Добыча угля в 90 годах возросла или упала: добыча угля в 90 годах а) возросла б) упала ? плиииз помогите

Содержание

добыча угля в 90 годах а) возросла б) упала ? плиииз помогите

Как называли страну Германия в 14 веку?​

Дополните предложение. Индекс человеческого развития – это совокупный показатель уровня развития человека в той или иной стране, учитывающий ________ … ______получение образования и __________ ее граждан.​

1. Жителі села Мостище вирішили відпочити на піщаному березі озера Чорне. Розробіть можливі маршрути їхньої подорожі різними способами пересування: а) … пішки, б) велосипедом. Вкажіть напрямки, відстані, орієнтири та опишіть навколишні краєвиди так, щоб не маючи карти із собою, можна було туди дістатися Пожалуйста помогите ​

Какая самая большая страна в Африке? ​

Составьте предположительный прогноз численности населения Рес- публики Беларусь на ближайшие 25 лет, если коэффициент естественного прироста населения … принять за современный (- 2,8 ‰). Как этот показатель отраз- ится на социально-экономическом развитии страны?​

25. Увідповідніть країни Європи та їхню господарську спеціалізацію 1 Туреччина DA рекреаційне господарство 2 Греція Б текстильна промисловість, зернов … е господарство 3 Франція в продукція транспортного машинобудування і текстильна промисловість 4 Німеччина СГ продукція електротехнічного, машинобудівного сегменту, фармацевтика | Д продукція чорної металургії 2​

В стране на начало года проживало 7,5 млн человек. За год в стране родилось 48,5 тыс. человек, умерло 42,2 тыс. человек, прибыло в страну 850 человек, … убыло из страны 1150 человек. Рассчитайте коэффициент годового естественного прироста (убыли), коэффициент миграционного прироста (убыли) и численность населения на конец года. ​

Яка закономірність зміни висоти снігової лінії? ​

РЕБЯТ ПОЖАЛУЙСТА ОЧЕНЬ НУЖНО!В этой природной зоне чётко выделяются четыре времени года: зима, весна, лето, осень — и выпадает достаточное количество … осадков (не менее 500 мм). Здесь расположены густонаселённые и наиболее развитые страны.Выберите один ответ:a. леса умеренных широтb. смешанные и широколиственные лесаc. экваториальные лесаd. жестколистные вечнозеленые леса и кустарники

СРООООООООООООООЧНО отдаю 40 б. О какой природной зоне идет речь в приведенном описании? «Они располагаются по обе стороны от экватора. Здесь нет врем … ён года. Круглый год очень тепло и влажно. Растительность образует несколько ярусов. В кронах деревьев живут обезьяны, множество птиц, по земле ползают змеи и ящерицы. В многоводных реках водятся крокодилы, бегемоты. Такого разнообразия растительности и животного мира нигде на Земле больше не встречается» Выберите один ответ: a. пустыни b. влажные экваториальные леса c. саванны d. степи

добыча угля в 90 годах… а) возросла б) упала

Как называли страну Германия в 14 веку?​

Дополните предложение. Индекс человеческого развития – это совокупный показатель уровня развития человека в той или иной стране, учитывающий ________ … ______получение образования и __________ ее граждан.​

1. Жителі села Мостище вирішили відпочити на піщаному березі озера Чорне. Розробіть можливі маршрути їхньої подорожі різними способами пересування: а) … пішки, б) велосипедом. Вкажіть напрямки, відстані, орієнтири та опишіть навколишні краєвиди так, щоб не маючи карти із собою, можна було туди дістатися Пожалуйста помогите ​

Какая самая большая страна в Африке? ​

Составьте предположительный прогноз численности населения Рес- публики Беларусь на ближайшие 25 лет, если коэффициент естественного прироста населения … принять за современный (- 2,8 ‰). Как этот показатель отраз- ится на социально-экономическом развитии страны?​

25. Увідповідніть країни Європи та їхню господарську спеціалізацію 1 Туреччина DA рекреаційне господарство 2 Греція Б текстильна промисловість, зернов … е господарство 3 Франція в продукція транспортного машинобудування і текстильна промисловість 4 Німеччина СГ продукція електротехнічного, машинобудівного сегменту, фармацевтика | Д продукція чорної металургії 2​

В стране на начало года проживало 7,5 млн человек. За год в стране родилось 48,5 тыс. человек, умерло 42,2 тыс. человек, прибыло в страну 850 человек, … убыло из страны 1150 человек. Рассчитайте коэффициент годового естественного прироста (убыли), коэффициент миграционного прироста (убыли) и численность населения на конец года. ​

Яка закономірність зміни висоти снігової лінії? ​

РЕБЯТ ПОЖАЛУЙСТА ОЧЕНЬ НУЖНО!В этой природной зоне чётко выделяются четыре времени года: зима, весна, лето, осень — и выпадает достаточное количество … осадков (не менее 500 мм). Здесь расположены густонаселённые и наиболее развитые страны.Выберите один ответ:a. леса умеренных широтb. смешанные и широколиственные лесаc. экваториальные лесаd. жестколистные вечнозеленые леса и кустарники

СРООООООООООООООЧНО отдаю 40 б. О какой природной зоне идет речь в приведенном описании? «Они располагаются по обе стороны от экватора. Здесь нет врем … ён года. Круглый год очень тепло и влажно. Растительность образует несколько ярусов. В кронах деревьев живут обезьяны, множество птиц, по земле ползают змеи и ящерицы. В многоводных реках водятся крокодилы, бегемоты. Такого разнообразия растительности и животного мира нигде на Земле больше не встречается» Выберите один ответ: a. пустыни b. влажные экваториальные леса c. саванны d. степи

ТЕСТ

Угольная промышленность

1.       Самые перспективные запасы угля имеет бассейн:

А) Кузнецкий Б) Печорский В) Тунгусский Г) Донецкий

      2. Первое место в России по добыче угля занимает бассейн и назовите главный центр этого бассейна:

            А) Кузнецкий Б) Печорский В) Южно-Якутский

        3. Только подземным способом уголь добывают в бассейнах:

           А) Кузнецком Б) Печорском В) Канско-Ачинском

      4. Бурые угли добывают в бассейне:

           А)  Донецкий Б) Канско-Ачинский В) Кузнецкий

      5. Добыча угля в 90-х годах…

          А) возросла Б) упала

 

     Угольная промышленность.

1.       Самые перспективные запасы угля имеет бассейн:

А) Кузнецкий Б) Печорский В) Тунгусский Г) Донецкий

      2. Первое место в России по добыче угля занимает бассейн и назовите главный центр этого бассейна:

            А) Кузнецкий Б) Печорский В) Южно-Якутский

      3. Только подземным способом уголь добывают в бассейнах:

           А) Кузнецком Б) Печорском В) Канско-Ачинском

      4. Бурые угли добывают в бассейне:

           А)  Донецкий Б) Канско-Ачинский В) Кузнецкий

      5. Добыча угля в 90-х годах…

          А) возросла Б) упала

 

Угольная промышленность

1.       Самые перспективные запасы угля имеет бассейн:

А) Кузнецкий Б) Печорский В) Тунгусский Г) Донецкий

      2. Первое место в России по добыче угля занимает бассейн и назовите главный центр этого бассейна:

            А) Кузнецкий Б) Печорский В) Южно-Якутский

        3. Только подземным способом уголь добывают в бассейнах:

           А) Кузнецком Б) Печорском В) Канско-Ачинском

      4. Бурые угли добывают в бассейне:

           А)  Донецкий Б) Канско-Ачинский В) Кузнецкий

      5. Добыча угля в 90-х годах…

          А) возросла Б) упала

 

     Угольная промышленность.

1.       Самые перспективные запасы угля имеет бассейн:

А) Кузнецкий Б) Печорский В) Тунгусский Г) Донецкий

      2. Первое место в России по добыче угля занимает бассейн и назовите главный центр этого бассейна:

            А) Кузнецкий Б) Печорский В) Южно-Якутский

      3. Только подземным способом уголь добывают в бассейнах:

           А) Кузнецком Б) Печорском В) Канско-Ачинском

      4. Бурые угли добывают в бассейне:

           А)  Донецкий Б) Канско-Ачинский В) Кузнецкий

      5. Добыча угля в 90-х годах…

          А) возросла Б) упала

 

Угольная промышленность

1.       Самые перспективные запасы угля имеет бассейн:

А) Кузнецкий Б) Печорский В) Тунгусский Г) Донецкий

      2. Первое место в России по добыче угля занимает бассейн и назовите главный центр этого бассейна:

            А) Кузнецкий Б) Печорский В) Южно-Якутский

        3. Только подземным способом уголь добывают в бассейнах:

           А) Кузнецком Б) Печорском В) Канско-Ачинском

      4. Бурые угли добывают в бассейне:

           А)  Донецкий Б) Канско-Ачинский В) Кузнецкий

      5. Добыча угля в 90-х годах…

          А) возросла Б) упала

 

 

 

 


Перспективы России на мировом рынке угля

Публикации – ТЭК

На заседании Комиссии по вопросам стратегии развития топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и экологической безопасности в Кемерово Президент России Владимир Путин поставил задачу по росту объемов российского угольного экспорта. Заместитель гендиректора ИПЕМ Александр Григорьев в комментарии для голландской ежедневной газеты «Trouw» рассказал о факторах, способствующих увеличению доли российского угля на мировом рынке.

«Мировой рынок угля характеризуется устойчивым ростом и при этом продолжает оставаться рынком покупателя. Российские угольные компании уже доказали свою конкурентоспособность: за последние 20 лет доля России на мировом рынке угля возросла с 4 до 14 процентов, при этом сам мировой рынок за 1995-2017 годы вырос в 2,7 раза. Причин у этого успеха несколько: во-первых, в результате реструктуризации угольной промышленности, проведенной в 90-е годы при содействии Всемирного Банка, работу продолжили только экономически эффективные предприятия, а неэффективные были закрыты. Выросла доля разрезов и упала доля шахт, что, в целом, привело к снижению себестоимости добычи угля. Во-вторых, девальвация рубля (в частности, в 1998 г., 2008 г. и 2014 г.) неоднократно приводила к снижению курса рубля, что также сыграло на руку экспортерам. В-третьих, железнодорожная инфраструктура в результате промышленного спада 90-х оказалась недозагруженной, что, опять же, способствовало беспрепятственному росту российского экспорта угля. Особенно ярко это проявлялось в перевозках в восточном направлении, поскольку в тот период БАМ и Транссиб испытывали явную нехватку грузов. Основные узкие места в начале экспортного бума – портовая инфраструктура и малое число современных обогатительных фабрик – были в сжатые сроки преодолены российскими угольными компаниями, которые активно инвестировали доходы от экспорта на эти критичные, на тот момент, направления.

Стоит отметить, что российский каменный уголь – один из самых качественных на мировом рынке, с низкой себестоимостью добычи по мировым меркам, что обеспечивает высокую конкурентоспособность российских компаний.

Сегодня же сложилась ситуация, когда основным ограничителем для продолжения российской экспансии на мировом рынке становится нехватка пропускной способности железнодорожной инфраструктуры. Неудивительно: экспорт угля с 1999 года вырос более, чем в 7 раз, а наименее затратные способы расширения пропускной способности железнодорожной сети уже исчерпаны. При этом, если говорить о европейском направлении экспорта, то вряд ли можно возлагать какие-то надежды на значимый рост, а значит, и ожидать обострения инфраструктурных проблем на нем. Что касается восточного направления, то именно там развернутся основные события в ближайшие 10-15 лет. Безусловно, есть факторы, способные негативно повлиять на спрос на уголь: от замедления экономики Китая до ужесточения экологических норм. Но, на мой взгляд, растущим экономикам стран Азии будет необходимо все больше дешевой и доступной электроэнергии, а значит у угля там очень неплохое будущее, в том числе и у российского угля.

Что касается внутрироссийской географии добычи, то здесь в ближайшие 10-15 лет глобальных перемен ждать не стоит. Да, будут разрабатываться новые месторождения в восточных регионах страны, но основным угольным регионом по-прежнему останется Кузбасс».

Полный текст статьи «Rusland is van plan veel meer steenkolen te exporteren» доступен по ссылке.

22 октября, 2018

Подписывайтесь и следите за новостями и публикациями ИПЕМ на официальных страницах в Яндекс.Дзен и Facebook!

 

Также по теме:

  • Подготовлена карта угольных портов России, 22 октября, 2018
  • Проекты по добыче угля не следует откладывать в долгий ящик, А. Фаддеев, Аргументы и факты. 18 октября, 2018
  • Будущее угольной энергетики в Европе и Азии, А. Григорьев, Sputnik, 4 октября, 2018
  • Экономические и экологические проблемы развития российских угольных терминалов, 1 октября, 2018
  • Экспорт угля: новые технологии как фактор конкурентоспособности, А. Григорьев, 24 сентября, 2018
  • Угольная отрасль: сценарий быстрого рывка, А. Григорьев, Континент-Сибирь, 10 сентября, 2018
  • Роль угля в экономике России, 27 августа, 2018

Сланцевый день сурка

Материал опубликован в № 1–2 корпоративного журнала «Газпром», автор — Александр Фролов

Банкротства, мазут и ценовая война на европейском рынке

Поставки сжиженного природного газа (СПГ) на европейский рынок в 2019 году побили исторический рекорд и, по предварительным оценкам, достигли 105 млрд куб. м. В тройку лидеров среди импортеров вошли Катар, США и Россия. Кроме того, страны ЕС готовились к возможному транзитному кризису в начале 2020 года и поэтому активнее обычного наполняли подземные хранилища газа (ПХГ). В данный момент на традиционном для «Газпрома» направлении поставок наблюдается переизбыток газа, который продолжает давить на цены. Нефть в феврале также подешевела. Очевидно, что 2020 год будет для нефтегазовой отрасли весьма горячим. Примечательно, что в основе многих проблем нефти и газа сегодня лежит американская сланцевая добыча. США продолжают увеличивать производство углеводородов, будто не замечая нарастающего количества банкротств и приближающегося повторения кризиса 2014–2016 годов.

Сланцы бегают по кругу

Летом 2013 года на страницах нашего журнала мы предположили, что 2014 год станет началом кризиса сланцевой добычи, который приведет к массовым банкротствам американских нефтегазовых компаний. В 2014-м действительно начался кризис, который в силу глобального характера рынка нефти затронул всю мировую экономику, а в США разорились около 150 предприятий, добывавших сланцевые нефть и газ. 

К середине 2016 года производство нефти в Штатах, по данным EnergyInformationAdministration(EIA), упало на 1,2 млн баррелей в сутки — до 8,4 млн баррелей. Но, к счастью для местных игроков и мировой экономики, этот год стал поворотным: произошла стабилизация цен, началось восстановление отрасли. Не последнюю роль сыграло заключение сделки ОПЕК+, главными драйверами которой стали Россия и Саудовская Аравия.

