Scholar]
    • Ang B.W., Choong W.L., Ng T..S. Рамки для оценки энергетической безопасности Сингапура. Прил. Энергия. 2015; 148: 314–325. [Google Scholar]
    • Ang B.W., Choong W.L., Ng T..S. Энергетическая безопасность: определения, размеры и индексы. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2015; 42: 1077–1093. [Google Scholar]
    • Анвар Дж. Анализ энергетической безопасности, выбросов в окружающую среду и затрат на импорт топлива в рамках целей по сокращению импорта энергии: пример Пакистана.Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2016; 65: 1065–1078. [Google Scholar]
    • Ассембаева М., Эгерер Дж., Менделевич Р., Жакиев Н. Пространственная модель рынка электроэнергии для энергосистемы: пример Казахстана. Энергия. 2018; 149: 762–778. [Google Scholar]
    • Аугутис Дж., Крикстолайтис Р., Мартисаускас Л., Печулите С. Технология оценки уровня энергетической безопасности. Прил. Энергия. 2012; 97: 143–149. [Google Scholar]
    • Аззуни А., Брейер К. Определения и измерения энергетической безопасности: обзор литературы.Междисциплинарные обзоры Wiley: Energy Environ. 2018; 7 (1): 268. [Google Scholar]
    • Аззуни А., Брейер К. Энергетическая безопасность и технологии хранения энергии. Энергетические процедуры. 2018; 155: 237–258. [Google Scholar]
    • Бахрами М., Аббасзаде П. Обзор возобновляемых источников энергии в Иране. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2013; 24: 198–208. [Google Scholar]
    • Баркхордари С., Фаттахи М. Реформа цен на энергоносители, энергоемкость и технологии: исследование на примере Ирана (подход ARDL) Обзоры энергетической стратегии.2017; 18: 18–23. [Google Scholar]
    • Беккер Т. 2020. Новости экономики России – готовность к воздействию Covid-19. Краткий документ о политике САЙТА. Https://freepolicybriefs.org/ Источник. [Google Scholar]
    • Беллос Э. Устойчивое развитие энергетики: как можно измерить и устранить противоречие между энергетической безопасностью и энергетическим переходом в Южной Африке? J. Clean. Prod. 2018; 205: 738–753. [Google Scholar]
    • Боговиз А.В., Лобова С.В., Рагулина Ю.В., Алексеев А.Н. Комплексный анализ энергетической безопасности государств-членов Евразийского экономического союза, 2000-2014 гг.Int. J. Energy Econ. Pol. 2017; 7 (5): 93–101. [Google Scholar]
    • Боговиз А.В., Рагулина Ю.В., Лобова С.В., Алексеев А.Н. Количественный анализ показателей энергетической безопасности Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки в 1990-2015 гг. Int. J. Energy Econ. Pol. 2019; 9 (3): 244–250. [Google Scholar]
    • Берингер К., Бортоламеди М. Смысл и суть индикаторов энергетической безопасности. Ecol. Экон. 2015; 119: 359–371. [Google Scholar]
    • British Petrolium. 2018. Статистический обзор мировой энергетики.https://www.bp.com/ Получено с. [Google Scholar]
    • Brown M.A., Sovacool B.K. Разработка индекса энергетической устойчивости для оценки энергетической политики. Междисциплинарный. Sci. Ред. 2007; 32 (4): 335–349. [Google Scholar]
    • Brown M.A., Wang Y., Sovacool B.K., D’Agostino A.L. Тенденции в области энергетической безопасности за сорок лет: сравнительная оценка 22 промышленно развитых стран. Энергетические исследования и социальные науки. 2014; 4: 64–77. [Google Scholar]
    • Brudermann T., Mitterhuber C., Posch A.Сельскохозяйственные биогазовые установки – систематический анализ сильных и слабых сторон, возможностей и угроз. Energy Pol. 2015; 76: 107–111. [Google Scholar]
    • Bruusgaard K.V. 2006. Защита энергетического оружия – новые задачи для Вооруженных Сил России? Норвегия: Отчет Норвежского исследовательского центра обороны (FFI) № ISBN 978-82-464-1115-6. [Google Scholar]
    • Черп А., Джуэлл Дж., Виниченко В., Бауэр Н., Де Сиан Э. Глобальная энергетическая безопасность в условиях различной климатической политики, темпов роста ВВП и наличия ископаемых ресурсов.Изменение климата. 2016; 136 (1): 83–94. [Google Scholar]
    • Chuang M.C., Ma H.W. Оценка энергетической политики Тайваня с использованием многомерных индикаторов энергетической безопасности. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2013; 17: 301–311. [Google Scholar]
    • Chung W.S., Kim S.S., Moon K.H., Lim C.Y., Yun S.W. Концептуальная основа оценки энергетической безопасности источников энергии в Южной Корее. Энергия. 2017; 137: 1066–1074. [Google Scholar]
    • Чиаррета А., Насиров С. Тенденции развития нефтегазового сектора Азербайджана: достижения и проблемы.Energy Pol. 2012; 40: 282–292. [Google Scholar]
    • Де Мильо Р., Ахметбеков Ю., Байгарин К., Бакдолотов А., Тосато Г. Преимущества сотрудничества прикаспийских стран в развитии их энергетического сектора. Обзоры энергетической стратегии. 2014; 4: 52–60. [Google Scholar]
    • Fazelpour Потенциал энергии ветра и экономическая оценка четырех населенных пунктов в провинции Систан и Белуджистан в Иране. Обновить. Энергия. 2017; 109: 646–667. [Google Scholar]
    • Goldthau A., Sovacool B.K. Своеобразие проблемы энергетической безопасности, справедливости и управления.Energy Pol. 2012; 41: 232–240. [Google Scholar]
    • Гриффитс С. Обзор и оценка энергетической политики в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Energy Pol. 2017; 102: 249–269. [Google Scholar]
    • Гасанов Ф. Голландская болезнь и экономика Азербайджана. Commun. Опубликовать Сообщество. Stud. 2013. 46 (4): 463–480. [Google Scholar]
    • МЭА, Международное энергетическое агентство. Издательство Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР); Париж, Франция: 2001. На пути к устойчивому энергетическому будущему.[Google Scholar]
    • Международное энергетическое агентство. 2019. Energy Database. Https://www.iea.org/statistics/ Получено с. [Google Scholar]
    • Кандиёти Р. Какая цена за выход в открытое море? Геополитика транспортировки нефти и газа из прикаспийских республик. Cent. Азиатский Surv. 2008. 27 (1): 75–93. [Google Scholar]
    • Каратаев М., Кларк М.Л. Обзор существующих энергетических систем и потенциала зеленой энергии в Казахстане. Обновить. Поддерживать. Энергия Ред. 2016; 55: 491–504.[Google Scholar]
    • Каратаев М., Холл С., Калюжнова Ю., Кларк М.Л. Освоение технологий возобновляемых источников энергии в Казахстане: политические факторы и препятствия в переходной экономике. Обновить. Поддерживать. Energy Rev. 2016; 66: 120–136. [Google Scholar]
    • Каталь Ф., Фазельпур Ф. Многокритериальная оценка и приоритетный анализ различных типов существующих электростанций в Иране: оптимизированная система энергетического планирования. Обновить. Энергия. 2018; 120: 163–177. [Google Scholar]
    • Ходжастех Д., Ходжастех Д., Камали Р., Бейене А., Иглесиас Г. Оценка возобновляемых источников энергии в Иране; с акцентом на волновую и приливную энергию. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2017; 81: 2992–3005. [Google Scholar]
    • Кошим А.Г., Каратаев М., Кларк М.Л., Нок У. Пространственная оценка распределения и потенциала биоэнергетических ресурсов в Казахстане. Adv. Geosci. 2018; 45: 217–225. [Google Scholar]
    • Круйт Б., ван Вуурен Д.П., де Фрис Х.Дж., Грененберг Х. Индикаторы энергетической безопасности. Energy Pol.2009. 37 (6): 2166–2181. [Google Scholar]
    • Кумар С., Чатнани Н.Н. Достижение энергетической безопасности за счет трансграничных инвестиций: инвестиции Китая в энергетическую инфраструктуру в России и Центральной Азии и уроки для Индии. Акад. Strat. Manag. J. 2018; 17 (4): 1–13. [Google Scholar]
    • Кутан А.М., Вайзан М.Л. Объяснение реального обменного курса в Казахстане в 1996–2003 гг .: уязвим ли Казахстан перед «голландской болезнью»? Экон. Syst. 2005. 29 (2): 242–255. [Google Scholar]
    • Лашитью А.А., Росс М.Л., Веркер Э. Что движет успешной экономической диверсификацией в богатых природными ресурсами странах? World Bank Res. Обс. 2020 33-33. [Google Scholar]