В начале 2017 года в нашем журнале вышла статья «Репетиция ценовой войны», в котором среди прочего оценивались перспективы сланцевой нефти в США. В этом тексте мы сделали предположение, что Соединенные Штаты постараются не допустить резкого роста добычи нефти: «В ситуации, когда резкий рост добычи черного золота у любого из крупных игроков может обрушить цены, дальнейшее наращивание производства углеводородов для американских компаний будет равносильно самоубийству». 

Безусловно, мы ошиблись, понадеявшись на осмотрительность инвесторов, которые должны были оценить риски перепроизводства, после того как обожглись в 2014–2016 годах на вложениях в «сланцевые» компании. Но в чем мы не ошиблись, так это в негативных последствиях, которые влечет за собой резкий рост добычи. Цены обвалились, начались банкротства.

Американский «сланец» живет в персональном дне сурка: наращивает производство, начинает разоряться, но перед падением все еще наивно надеется на лучшее, достигает края, а затем проделывает все это снова, будто не помня о негативном опыте недавнего прошлого. Произошедшее с американскими нефтегазовыми компаниями в 2014–2016 годах повторяется вновь.

Добыча нефти в США (млн баррелей в сутки), EIA
начало 2014 8,145
начало 2015 9,132
начало 2016 9,219
начало 2017 8,946
начало 2018 9,492
начало 2019 11,7
начало 2020 12,9

Козырь

Фамилия ныне действующего президента США переводится как «козырь». Он пришел к власти, обещая поддержку и рост добычи угля, нефти и газа. С углем ничего хорошего не получилось — оттолкнувшаяся было от дна в 2017 году добыча не желает возвращаться к прежним высоким показателям. По последним данным EIA, с 2011 года добыча угля в США упала на 42%, а количество занятых в этой отрасли снизилось с 92 тыс. до 54 тыс. человек. 

Зато с нефтью и газом руководству США действительно выпала козырная карта. Рост добычи черного золота пришелся как раз на время работы нынешней администрации. Притом ей для этого не пришлось предпринимать практически никаких усилий. Основную поддержку американскому сланцу оказали страны ОПЕК+.

Страны картеля и примкнувшие к ним игроки во главе с Россией в конце 2016 года договорились сократить добычу нефти. Это привело к стабилизации цен, вернуло уверенность на рынок и позволило в течение следующего года избавиться от накопленных излишков черного золота. 

Для переживших кризис американских нефтяных компаний это был дар свыше. Войдя в 2017 год с суточной добычей на уровне 8,95 млн баррелей (на 250 тыс. бареллей меньше прошлогоднего показателя), в ноябре они вернулись к прежним максимумам, а затем и превысили их.

Учитывая ограничения добычи в Саудовской Аравии, России и многих других странах, а также непрерывный рост спроса на нефть с динамикой в 1–1,5 млн баррелей в сутки в год, успехи американских компаний (нарастивших добычу за год примерно на 800 тыс. баррелей в сутки) вызывали в 2017 году беспокойство, но не более. В начале 2018 года в Штатах даже произошло небольшое снижение производства. А затем случилось страшное: цены на нефть устремились вверх.

В течение полугода они преодолели отметку в 70 долларов за баррель, а потом им покорились и 80 долларов. Иными словами, в отсутствие избытка предложения котировки устремились к нормальным для отрасли уровням, позволяющим работать на традиционных месторождениях и постепенно вовлекать в производство трудноизвлекаемые и нетрадиционные запасы.

Американские компании закатали рукава и с удвоенной силой радостно принялись бурить, проводить гидроразрывы и снова бурить. В октябре 2018-го, когда прирост перешагнул отметку в 1,5 млн баррелей в сутки, перегретый рынок отозвался вполне ожидаемо — снижением цен. Но по итогам года американцы нарастили производство почти на 2 млн баррелей в сутки.

По существующим оценкам, на тот момент — на пике цен — 25% дохода от продажи нефти американские компании тратили на обслуживание долгов перед банками. Цены упали, а долги остались прежними. Соответственно, доля дохода, который приходится отрывать от сердца и отдавать в холодные руки банкиров, выросла. Но остановиться они не могли, так как в дело вступили интересы нефтесервисных компаний. По их рядам также хорошо прошелся кризис, а финансовое положение большинства сервисных предприятий было весьма шатким.

На обвал цен среагировали страны ОПЕК+, договорившись сократить добычу в 2019 году на 1,2 млн баррелей в сутки от уровня октября 2018 года. Американские компании благодарно кивнули и продолжили наращивать производство. В течение 2019 года оно увеличилось на 1,2 млн баррелей. И кроме замерших в районе $60–65 за баррель цен у этого были другие менее очевидные последствия. 

Невыносимая легкость

Соединенные Штаты остаются крупнейшим потребителем нефти. В 2018 году, по данным BP, среднесуточное потребление в этой стране достигло 20,46 млн баррелей. Для сравнения, занимающий вторую позицию Китай потреблял в сутки 13,5 млн баррелей. А Россия — 3,23 млн баррелей нефти в сутки.

В то же время США остаются крупным импортером нефти. И наращивают экспорт черного золота. Казалось бы, зачем экспортировать, если вы все еще зависите от импорта, не лучше ли направить добытую на территории своей страны нефть на собственные нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ)?

Ситуация выглядит еще более странной, если учесть, что США, нарастив добычу на 4,6 млн баррелей в сутки за 3,5 года, не смогли пропорционально сократить импорт. Безусловно, свою лепту в сложившееся положение внес рост спроса, который увеличился примерно на 1 млн баррелей в сутки. Но куда важнее качество добываемой в Штатах нефти.

Американские НПЗ, как правило, работают со средними и тяжелыми сортами. А сланцевая нефть относится к легким (и сверхлегким) сортам. Сегодня, по данным EIA, сланцевая нефть занимает 64% от суммарной добычи. Объем извлекаемого «сланца» на конец 2019 года был примерно равен всей американской добыче черного золота в середине 2016 года.

Столько легкой нефти американским заводам не нужно. Разумеется, часть находит применение на НПЗ, но ее приходится смешивать с более тяжелыми сортами для получения смеси с необходимыми заводу характеристиками. Для смешения можно использовать и нефтепродукты. К примеру, мазут. Но часть сланцевой нефти приходится экспортировать.

Здесь стоит оговориться, что такое развитие ситуации было более чем ожидаемым. И специалисты старались к нему готовиться. Еще в 2014-м США озвучивали планы к концу десятилетия расширить мощности НПЗ, которые могли бы эффективно перерабатывать легкую нефть, на 3–4 млн баррелей в сутки. Но грянувший ценовой кризис внес в эти планы свои коррективы.

Импорт удовлетворяет потребности заводов Соединенных Штатов в тяжелой нефти и нефтепродуктах. Основным поставщиком традиционно является Канада. К примеру, из 266 млн баррелей нефти и нефтепродуктов, импортированных Штатами в октябре прошлого года, в этой стране было закуплено больше половины — 136,5 млн баррелей. По всей видимости, речь идет в первую очередь о плотных битумах, которые канадцы получают из нефтеносных песков. Кстати, октябрь прошлого года для примера выбран не случайно, но подробнее об этом — чуть позже.

Другим заметным, но более скромным поставщиком является Мексика, которая ежемесячно отправляет в Штаты до 20 млн баррелей нефти и нефтепродуктов. Долгое время у Мексики был серьезный конкурент, боровшийся за долю рынка США, — Венесуэла. 

Венесуэла, по данным BP, является обладателем крупнейших запасов нефти в мире — 47 млрд т. Примерно две трети доказанных запасов относится к трудноизвлекаемым. По этому показателю данная страна также является мировым лидером. Также она — пионер добычи нефти из нетрадиционных источников. В начале этого десятилетия на фоне высоких цен, превышающих 100 долларов за баррель, здесь добывалось 700 тыс. баррелей тяжелой трудноизвлекаемой нефти в сутки, а к 2020 году планировалось увеличить ее производство до 3 млн баррелей. Но в реальности суммарная добыча за десять лет сократилась с 3,2 млн до примерно 1 млн баррелей в сутки.

Причина падения кроется в кризисе 2014–2016 годов, сделавшем извлечение значительной части венесуэльской нефти нерентабельной. А затем последовали санкции со стороны США. Как результат — в первом квартале 2019 года Соединенные Штаты прекратили импортировать нефть из Венесуэлы. 

Но внезапно оказалось, что количество крупных поставщиков нефти не столь велико, как Штатам хотелось бы. Тем более что часть из них тоже попала под американские санкции. При этом продукция соответствующего качества в нужных количествах есть, к примеру, у России.

Импорт сырой нефти и нефтепродуктов США (млн баррелей), EIA
2010 4304,53
2011 4174,21
2012 3878,85
2013 3598,45
2014 3372,9
2015 3448,73
2016 3680,2
2017 3702,64
2018 3629
2019 (прогноз) 3278

Помощь русскому мазуту

Немного просевшие в 2018 году поставки из нашей страны в Штаты в 2019-м заметно выросли, замещая венесуэльские объемы. Пока не опубликованы данные за декабрь, но российский экспорт в США за первые 11 месяцев прошлого года составил 166,37 млн баррелей. Это больше годовых показателей за последние пять лет. Итоговый результат, скорее всего, будет самым крупным с 2012 года. В октябре прошлого года наша страна стала вторым по величине поставщиком нефти и нефтепродуктов на рынке Соединенных Штатов.

Безусловно, сложившаяся ситуация весьма иронична. Но куда интереснее для российской экономики тот факт, что рост поставок в США — это лишь одно из следствий резкого роста добычи сланцевой нефти. Всего лишь небольшой, но интересный эпизод. 

Гораздо важнее с точки зрения российской экономики тот факт, что экспорт черного золота из Штатов привел к переизбытку на рынке легких сортов нефти. Происходящее подстегнуло спрос на основной экспортный сорт российского черного золота — тяжелую сернистую Urals.

Как правило, Urals торгуется к смеси Brent с дисконтом, который порой достигал 4 долларов за баррель. Но в 2019 году разница в цене между этими сортами значительно сократилась. А в отдельные дни Urals оказывалась даже дороже североморской смеси. По оценке Bloomberg, с ноября 2018 года по июль 2019-го за счет возросшего спроса российские поставщики смогли дополнительно заработать порядка 905 млн долларов.

В тот же период, когда наблюдались максимальные цены на Urals (по сравнению с Brent), российскую смесь принялись досрочно хоронить. Ей пророчили резкое падение спроса из-за новых требований в рамках конвенции MARPOL, ограничивающих применение высокосернистого мазута в качестве судового топлива. Но и в этой области американская сланцевая нефть невольно протянула нам руку помощи. У некоторых российских нефтяников действительно до сих пор наблюдается избыток высокосернистого мазута. Но значительная доля этого продукта нашла спрос на НПЗ в Соединенных Штатах.

Где мой 2009-й?

Рост добычи нефти в США потянул за собой и увеличение добычи газа. В 2018 году ее уровень составил 2,42 млрд куб. м в сутки, а в 2019-м — 2,66 млрд куб. м. Параллельно с этим рос и объем экспорта. Главным драйвером на этом направлении стали поставки СПГ.

По данным EIA, в 2017 году США экспортировали 20,4 млрд куб. м СПГ, в 2018-м — 31,2 млрд куб. м, а за первые 11 месяцев 2019-го — 46,2 млрд куб. м. И хотя сжиженный природный газ до сих пор отстает от объемов трубопроводных поставок из Штатов в Мексику (49,5 млрд куб. м за 11 месяцев 2019 года), но США вводят в строй новые производственные мощности и прогнозируют двукратный рост поставок. 

Экспорт газа США (млрд куб. м), EIA
 

трубопроводный

СПГ

2017 

70,66

20,44

2018

72,9

31,29

2019 (11 месяцев)

74,39

46,2

Сжиженный природный газ из США был главной и наиболее живучей страшилкой, которой пытались напугать «Газпром» в 2010-х годах. По какой-то причине многие аналитики ожидали, что поставщики американского газа начнут ценовую войну с Россией за европейский рынок. Но те, как и полагается разумным людям, предпочитали направления, на которых можно было больше заработать — Латинскую Америку и Азию. Главными покупателями американского СПГ на протяжении 2017–2018 годов были Мексика, Южная Корея, Япония и Китай.

Китай — самый динамично развивающийся рынок СПГ в мире. Потенциал спроса в этой стране огромен. Ворваться на этот рынок и закрепиться на нем — большая удача для любого производителя сжиженного природного газа. В 2016 году в КНР было поставлено 487 млн куб. м американского СПГ, в 2017-м — 2,3 млрд куб. м, а в 2018 году — 2,6 млрд куб. м. В масштабе китайского спроса это всего 4%. Для сравнения, Австралия в 2018 году заняла 44% в структуре поставок сжиженного природного газа в КНР.

А за 11 месяцев 2019 года в Китай было поставлено лишь 198 млн куб. м СПГ, произведенного в Соединенных Штатах. Причина столь безрадостной динамики крылась в очередном внешнеполитическом успехе США — в развернувшемся торговом противостоянии с КНР.

В ходе этого конфликта в сентябре 2018 года Китай ввел 10-процентную пошлину на импорт американского СПГ. Иронично, но, по оценке министерства энергетики США, такая ситуация в основном стала возможной, потому что газ из Штатов продается в Поднебесной на спотовой основе, а не по долгосрочным контрактам.

Невольно высвободившимся объемам необходим был покупатель. При этом США вводили в строй новые производства СПГ. Пусть это происходило и не так быстро, как предполагалось еще в середине десятилетия, но предложение со стороны Соединенных Штатов росло. А раз рынок Китая оказался закрыт, пришлось везти газ туда, где его можно было продать и где для этого была подготовлена инфраструктура. Например, в Европу.

Европейцы в 2019 году, по предварительным оценкам, закупили рекордный объем СПГ в своей истории — около 105 млрд куб. м. Из этого объема примерно по 18 млрд куб. м обеспечили США и Россия (СПГ-завод НОВАТЭКа). Таким образом ЕС удалось заполнить 45% имеющихся на его территории СПГ-терминалов.

Наплыв сжиженного природного газа стал одной из причин снижения цен на голубое топливо. На спотовых площадках цены опускались до 120 долларов за 1 тыс. куб. м. Долгосрочные контракты оказались выгоднее с точки зрения поставщика — цены по ним в отдельные периоды превосходили спотовые на 30–40 долларов за 1 тыс. куб. м.