    • Мартчамадол Дж., Кумар С. Показатели энергетической безопасности Таиланда. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2012; 16 (8): 6103–6122. [Google Scholar]
    • Мацумото К.И., Шираки Х. Показатели энергетической безопасности в Японии в различных социально-экономических и энергетических условиях. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2018; 90: 391–401. [Google Scholar]
    • Мишик М.На пути к Энергетическому союзу: позиция Австрии, Чехии и Словакии в отношении интеграции внешней энергетической безопасности. Энергия. 2016; 111: 68–81. [Google Scholar]
    • Митрова Т. Обзор Энергетической стратегии «Глобальная и российская энергетическая перспектива до 2040 года». 2014. 2 (3–4): 323–325. [Google Scholar]
    • Муравьев Н., Кулури А., редакторы. Энергетическая безопасность: политические вызовы и решения для ресурсоэффективности. Springer; 2018. [Google Scholar]
    • Müller-Kraenner S.Earthscan; 2008. Энергетическая безопасность: переосмысление мира. [Google Scholar]
    • Наджафи Г., Гобадиан Б., Мамат Р., Юсаф Т., Азми В.Х. Солнечная энергия в Иране: состояние и перспективы. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2015; 49: 931–942. [Google Scholar]
    • Намсараев З.Б., Готовцев П.М., Комова А.В., Василов Р.Г. Современное состояние и потенциал биоэнергетики в Российской Федерации. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2018; 81: 625–634. [Google Scholar]
    • Нарула К., Редди Б.С., Пачаури С.Устойчивая энергетическая безопасность для Индии: оценка подсистемы спроса на энергию. Прил. Энергия. 2017; 186: 126–139. [Google Scholar]
    • Непал Р., Пайя Н. Энергетическая безопасность, электричество, население и экономический рост: пример развивающейся экономики Южной Азии, богатой ресурсами. Energy Pol. 2019; 132: 771–781. [Google Scholar]
    • Нурдианто Д.А., Ресосудармо Б.П. Перспективы и вызовы политики энергетической интеграции АСЕАН. Environ. Экон. Pol. Stud. 2011. 13 (2): 103–127. [Google Scholar]
    • OEC, Обсерватория экономической сложности.Медиа-лаборатория Массачусетского технологического института; 2019. https://oec.world/en/ Получено с. [Google Scholar]
    • Приступа А.О., Мол А.П. Возобновляемые источники энергии в России: взлет твердой биоэнергетики? Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2015; 50: 315–324. [Google Scholar]
    • Проскурякова Л., Филиппов С. Энергетические технологии Форсайт 2030 в России: взгляд на более безопасное и эффективное энергетическое будущее. Энергетические процедуры. 2015; 75: 2798–2806. [Google Scholar]
    • Радованович М., Филипович С., Павлович Д. Измерение энергетической безопасности – устойчивый подход. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2017; 68: 1020–1032. [Google Scholar]
    • Рагулина Ю.В., Боговиз А.В., Лобова С.В., Алексеев А.Н. Агрегированный индекс энергетической безопасности России, 1990-2015 гг. Int. J. Energy Econ. Pol. 2018; 9 (1): 212–217. [Google Scholar]
    • Рен Дж., Sovacool B.K. Количественная оценка, измерение и разработка стратегии энергетической безопасности: определение наиболее значимых параметров и показателей. Энергия. 2014; 76: 838–849. [Google Scholar]
    • REN21 Global Status Report Sustainable energy in 2019.2019. https://www.ren21.net/ Получено с.
    • Сарбасов Ю., Керимрай А., Токмурзин Д., Тосато Г., Де Мильо Р. Система электроснабжения и отопления в Казахстане: изучение путей повышения энергоэффективности. Energy Pol. 2013; 60: 431–444. [Google Scholar]
    • Серикова Ю., Зульфугарова Н. История становления и основные этапы развития нефтегазовой отрасли в Каспийском регионе. История и педагогика естественных наук. 2013; 2: 15–21. [Google Scholar]
    • Шарифуддин С.Методика количественной оценки энергетической безопасности Малайзии и других стран Юго-Восточной Азии. Energy Pol. 2014; 65: 574–582. [Google Scholar]
    • Шармина М. Низкоуглеродные сценарии для российской энергосистемы: подход ретроспективного анализа с участием заинтересованных сторон. Energy Pol. 2017; 104: 303–315. [Google Scholar]
    • Шейнбаум-Пардо К., Руис-Мендоса Б.Дж., Родригес-Падилья В. Энергетическая политика Мексики и индикаторы устойчивости. Energy Pol. 2012; 46: 278–283. [Google Scholar]
    • Sovacool B.К. Оценка энергетической безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе: к более комплексному подходу. Energy Pol. 2011. 39 (11): 7472–7479. [Google Scholar]
    • Sovacool B.K. Оценка показателей энергетической безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, 1990–2010 гг. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2013; 17: 228–247. [Google Scholar]
    • Sovacool Б.К., Браун М.А. Конкурирующие измерения энергетической безопасности: международная перспектива. Анну. Rev. Environ. Ресурс. 2010. 35: 77–108. [Google Scholar]
    • Sovacool B.K., Mukherjee I., Друпади И.М., Д’Агостино А.Л. Оценка показателей энергетической безопасности с 1990 по 2010 год для восемнадцати стран. Энергия. 2011. 36 (10): 5846–5853. [Google Scholar]
    • Тофиг А.А., Абедиан М. Анализ энергетического статуса в Иране для разработки дорожной карты устойчивой энергетики. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2016; 57: 1296–1306. [Google Scholar]
    • Тонгсопит С., Киттнер Н., Чанг Й., Аксорнкий А., Ванджираниран В. Энергетическая безопасность в АСЕАН: количественный подход к устойчивой энергетической политике. Energy Pol.2016; 90: 60–72. [Google Scholar]
    • Турсой Т., Ресатоглу Н.Г. Потребление энергии, электричество и причинно-следственная связь с ВВП; случай России, 1990-2011 гг. Экономика процедур и финансы. 2016; 39: 653–659. [Google Scholar]
    • Министерство энергетики США, 2019 г. https://www.eia.gov/ Получено с.
    • ПРООН Программа развития ООН. Программа развития ООН; Нью-Йорк, США: 2000. Оценка мировой энергетики – Энергия и проблемы устойчивости. [Google Scholar]
    • Вайдья О.С., Кумар С. Процесс аналитической иерархии: обзор приложений. Евро. J. Oper. Res. 2006. 169 (1): 1-29. [Google Scholar]
    • Вальдес Дж. Произвол в многомерных показателях энергетической безопасности. Ecol. Экон. 2018; 145: 263–273. [Google Scholar]
    • Видадили Н., Сулейманов Э., Булут С., Махмудлу С. Переход к возобновляемым источникам энергии и устойчивое развитие энергетики в Азербайджане. Обновить. Поддерживать. Energy Rev.2017; 80: 1153–1161. [Google Scholar]
    • Вивода В. Оценка энергетической безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе: новый методологический подход.Energy Pol. 2010. 38 (9): 5258–5263. [Google Scholar]
    • Фон Хиппель Д., Сузуки Т., Уильямс Дж. Х., Сэвидж Т., Хейс П. Энергетическая безопасность и устойчивость в Северо-Восточной Азии. Energy Pol. 2011. 39 (11): 6719–6730. [Google Scholar]
    • WEC. Публикация Мирового энергетического совета; 2010. Стремление к устойчивости: Оценка энергетической и климатической политики страны в 2010 году. [Google Scholar]
    • Всемирный банк. 2019. World Development Indicators. Http://data.worldbank.org Получено с. [Google Scholar]
    • Мировой Атлас Данных предоставлен базой данных Knoema.2019. https://knoema.com/ Получено с.
    • «Мировая энергетическая статистика» от энергетической аналитической и консалтинговой компании Enerdata. 2019. https://www.enerdata.net/ Получено с.
    • Вробель Р. Новая энергетическая геополитика Китая: Шанхайская организация сотрудничества и Центральная Азия. ASIEN. 2014; 133 (октябрь): 24–51. [Google Scholar]
    • Яо Л., Чанг Ю. Энергетическая безопасность в Китае: количественный анализ и последствия для политики. Energy Pol. 2014; 67: 595–604. [Google Scholar]
    • Заман Р., Брудерманн Т. Управление энергетикой в ​​контексте безопасности энергосервиса: качественная оценка электроэнергетической системы Бангладеш. Прил. Энергия. 2018; 223: 443–456. [Google Scholar]
    • Чжан Л., Ю Дж., Sovacool Б.К., Рен Дж. Измерение показателей энергетической безопасности в Китае: в перспективе между провинциями. Энергия. 2017; 125: 825–836. [Google Scholar]