Сложившаяся ситуация до боли напоминает события 2009 года. Тогда из-за снижения спроса на импортный газ в США Катар был вынужден развернуть газовые поставки на рынок Евросоюза. Там он вызвал обвал и без того невысоких на тот момент цен. Европейцы обрадовались появлению катарского СПГ, так как его приход, как им показалось, подтверждал теорию о формировании в ЕС рынка покупателя. То есть рынка, за который будут биться поставщики, сбивая цены. Но не прошло и пары лет, как Катар перенаправил три четверти своих объемов в Азию — на долгосрочные контракты. Кстати, именно по долгосрочным контрактам торгуется большая часть СПГ в мире, поэтому не совсем корректно писать о ценах на этот энергоноситель, основываясь исключительно на данных спотовых площадок.

Теперь в роли неприкаянного СПГ выступает уже продукция самих Соединенных Штатов. Потеряв рынок Китая, американский газ поплыл в Великобританию, Нидерланды, Испанию, Францию, Италию и Турцию. 

Средние спотовые цены газ Европе и Азии в январе (долларов за млн БТЕ), мониторинг «Мировой рынок газа» Сколково
 

NBP

JKM 

2010 

7,5

7,5

2011

9,5

10

2012

9,6

15,2

2013

11,1

18,3

2014

9,8

19

2015

6,3

8,8

2016

5,6

5,8

2017

6,6

8,7

2018

7,2

10,9

2019

7,6

8,3

2020 

3,8

4,9

Отзвук газовых тревог

Но объективности ради стоит заметить, что в целом ситуация на европейском рынке сейчас сложнее, чем десять лет назад. Для ее оценки необходимо учитывать большее количество факторов. К примеру, весь 2019 год прошел под знаком возможного транзитного кризиса между Россией и Украиной, который потенциально мог бы привести к срыву поставок и дефициту газа в период максимального спроса — в начале 2020 года. Все страны, у которых были такие возможности, наращивали запасы в ПХГ. «Газпром» также совместно с европейскими партнерами создавал запасы на территории Европы. В итоге подземные хранилища газа на территории ЕС были заполнены более чем на 90%.

Рост спроса на СПГ частично объясняется именно этим стремлением создать запасы. Но здесь можно возразить, что в январе 2020 года впервые в истории поставки СПГ в Европу сравнялись с трубопроводными поставками из России — примерно по 10 млрд куб. м. Как оценивать этот факт?

Первая реакция широкой общественности на него: наконец сбываются прогнозы о том, что американцы вытеснят «Газпром» с европейского рынка. Но ведь сжиженный газ, который должен был прийти в ЕС в случае срыва транзита, необходимо было купить заранее. А неопределенности с контрактом на транзит длились до самого конца 2019 года. 

СПГ гораздо более инерционный энергоноситель, чем трубопроводный газ. Вы не можете получить его в тот момент, когда у вас появилась в нем потребность — груз будут доставлять достаточно продолжительный период времени. «Газпром» в январе начал оперативно сокращать поставки в ЕС, так как сейчас требуется реализовать излишки накопленных запасов на территории Европы. А СПГ, который мог удовлетворить потенциальный дефицит, только начал поступать на рынок. Соответственно, показатели января вполне могут оказаться не частью долгосрочного тренда, а лишь отзвуком газовых тревог 2019 года.

Конечно, было бы глупо и недальновидно заниматься шапкозакидательством. Очевидно, что в текущих условиях — избытка запасов и теплой зимы — в 2020 году у «Газпрома» вряд ли получится повторить рекорды последних двух лет. Но рекорды — это не самоцель. Широкая аудитория слишком быстро привыкает к громким показателям в 200 млрд куб. м поставок в год, забывая, что еще четыре года назад рекордом были 179 млрд куб. м. 

В то же время не стоит забывать о двух важных обстоятельствах. Первое заключается в том, что в 2018 году в Германии было произведено 545,46 ТВт‧ч электроэнергии, из которых 44,42 ТВт‧ч (8,2%) — на газовых электростанциях. А в 2019-м — 511,58 ТВт‧ч, из которых на газовых электростанциях — 54,07 ТВт‧ч (10,2%). В январе 2020 года газ обеспечил выработку 13,5% (около 8 ТВт‧ч) всей электроэнергии. Спрос на газ растет, а потребление угля в электрогенерации снижается. И этот процесс будет продолжаться, если Евросоюз хочет хотя бы частично достичь экологических целей 2050 года.

Второе обстоятельство носит глобальный характер: поставщики хотят зарабатывать деньги, а не терять их. Десять лет назад Катар не захотел заниматься благотворительностью и при первой же возможности повез СПГ туда, где за него платили больше. А если из-за ряда обстоятельств ни на одном рынке поставщик не получает явного преимущества по цене, а сами цены слишком низкие, то в силу вступает естественный отбор. Кто-то из производителей газа будет вынужден уйти с рынка, а некоторые смогут пережить неблагоприятный ценовой период и найти себе место за счет растущего мирового спроса.

И здесь стоит еще раз посмотреть на ситуацию в американском нефтегазе.

Загнанных лошадей…

Одним из лидеров рейтинга компаний, чьи акции оказались в прошлом году самыми убыточными для инвесторов, является Chesapeake Energy — одна из виднейших нефтегазовых компаний США, флагман сланцевой революции. В 2014 году ее акции стоили около 30 долларов, в начале 2020 года — 90 центов. На момент написания этих строк цена опустилась до 50 центов.

Несколько месяцев назад Chesapeake Energy заявила о готовности объявить о банкротстве в 2020 году. Затем ей якобы удалось привлечь кредитные средства в размере 1,5 млрд долларов на 4,5 года. По имеющимся оценкам, текущие мировые цены на нефть и американские цены на газ являются для компании слишком низкими не только для того, чтобы создать свободный денежный поток, но и для поддержания текущего уровня добычи. 

Chesapeake Energy как никто доказывает, что можно годами жить в предбанкротном состоянии. Казалось бы, давно пора отключить ее от финансового аналога аппарата искусственной вентиляции легких. Но нет, она все еще продолжает имитировать жизнедеятельность.

Однако многим американским коллегам Chesapeake Energy повезло гораздо меньше. Во-первых, банки сокращают выдачу кредитов. А во-вторых, происходит то, что было вполне ожидаемо еще в начале 2017 года: идут массовые банкротства. 

В 2018 году банкротами себя объявили 43 нефтегазовые компании, а за первые девять месяцев 2019-го — 50. В октябре прошлого года не смогла погасить долг в 5 млрд долларов компания EP Energy. Это оказалось крупнейшим дефолтом с 2016 года. А общее количество банкротств в нефтегазовом секторе США с 2015 года достигло, по ряду оценок, 208. По какой-то необъяснимой (для ряда аналитиков) причине всплески этих банкротств совпадают со снижением цен на нефть и объемов бурения.

Значительная часть крупнейших американских «сланцевых» компаний продемонстрировали убытки в третьем квартале прошлого года — около 1,3 млрд долларов. А игроки международного уровня, как и перед кризисом 2014 года, объявляют о многомиллиардных списаниях.

По актуальным прогнозам EIA, в 2020 году добыча нефти в США должна вырасти до 13,3 млн баррелей в сутки, а в 2021-м — до 13,7 млн баррелей в сутки. При этом США предполагают наращивать экспорт энергоносителей. Так, на рынок в течение этого года могут выйти порядка 30 млрд куб. м СПГ, произведенного в Соединенных Штатах. В ситуации финансовой нестабильности американского нефтегазового сектора с такими планами можно и надорваться. А с загнанными лошадьми происходит известно что.

Можно возразить, что наше нагнетание явно ангажированное и, по сути, не имеет смысла, ведь планы США вполне реалистичны, а банкротство отдельных игроков только оздоравливает ситуацию. Тем более что банкротство — это не прекращение добычи. Так-то оно так, но американские компании явно не выдерживают затянувшиеся 60 долларов за баррель при всех рассказах о невероятно возросшей эффективности добычи. А как показывает практика 2014–2016 годов, банкротства все-таки приводят к сокращению добычи.

Неопределенность в мировом спросе на нефть, которую породила эпидемия коронавируса в Китае, только добавляет обоснованных сомнений. Особенно на фоне отказа нашей страны еще раз сократить добычу, чтобы поддержать цены.

Главному герою фильма «День сурка» пришлось пройти через многочисленные повторения одних и тех же событий, прежде чем он начал извлекать из них для себя жизненные уроки. Видимо, американским «сланцам» тоже оказалось недостаточно одного кризиса, чтобы извлечь все необходимые уроки. 

Текущий год безусловно будет одним из самых насыщенных в истории нефтегазовой отрасли. Масса интересных событий ждет нас и в Европе, и в Азии, и, самое главное, в США. Возможно, руководство этой страны сможет заморозить текущую ситуацию на время президентских выборов. Впрочем, оздоровление ситуации в США неминуемо. Оно благотворно скажется и на рынке нефти, и на рынке газа. Разве что спрос на мазут может немного пострадать. Но это совсем другая история.

Состояние и перспективы угольной промышленности Казахстана

30 августа 2017 Горно-металлургическая промышленность (журнал, РК)

По состоянию на 2016 год Казахстан занял восьмое место в мире по объему доказанных запасов угля (25,6 млрд тонн, или 2.2% мировых запасов, согласно статистике BP Statistical Review of World Energy, June 2017) и десятое место в мире по объему производства (102,4 млн тонн, или 1.4% мирового производства).

В 2016 году, по данным British Petroleum, в Казахстане в потреблении первичных энергоресурсов на долю угля приходилось 56,5%, нефти — 20,9%, природного газа — 19,1%, гидроэнергетики — 3,3%. Угольная промышленность является одной из важнейших ресурсных отраслей экономики РК.

Запасы угля состоят преимущественно из суббитуминозного угля. При этом присутствуют запасы бурого, а также коксующегося угля. Совокупных объемов запасов достаточно для поддержания текущих темпов добычи в течение продолжительного периода.

В Казахстане известно свыше 300 месторождений ископаемых углей с геологическими запасами 170,2 млрд тонн. Более 9/10 всех запасов угля сосредоточены в центральной и северной частях страны. Крупнейшими бассейнами являются Экибастузский (12,5 млрд тонн), Карагандинский (9,3 млрд тонн) и Тургайский (5,8 млрд тонн). Наибольшие запасы и наиболее крупные каменноугольные бассейны и месторождения относятся к отложениям карбона (Карагандинский и Экибастузский угольный бассейны) и юры. Все известные запасы коксующихся углей сосредоточены также в Карагандинском бассейне и месторождениях-спутниках — Самарском и Завьяловском.

Бассейны и месторождения мезозойского возраста располагаются в изолированных впадинах территории обширных прогибов — Тургайского, Иртышского, Прибалхашского.

СТРУКТУРА ПРОИЗВОДСТВА  И ПОТРЕБЛЕНИЯ

В региональной структуре производства по итогам 2016 года выделяется три области: Павлодарская область (60% производства), Карагандинская область (34%) и с серьезным отрывом — Восточно-Каахстанская (6%).Большая часть угля в Казахстане — 70% — добывается открытым способом на трех гигантских месторождениях (разрезы Богатырь, Северный и Восточный) в Экибастузском бассейне (Павлодарская область) и на четырех месторождениях Карагандинской области (Борлинское, Шубаркольское, Кушокинское и Сарыадырское). Оставшиеся объемы угля по большей части добываются подземным способом в Карагандинском бассейне (для нужд местных металлургических предприятий) и на Майкубенском месторождении (добыча лигнита).

Угольная промышленность является одной из крупных отраслей экономики страны и обеспечивает производство 74% электроэнергии, полную загрузку коксохимического производства, целиком удовлетворяет потребности в топливе коммунально-бытового сектора и населения. Уголь находит также широкое применение в тяжелой и горнодобывающей промышленности, в других отраслях, связанных с добычей полезных ископаемых. Доли металлургии и других отраслей промышленности в общей структуре потребления угля сопоставимы с показателем, характерным для коммунально-бытового сектора (примерно по 20% от общего объема потребления). Угольная промышленность Казахстана является нетто-экспортером угля. Доля экспортируемого угля к производству составляет 25,3% в 2016 году. Экспорт угля составляет порядка 1% всего экспорта Казахстана.

ИТОГИ 1-ГО ПОЛУГОДИЯ 2017 ГОДА

В первом полугодии 2017 года наблюдается улучшение экономической ситуации после длительного периода спада.

Резкое падение добычи угля было зафиксировано в первые годы после обретения Казахстаном независимости ввиду разрыва торговых связей между бывшими республиками СССР. Тогда объемы добычи угля сократились более чем в 2 раза: со 130,4 млн тонн в 1991 году до 58,4 млн тонн

в 1999 году. Соответственно и потребление (добыча минус экспорт плюс импорт): с 90 млн тонн в 1990 году оно поступательно сокращалось и достигло дна в 1999 году — 43 млн тонн.

После 1999 года темпы добычи угля стали ускоряться в силу более благоприятных внутренних и внешних факторов: достижение макроэкономической стабильности, ускорение темпов роста экономики в целом и, соответственно, энергетических потребностей, рост цен на уголь на международных рынках, приток иностранных инвестиций в экономику и т. д. В период с 1999 по 2012 год среднегодовые темпы роста добычи угля составляли более 5%.

С точки зрения спроса в этот период начался стабильный рост потребления. Потребление, выраженное в миллионах условного топлива, увеличилось практически в два раза. Крупнейшими потребителями угля являются электростанции, на долю которых приходится более половины объема совокупного потребления (примерно 61% потребления в 2015 году).

В 2016 году совокупный объем добычи угля составил 103,1 млн тонн, что на 4% меньше по сравнению с 2015 годом и -14,5% по сравнению с 2012 годом. Добыча угля сокращалась четыре года подряд после достижения максимального уровня производства в 2012 году (120,5 млн тонн).

С учетом относительной стабильности уровня потребления угля в течение периода 2012–2016 гг. спад добычи был связан преимущественно с негативными внешними факто рами. Сказались снижение цен на

сырьевые продукты, сокращение экспортных доходов в экономике, слабый внутренний спрос, ослабление экономической активности, сокращение производства электроэнергии, общий спад в России и целенаправленное сокращение использования казахстанского угля российскими ТЭЦ.

В первом полугодии 2017 года рост добычи угля составил +17,4% в годовом выражении. Ситуация в угольной промышленности Казахстана развернулась. Положительная динамика зафиксирована на фоне ускорения темпов роста ВВП до 4,2%, существенного роста международных цен на уголь (в среднем на 57% по сравнению с I полугодием 2016 года) и низкой базы.

КАЗАХСТАН — НЕТТО-ЭКСПОРТЕР УГЛЯ

Одновременно со спадом добычи угля в течение последних четырех лет (2012–2016 гг.) в Казахстане наблюдалось крайне чувствительное сокращение экспорта угля. Как в стоимостном, так и в натуральном выражениях. В натуральном выражении объемы экспорта угля сократились приблизительно на 15% по сравнению с 2015 годом и на 29% по сравнению с 2012 годом. В стоимостном выражении экспорт угля в 2016 году сократился на 31% по сравнению с 2015 годом, несмотря на частичное восстановление цен на уголь на международных рынках, и на -67% по сравнению с 2012 годом. Экспорт угольной промышленности в 2016 году составил приблизительно 342 млн долларов США, тогда как в 2015-м и в 2012-м он составлял соответственно 494,5 и 1 039,7 млн долларов США.