    Советский Союз и США – откровения из российских архивов | Выставки

    Отношения между Советским Союзом и США были движимый сложным взаимодействием идеологических, политических и экономические факторы, которые привели к сдвигам между осторожным сотрудничеством и часто ожесточенное соперничество сверхдержав на протяжении многих лет.Отчетливый различия в политических системах двух стран часто помешали им достичь взаимопонимания по ключевым вопросам политики проблемы и даже, как в случае с кубинским ракетным кризисом, поставил их на грань войны.

    Правительство США изначально враждебно относилось к Советские лидеры за вывод России из Первой мировой войны и были против к государству, идеологически основанному на коммунизме.Хотя Соединенные Государства приступили к реализации программы помощи голодающим в Советском Союзе в в начале 1920-х годов американские бизнесмены установили коммерческие связи там в период Новой экономической политики (1921–29), две страны не установили дипломатические отношения до 1933. К тому времени тоталитарный характер Иосифа Сталина режим представлял непреодолимое препятствие для дружеских отношений с Западом.Хотя Вторая мировая война принесла двум странам в союз, основанный на общей цели разгрома нацистской Германии, агрессивная антидемократическая политика Советского Союза в отношении восточных Европа создала напряженность еще до окончания войны.

    Советский Союз и Соединенные Штаты во время следующие три десятилетия конфликта сверхдержав, ядерной и гонка ракетных вооружений. С начала 1970-х годов советская власть провозгласили политику разрядки и стремились к усилению экономической переговоры о сотрудничестве и разоружении с Западом.Тем не мение, Советская позиция по правам человека и его вторжение в Афганистан в 1979 г. возникла новая напряженность между двумя странами. Эти напряженность продолжалась до драматических демократических изменений 1989–91 гг. привели к краху в прошлом году Коммунистическая система и открыла путь для беспрецедентно нового дружба между США и Россией, а также другие новые нации бывшего Советского Союза.

    Раннее сотрудничество: помощь голодающим в Америке

    После большевистской революции 1917 г. Война вызвала острую нехватку продовольствия на юго-западе России. Военное опустошение усугублялось двумя последовательными сезонами засухи, и к 1920 году стало ясно, что наступил полномасштабный голод. в долине реки Волги, Крыму, Украине и Армения. Условия были настолько безнадежными, что в начале 1920 г. Советское правительство разослало по всему миру призыв к продовольственной помощи предотвратить голодную смерть миллионов людей.

    Несколько волонтерских групп в США и Европе к тому времени организовали программы помощи, но стало ясно, что помощь было необходимо в более крупном масштабе, потому что, по оценкам, от 10 до 20 на кону были миллионы жизней. Хотя официально это не было признал советский режим, правительство США было со всех сторон давили на вмешательство, и в августе 1920 г. неформальное соглашение было заключено, чтобы начать помощь голодающим программа.В 1921 году президент Уоррен Хардинг назначил Герберта Гувер, в то время министр торговли, организовал помощь усилие.

    Конгресс санкционировал 20 миллионов долларов, и Гувер приступил к организовать Американскую администрацию помощи (ARA) для выполнения этой работы. По условиям Гувера, ARA должна была полностью управляться американцами. программа помощи при транспортировке, хранении и доставке помощи поставки (в основном продовольствие и семенное зерно) голодающим область.После того, как советские официальные лица согласились, сотни американских для наблюдения за программой были отправлены волонтеры. ARA постепенно завоевал доверие местных коммунистических властей и получил практически полную свободу в распределении тысяч тонн зерна, а также одежду и медикаменты. Этот замечательные гуманитарные усилия спасли многие миллионы жизней.

    Помощь ARA продолжалась до 1923 года, когда местные фермы были снова производство, и хватка голода была сломлена.Гувер и его Позднее советское правительство наградило ARA за заботу и щедрость, которую Соединенные Штаты проявили в этом отчаянном кризис.

    Документ об отгрузке продуктов питания в Россию

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj1

    В начало

    Раннее сотрудничество: экономическое сотрудничество

    В течение 1920-х – начала 1930-х годов напряженность между Советский Союз и Запад несколько ослабли, особенно в сфера экономического сотрудничества.После их объединения политической власти, большевики столкнулись с той же экономической проблемой как и правительственные министры царского режима: как эффективно организовать обширные природные и человеческие ресурсы Советский союз. Экономическая ситуация усугубилась. трудный из-за огромных социальных и экономических потрясений, вызванных Первой мировой войной, революциями 1917 г. и Гражданской войной 1918–21.

    Пока фабрики простаивали, а в деревне бушевал голод, Владимир Ленин ввел новую экономическую политику (НЭП) в 1921 году. чтобы вселить энергию и направление в молодого коммунистического- управляемая экономика. НЭП отступил от коммунистической ортодоксии и экономически открыли советский монолит.

    По разным причинам – сострадание к страданиям Советским народам симпатия к великому «социалистическому эксперимент », но в первую очередь ради выгоды – Western бизнесмены и дипломаты начали налаживать контакты с советскими Союз.Среди этих людей были Аверелл Гарриман, Арман Хаммер, и Генри Форд, продававший тракторы Советскому Союзу. Такой усилия облегчили торговые связи между Советским Союзом и США, создавая основу для дальнейшего сотрудничество, диалог и дипломатические отношения между двумя страны. Эта эпоха сотрудничества никогда не была прочной. установился, однако, и уменьшился, поскольку Иосиф Сталин пытались искоренить пережитки капитализма и заставить Советский Союз экономически самодостаточен.

    Постановление Наркомата финансов

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj2

    В начало

    Коммунистические партии СССР и США

    Коммунистическая партия Советского Союза произошла от Российской социалистической Большевистское крыло Демократической партии труда, сформированное Владимиром Лениным в 1903 г.Ленин считал, что дисциплинированная, иерархическая организованная партия была необходима, чтобы вести рабочий класс в свержение капитализма в России и в мире. В ноябре 1917 г. большевики захватили власть в Петербурге (тогда назывался Петроград) и вскоре после этого начал использовать термин коммунистический описать себя. В марте 1918 г. большевики назвали их партия Российская Коммунистическая Партия (Большевик).Следующий год, они создали Коммунистический Интернационал (Коминтерн), чтобы контролировать коммунистическое движение во всем мире. После Роспуск Коминтерна в 1943 г. Комитет продолжал использовать коммунистические партии других стран. как инструменты советской внешней политики. Каждая национальная партия была требуется придерживаться ленинского принципа подчинения членов и организаций безоговорочно к решениям высшие инстанции.

    Сильно повлиял на успех большевиков Революция, американские социалисты и радикалы встретились в Чикаго в 1919 г. – организовать Коммунистическую партию США. Но американцы были настолько разделены, что вместо этого создали две партии. Одна группа состояла в основном из сравнительно недавних русских и восточных Европейские иммигранты, подчеркивавшие приверженность марксистской православие и пролетарская революция.Другая группа, доминирующая коренные, несколько более прагматичные американские радикалы, искали массовое влияние. Такие противоречивые цели в сочетании с несоответствие коммунистической доктрины американской действительности, сохраненное Коммунистическое движение в США небольшое сектантство движение.

    В 1922 году Коминтерн заставил две американские партии, которые состояла из примерно 12000 членов, которые должны были объединиться и следовать линия партии утвердилась в Москве.Хотя членство в К 1938 году американская партия выросла примерно до 75000 человек после Великой Отечественной войны. Депрессия, многие участники покинули партию после подписания Советско-нацистский пакт о ненападении 1939 года. Остальные ушли в 1956 году. после того, как Никита Хрущев разоблачил некоторые преступления Сталина и Советские войска вторглись в Венгрию. Только хардкорные участники остался после такого поворота советской политики. Американец партия, значительная, но никогда не являющаяся крупной политической силой в Соединенные Штаты стали еще более деморализованными, когда Борис Ельцин объявил Коммунистическую партию России вне закона в августе 1991 г. и открыл вверх по архивам, показывая продолжающуюся финансовую, а также идеологическая зависимость американских коммунистов от советских партия до ее роспуска.

    Свидетельство товарища Гитлоу

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj3

    В начало

    Вторая мировая война: Альянс

    Несмотря на глубоко укоренившееся недоверие и вражду между Советский Союз и западные демократии, вторжение нацистской Германии Советского Союза в июне 1941 г. мгновенно создали союз между Советами и двумя величайшими державами в том, что Советские лидеры давно называли «империалистическим лагерем»: Британия. и США.Через три месяца после вторжения Соединенные Штаты оказали помощь Советскому Союзу через Закон о ленд-лизе от марта 1941 г. До сентября 1941 г. торговля между США и Советским Союзом было проведено в первую очередь через Советскую комиссию по закупкам в США. Состояния.

    Ленд-лиз был самым заметным признаком сотрудничества военного времени между США и СССР.Около 11 долларов миллиардов военной техники было отправлено в Советский Союз. программа. Дополнительная помощь поступила от Службы военной помощи США и России. (частная некоммерческая организация) и Красный Крест. О семьдесят процентов помощи дошло до Советского Союза через Персидский залив через Иран; остаток пересек Тихий океан во Владивосток и через Северную Атлантику в Мурманск. Ленд-лиз с Советским Союзом официально закончился в сентябре 1945 года.Иосиф Сталин никогда не открывал своему народу всего вклад ленд-лиза в выживание своей страны, но он сослался на программу Ялтинской конференции 1945 года, сказав: «Ленд-лиз – один из самых замечательных и выдающихся проектов Франклина Рузвельта. жизненно важные достижения в формировании антигитлеровского союза ».

    Коврики и товары по ленд-лизу приветствовались Советским Союзом, и Президент Рузвельт придавал первостепенное значение его использованию для держать СССР в войне против Германии.Тем не менее, программа не препятствовала развитию трения между Советский Союз и другие участники антигитлеровского союза. Советский Союз был раздражен тем, что, как ему казалось, было долгим задержка союзников с открытием «второго фронта» союзников. наступление на Германию. Когда война на востоке превратилась в пользу Советского Союза, и несмотря на успешные союзнические высадки в Нормандии в 1944 году, ранее возникшие трения усилились по непримиримым разногласиям по поводу послевоенных целей в антиосевая коалиция.Ленд-лиз помог Советскому Союзу продвигать Немцы покинули свою территорию и Восточную Европу, таким образом ускорение окончания войны. С захватом Сталиным Восточная Европа, конец военного союза и холодная война начал.

    Свидетельские показания Венделла Уилки

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj4

    В начало

    Вторая мировая война: американские военнопленные и МВД

    Давно замолчали орудия дальних сражений, но безответные вопросы о пропавших без вести военнослужащих США в действии и непатриированные военнопленные продолжают беспокоить нация.Недавно пропавшие без вести и военнопленные из Вьетнамская война была в центре внимания.

    Но советские архивные документы – из более ранней эпохи после Вторая мировая война – раскрыть, что американцы были задержаны, и даже погиб, на просторах Советского ГУЛАГа. Чтобы узнать дополнительные информация об американцах, освобожденных из немецких лагерей для военнопленных Красной Армии, а затем интернированных в советских лагерях, США / России Совместная комиссия по военнопленным / МВД была сформирована в начале 1992 года.Библиотека должностных лиц Конгресса, среди прочих, были уполномочены исследование российских архивных материалов по данной тематике в Москве.

    Благодаря таким усилиям и дополнительному сотрудничеству судьба Те, кто пропал без вести в «холодной войне», также могут стать известными. русский в новостях сообщается о сбитом американским самолетом B-29. Советские перехватчики над Балтийским морем в апреле 1950 года. Один из Советские летчики, сбившие В-29, сообщили, что самолет был извлечен из моря, но судьба экипажа неизвестна.

    История жестокой войны наводит на мысль, что некоторые вопросы о пропавших без вести и военнопленных никогда не получить ответ. Тем не менее искренность, доброжелательность и дух сотрудничество всех сторон может свести к минимуму такие вопросы. В открытие архивов – шаг вперед на пути к истине что может устранить путаницу и подозрения, возникшие в мимо.

    Список военнопленных

    Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj5

    В начало

    Холодная война: послевоенное отчуждение

    Западные демократии и Советский Союз обсуждали ход Второй мировой войны и характер послевоенного урегулирования на конференциях в Тегеране (1943 г.), Ялте (февраль 1945 г.) и Потсдам (июль – август 1945 г.).

    Сталин в Потсдаме

    Иосиф Сталин (справа в центре, сзади в белой форме) слушает дискуссии в Потсдаме Конференция 1945 г. после немецкой сдаваться.Конференция должна была определить разделение Германии на четыре державы и будущее Восточной Европы. Справа от Сталина – советский министр иностранных дел, Вячевслав Молотов.

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj6

    После войны споры между Советский Союз и западные демократии, особенно Советский захват восточноевропейских государств под руководством Уинстона Черчилля чтобы предупредить в 1946 году, что «железный занавес» опускается через середина европы.Со своей стороны, Иосиф Сталин углубил отчуждение между Соединенными Штатами и Советским Союзом, когда он утверждал в 1946 году, что Вторая мировая война была неизбежной и неизбежное следствие «капиталистического империализма» и подразумеваемые что такая война может повториться.