В 2016 году с учетом наличия регулярных излишков добычи угля относительно внутренних потребностей экономики Казахстана из совокупного объема добычи угля 77,2 млн тонн было поставлено на внутренний рынок, а экспорт угольной промышленности составил приблизительно 25,9 млн тонн. При этом Казахстан все же импортирует незначительные объемы угля, который используется в ос новном в качестве энергетического топлива в приграничных районах. В среднем на экспорт поставляется 25% добываемого в Казахстане угля.

Можно было бы поставлять за границу более значительные объемы угля, но расширение экспортных поставок сталкивается с проблемой географической удаленности от крупнейших экспортных рынков и, соответственно, с проблемой высоких транспортных издержек. Более того, недостаточное качество большинства казахстанских углей по зольности и теплотворности ограничивает экспортные возможности страны и способствует использованию дисконтных цен на уголь.

Основным рынком сбыта исторически является Россия (81% всего объема экспорта угля в 2016 году), куда в основном поставляется низкокачественный суббитуминозный уголь. Более 90% объемов экспорта в Россию приходится на долю угля Экибастузского бассейна (главным образом потребляется электростанциями Урала). Такая ситуация сложилась исторически, поскольку они проектировались именно под сжигание угля Экибастузского бассейна. Помимо этого, есть ограниченные поставки коксующегося угля Карагандинского бассейна для нужд металлургических и других промышленных предприятий России.

Казахстан экспортирует уголь также на Украину и в Кыргызстан. В небольшом объеме также в Беларусь, Китай, Японию, Узбекистан и др. Среди европейских стран выделяется Финляндия с долей в 8,6% в общем объеме экспорта угля из РК в 2016 году. Экспорт в страны Европейского союза, увы, ограничивается только углем Шубаркольского месторождения, который соответствует требованиям ЕС по зольности и теплотворной способности.

ПОКАЗАТЕЛИ РЕНТАБЕЛЬНОСТИ СТАБИЛЬНЫ

В настоящее время в Казахстане добычу угля осуществляют 33 компании (5 иностранных и 28 отечественных). Практически все из них являются подразделениями мощных энергетических и металлургических структур. Вся угольная отрасль Казахстана приватизирована, государство имеет только долю в 50% в ТОО «Богатырь Комир», которое входит в государственный холдинг «Самрук-энерго».

Развитие происходит в основном – за счет иностранных инвестиций. Несмотря на одновременное сокращение уровня добычи угля и экспорта в течение 2012–2016 гг., финансовое состояние угледобывающих компаний остается относительно стабильным и удовлетворительным. Так, по итогам 2015 года показатели рентабельности угольной промышленности оказались в целом лучше совокупных показателей промышленности и горнодобывающей промышленности Казахстана.

ПЕРСПЕКТИВЫ В ИННОВАЦИЯХ И МОДЕРНИЗАЦИИ

Ожидания экспертов относительно энергии довольно пессимистичны. В частности, прогнозы, публикуемые в British Petroleum в авторитетном обзоре перспектив энергетики (BP Energy Outlook), к 2035 году предполагают снижение доли угля в мировом энергопотреблении. С текущих 30% до менее чем 25%. Согласно этим прогнозам, потребление угля достигнет пика к середине следующего десятилетия и после этого начнет медленно снижаться. Характер прогнозов ухудшился по сравнению с 2016-м, когда они предполагали пусть медленный, но рост потребления этого сырья до 2030 года.

Более долгосрочные перспективы угля различаются в различных регионах мира. Снижение его потребления ожидается в странах ОЭСР, к которым относятся страны Европейского со юза, и в гораздо меньшей степени в Китае. В других регионах потребление угля может стабилизироваться или продолжить рост.

Тем не менее, несмотря на общую тенденцию к спаду потребления угля в мире, в том числе в некоторых странах СНГ, учитывая высокую степень концентрации промышленных предприятий и в целом энергоемкую экономику, угольная промышленность в Казахстане останется системно важной и сохранит стратегическое значение в промышленной политике государства.

Ресурсная база угля не является ограничением для ее развития. Запасов как энергетического, так и коксующегося угля будет достаточно в течение сотен лет, даже при активном наращивании добычи. В перспективе до 2030 года, с учетом ограниченных возможностей расширения экспорта, основным источником спроса на энергетический уголь останется внутренняя угольная генерация.

С одной стороны, с учетом планов по вводу и выбытию генерирующих мощностей следует предположить, что потребность в энергетическом угле как минимум сохранится на прежнем уровне. С другой стороны, важным для будущего угольной промышленности становится развитие высокотехнологичного угольного бизнеса и реализация новых точек роста: обогащение угля, газификация угля, переработка синтез-газа с получением метанола, углехимия высокого передела, гидрогенезация угля, добыча метана из угольных пластов, каталитическая переработка метана.

МАНИПУЛЯЦИЯ: Европейский путь для Украины – путь самоубийства

Проверка фейков в рамках партнерства с Фейсбук

В сети распространяется информация, что европейский путь привел к ряду проблем в Украине. В качестве доказательства этого, автор поста приводит статистические данные. Однако часть из них не соответствует действительности или не имеет никакого отношения к процессу евроинтеграции Украины.

Ниже разбираем основные ложные тезисы сообщения.

За последние 6 лет численность населения снизилась на 3,5 млн человек. На 100 умерших приходится 54 родившихся.

Согласно данным Госстата, по состоянию на август 2014 численность населения в Украине составляла 42,9 млн человек, а сейчас она составляет 41,7 млн человек. То есть, снизилось на 1,2 млн, а не на 3,5 млн за названный период.

В 2019 году в Украине родилось 308,8 тыс. человек, а умерло 581,1 тыс. Это примерно 53 родившихся на 100 умерших.

В Украине сокращение населения фиксировалось ежегодно с 1991 года. Наибольшие темпы сокращения (более 250 000 человек в год) фиксировались в 1995-2008 годах, а также в 2018-2019 годах. И нет оснований связывать это с евроинтеграцией. Зато в 2014 году это преимущественно объясняется такими причинами, как потеря части территорий, рост эмиграции вследствие кризиса и долгосрочным негативным демографическим трендом (преобладание смертности над рождаемостью) в том числе из-за старения населения.

В стране из 37 млн населения 11,5 млн составляют пенсионеры. Из общего числа занятых только 7,7 млн работает официально. Средняя продолжительность жизни мужчин — 66 лет, на 11 лет меньше, чем в Европе.

По состоянию на 1 января в Украине было 11,3 млн пенсионеров, а численность населения на данный момент составила 41,9 млн человек.

Сейчас в Украине неофициально работает 3,4 млн человек в возрасте от 15 лет и старше, из них — 1,4 млн женщин и 2 млн мужчин, а число всех занятых равна 16,5 млн. То есть из общего числа занятых официально трудоустроены примерно 13,1 млн, а не 7,7 млн.

По продолжительности жизни мужчин, то в 2018 году средний показатель составлял 66,7 лет, в то время как в странах Европы — 81 год. Разница — около 14 лет.

Впрочем, нет оснований сочетать низкую по сравнению со странами Европы продолжительность жизни с евроинтеграцией. В 2013-2019 годах средняя продолжительность жизни мужчин сохраняла показатели и колебалась не более чем в течение одного года. Если сравнивать 2013 и 2019 годы, то она выросла на 0,58 года.

Похожая ситуация с рынком труда. Хотя с 2014 года наблюдалось снижение количества занятого населения, нет оснований объяснять это фактором евроинтеграции, зато есть основания учитывать фактор экономического кризиса и потери территорий на Востоке Украины.

Число врачей уменьшилось на 30 000, младшего медперсонала — на 96 000. 

С 2013 по 2019 год количество врачей снизилось на 33 472, а количество среднего медицинского персонала на 106 843. Впрочем, нет оснований связывать это с евроинтеграцией, поскольку тенденция к сокращению врачей и среднего медперсонала наблюдалась еще с 2011-2012 годов, а самое большое сокращение пришлось на 2014 год в результате потери Крыма и части оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Так, из 33 472 врачей, которые выбыли из статистики в 2013-2019 годах 27 768 выбыли только в 2014 году. Соответственно, из 106 843 работников среднего медперсонала, выбывших по статистике в 2013-2019 годах 56 706 выбыли только в 2014 году.

В то же время, в 2012 году (до начала евроинтеграционных процессов) количество врачей снизилось на 7510 человек, что выше, чем в 2018 (2737 человек) и в 2019 годах (2598 человек).

В том же 2012 году количество работников среднего медперсонала снизилось на 18368 человек, что выше, чем в 2018 (17 032 человек) и в 2019 годах (17358 человек).

Источник: medstat.gov.ua

40% школ нуждаются в ремонте, в 47% школ температура зимой не более 16 градусов.

Очевидно, автор ссылается на заявление замминистра регионального развития, строительства и регионального развития ЖКХ Льва Парцхаладзе. Впрочем, последний приводил такие данные еще год назад, а значит информация может быть устаревшей. Кроме того, сейчас идет процесс образовательной реформы, в рамках которой проводится модернизация школ.

Темпы падения промышленности при Зеленском выросли в 6,5 раз.

В июле 2020 индекс промышленной продукции по сравнению с июлем 2019 составил 95,6% (скорректированный на эффект календарных дней). Для сравнения, в декабре 2019 против декабря 2018 этот показатель составил 91,7%. За период с 2016 по 2017 год он сократился на 2,4%.

Всего в течение президентской каденции Владимира Зеленского (май 2019-июль 2020) индекс промышленной продукции снизился на 9,8%, а не в 6,5 раз. К тому же, некорректно связывать это снижение именно с каденцией Зеленского, поскольку динамику промышленного производства определяет ряд других факторов, а экономическая политика является ответственностью правительства.

В частности, в Минэкономики отметили, что существует ряд объективных факторов, которые повлияли на снижение промышленности. Это, в частности усиление торговых войн в мире, падение цен на черную металлургию, сокращение спроса на энергоресурсы (из-за теплой зимы в 2019-2020 гг.), Меньший урожай сахарной свеклы и другие.

За 6 лет самолётостроение не получило ни одного серийного заказа и не выпустило ни одного самолета.
 

С присоединением в 2009 году завода «Авиант», «Антонов» получил возможность производить самолеты серийно, то есть отдельными партиями в значительном количестве. В 2014 году завод «Антонов» выпустил два самолета (из пяти запланированных).

За период с 2011 по 2016 год «Антонов» выпустил и продал всего 16 самолетов, 4 из которых были построены в 2013-2014 гг.

Сейчас в цехах предприятия в разной степени готовности — десять самолетов семейства Ан-148 и Ан-158. В 2015 году было завершено строительство нового транспортного самолета Ан-178, а в 2017 году — самолета-демонстратора Ан-132D.

За 6 лет не построено ни одного речного пассажирского судна.

В Украине в последний раз выпускали речные пассажирские суда еще в начале 90-х годов, поэтому говорить, что суда не строят последние 6 лет — нецелесообразно.

В то же время Херсонский судостроительный завод «Паллада» с 2018 года планировал выпуск малых судов для речных перевозок.

40% общей площади земельных ресурсов относятся к загрязненным землям, а толщина гумусового слоя снизилась на 20%.

Автор манипулирует, поскольку он опять же говорит о периоде евроинтеграции за последние 6 лет. Информация о 40% загрязненного площади земельных ресурсов касается периода до 2013 года.

Так, толщина гумусового слоя снизилась на 20% за последние десятилетия.

Снижение добычи угля на 60%.

Добыча угля в Украине действительно снизилась за последние 6 лет, но не на 60%. С 2013 до конца 2019 добыча каменного и бурого угля снизилась на 43,8%.

Наибольшие показатели падения были зафиксированы в 2014 году (на 30,5%) и 2015 году (38,1%). Однако это прежде всего связано с развертыванием войны на востоке Украины, поскольку значительная часть залежей угля находится на неподконтрольной территории. Например, все шахты с антрацитом остались на территории ОРДЛО.

Зато в 2016 и 2018 годах добыча угля наоборот увеличилась на 4,8% и 4% соответственно. В 2017 году она упал 16,3%, а в 2019 — на 0,5%.

Износ основных фондов в энергетике составляет 90%.

Очевидно, автор предоставляет данные из статьи Strategic Business Review 2017 года. Износ основных фондов — это результат эксплуатации и отсутствия модернизации оборудования в Украине не за 6 лет евроинтеграции, а за период их эксплуатации, который может быть длиннее, чем 6 лет. К тому же, нет никаких оснований связывать износ основных средств с евроинтеграцией, поскольку он зависит от долгосрочной инвестиционной деятельности предприятий и ряда внутриэкономических факторов, определяющих её.

Что последнее десятилетие может рассказать нам о будущем угля – Анализ

Изменение рыночной среды привело к изменениям в мировой угольной промышленности. Десять лет назад крупнейшие производители угля в мире состояли из крупных горнодобывающих компаний (Rio Tinto, BHP Billiton, Anglo American и Glencore), американских компаний (Peabody Energy и Arch Coal) и трех государственных гигантов (Coal India, Shenhua Group и China Coal).

С тех пор крупные диверсифицированные горнодобывающие компании, за исключением Glencore, отказались от добычи угля или резко сократили его.Между тем, американские компании годами борются с сокращающимся рынком, и только Peabody Energy остается среди крупнейших производителей. В Китае угольные компании проходят серьезный процесс консолидации, создавая China Energy Investment Corporation (слияние Shenhua Group и Guodian Group) и две новые гигантские корпорации, запущенные в 2020 году, которые объединяют различные предприятия в Шаньдуне (Shandong Energy Group) и Шаньси. (Jinneng Holding Group). Четыре крупнейших производителя угля в мире сегодня – это три китайские государственные компании и Coal India.Аналогичным образом, новые угольные электростанции в настоящее время в основном строятся государственными предприятиями в Азии.

Эти корпоративные тенденции отражают географический сдвиг спроса. В 2009 году на США и Европейский Союз приходилось 22% мирового потребления угля. В 2019 году их доля составляла 12%, а в этом году она продолжит снижаться. Следовательно, дальнейшее сокращение использования угля на этих рынках будет иметь ограниченное влияние на глобальном уровне. Напротив, Китай, Индия и Юго-Восточная Азия вместе упали с 58% мирового потребления в 2009 году до 69% в 2019 году.Доля остального мира оставалась стабильной.

Мировая тенденция последнего десятилетия показывает, что спрос на уголь достиг пика в 2013 году с небольшим отскоком в 2017-18 годах. Наш анализ рынков, политики и технологий в разбивке по странам и видам топлива показывает, что в ближайшие годы мировое потребление угля не вернется к уровням 2018 года, что сделает 2013 год своим историческим пиком.