    Холодная война была периодом соперничества между Востоком и Западом, напряженности, и конфликт, за исключением полномасштабной войны, характеризующийся взаимными восприятие враждебных намерений между военно-политическими союзы или блоки.Были настоящие войны, иногда называемые «Прокси-войны», потому что их вели советские союзники. чем сам СССР – наряду с конкуренцией за влияние в Третий мир и крупная гонка вооружений сверхдержав.

    После смерти Сталина отношения Востока и Запада пережили фазы чередования расслабления и конфронтации, в том числе кооперативная фаза 1960-х годов и другая, получившая название разрядки, в течение 1970-х гг.Заключительный этап в конце 1980-х – начале 1990-е годы были восприняты президентом Михаилом Горбачевым, и особенно президентом новой посткоммунистической российской республики, Борис Ельцин, а также президент Джордж Буш, как начало партнерство между двумя государствами, которое может решить многие глобальные проблемы.

    Телеграмма президенту Трумэну

    Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj7

    В начало

    Холодная война: советские перспективы

    После Второй мировой войны Иосиф Сталин видел мир разделенным на два лагеря: империалистический и капиталистический режимы на одном с другой стороны, коммунистический и прогрессивный мир. В 1947 г. президент Гарри Трумэн также высказался о двух диаметрально противоположных взглядах. противостоящие системы: одна свободна, а другая стремится подчинить другие народы.

    После смерти Сталина Никита Хрущев заявил в 1956 году, что империализм и капитализм могли сосуществовать без войны, потому что Коммунистическая система окрепла. Женевский саммит 1955 года между Великобританией, Францией, Советским Союзом и США, и Кэмп-Дэвидский саммит 1959 года между Эйзенхауэром и Хрущев возлагал надежды на более тесное сотрудничество между Востоком. и Запад. В 1963 году США и Советский Союз подписали некоторые соглашения об укреплении доверия, и в 1967 году президент Линдон Джонсон встретился с премьер-министром СССР Алексеем Косыгиным в Глассборо, Нью-Джерси.Перемежаясь такими шагами к сотрудничество, однако, были враждебными действиями, которые угрожали более широким конфликт, такой как кубинский ракетный кризис октября 1962 г. и вторжение в Чехословакию под советским руководством в 1968 году.

    Перечислено долгое правление Леонида Брежнева (1964–1982). в России как «период застоя». Но советский позиция по отношению к Соединенным Штатам стала менее откровенно враждебной в начало 1970-х гг.Переговоры между США и Советский Союз завершился саммитами и подписанием соглашения об ограничении стратегических вооружений. Брежнев провозгласил в 1973 г., что мирное сосуществование было нормальным, постоянным и необратимое состояние отношений между империалистами и коммунистами. страны, хотя он предупреждал, что конфликт может продолжаться в Третий мир. В конце 1970-х усилились внутренние репрессии и Советское вторжение в Афганистан привело к возобновлению холодной войны враждебность.

    Советские взгляды на США снова изменились после Михаил Горбачев пришел к власти в начале 1985 года. Контроль над вооружениями переговоры были возобновлены, и президент Рейган предпринял новый серия встреч на высшем уровне с Горбачевым, которые привели к оружию сокращений и способствовал росту симпатии даже среди Коммунистическим лидерам за более тесное сотрудничество и отказ от классовый, конфликтно ориентированный взгляд на мир.

    С признанием президентом Ельциным независимости другие республики бывшего СССР и запуск им полномасштабной масштабная программа экономических реформ, призванная создать рынок экономики, Россия, наконец, взяла на себя обязательство преодолеть оба имперское и идеологическое наследие Советского Союза.

    Разоблачение империалистической политики

    Добавьте этот элемент в закладки: // www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj8

    В начало

    Холодная война: Кубинский ракетный кризис

    По воспоминаниям Никиты Хрущева, в мае 1962 г. задумал разместить ядерные ракеты средней дальности на Кубе как средство противодействия растущему лидерству Соединенных Штатов Государства в разработке и размещении стратегических ракет. Он также представил схему как средство защиты Кубы от другого Вторжение, спонсируемое США, например, неудавшаяся попытка Залив Свиней в 1961 году.

    После одобрения Фиделя Кастро Советский Союз быстро и тайно строили ракетные установки в Куба. 16 октября президент Джон Кеннеди был показан разведывательные фотографии советских ракетных установок под строительство на Кубе. После семи дней настороженного и интенсивного дебаты в администрации США, в ходе которых советские дипломаты отрицали, что установки для наступательных ракет были строится на Кубе, президент Кеннеди в телеобращении на 22 октября объявлено об обнаружении инсталляций и провозгласил, что любой ракетно-ядерный удар с Кубы будет рассматривается как нападение Советского Союза и будет отвечено соответственно.Он также ввел военно-морской карантин на Кубе, чтобы предотвратить дальнейшие поставки советского наступательного боевого оружия от прибытия туда.

    Во время кризиса стороны обменялись множеством писем и другие коммуникации, как официальные, так и «обратные каналы». Хрущевка отправил письма Кеннеди 23 и 24 октября с указанием сдерживающий характер ракет на Кубе и мирное намерения Советского Союза.26 октября Хрущев прислал Кеннеди – длинное бессвязное письмо, в котором, казалось бы, ракетные установки будут демонтированы, а личный состав выведен. в обмен на заверения США в том, что он или его доверенные лица не будет вторгаться на Кубу. 27 октября еще одно письмо Кеннеди. прибыл из Хрущева, предполагая, что ракетные установки в Куба была бы демонтирована, если бы Соединенные Штаты демонтировали ее ракетные установки в Турции.Американская администрация решил проигнорировать это второе письмо и принять предложение изложены в письме от 26 октября. Затем Хрущев объявил 28 октября, что он демонтирует установки и вернуть их в Советский Союз, выразив уверенность, что Соединенные Штаты не будут вторгаться на Кубу. Дальнейшие переговоры были проведенного для выполнения соглашения от 28 октября, в том числе объединенного Государства требуют, чтобы советские легкие бомбардировщики также были сняты с Куба, а также указать точную форму и условия United Государства заверяют, что не вторгнутся на Кубу.

    Письмо Хрущева Президенту Кеннеди

    Добавьте этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/archives/sovi.html#obj9

    В начало

    По мере того, как Россия расширяет трубопровод к Тихому океану, треть экспорта нефти идет на восток

    МОСКВА (Рейтер) – Россия собирается завершить новое расширение своих нефтепроводов к тихоокеанскому побережью, что укрепит ее роль в качестве ведущего поставщика в Азии и позволит ей поставлять треть всего экспорта нефти на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

    Всего 10 лет назад Россия, второй по величине экспортер нефти в мире после Саудовской Аравии, почти не отправляла нефть в Азию, при этом большая часть ее экспорта нефти шла на Запад.

    Но по мере нарастания напряженности между Россией и Европейским союзом и роста экономики азиатских стран президент России Владимир Путин попросил правительство диверсифицировать маршруты экспорта нефти.

    (ГРАФИКА: экспорт и внутренняя переработка нефти из России в 2005-2019 гг. -)

    За последнее десятилетие Россия запустила крупный нефтепровод в Китай, по которому сегодня транспортируется 600 000 баррелей в сутки, и открыла новый порт. Козьмино на Тихом океане, экспортируя более 600 000 баррелей в сутки.Россия также поставляет 200 000 баррелей в сутки в Китай по трубопроводу, проходящему через Казахстан.