The Economics of Coal

Мы стали свидетелями резких изменений в экологической политике США за последние два года, когда администрация Трампа работала над сокращением общего регулирования промышленности.Угольная промышленность была предполагаемым бенефициаром многих из этих изменений, в том числе предлагаемой отмены Плана чистой энергии президента Обамы и выхода из Парижского климатического соглашения.

В связи с этими сдвигами мы наблюдаем небольшой рост добычи угля и занятости. Однако, хотя длительный спад в угольной отрасли приостановился за последние два года, долгосрочные перспективы не выглядят хорошими.

Доминирование угля – вещь прошлого?

Чтобы лучше понять текущее состояние угольной промышленности, полезно оглянуться назад на историю.Промышленное производство угля в США неуклонно росло в последние три десятилетия двадцатого века, а затем стабилизировалось примерно в 2000 году. В 1970-х годах на фоне резкого роста цен на нефть наблюдался строительный бум угольных электростанций; этот бум продолжался и в 80-е годы. В результате увеличения производственных мощностей в период с 1972 по 1999 год добыча угля увеличилась на 60%. Интересно отметить, что благодаря быстрым технологическим инновациям, которые повысили производительность труда, занятость в угольной промышленности за тот же период резко упала.В период с 1979 г., когда занятость в угольной промышленности достигла пика, по 2000 г. промышленность потеряла почти 75% рабочих мест. Поскольку объем производства стабилизировался после 2000 г., то же самое произошло и с занятостью.

Ситуация начала меняться в 2012 году. В период с конца 2011 года по апрель 2016 года (когда промышленное производство достигло своего исторического минимума) занятость и промышленность упали на 43% и 46% соответственно. Что происходило в это время?

Электростанции переходят на самый дешевый источник энергии

По данным U.Администрация энергетической информации (EIA), в 2017 году 92,7% потребления угля в США приходилось на производство электроэнергии. Подобно тому, как стремительный рост цен на нефть привел к резкому увеличению добычи угля и занятости в 1970-х годах, внезапное и устойчивое падение цен на природный газ оказало противоположное влияние на уголь за последние 10 лет. Во время мирового финансового кризиса (2007-2009 гг.) Сырьевые товары в целом пострадали из-за сокращения мирового спроса. Особенно сильно пострадал природный газ, когда цены упали с пикового уровня в 13 долларов.35 в июне 2008 года до минимума в 2,98 доллара в августе 2009 года, т.е. на 78%. Цены никогда полностью не восстанавливались. Цены на природный газ выросли со среднемесячного уровня в 7,36 доллара в период с 2003 по 2008 год до среднего уровня в 3,43 доллара с января 2009 года по сегодняшний день, что более чем на 50%.

Эти более низкие уровни цен вызваны резким увеличением поставок природного газа. Точно так же, как производители угля извлекли выгоду из роста производительности в 1980-х и 1990-х годах, производители природного газа воспользовались технологическими достижениями, которые резко повысили производительность за последнее десятилетие.Эти достижения включают горизонтальное бурение и гидроразрыв пласта («гидроразрыв») – технологии, которые позволяют бурильщикам более легко извлекать природный газ из сланцевой породы.

Наличие в изобилии и дешевого природного газа оказало огромное влияние на производство электроэнергии в США. Как показано на диаграмме ниже, в 2008 году уголь обеспечивал 48,2% выработки электроэнергии; в прошлом году его доля составляла всего 27,4%. При этом природный газ обогнал все остальные источники энергии и сейчас составляет 35.1% от общего производства электроэнергии. Альтернативные источники энергии, такие как ветер и солнце, также становятся более доступными и в настоящее время составляют 8,2% от общего объема производства электроэнергии.

География также является важным фактором при оценке относительных затрат на топливо. Хотя средняя доля электроэнергии, производимой с использованием угля, по стране снизилась, эта доля сильно варьируется в зависимости от штата. Доля угля в общем объеме производства электроэнергии значительно выше в двух штатах, которые производят больше всего угля, – Вайоминге (85.7%) и Западной Вирджинии (93,2%). Электростанции были специально построены рядом с угольными шахтами в этих штатах, и уголь остается наиболее экономичным топливом для этих станций. Но для более удаленных электростанций уголь необходимо транспортировать по железной дороге, и это делает уголь более дорогим источником топлива, что подталкивает эти государства к переходу на природный газ и альтернативные источники энергии. Поскольку уголь становится менее конкурентоспособным для сжигания, его меньше транспортируется по железным дорогам. По данным Ассоциации американских железных дорог (AAR), в 2017 году на уголь приходилась треть отгрузок железнодорожных вагонов по сравнению с 48% в 2009 году.

Экспорт угля растет

В то время как доминирование угля для внутреннего производства электроэнергии ослабевает, мировой спрос на уголь США растет; Фактически, США являются чистым экспортером угля. По данным EIA, в 2018 году 15% добычи угля в США было экспортировано в другие страны, причем экспорт достиг самого высокого уровня за пять лет. США экспортируют энергетический или энергетический уголь, используемый для производства электроэнергии, и металлургический уголь, который используется в процессе производства стали.

В то время как мировой спрос на энергетический уголь высок, уголь, предназначенный для производства стали, является наиболее прибыльным для производителей. В прошлом году на долю угля приходилось 53% от общего объема экспорта угля, и эта доля, вероятно, увеличится в течение следующих нескольких лет. Высокий спрос со стороны азиатских стран на метанный уголь помог поддержать более высокие мировые цены, побуждая производителей США увеличить свои инвестиции в добычу метанного угля. Уголь, добываемый в регионе Аппалачей, особенно подходит для производства стали, и, учитывая близость региона к прибрежным экспортным объектам, производители в этом регионе имеют хорошие возможности для увеличения своего экспортного производства.

Производители угля в США увеличивают инвестиции для удовлетворения мирового спроса

По данным EIA, тремя крупнейшими производителями угля в США в 2017 году были Peabody Energy, Arch Coal и Cloud Peak Energy. Изучение последних результатов деятельности и развития этих компаний позволяет выявить отраслевые тенденции и будущее угольной промышленности.

Три года назад Peabody Energy Corp. подала иск о банкротстве, не имея возможности погасить свой долг в размере 10,1 млрд долларов из-за резкого падения цен на уголь.Через год после реструктуризации долга компания вышла из банкротства. Пибоди, крупнейший производитель угля в США, обеспечил 20,2% от общего объема добычи угля в США в 2017 году. В своем отчете о прибылях и убытках за 4 квартал 2018 года руководство компании сделало все возможное, чтобы подчеркнуть свои текущие инвестиции в морской металлургический бизнес. Компания прогнозировала, что недавно приобретенное горнодобывающее предприятие Shoal Creek в Алабаме, являющееся частью ее стратегии морских перевозок, «быстро позиционирует себя как один из основных участников скорректированного показателя EBITDA компании.«Компания уже сильно зависит от экспорта; согласно данным FactSet GeoRev, менее половины (47,8%) дохода Пибоди генерируется в США

.

Аналогичным образом, второй по величине производитель угля в США, Arch Coal, в начале 2016 года подал заявление о банкротстве через девять месяцев после списания долга в размере 5 миллиардов долларов. Сегодня компания также стремится расширить свой экспортный потенциал, недавно объявила о планах строительства новой шахты в округе Барбур, Западная Вирджиния, ориентированной исключительно на производство коксующегося угля для мировых рынков.По словам генерального директора Arch Джона Ивза, с добавлением нового рудника Leer South, «Arch значительно расширит свой портфель активов коксующегося угля мирового класса и укрепит наши позиции в качестве ведущего мирового производителя коксующегося угля с высоким содержанием A. Мы считаем, что существует значительный нереализованный глобальный спрос на коксующийся уголь с высоким содержанием А в целом и на наш бренд Leer в частности, и уже ведем переговоры с ведущими производителями стали по всему миру, которые стремятся обеспечить дополнительные объемы нашей продукции под брендом Leer. .«Данные FactSet показывают, что 46,3% доходов Arch приходится на США; как только эта новая шахта будет запущена, эта доля, вероятно, еще больше упадет.

Похоже, что третий по величине производитель угля в списке 2017 года, Cloud Peak Energy, последует за двумя другими компаниями в заполнении Главы 11. В попытке избежать банкротства в начале этого месяца компания получила двухнедельную отсрочку выплаты своих 1,8 доллара. выплатить миллионный долг, заключив соглашение о снисхождении со своими кредиторами и держателями облигаций. В последние недели сигналы о неприятностях становятся все громче и громче.Последний годовой отчет компании, поданный 15 марта, указывает на то, что руководство «серьезно сомневается в нашей способности продолжать свою деятельность». 26 марта Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) приостановила торговлю акциями компании из-за низкого уровня цен; акции по-прежнему торгуются на внебиржевых рынках по текущей цене 0,07 доллара за акцию. 22 апреля NYSE официально исключила акции из списка.

По сравнению с Peabody и Arch, Cloud Peak сильно зависит от рынка производства электроэнергии в США в плане продажи своего угля.В то время как 28,4% выручки поступает от продаж энергетического угля в Южную Корею, компания генерирует более двух третей своей выручки в США. Штаб-квартира находится в Джиллетте, Вайоминг, угольные предприятия компании расположены исключительно в бассейне Паудер-Ривер (PRB), который производит только энергетический уголь. Как обсуждалось выше, хотя это дает Cloud Peak прямой доступ к местным угольным установкам рядом с его шахтами, транспортные расходы на доставку угля в другие регионы страны делают его менее конкурентоспособным.

Заключение

Хотя многие наблюдатели поспешили обвинить экологические нормы в снижении доминирования угля, правда состоит в том, что виноваты рыночные силы, движимые технологическим прогрессом. Но производители угля США видят возможности на зарубежных рынках. Эта динамика дает новую жизнь угольной промышленности США, а не упрощение правил. Фактически, угольная промышленность выиграла бы от большего количества правил, особенно для регулирования гидроразрыва пласта в газовой промышленности.Но в условиях нынешнего стремления к дерегулированию всех энергетических секторов США это маловероятно.

3 ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ БУДУЩЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УГЛЯ | Уголь: энергия будущего

EIA. 1992. Добыча угля 1992. Управление энергетической информации, Министерство энергетики США. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство энергетики.

EIA. 1994a. Annual Energy Outlook 1994. Управление энергетической информации Министерства энергетики США, DOE / EIA-0383 (94). Вашингтон, округ Колумбия: Министерство энергетики.

EIA.1994b. Дополнение к Annual Energy Outlook 1994. Управление энергетической информации Министерства энергетики США, DOE / EIA-0554 (94). Вашингтон, округ Колумбия: Министерство энергетики.

Энергии ежедневно. 1994. Влияние угля на экономику США, указанное в исследовании, раскрывает экономические преимущества угля. Энергетический день 22 (108): 4.


GRI. 1994. Базовый прогноз спроса и предложения энергии в США, издание 1994 года. Чикаго: Институт газовых исследований.


Harunuzzaman, M., T.P. Лион, Э.Дженнингс, К. Роуз, Г. Июни, М. Эйферт и Т. Визер. 1994. Нормативная практика и инновационные технологии генерации: проблемы и новые тарифные подходы. NRRI 94-05. Колумбус, Огайо: Национальный научно-исследовательский институт регулирования.


МЭА. 1993a. Информация об угле 1992. Международное энергетическое агентство. Париж: Организация экономического сотрудничества и развития.

МЭА. 1993b. Годовой отчет 1992-1993: Международное энергетическое агентство. Париж: Организация экономического сотрудничества и развития.


Макович Л. и Г. Смолли. 1993. Прогноз электроэнергетики на 1993-2010 гг. Электрический мир 207 (11): 17-21, 24.

MIT. 1993. Оценка потребностей в исследованиях по улавливанию, использованию и удалению диоксида углерода с электростанций, работающих на ископаемом топливе. Отчет для Министерства энергетики США по гранту № DE-FG02-92ER30194. Кембридж: Энергетическая лаборатория Массачусетского технологического института.


NCA. 1993a. Данные по углю, издание 1993 г.Вашингтон, округ Колумбия: Национальная угольная ассоциация.

NCA. 1993b. Факты об угле, 1993. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная угольная ассоциация.

NRC. 1990. Топливо для нашего будущего. Совет по энергетике, Национальный исследовательский совет. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

NRC. 1992a. Переосмысление проблемы озона. Совет по экологическим исследованиям и токсикологии и Совет по атмосферным наукам и климату, Национальный исследовательский совет. Вашингтон. D.C .: Национальная академия прессы.

NRC. 1992b. Политические последствия потепления парниковых газов. Комитет по науке, технике и государственной политике Национального исследовательского совета. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

NRC. 1993. Направления перспективных поисковых исследований по добыче и переработке нефти и газа. Совет по химическим наукам и технологиям, Национальный исследовательский совет. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.


Потенциальный газовый комитет. 1993. Возможные поставки природного газа в США.Голден, Колорадо: потенциальное газовое агентство, Колорадская горная школа.

Престон, Г. 1994. Свидетельство в Комитете Сената США по энергетике и природным ресурсам, 8 марта.


Riva, J.P., Jr. 1991. Основные запасы нефти на Ближнем Востоке критически важны для мировых поставок. Нефтегазовый журнал 89 (38): 62-68.

Rohrbacher, T.J., D.D. Титерс, Л.М. Осмонсон, М. Плис. 1993. Программа извлекаемости угля USBM: Обзор результатов 1993 года, проект. Денвер, Колорадо: У.S. Департамент внутренних дел, Горное управление.

Рубин Е.С. 1989. Последствия будущих экологических норм для угольной электроэнергии. Годовой обзор энергетики. Vol. 14. Пало-Альто, Калифорния: Ежегодные обзоры.


Альянс за энергосбережение, Американская газовая ассоциация и Ассоциация предприятий солнечной энергетики. 1992. Будущее альтернативной энергетики. Вашингтон, округ Колумбия: Альянс за энергосбережение.


Зейгин, Л. 1992. Управление опасными загрязнителями воздуха: последствия поправок к Закону о чистом воздухе 1990 года для сжигания угля.Материалы девятой ежегодной Международной Питтсбургской конференции по углю, октябрь 1992 г., Питтсбург, Пенсильвания. Питтсбург: Университет Питтсбурга.

Добыча угля в США – подходы к мониторингу и отбору проб для оценки воздействия пыли из подземных угольных шахт

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Уголь широко распространен по всему миру, и на долю Соединенных Штатов приходится примерно 21 процент мировых запасов угля (EIA, 2014) . Угольная промышленность США является зрелой, ее происхождение восходит к первой коммерческой эксплуатации угля в районе Манакин, недалеко от Ричмонда, штат Вирджиния, в 1701 году.К 1760 году большинство колоний знали о существовании угольных месторождений в пределах своих границ, но очень мало было сделано для их разработки (Lasson, 1972). Добыча антрацитового угля началась примерно в 1775 году на северо-востоке Пенсильвании, а к концу 1700-х годов уголь добывался на горе Вашингтон в Питтсбурге. Вскоре после этого началась добыча угля в Огайо, Иллинойсе и других штатах.

С этого скромного начала добыча угля в США значительно выросла до 26 штатов и к 2000 году добыча составила почти миллиард тонн в год (см.).Добыча антрацитового угля достигла наивысшего уровня (более 100 миллионов тонн) в 1917 году. К 1987 году добыча антрацитового угля упала примерно до 5 миллионов тонн, и только около 600 000 тонн было добыто из горных антрацитовых пластов.

РИСУНОК E-1

Динамика добычи угля пятью производителями свинца, 1980-2012 гг. ИСТОЧНИК: Данные EIA, 2016.

Нормы охраны здоровья и безопасности в угледобывающей промышленности в штатах были введены почти через столетие после начала добычи полезных ископаемых в Пенсильвании, с принятием в 1869 г. Закона Пенсильвании об инспекции [антрацитовых] шахт. (для антрацитового угля) и Закона об инспекции шахт Пенсильвании 1877 года (для битуминозного угля).Законы о добыче полезных ископаемых также были предложены в нескольких других штатах, например, Иллинойс в 1872 году и Огайо в 1874 году. Что касается федерального законодательства в области здравоохранения и безопасности, Федеральный закон об инспекции угольных шахт был принят в 1941 году, а Федеральный закон о безопасности угольных шахт был принят в 1952 году. Принятие Федерального закона о здоровье и безопасности угольных шахт 1969 года представляло собой существенный отход от традиции, поскольку обеспечение соблюдения федеральных стандартов в области здравоохранения и безопасности должно было осуществляться агентством федерального правительства, Управлением по безопасности и охране здоровья в шахтах (MSHA). вне зависимости от объема и качества государственных программ.В 1977 году был принят Федеральный закон о безопасности и охране здоровья на шахтах, а в 2006 году был принят Закон о совершенствовании шахт и новом реагировании на чрезвычайные ситуации.

На федеральном уровне исследования в области здоровья и безопасности на шахтах сначала проводились Геологической службой США, а затем США. Горное бюро, с момента создания бюро в 1910 г. до 1995 г., когда оно было упразднено. С 1997 года Национальный институт безопасности и гигиены труда является федеральным агентством, ответственным за исследования.

ПРОИЗВОДСТВО

В 2017 году уголь добывался в 25 штатах, как к востоку, так и к западу от реки Миссисипи. В то время как производство в США росло примерно с 1960 года, производство в районах к западу от Миссисипи демонстрировало резкий рост с 1970-х годов (). В 2008 году добыча угля достигла 1172 млн тонн. Добыча в 2016 году была самой низкой за последние годы и составила 728 млн тонн (EIA, 2017).

РИСУНОК E-2

Добыча угля (тонны), восточная / западная граница по реке Миссисипи.ИСТОЧНИК: Kolstad, 2017. Печатается с разрешения автора; 2017, Стэнфордский институт исследований экономической политики.

Исторически сложилось так, что доминирующее производство по штатам приходилось на Кентукки, Западную Вирджинию, Пенсильванию, Иллинойс, Индиану и Огайо на востоке США, а также в Колорадо, Юту, Северной Дакоте, Техасе и, в последнее время, в Вайоминге и Монтане в США. Запад. Производство в восточных штатах продемонстрировало спад, который начался в 1990-х годах и на рубеже веков стал еще сильнее.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛЬНИКАМ

В зависимости от продолжительности, температуры и давления, которым растительное вещество подвергалось в процессе углефикации, сорт добытого угля классифицируется по разрядам (категориям) антрацита (от 97 до 86 процентов углерода), битуминозные (от 85 до 46 процентов углерода), суббитуминозные (от 45 до 34 процентов углерода) и лигнит (от 33 до 25 процентов углерода).Распределение добычи угля в США по рангам показано в. Хотя шахты на северо-востоке Пенсильвании когда-то производили около 100 миллионов тонн антрацитового угля в год, в настоящее время добыча антрацитового угля очень незначительна. Бурый уголь в основном добывается в Техасе и Северной Дакоте, и на его долю приходится около 10 процентов добычи угля. С увеличением производства в штатах к западу от Миссисипи, производство полубитуминозного угля значительно увеличилось и в настоящее время лишь превышает производство битуминозного угля.Из-за более низкого содержания энергии на полубитуминозные и бурые угли приходится меньшая доля производства энергии по сравнению с битуминозными углями.

РИСУНОК E-3

Распределение добычи угля в США по видам угля. ИСТОЧНИК: EIA, 2012.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ДОБЫЧИ ПО СПОСОБУ ДОБЫЧИ

Двумя основными методами добычи угля являются открытая и подземная добыча. Обобщенная схематическая иллюстрация двух методов показана на.

РИСУНОК E-4

Обобщенная схема способов разработки угольного пласта.ИСТОЧНИК: Kentucky Geological Survey, 2018. Печатается с разрешения; 2017, Геологическая служба Кентукки.

При открытых разработках грунт и порода над угольным пластом удаляются, чтобы обнажить угольный пласт. После того, как угольный пласт фрагментирован и удален, пустота может быть заполнена ранее удаленной породой, покрыта землей и восстановлена. Бурение, взрывные работы, погрузка и транспортировка требуют детального планирования и проектирования для безопасной эксплуатации. В зависимости от условий угольного месторождения могут использоваться различные методы открытой разработки, в зависимости от типа оборудования и того, как оно используется для удаления вышележащих материалов и угольного пласта.

В тех случаях, когда открытая добыча невозможна, обычно ведется подземная разработка угольного пласта. Доступ к углю осуществляется через подходящие отверстия с поверхности (называемые шахтами, откосами или выработками). От этих отверстий пласт разрабатывается через сеть проезжей части (называемых входами и поперечными выемками), разделенных блоками угольных столбов. Столбы могут быть извлечены последовательно в заранее определенное время.

Инфраструктура, необходимая для транспортировки горняков, запасов и добытого угля, а также для подачи вентилируемого воздуха и коммунальных услуг (таких как электричество и вода), является основным аспектом планирования и проектирования шахты для обеспечения безопасной эксплуатации.В отличие от открытых горных работ, подземные разработки ведутся в замкнутой геологической среде и связаны с рядом уникальных проблем, возникающих из-за таких факторов, как пластовое давление, газовыделение и переносимая по воздуху пыль. Часто при разработке тонких угольных пластов добываемая часть пласта может включать части крыши, пола или и то, и другое, чтобы обеспечить достаточное пространство для головы шахтеров и оборудования. В некоторых случаях сам угольный пласт будет содержать прослои сланцевого или глинистого материала, жилы или дайки, которые разрабатываются вместе с углем.

Доля открытых горных работ в добыче угля в США составляла около 66 процентов в 2015 году. В абсолютном выражении добыча наземного угля в 2015 году составила 589 миллионов тонн, что более чем в четыре раза больше по сравнению с производством 139 миллионов тонн в 1950 году (EIA , 2012; НМА, 2017). Как показано в, в последние годы снижение производства было одинаковым для наземного и подземного секторов.

РИСУНОК E-5

Распределение добычи угля в США (млн тонн) методом добычи.ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

КОЛИЧЕСТВО РУДНИКОВ И ЗАНЯТОСТЬ

Тенденции к увеличению объемов открытых горных работ, увеличению добычи и производительности с использованием новых технологий, консолидации горнодобывающих компаний и закрытию более мелких предприятий на протяжении многих лет способствовали постоянному сокращению количества шахт и количество горняков, занятых на этих рудниках. На вариации этих статистических данных влияют различия в геологических аспектах угольных месторождений в разных местах США, качество угля и различия в условиях добычи.Эти факторы также влияют на выбор методов добычи и их реализацию. Исторически на штаты Кентукки, Западная Вирджиния, Вирджиния и Пенсильвания приходилось большое количество небольших подземных и открытых рудников, при этом на них приходился небольшой процент от общего объема добычи.

В 1980 году добыча угля составляла 830 миллионов тонн, общее количество угольных шахт превышало 5200 (подземных шахт насчитывалось более 2400, а открытых – более 2800), а общая занятость в угледобыче составляла около 215 000 человек.В 2005 году добыча угля составила более 1100 миллионов тонн (на 33 процента больше, чем в 1980 году), при этом количество шахт на 70 процентов меньше (всего 1600 шахт, 650 подземных шахт и 950 открытых рудников) и на 50 процентов меньше шахтеров (105 000) (MSHA , 2017а). Последние данные о количестве шахт и количестве горняков, занятых на этих рудниках, показаны за период с 2010 по 2016 год и, соответственно, за период с 2010 по 2016 год. Цифры показывают более резкое сокращение как количества шахт, так и занятости.

РИСУНОК E-6

Количество угольных шахт в США.С .: всего и методом добычи, 2010-2016 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РИСУНОК E-7

Количество горняков, занятых на угольных шахтах: всего и методом добычи, 2010-2017 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

КОЛИЧЕСТВО МАЛЫХ ПОДЗЕМНЫХ МИН

Было упомянуто большое количество небольших шахт в штатах Кентукки, Западная Вирджиния, Вирджиния и Пенсильвания. и показать распределение подземных угольных шахт в Соединенных Штатах по количеству занятых горняков (более 50 горняков, 20–49 горняков и менее 20 горняков) и в четырех штатах вместе взятых.

РИСУНОК E-8

Распределение подземных угольных шахт США по размеру шахт (количество горняков), 2010-2016 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РИСУНОК E-9

Распределение подземных угольных шахт в штатах Кентукки, Вирджиния, Западная Вирджиния и Пенсильвания по размеру шахты (количество горняков), 2010-2016 гг. ИСТОЧНИК: Данные MSHA, 2017b.

РЕЗЮМЕ

При рассмотрении вопросов, касающихся угольной промышленности в Соединенных Штатах, важно признать разнообразный и изменчивый характер отрасли с точки зрения расположения основных производств, распределения добычи угля по регионам и методов добычи, размер шахты, количество шахт и количество горняков.

ССЫЛКИ

  • Лассон К. Правовые проблемы рекультивации угольных шахт: исследование в Мэриленде, Огайо, Пенсильвании и Западной Вирджинии. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США; 1972. [17 ноября 2017 г.]. История угольных шахт Аппалачей; С. 3–18. http: // scholarworks .law .ubalt.edu / all_fac / 794/

Как Британия закончила свою угольную зависимость

На электростанции Абертхо на побережье Южного Уэльса Том Гловер исследует истощающуюся кучу угля, возможно, в последний раз.На пике своего развития в 2013 году угольная электростанция вырабатывала достаточно электроэнергии, чтобы ежегодно светить 3 миллиона домов.

Но сегодня, после почти полувека эксплуатации, все тихо. Печи не работают, из дымовой трубы нет выхлопных газов, нет копоти на транспортных средствах на автостоянке. Завод просто пытается израсходовать оставшиеся запасы угля до того, как окончательно закроется в начале следующего года.

«Вы определенно испытываете ностальгию», – говорит г-н Гловер, глава немецкой коммунальной компании RWE в Великобритании, которой принадлежит Aberthaw, и который когда-то отвечал за закупку угля для станции.«Это была моя любимая электростанция», – говорит он, указывая на конвейерные ленты, которые перемещают уголь вокруг станции. «Это место, где много инженерии».

Судьба Aberthaw является предвестником того, что должно произойти, поскольку Великобритания – когда-то крупнейший в мире потребитель угля – готовится положить конец своей зависимости от самого загрязняющего ископаемого топлива на планете. Это одна из пяти действующих угольных станций в Великобритании после закрытия Коттэма в Ноттингемшире в понедельник спустя 50 лет. К следующему лету останется только трое.

Для работающих на заводах закрытие будет разрушительным. Но для защитников окружающей среды это станет еще одной победой в их глобальной борьбе против угольной энергетики, которая по-прежнему является крупнейшим источником электроэнергии в мире – ее использование в развивающихся странах, таких как Китай и Индия, в прошлом году возросло.

Когда в 1971 году открылась компания Aberthaw, на традиционные угольные и нефтяные электростанции приходилось 88% электроэнергии, поставляемой на рынок Великобритании. В прошлом году доля угля сократилась до 5 процентов.А в период с апреля по июнь этого года он упал до рекордно низкого уровня всего в 0,6 процента.

Этот ускоренный спад частично объясняется решением правительства установить дату истечения срока годности для отрасли, объявив в 2015 году, что в течение десятилетия оно полностью прекратит использование угольной энергетики.

Ранее в этом году Британия проработала первые две недели без угля с 1882 года. А с 2008 года Великобритания сократила содержание углерода в производстве электроэнергии самыми быстрыми темпами среди 25 крупных экономик, опередив Данию, США и Китай. по данным Имперского колледжа Лондона и консалтинговой компании E4tech.

Преобразование угольной электростанции – совсем недавно, в 1960 году в угледобывающей отрасли работало более 600000 человек, – к почти безэнергетическому использованию угля имеет огромное значение в то время, когда страны пытаются решить, как выполнить Парижское соглашение по климату 2015 года, чтобы ограничить глобальное потепление. значительно ниже 2 ° C. Для достижения этого глобальные выбросы углекислого газа должны уже сокращаться на 3 процента в год, но вместо этого они все еще растут, достигнув рекордного уровня в 2018 году.

ЕС настаивает на достижении цели всего блока по сокращению чистого выброса CO2. выбросы до нуля к 2050 году – цель, которую Великобритания взяла на себя этим летом.Тем не менее, некоторые государства-члены все еще сильно зависят от топлива. Польша, например, все еще потребляет 80 процентов электроэнергии на угольных электростанциях. А в Германии, крупнейшем потребителе угля и крупнейшем производителе энергии в ЕС, в прошлом году на уголь приходилось чуть более трети выработки электроэнергии.

Том Гловер, британский глава немецкой коммунальной компании RWE, которой принадлежит Aberthaw, когда-то отвечал за покупку угля для электростанции.

«Британский опыт показывает, что любая страна действительно может сделать это [покончить с угольной энергетикой], вопрос заключается в выработке соответствующей политики», – говорит Ричард Блэк, директор британского экологического аналитического отдела по вопросам энергетики и климата. -бак.«Если бы Германия решила в первую очередь заняться углем, а не ядерной (что она обязалась постепенно отказаться к 2022 году), я думаю, что Германия могла бы оказаться в таком же положении, что и Великобритания».