    В следующем месяце Россия планирует расширить трубопровод, соединяющий свои месторождения в Восточной и Западной Сибири с Китаем, Козьмино и местными нефтеперерабатывающими заводами, известными как Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО), еще на 100 000 баррелей в сутки.

    После этого линия выйдет на полную проектную мощность 1,6 млн баррелей в сутки.

    За последнее десятилетие Китай стал, безусловно, крупнейшим покупателем российской нефти по новым маршрутам, обеспечивая поставки 800 000 баррелей в сутки по трубопроводам и закупая большие объемы у Козьмино.

    Расширение ВСТО должно еще больше укрепить роль России как ведущего поставщика Китая, опережающего конкурентов, таких как Саудовская Аравия и США.

    Между тем экспорт на Запад, который был основным источником экспортных доходов для России и Советского Союза с 1960-х годов, снизился примерно на 15 процентов с 2005 года.

    Российская внутренняя переработка нефти выросла более чем на 50 процентов, как Путин. призвал отрасль модернизироваться и сосредоточиться на экспорте продуктов с добавленной стоимостью, а не сырой нефти.

    Диверсификация экспортных маршрутов также позволила России удерживать более высокие цены на свою нефть – большую часть последнего десятилетия нефть в Азии торговалась с премией по сравнению с эталонной российской нефтяной смесью Urals.

    Кроме того, в этом году Россия планирует запустить свой первый крупный газопровод в Китай, что поможет стране в дальнейшей диверсификации экспорта энергоносителей.

    Репортаж Ольги Яговой; Под редакцией Дмитрия Жданникова и Элейн Хардкасл

    Российские газопроводы могут спасти Европу этой зимой, но ухудшат климатические изменения

    Буровая установка ПАО «Газпром» на Ковыктинском газовом месторождении недалеко от Иркутска, Россия, которая поставляет топливо в Китай.Газпром заявляет, что предпринимает шаги по снижению общих выбросов метана. Видеооператор: Андрей Рудаков / Bloomberg

    Европейские политики выступают на переговорах COP26 как климатические герои, но континент сильно зависит от природного газа, который сопровождается сверхнормативными выбросами метана.

    Аарон Кларк и Лора Миллан

    Всего несколько крупных трубопроводов проходят между сотнями миллионов людей в Европейском Союзе и полным энергетическим коллапсом.Эта обширная и – по крайней мере на данный момент – упорно незаменимая инфраструктура таит в себе темную тайну в самом сердце того, что должно было стать первым континентом, вступившим в эпоху после ископаемого топлива.

    Инженеры государственного энергетического гиганта России, ПАО «Газпром», отвечают за поддержание скудных поставок природного газа. Их работа иногда включает выброс огромных облаков горячего метана на переходе из сибирской тундры в Европу.

    Возьмем инцидент 4 июня, который начался как плановое техническое обслуживание.Как позже описывала компания, инженеры обнаружили достаточно серьезный дефект, чтобы перекрыть трубопровод, в результате чего газ попал внутрь трубы. Это стандартная практика в России и других странах, которую многие операторы считают самым простым и дешевым способом предотвращения взрывов. Газпром не нарушал никаких законов. Тем не менее, поскольку метан обладает гораздо большей способностью согревать планету, чем углекислый газ, этот единственный шлейф мог улавливать такое же количество тепла, как выбросы от сжигания 350 000 баррелей нефти.

    В тот же день климатический царь ЕС появился на видеоэкранах по всему блоку. Франс Тиммерманс был одет в бледно-лиловую рубашку и очки в прозрачной оправе на интервью, в котором он говорил о самой амбициозной зеленой политике в мире. «Речь идет о том, чтобы научиться жить в пределах планет», – сказал он. «Это переосмысление нашего образа жизни».

    Царь климата ЕС Франс Тиммерманс Фотограф: Джон Тис / AFP / Getty Images

    Задача Тиммерманса – озвучить европейскую цель – стать первым климатически нейтральным континентом, путь, требующий не меньше, чем полная трансформация гигантской экономики .Повестка дня затрагивает каждый аспект повседневной жизни. Но работники «Газпрома» и трубопроводы, которые они обслуживают, остаются вне досягаемости климатических мер ЕС. Зеленый континент на протяжении десятилетий полагался на импортный газ из России для электроснабжения электрических сетей, работы заводских печей и обогрева домов.

    Эта зависимость стала очевидной в последние месяцы. Нехватка газа привела к тому, что цены на электроэнергию достигли рекордно высокого уровня, и некоторые производства были вынуждены закрыться. Европейские лидеры направляются на саммит ООН по климату COP26 на этой неделе, опережая своих коллег по зеленым действиям и настаивая на глобальном обязательстве сократить выбросы метана по крайней мере на 30% по сравнению с уровнями 2020 года к концу десятилетия.Тем не менее, энергетические отношения Брюсселя и Москвы, проложенные через тысячи километров стальных трубопроводов, ответственны за одну из крупнейших текущих операций по транспортировке ископаемого топлива на Земле, которая связана с чрезмерными выбросами в результате потепления планеты.

    «Газпром» заявляет, что выделил достаточно метана, чтобы уловить такое же количество тепла, как 25,5 млн тонн CO₂ в прошлом году. Но это учитывает только влияние потепления за столетие. Метан гораздо опаснее в первые два десятилетия его пребывания в атмосфере, в течение которых выбросы Газпрома в 2020 году превысят годовой углеродный след всего города Парижа или китайского промышленного центра Тяньцзинь.

    Проложенные сквозные трубопроводы ПАО «Газпром» обогнут Землю более четырех раз. Фотограф: Андрей Рудаков / Bloomberg

    Антропогенные выбросы метана в России угрожают свести на нет глобальные усилия по ограничению выбросов мощного парникового газа. Метан рассеивается намного быстрее, чем CO₂, а это означает, что прекращение выбросов может иметь более быстрый эффект на замедление климатических изменений, чем любая другая отдельная мера. По данным Международного энергетического агентства, в 2020 году нефтегазовая промышленность России выбросила 12,9 миллиона тонн метана, что является самым большим объемом выбросов в мире.Второе место занимают США, за ними следует затворное центральноазиатское государство Туркменистан.

    Трубопроводы, загрязняющие окружающую среду в России

    Природный газ, используемый в европейских электрических сетях и на заводах, обходится дорого из-за климата

    Примечание: данные показывают концентрации метана из источников нефти и газа, наблюдаемые со спутника в период с января 2019 года по октябрь 2021 года. предполагаемые уровни выбросов, а не масштаб шлейфов. Это не полная выборка российских выбросов.Источник: Kayrros SAS; Нефтегазовая инфраструктура

    Ограничение выбросов метана от нефтегазовой инфраструктуры – это редкое климатическое решение, не требующее исследований и разработок. По оценкам МЭА, около трех четвертей глобальных выбросов метана от ископаемого топлива можно избежать с помощью современных технологий. Защитники утверждают, что многие из этих мер, такие как модернизация компрессорных станций и трубопроводной арматуры, окупятся в долгосрочной перспективе, поскольку сэкономленный газ можно продать.

    Газовые компании также вынуждены сокращать выбросы от своей продукции или сталкиваются с угрозой потери клиентов, которые должны выполнять свои собственные экологические цели. «Если нефтегазовая промышленность будет заявлять, что ей необходима утечка или выпуск метана, – говорит Кристоф МакГлэйд, глава отдела энергоснабжения в МЭА, – тогда очень трудно понять, как это может сделать это настолько естественным. газ станет частью решения для достижения наших общих климатических целей ».