Менее чем в часе езды от Абертхау , недалеко от деревни Фелиндре в Южном Уэльсе, представляет собой удаленное место, окруженное зелеными полями и деревьями, которое дает ключ к разгадке того, почему уголь больше не является доминирующим топливом в энергетическом секторе Великобритании. Drax, энергетическая компания FTSE 250, чья история связана с углем, получила согласие правительства на строительство завода по производству природного газа в сельской местности, чтобы восполнить дефицит электроэнергии.

С тех пор, как в 1991 году была введена в эксплуатацию первая централизованная газовая установка в Великобритании, топливо, которое менее загрязняет окружающую среду, чем уголь, стало крупнейшим источником энергии в Великобритании – на его долю в 2018 году пришлось почти 40 процентов.

«Чертеж для газа в 1990-е годы огромны, если говорить о спаде угля », – говорит Ричард Ховард, директор по исследованиям оксфордской консалтинговой компании Aurora. К тому времени у Британии была собственная оффшорная нефтегазовая промышленность в Северном море, обеспечивающая изобилие запасов.А уголь уже был исключен из других ключевых секторов экономики. Паровозы были заменены дизельными. Дома, когда-то отапливаемые углем, были оснащены современными газовыми котлами.

Электростанция Cottam, работающая на угле, вырабатывает электроэнергию в ноябре 2009 года в Ноттингемшире. Завод закрылся на этой неделе через 50 лет © Getty

В 1991 году ЕС снял ограничения на использование природного газа для производства электроэнергии. Этот шаг оказался катализатором и произошел всего через 12 месяцев после приватизации британской электроэнергетической системы, в результате чего новые частные предприятия начали строить газовые электростанции с более низкими капитальными затратами, чем угольные.

Джош Берк, научный сотрудник Grantham Research Institute on Climate Change and Environment, говорит, что «слияние рыночных факторов и регуляторных вмешательств» с начала десятилетия помогло вытеснить уголь из системы.

Европейское и внутреннее законодательство по сокращению выбросов гарантирует, что угольные электростанции становятся все более нерентабельными в эксплуатации или строительстве. В Великобритании невозможно построить новые угольные электростанции без дорогостоящей технологии улавливания и хранения углерода.

Г-н Берк называет 2013 год особенно критическим поворотным моментом, когда Великобритания стала первой страной в ЕС, которая ввела поддержку цен на углерод, налог, уплачиваемый компаниями, производящими электроэнергию из ископаемого топлива, что серьезно ослабило инвестиционную привлекательность угля . Тариф, оцениваемый в 18 фунтов стерлингов за тонну углекислого газа, был разработан для пополнения европейской системы торговли квотами на выбросы, посредством которой энергетические компании покупают разрешения на выбросы углерода.

«В тот момент, когда цена на углерод выросла, цена на уголь резко упала», – говорит г-н Берк.«Это склонило экономику в пользу природного газа».

Главная электростанция Дракса занимает участок площадью 2500 акров недалеко от города Селби в Северном Йоркшире. Самая большая электростанция в Великобритании, она также являлась крупнейшим источником загрязнения в Западной Европе. Когда-то работавшие исключительно на угле, четыре из шести энергоблоков станции были переведены на сжигание биомассы древесных гранул для производства энергии.

В прошлом году возобновляемые источники энергии, включая биомассу, произвели треть электроэнергии, произведенной в Великобритании.К 2030 году министры хотят, чтобы 30 гигаватт – треть всей электроэнергии – получали только за счет ветряных электростанций.

Электростанция Абертхо. На пике своего развития в 2013 году угольная электростанция вырабатывала достаточно электроэнергии, чтобы ежегодно светить в 3 млн домов.

После постройки возобновляемые источники энергии, такие как энергия ветра и солнца, имеют низкие эксплуатационные расходы. При выработке они занимают первое место в так называемом порядке достоинств – последовательности, которая определяет, как удовлетворяется спрос на электроэнергию из какого источника поставки.Наиболее рентабельные источники имеют приоритет. Уголь, который имеет высокие предельные издержки производства, был снижен до уровня, когда он редко требуется, особенно в связи с падением спроса на энергию в последние годы, чему способствовало появление более энергоэффективных приборов. Свою роль также сыграли низкие цены на газ по сравнению с углем.

«Если бы я был человеком, делающим ставки, – говорит Уилл Гардинер, исполнительный директор Drax, – вероятность того, что мы сможем использовать уголь после 2023 года, чрезвычайно мала».

Критики энергетической политики Великобритании, однако, ссылаются на недавнее отключение электроэнергии в Англии и Уэльсе, чтобы утверждать, что электроэнергетическая система стала слишком зависимой от прерывистых источников энергоснабжения, таких как солнце и ветер, которые уязвимы к изменению погодных условий и быстрому падению энергоносителей. производительность по сравнению с традиционными угольными и газовыми установками, которые замедляются дольше и поэтому действуют как тормоз системы.

Но, по словам National Grid, компании, отвечающей за согласование спроса и предложения на электроэнергию в Великобритании, в то время как сложность электроэнергетической системы возросла, «вместе с инструментами и ресурсами, которые стали доступными для управления ею», такими как батареи которые быстро реагируют, чтобы помочь сгладить любую нестабильность.

Возобновляемые источники энергии сейчас уступают только газу по выработке электроэнергии в Великобритании. На долю ядерной энергетики приходится еще 19,5%. Хотя Великобритания строит новую атомную электростанцию ​​в Хинкли-Пойнт, стоимость которой выросла почти на 3 миллиарда фунтов стерлингов, весь парк реакторов страны, кроме одного, должен быть выведен из эксплуатации к 2030 году.

Правительственный официальный документ, который, как надеялись представители отрасли и экологи, покажет, как Великобритания планирует сократить выбросы, одновременно удовлетворяя возросший спрос на электроэнергию, был отложен незадолго до того, как Борис Джонсон стал премьер-министром в июле.

Кваси Квартенг, который в июле стал министром энергетики, говорит, что правительство не рассматривает зависимость страны от газа как «проблему», ссылаясь на его потенциальное использование в производстве водорода, считающегося более чистым топливом, хотя он добавляет: «Очевидно, нам нужен чистый газ.”

Столетие назад на угледобыче в Великобритании работало 1,2 млн человек. Теперь осталась лишь горстка производителей – спад, который стал символом закрытия карьеров, вызвавших забастовку шахтеров 1984-85 годов. В 2018 году добыча угля в Великобритании, снизившись на 95 процентов с 1950-х годов, упала до 2,6 миллиона тонн.

Тем не менее, даже когда Великобритания откажется от производства угля, тяжелая промышленность по-прежнему будет нуждаться в ископаемом топливе для производства продукции, включая сталь и цемент. Большая часть этого спроса удовлетворяется за счет импорта.За первые три месяца 2019 года Великобритания импортировала 2,6 млн тонн угля; самым крупным источником была Россия. Местное производство составило всего 592 000 тонн.

Британские производители, такие как Banks Group из графства Дарем, утверждают, что остающиеся потребности страны должны удовлетворяться за счет внутренних поставок, и все еще пытаются открыть новые рудники, но часто сталкиваются с противодействием экологов. В противном случае, утверждают они, страна отказывается как от экономической выгоды, так и от контроля над экологическими стандартами.

«Великобритании в настоящее время необходимо от 5 до 6 миллионов тонн угля только для того, чтобы продолжить поставки в ряд важнейших отраслей промышленности, включая производство стали и цемента», – говорит Марк Даудалл, директор по окружающей среде и сообществу The Banks Group.«Около 80 процентов потребности Великобритании в угле в настоящее время удовлетворяется за счет импорта, в большей степени из США и особенно России, а выбросы парниковых газов при импорте угля из этих стран значительно выше, чем при его производстве в Великобритании».

В марте первая глубокая угольная шахта в Великобритании за более чем 30 лет была одобрена советом графства Камбрия на северо-западе Англии. Шахта Woodhouse стоимостью 180 млн фунтов стерлингов на прибрежном участке в Западной Камбрии планируется открыть в 2022 году и будет производить две шахты.4 миллиона тонн угля в год для использования как в отечественной, так и в европейской сталелитейной промышленности.

В долгосрочной перспективе пользователи тяжелой промышленности знают, что им тоже придется искать заменители угля, но предупреждают, что до решений еще далеко. Исследование альтернатив требует времени, финансов и поддержки правительства Великобритании. «В конечном итоге производство стали и выброс углерода неприемлем; мы должны перекусить », – говорит Крис Макдональд, исполнительный директор Института обработки материалов, промышленного исследовательского центра, тесно связанного с сталелитейной промышленностью.«Нехорошо говорить, что мы будем облагать налогом углерод до смерти, потому что тогда вы просто убьете промышленность в Великобритании, а углерод по-прежнему будет выбрасываться где-то еще в мире».

рекомендуется

Торговая ассоциация

UK Steel сообщает, что в 2018 году страна произвела 7,3 млн тонн нерафинированной стали. Из них 5,7 млн ​​тонн было произведено в кислородной сталеплавильной печи, в которой требуется коксующийся уголь для вытеснения кислорода из железной руды для производства стали, используемой в секторах от строительства до автомобилестроения и авиакосмической промышленности.

Сталелитейщики считают, что использование и хранение улавливания углерода может быть вариантом для удовлетворения требований по декарбонизации, но это далеко не быстрое решение. Г-н Квартенг признает, что правительство «медлит» в этом районе.

Г-н Гловер видит в происходящем в Aberthaw зеркало изменений, происходящих в Европе, поскольку она пытается сократить выбросы углерода в свою экономику. «Это неплохой микромир для того, как работает сдвиг», – говорит он. Он указывает, насколько сложны эти изменения для сотрудников, особенно в регионах, которые и без того находятся в экономическом спаде.«Это самое сложное в энергетическом переходе», – добавляет он. «У нас много сотрудников. . . у нас есть обязанности перед сообществами, в которых мы живем ».

Вернувшись в свой офис в Суиндоне, мистер Гловер повесил на стене две фотографии Абертоу. На одном он изображен стоящим на куче угля, а на другом – на закате электростанции. «Он останется у меня на стене, когда я поставлю ветряные электростанции», – говорит он.

Хронология

Добыча угля в Великобритании

4 сентября 1984 г. во время забастовки шахтеров вспыхнуло насилие на шахте Тилманстоун недалеко от Дувра, Кент.

1913

Добыча угля в Великобритании достигла пика в 287 млн ​​тонн

1921

Занятость в угольной промышленности достигла пика 1.25 млн человек

1984-85

Национальная забастовка горняков (предыдущие забастовки также имели место в 1971 и 1974 годах)

2015

Великобритания становится первым национальным правительством, взявшим на себя обязательство отказаться от угольной энергетики и дата 2025 года; Закрывается последняя глубокая угольная шахта в Великобритании

2016

Первый полный день без включения угольных электростанций с 1882 года

2019

Первые две недели без угля

Письмо в ответ на эту статью:

Как Тэтчер помогла Великобритании снизить выбросы / От Карло Стагнаро, Милан, Италия

Угольная промышленность США в девятнадцатом веке

Шон Патрик Адамс, Университет Центральной Флориды

Введение

Угольная промышленность была главной основой индустриализации Америки в девятнадцатом веке.В качестве источника топлива уголь стал дешевым и эффективным источником энергии для паровых двигателей, печей и кузн по всей территории Соединенных Штатов. В качестве экономического стремления уголь стимулировал технологические инновации в горнодобывающих технологиях, энергопотреблении и транспорте. Когда руководители шахт усложнили организацию работы на шахтах, шахтеры отреагировали на это, объединившись в промышленные профсоюзы. Влияние угля было настолько распространенным в Соединенных Штатах, что к началу двадцатого века он стал необходимостью повседневной жизни.В эпоху, когда дымовые трубы означали прогресс, дымный воздух и закопченный ландшафт индустриальной Америки во многом были обязаны росту угольной промышленности страны. К концу девятнадцатого века многие американцы по всей стране читали о последней борьбе между угольными компаниями и шахтерами при свете угольно-газовой лампы и в тепле угольной печи в доме, заполненном привезенными товарами. к ним на угольных тепловозах. Во многих отношениях эта отрасль служила основным фактором промышленного роста Америки на протяжении девятнадцатого века.

Довоенная американская торговля углем

Хотя уголь веками служил основным источником энергии в Великобритании, британские колонисты мало использовали огромные запасы угля в Северной Америке до обретения Америкой независимости. При обильных запасах дров, воды и топлива для животных в Америке семнадцатого и восемнадцатого веков было мало нужды в использовании минерального топлива. Но по мере того, как население и престиж колониальных городов на восточном побережье росли, в американских кузнях и печах стал появляться уголь.Скорее всего, этот уголь был импортирован из Великобритании, но небольшая внутренняя торговля развивалась на битумных месторождениях за пределами Ричмонда, штат Вирджиния, и вдоль реки Мононгахела недалеко от Питтсбурга, штат Пенсильвания.

Бассейн Ричмонд

После обретения независимости от Великобритании импортный уголь стал менее распространенным в американских городах, а внутренняя торговля стала более важной. Экономические националисты, такие как Тенч Кокс, Альберт Галлатин и Александр Гамильтон, все предполагали, что национальная торговля углем – в то время сосредоточенная в угольном бассейне Ричмонд в восточной Вирджинии – послужит стратегическим ресурсом для роста и независимости нации.Несмотря на то, что он оправдал эти серьезные ожидания, торговле углем в Восточной Вирджинии препятствовало ее существование на обочине плантационной экономики Старого Доминиона. Колльерс из бассейна Ричмонд эффективно использовали рабский труд на своих рудниках, но старались заполнить свою рабочую силу, особенно в периоды пика сельскохозяйственной деятельности. Транспортные сети в регионе также сдерживали рост добычи угля. Магистральные дороги оказались слишком дорогими для торговли углем, а в реке Джеймс и на канале Канава не были произведены необходимые улучшения, чтобы обеспечить движение угольных барж и упростить погрузку, транспортировку и распределение угля в порту Ричмонда.Хотя Ричмондский бассейн был первым крупным месторождением угля в стране, шахтеры обнаружили, что потенциал его роста ограничен.

Подъем антрацитового угля

В то время как торговля углем в Ричмондском бассейне снизилась, новый вид минерального топлива появился на городских рынках американского побережья. Антрацитовый уголь имеет более высокое содержание углерода и намного тверже, чем битуминозный уголь, поэтому в первые годы своего использования получил прозвище «каменный уголь». В 1803 году жители Филадельфии наблюдали, как партия антрацитового угля фактически тушила пожар во время пробного запуска, а городские власти использовали загрузку «каменного угля» в качестве привлекательного гравия для тротуаров.Однако после войны 1812 года ряд событий проложили путь к принятию антрацитового угля на городских рынках. Такие компании, как Джейкоб Сист, рассматривали нехватку угля из Британии и Вирджинии в городских сообществах как возможность стимулировать использование «каменного угля». Американское философское общество Филадельфии и Институт Франклина заручились поддержкой местного научного сообщества для распространения информации среди потребителей об особых потребностях в антраците. Открытие нескольких путей сообщения между антрацитовыми месторождениями Пенсильвании через Lehigh Coal and Navigation Company (1820 г.), Schuylkill Navigation Company (1825 г.) и Delaware and Hudson (1829 г.) обеспечило дешевизну и дешевизну потока антрацита из шахты на рынок. быстрый.«Каменный уголь» стал меньше геологической диковинкой к 1830-м годам и вместо этого стал ценным домашним топливом для отопления и приготовления пищи, а также мощным источником энергии для городских кузнецов, пекарей, пивоваров и производителей. Как показано на Рисунке 1, антрацит Пенсильвании доминировал на городских рынках к концу 1830-х годов. К 1840 году годовая добыча превысила один миллион тонн, что примерно в десять раз больше годовой добычи битумного месторождения Ричмонд.