    Если говорить о России, то здесь не все так однозначно.Страна предпринимает шаги по пресечению выбросов и снижению объемов выбрасываемого газа, и заявляет, что ее новый трубопровод «Северный поток-2», который проходит по дну Балтийского моря в Германию, предлагает Европе более чистый газ, поскольку его путь короче, а инфраструктура является фирменной. новый. Но устранение многих крупных утечек также потребует капитального ремонта инфраструктуры в тех местах, где меньше стимулов для огромных инвестиций, особенно когда есть шанс, что спрос на газ упадет в ближайшие десятилетия.Сюда входят маршруты, которые ведут на Украину, которую президент России Владимир Путин пытался исключить из цепочки поставок в течение многих лет.

    27 октября президент России Владимир Путин встретился с председателем правления “Газпрома” Алексеем Миллером и другими официальными лицами. Источник: Евгений Паулин / ТАСС / Getty Images

    Любые климатические уступки со стороны Путина, скорее всего, будут связаны с определенными условиями. Десятки стран намерены присоединиться к глобальному пакту по метану, продвигаемому ЕС и США.С. на COP26, но Россия чего-то хочет взамен подписания: отмена санкций Газпрома в отношении зеленых инвестиций. США и ЕС ввели ограничения, а также ряд других, после того, как Россия аннексировала Крым в 2014 году.

    Министерство экономики России, которое отвечает за разработку законов, направленных на сокращение выбросов, не сразу ответило на вопросы. В заявлении «Газпрома» в пятницу говорится, что его продукция имеет «самый низкий углеродный след среди ведущих мировых производителей нефти и газа.

    «Выбросы из трубопроводов в России можно исправить, – говорит Стивен Гейгер, основатель консалтинговой фирмы Innova Partners, имеющий 30-летний опыт работы в российских энергосистемах. «Но кто за это платит? Будет ли российское правительство в одиночку проводить агрессивную климатическую политику или будет стремиться разделить расходы с конечными пользователями? Между тем, Европа продвигает агрессивную климатическую политику, но им нужно держать цены на газ на одном уровне, чтобы избежать социальных проблем ».

    Угроза метана

    Узнайте больше о газе с наддувом, который может переломить ситуацию с глобальным потеплением.

    Европе потребовались годы, чтобы осознать серьезность своей проблемы с метаном. Клаус Зенер, ученый из Европейского космического агентства, вспоминает, как его команда подвергалась насмешкам со стороны американских коллег из НАСА, когда они впервые начали пытаться использовать спутники для отслеживания парниковых газов. «Они немного улыбались нам, как будто говорили, что наша идея кажется интересной, но в то же время немного сумасшедшей», – вспоминает он.

    В 2002 году ЕКА запустило спутник Envisat с прибором под названием Sciamachy, сокращенно от сканирующего абсорбционного спектрометра для картографии атмосферы.Это также была игра с греческим словом, означающим «борьба с тенями», потому что это позволяло обнаруживать и измерять невидимый CO₂ и метан. В конечном итоге это станет ключевым оружием в борьбе ЕС против глобального потепления.

    Сегодня Зенер является менеджером миссии ESA Sentinel-5 Precursor, потомка Envisat. Данные, которые он передает обратно на Землю, позволили французской геоаналитической компании Kayrros SAS точно определить шлейф от трубопровода Газпрома в июне. Спутник также предупредил инвесторов и общественность об аналогичных утечках из ведущих газодобывающих стран, таких как Ирак, Алжир и Казахстан.Когда дело доходит до борьбы с метаном, «космос дает вам одну возможность», – говорит Зенер. «Вы не решаете все, но это помогает».

    Изображение предшественника Sentinel-5 ЕКА. Источник: ESA / ATG Medialab

    Трудно сказать точно, сколько метана поступает из России. Даже в оптимальных условиях датчик метана Sentinel-5P не обнаруживает все шлейфы. При анализе данных легче количественно оценить выбросы с высокой концентрацией из крупных точечных источников, включая трубопроводы природного газа.Чтобы оценить более мелкие диффузные источники, рассредоточенные на более широкой территории, например в бассейне ископаемого топлива, ученые используют метод, называемый обратным моделированием, для оценки совокупных выбросов. Вот как исследователи из некоммерческого фонда защиты окружающей среды (EDF) и Гарварда пришли к выводу, что выбросы метана в нефтегазовой отрасли России в среднем составляют около 8,3 миллиона тонн в год. В краткосрочной перспективе это имеет почти такое же влияние на глобальное потепление, как и любое загрязнение CO₂ из Германии. Министерство природных ресурсов России заявило, что «открытые базы данных», такие как IEA и EDF, используют «упрощенные подходы к оценке выбросов парниковых газов».

    По оценкам МЭА, более половины выбросов метана из нефти и газа в России является результатом сброса газов, аналогичного тому, что инженеры «Газпрома» сделали 4 июня. Примерно треть приходится на случайные утечки. Операторы также иногда сжигают избыток газа, так называемый факел, превращая его в менее улавливающий тепло CO₂. Но этот процесс не всегда проходит гладко, поскольку остатки метана составляют остальную часть выбросов в России.

    Ученые и защитники окружающей среды утверждают, что это дает российскому нефтегазовому сектору хорошие возможности для предотвращения утечек метана из своей инфраструктуры.«Если вы знаете достаточно, чтобы добывать и отправлять нефть и газ, вы определенно знаете достаточно, чтобы находить и устранять утечки, заменять клапаны и восстанавливать компрессоры двигателей», – говорит Марк Браунштейн, старший вице-президент по энергетике EDF. «Это больше относится к области автомеханики, чем ракетостроения».

    Световые индикаторы на панели управления компрессорной станции «Славянская» ПАО «Газпром» Фотограф: Андрей Рудаков / Bloomberg

    «Газпром» рискует остаться позади конкурентов, которые соревнуются за сокращение выбросов.Глобальные экспортеры газа, участвующие в отраслевой инициативе по климату нефти и газа, в том числе Exxon Mobil Corp. и Royal Dutch Shell Plc, взяли на себя амбициозные обещания сократить средние выбросы от добычи и производства топлива, в то время как несколько производителей из США объединили усилия, чтобы сертифицировать свои выбросы. независимыми сторонними аудиторами.

    Метан продолжает безжалостно вытекать из трубопроводов России. 5 октября еще один шлейф, обогревающий планету мощностью 8000 британских автомобилей, был замечен над газопроводами “Газпрома” в западной части Нижегородской области.В компании заявили, что в тот день в этом районе проводились работы, в ходе которых был сброшен газ. «Основная часть газа с отключенного участка газопровода была сэкономлена и закачана в действующий участок газопровода», – сообщил представитель «Газпрома» по электронной почте. «Небольшая часть газа, которую было технологически невозможно хранить, была сброшена».

    Вопрос для европейских политиков состоит в том, следует ли принимать это как причину загрязнения. В декабре официальные лица планируют принять закон, который повысит стандарты мониторинга и отчетности в домашних условиях.В предложении Комиссии ЕС некоммерческая целевая группа по чистому воздуху рекомендовала блоку полностью запретить обычную вентиляцию и сжигание в факелах, чтобы компании не могли утверждать, что утечки неизбежны.

    Это поможет устранить утечки на заднем дворе Европы. CATF использует специальную инфракрасную камеру для документирования выбросов метана от энергетических объектов по всему континенту. На их кадрах видна утечка метана по всей Румынии. В Германии, тем временем, компрессорная станция за пределами Берлина тихо извергала метан в течение двух недель.«Этого никогда бы не было допущено, если бы утечка произошла из-за нефти», – говорит Джонатан Бэнкс, директор по метану целевой группы. «Во всех этих случаях компании не нарушали никаких законов ЕС», – говорит он. «Существуют противоречивые политики, которые приводят к еще большему загрязнению».

    Борьба с выбросами от импортируемого газа – более серьезная задача, которая будет иметь гораздо более серьезные последствия для планеты. Директивные органы ЕС уже вводят налог на импортные товары с высокими выбросами, такие как сталь и цемент, чтобы воспрепятствовать передаче загрязнения окружающей среды другим странам, поскольку блок ужесточает свои собственные правила.Система будет запущена позже в этом десятилетии, но вряд ли политики наложат такое же наказание на метан, по словам официального представителя ЕС, участвовавшего в переговорах, который попросил не называть его имени, потому что обсуждения носят частный характер. Вместо этого блок рассматривает программу классификации, чтобы различать поставщиков, которая учитывает количество парниковых газов, выбрасываемых на единицу произведенной энергии.

    Эту идею продвигают некоторые энергетические компании, которые уверены, что получат хорошие результаты.Но полагаться на спутники для оценки метана у крупных экспортеров природного газа сложно. Выбросы могут сильно различаться между производственными площадками, даже если ими управляет одна и та же компания. То же самое и с трубопроводами. По данным EDF, когда речь идет о России, возникает дополнительная неопределенность, поскольку в более высоких широтах, где находится большая часть энергетических запасов страны, спутниковые наблюдения ограничены коротким световым днем ​​в зимние месяцы.

    Европейская комиссия не ответила на вопросы.

    Начальная точка газопровода «Северный поток – 2», который может усилить зависимость Европы от российского газа. Фотограф: Андрей Рудаков / Bloomberg

    Метан из России облаком нависает над прогрессивными политиками Европы. Все их усилия по сокращению выбросов внутри страны будут подорваны, если поставщики газа блока не последуют их примеру.

    Россия «всегда утверждала, что у них нет утечек и у них все хорошо», – говорит Ютта Паулюс, член Европейского парламента от Партии зеленых, пока Sentinel-5P не раскрыл масштабы своей проблемы с метаном.По словам Паулюса, она подталкивает блок к принятию системы, которая усилит мониторинг, отчетность и проверку выбросов за рубежом, поэтому «Газпром больше не может говорить, что у нас все в порядке».

    Утечка 4 июня показывает, насколько сложно издалека определить, действительно ли выпуск был неизбежен. Операторы во всем мире, от Канады до Ирака, настаивали, что их излучение, обнаруженное спутником, было частью нормальной работы или необходимым по соображениям безопасности. В некоторых случаях это правда.Но без жесткого регулирования и большей прозрачности отдельных событий компании решают, где проводить черту.

    Тот день в начале июня начался достаточно спокойно. Инженеры «Газпрома» вставили в трубопровод устройство, известное как «умная свинья», чтобы проверить наличие признаков коррозии, которая может вызвать аварию и нарушить транспортировку. Техники обнаружили серьезную неисправность, которую необходимо было немедленно устранить.

    «Учитывая срочность, было невозможно использовать передвижную компрессорную станцию, которая могла бы помочь уменьшить выброс», – говорится в заявлении «Газпрома».Компания заявляет, что изо всех сил старается использовать устройства, которые, по сути, представляют собой насосные станции на колесах, которые подключаются к трубопроводу и откачивают излишки газа, когда это возможно. Газпром сократил выбросы метана в прошлом году на 22% по сравнению с 2019 годом, согласно экологическому отчету компании, аудит которого проводила KPMG, и говорится, что он расширил свой парк мобильных компрессоров до 15, чтобы способствовать дальнейшему сокращению загрязнения.

    Но проблема заключается не только в предотвращении утечек и снижении количества выбрасываемого метана.«Газпрому» приходится управлять крупнейшей в мире сетью трубопроводов. Проложенные непрерывно, звенья обогнут Землю более четырех раз. Для обеспечения протекания газа по этим трубам требуется большее количество компрессорных станций, а это означает, что существует большая инфраструктура, склонная к выбросам во время планового технического обслуживания, не говоря уже о случайных утечках из-за износа. Это особенно верно в отношении ключевых наземных экспортных трубопроводов, которые строились с конца 1960-х до начала 1980-х годов.

    Kayrros, французская геоаналитическая компания, выявила 44 выброса с 2019 по 25 октября этого года в 60-километровом (37-мильном) коридоре вдоль трубопровода Brotherhood, одного из старейших звеньев, и 33 выброса выбросов возле Северного сияния. и трубопроводы Ямал-Европа. Если предположить, что каждое из событий длилось 6 часов, через эти два коридора было выброшено около 40 000 тонн метана. Трудно использовать спутниковые данные для обнаружения выбросов, если они есть, из новых трубопроводов Nord Steam, которые проходят под водой.

    Путин в последние месяцы пытался сместить разговор. После многих лет игнорирования рисков изменения климата он побудил чиновников относиться к угрозе более серьезно и признать опасность более экстремальных погодных условий для экономики России. В октябре он объявил цель страны по сокращению выбросов к 2060 году. Российские официальные лица говорят, что изменение тона отчасти вызвано запоздалым осознанием того, что ЕС серьезно относится к внедрению правил, которые могут наказать страну за чрезмерные выбросы в атмосферу. ключевые отрасли.Российские производители нефти и газа могут потерять от 3 до 4 миллиардов долларов в год, если ЕС введет пограничный налог на выбросы углерода, заявил в апреле заместитель министра энергетики страны Павел Сорокин.

    Есть также признаки того, что «Газпром» может попытаться получить собственные цифры выбросов из космоса. Компания заявляет, что первая из шести запланированных орбитальных станций, которые могут отслеживать метан, планируется запустить в 2024 году. Заместитель генерального директора Виталий Маркелов сказал в октябре, что оператор начнет работать с Государственным космическим агентством России над установкой по производству спутников.Министерство природных ресурсов заявило, что страна хочет, чтобы мир принял общую систему измерения парниковых газов из космоса, и предложило создать совместную платформу мониторинга с США.

    Россия заявляет, что новый трубопровод Nord Stream 2 может сократить потребление энергии. закачать газ в Европу почти наполовину. Но Путин также использует энергетический кризис в Европе, чтобы добиться скорейшего одобрения нового трубопровода, что может дать ему еще большее влияние на энергетическую безопасность континента.

    Реальность такова, что усиление давления на российских операторов не является жизнеспособным вариантом, пока Европа не сможет убедительно отказаться от газа. Газпром поставил почти треть всего газа, потребляемого в Европе в 2020 году, и, вероятно, станет еще более важным источником в краткосрочной перспективе, поскольку на континенте сокращается внутренняя добыча. Ведущие экономики блока закрывают угольные электростанции, а некоторые даже планируют отказ от атомной энергетики. В то время как возобновляемые источники энергии могут заменить некоторые из этих мощностей, энергоемкие отрасли, такие как производство стали или цемента, потребуют таких технологий, как водород, которые находятся в стадии разработки.

    Европа загнала себя в угол, потому что не вкладывает достаточно денег в чистую энергию, которая позволила бы ей сократить свою зависимость от природного газа, по словам Джонатана Стерна, известного научного сотрудника Оксфордского института энергетических исследований.

    «Снижение зависимости от импорта природного газа является частью перехода Европы от ископаемого топлива, и ей необходимо ежегодно в течение нескольких десятилетий инвестировать десятки миллиардов евро в чистую энергию», – говорит Стерн.«Я не вижу, чтобы тратятся такие деньги, и я сомневаюсь, что сокращение спроса на природный газ будет приоритетной задачей. Из-за этого я вижу, что экспорт российского газа в значительной степени останется на том же уровне, что и до конца этого десятилетия ».

    Добавить комментарий