Рисунок 1. Процент потребления прибрежного угля по происхождению, 1822-1842 гг.

Источники:

Hunt’s Merchant’s Magazine and Commercial Review 8 (июнь 1843 г.): 548;

Альфред Чандлер, «Антрацитовый уголь и начало промышленной революции», с.154.

Распространение угольной промышленности

В довоенный период также наблюдалось расширение добычи угля в гораздо большем количестве штатов, чем в Пенсильвании и Вирджинии, поскольку в Северной Америке есть множество пригодных для использования угольных месторождений. На битумных месторождениях Огайо работало 7000 человек, и в 1850 году было добыто около 320 000 тонн угля – всего три года спустя горняки штата увеличили добычу до более чем 1 300 000 тонн. В Мэриленде битуминозный регион Джордж-Крик начал поставлять уголь на городские рынки по железной дороге Балтимора и Огайо (1842 г.) и по каналу Чесапик и Огайо (1850 г.).Рост Сент-Луиса дал мощный импульс угольной промышленности Иллинойса и Миссури, и к 1850 году угольные шахты в обоих штатах ежегодно добывали около 350 000 тонн угля. К началу Гражданской войны угольная промышленность появилась как минимум в двадцати штатах.

Организация довоенных мин

В довоенный период угледобывающие компании были небольшими и трудоемкими. Швы, которые были впервые проработаны на антрацитовых полях восточной Пенсильвании или битумных полях в Вирджинии, западной Пенсильвании и Огайо, как правило, лежали близко к поверхности.Опытный горняк и горстка рабочих могли легко добывать несколько тонн угля в день, используя «штольню» или «наклонную» шахту, пересекающую угольную жилу на склоне холма. Например, на битумных полях за пределами Питтсбурга угольные пласты были обнажены вдоль берегов Мононгахелы, и угольщики могли просто извлекать уголь киркой или лопатой и катить его по берегу реки с ручной тележкой в ​​ожидающую баржу. Однако после того, как уголь покинул устье шахты, масштабы бизнеса, перерабатывающего его, изменились.Собственные угольщики обычно работали на земле, сдаваемой в аренду на срок от пяти до пятнадцати лет – часто у крупного землевладельца или корпорации. Уголь часто поставлялся на рынок через крупную железную дорогу или корпорацию по каналам, например, Baltimore and Ohio Railroad или Delaware and Hudson Canal. Конкуренция между горнодобывающими компаниями и рост производства удерживали цены и рентабельность на относительно низком уровне, и многие угледобывающие компании постепенно выходили из банкротства. Эти небольшие горнодобывающие компании были типичными для американской деловой конкуренции в довоенный период: «легкий вход – легкий выход».

Трудовые отношения

Поскольку большинство довоенных операций по добыче угля часто ограничивалось несколькими квалифицированными горняками, которым помогали менее квалифицированные рабочие, трудовые отношения в американских угледобывающих регионах не подвергались длительному конфликту. Ранние шахтеры также работали близко к поверхности, часто в горизонтальных штольнях, а это означало, что работа была не такой опасной в эпоху до разработки глубоких шахт. Большинство горнодобывающих предприятий осуществлялись удаленными от городских центров предприятиями, что сорвало попытки объединить горняков в «критическую массу» коллективной власти – даже на самых развитых антрацитовых месторождениях страны.Эти факторы в сочетании с убеждением оператора шахты в том, что отдельное предприятие в антрацитовых регионах обеспечивает гармоничную систему независимых производителей, препятствовали развитию сильных трудовых организаций в довоенной горнодобывающей промышленности Пенсильвании. В менее развитых регионах собственники часто работали на рудниках, поэтому границы между владением, управлением и рабочей силой часто были размыты.

Ранние союзы

Большинство споров, когда они действительно возникали, были временными делами, сосредоточенными на низкой заработной плате, вызванной острой конкуренцией между угольщиками.Первая такая акция в антрацитовой промышленности произошла в июле 1842 года, когда рабочие из Минерсвилля в графстве Шуйлкилл вышли на Поттсвилл в знак протеста против низкой заработной платы. Эта недолговечная забастовка была разогнана местной ополченческой ротой Орвигсбург Блюз. В 1848 году Джон Бейтс нанял 5000 горняков и летом 1849 года объявил о повышении заработной платы. Но члены «Союза Бейтсов» оказались без работы, и движение быстро рассеялось. В 1853 году горняки компании Delaware and Hudson Canal Company добились повышения на 2½ процента на тонну своей сдельной нормы.Эта забастовка была успешной, но не привела к длительному присутствию профсоюзов в деятельности D&H. Сообщения о нарушениях на битумных полях в западной Пенсильвании и Огайо следуют той же схеме, поскольку довоенные удары, как правило, были локализованными и непродолжительными. Таким образом, объемы производства оставались высокими, и потребители минерального топлива могли рассчитывать на стабильные поставки на рынок.

Использование антрацита в черной металлургии

Самым важным технологическим достижением в довоенной угольной промышленности Америки было успешное внедрение антрацитового угля в технологии производства чугуна.С 1780-х годов битуминозный уголь или кокс – битуминозный уголь с сожженными примесями – был предпочтительным топливом для британских производителей чугуна. Когда антрацит почти успешно попал в американские горны, казалось, не было никаких причин, по которым каменный уголь нельзя было использовать для производства железа. Однако, как и в случае его внутреннего использования, промышленный потенциал антрацитового угля столкнулся с серьезными технологическими препятствиями. В британских и американских железных печах начала девятнадцатого века высокая температура, необходимая для плавки железной руды, требовала выброса избыточного воздуха, чтобы способствовать сгоранию топлива, будь то уголь, древесина или древесный уголь.В то время как британские производители чугуна в 1820-х годах пытались повысить эффективность процесса за счет использования перегретого воздуха, известного как «горячий дуть», американские производители чугуна все еще использовали «холодный дуть» для топки своих печей. Плотность антрацитового угля сопротивлялась попыткам зажечь его холодным дутьем, и поэтому он оказался неподходящим топливом для большинства американских железных печей.

Антрацитовый чугун впервые появился в Пенсильвании в 1840 году, когда Дэвид Томас применил валлийскую технологию горячего дутья в компании Lehigh Crane Iron Company.Фирма была учреждена в 1839 году в соответствии с актом об общей регистрации. Нововведение фирмы из Аллентауна произвело ажиотаж в кругах производителей чугуна, и в восточной и центральной Пенсильвании стали появляться печи для плавки руды с антрацитом. В 1841 году, всего через год после успеха Lehigh Crane Iron Company, Уолтер Джонсон обнаружил в эксплуатации не менее одиннадцати печей для производства антрацита. В том же году американский корреспондент лондонских банкиров сослался на экономию на производстве железа до двадцати пяти процентов после перехода на антрацит и отметил, что «везде, где можно добыть уголь, владельцы переходят на новый план; и обычно считается, что качество чугуна значительно улучшается там, где на весь процесс влияет антрацитовый уголь.Инвестиции Пенсильвании в антрацитовое железо принесли дивиденды промышленной экономике штата и доказали, что уголь можно использовать для различных промышленных целей. К 1854 году сорок шесть процентов всего американского чугуна выплавлялось с использованием антрацитового угля в качестве топлива, а к 1860 году доля антрацита в чушках превышала пятьдесят шесть процентов.

Рост добычи угля и падение цен

В довоенные десятилетия угольная промышленность превратилась в важнейший компонент промышленной революции в Америке.Антрацитовый уголь стал неотъемлемой частью прибрежных городов вверх и вниз на восточном побережье Северной Америки – по мере роста городов увеличивался и спрос на уголь. На западе угольщики Питтсбурга и Огайо отправляли уголь до Луисвилля, Цинциннати или Нового Орлеана. По мере того как древесина, животные и энергия становились все меньше, минеральное топливо обычно занимало свое место в домашнем потреблении и мелком производстве. Структура отрасли, когда многие мелкие фирмы работали по краткосрочной аренде, означала, что уровень производства оставался высоким на протяжении всего довоенного периода, даже несмотря на падение цен.В 1840 году американские шахтеры добыли 2,5 миллиона тонн угля для обслуживания этих растущих рынков, а к 1850 году увеличили годовое производство до 8,4 миллиона тонн. Хотя цены имели тенденцию колебаться в зависимости от сезона, в конечном итоге они падали в довоенный период. Например, в 1830 году антрацит продавался по цене около 11 долларов за тонну. Десять лет спустя цена упала до 7 долларов за тонну, и к 1860 году антрацит продавался в Нью-Йорке по цене около 5,50 долларов за тонну. Годовое производство в 1860 году также впервые в истории превысило двадцать миллионов тонн.Рост производства, интенсивная конкуренция, низкие цены и спокойные трудовые отношения – все это были характерными чертами довоенной торговли углем в Соединенных Штатах, но события во время и после Гражданской войны резко изменили структуру и характер этого важного промышленного стремления.

Уголь и гражданская война

Самый резкий рост американской угольной промышленности произошел в конце довоенного десятилетия, но начало Гражданской войны привело к некоторым серьезным изменениям.Потребности в топливе федеральной армии и флота, а также их военных поставщиков обещали значительное увеличение спроса на уголь. Операторы шахт планировали рост или, по крайней мере, стабилизацию цен на уголь на время войны. Их ожидания оправдались. Даже если цены были скорректированы с учетом инфляции военного времени, они существенно выросли в ходе конфликта. За период с 1860 по 1863 год реальная (то есть с поправкой на инфляцию) цена тонны антрацита выросла более чем на тридцать процентов, а в 1864 году реальная цена выросла на 45 процентов по сравнению с уровнем 1860 года.В результате к 1865 году добыча угля увеличилась до более чем двенадцати миллионов тонн антрацита и более двадцати четырех миллионов тонн по всей стране.

Спрос на минеральное топливо в Конфедерации привел к изменениям и на южных угольных месторождениях. В 1862 году Конгресс Конфедерации организовал Бюро селитры и горного дела в составе Военного министерства для наблюдения за сбором селитры (также известной как селитра) для производства пороха и добычи меди, свинца, железа, угля и цинка. Помимо помощи в добыче в бассейне Ричмонд, Niter and Mining Bureau открыло новые угольные месторождения в Северной Каролине и Алабаме и координировало подачу минерального топлива на военно-морские базы Конфедерации на побережье.Хотя Конфедерация не была наводнена углем во время конфликта, работа Niter and Mining Bureau заложила основу для расширения добычи на послевоенном Юге.

Помимо увеличения производства, годы Гражданской войны ускорили некоторые качественные изменения в структуре отрасли. В конце 1850-х годов новые железные дороги проложили путь к новым месторождениям битуминозного угля в таких штатах, как Мэриленд, Огайо и Иллинойс. В известных угольных регионах штата Пенсильвания, занимающихся антрацитовым углем, железнодорожные компании извлекли огромную выгоду из возросшего трафика, вызванного войной.Например, маржа прибыли Philadelphia & Reading Railroad увеличилась с 0,88 доллара на тонну угля в 1861 году до 1,72 доллара на тонну в 1865 году. Железнодорожные компании вышли из гражданской войны как наиболее важные участники национальной торговли углем.

Торговля американским углем после гражданской войны

Железные дороги и расширение торговли углем

В годы сразу же после Гражданской войны расширение торговли углем ускорилось, поскольку железные дороги взяли на себя бремя перевозки угля на рынок и открытия ранее недоступных месторождений.Для этого они покупали угольные участки напрямую и сдавали их в аренду дочерним компаниям или открывали собственные шахты. В 1878 году компания Baltimore and Ohio Railroad отправила три миллиона тонн битуминозного угля с шахт в Мэриленде и с северных угольных месторождений нового штата Западная Вирджиния. Когда в 1873 году Чесапикская и Огайская железная дорога соединила Хантингтон, Западная Вирджиния с Ричмондом, Вирджиния, богатые месторождения битуминозного угля на юге Западной Вирджинии были открыты для разработки. Норфолк и Вестерн разработали угольные месторождения на юго-западе Вирджинии, завершив в 1883 году строительство железной дороги от приливов до удаленного округа Тейзвелл.Сеть более мелких линий, соединяющих отдельные угольные шахты с этими крупными магистральными линиями, способствовала быстрой разработке угля в Аппалачах.

Railroads также помогли открыть огромные запасы угля к западу от Миссисипи. Небольшие угольные шахты в Миссури и Иллинойсе существовали в довоенные годы, но были ограничены пароходной торговлей по реке Миссисипи. По мере того как национальная сеть строительства железных дорог расширялась через Великие равнины, угольные месторождения в Колорадо, Нью-Мексико и Вайоминге стали свидетелями значительного развития.Уголь действительно стал национальным делом в Соединенных Штатах.

Технологические инновации

По мере расширения угольной промышленности она также включала новые методы добычи. Ранние наклонные или штрековые шахты пересекали угольные пласты относительно близко к поверхности и требовали лишь небольших капитальных вложений для подготовки. Большинство горняков по-прежнему использовали кирки и лопаты для добычи угля, но некоторые горняки использовали черный порох, чтобы взорвать отверстия в угольных пластах, а затем вручную погрузили разбитый уголь в вагоны.Но по мере того, как горняки стремились добыть больше угля, шахты выкапывались глубже, ниже уровня воды. В результате угледобыча требовала больших капиталовложений, поскольку новые системы откачки, вентиляции и извлечения требовали использования энергии пара в шахтах. К 1890-м годам электрические режущие машины заменили взрывной метод разрыхления угля в некоторых шахтах, а к 1900 году четверть американского угля добывалась с использованием этих методов. В течение века шахтеры добывали все больше и больше угля, используя новые технологии.Наряду с этой производительностью произошло ослабление многих традиционных навыков, которыми лелеяли опытные горняки.

Коксохимическая промышленность

Модель потребления также изменилась. В конце девятнадцатого века появился кокс – форма обработанного битуминозного угля, в котором примеси «спекаются» при высоких температурах – в качестве мощного топлива в черной металлургии. Открытие превосходного коксующегося угля в районе Коннеллсвилля на юго-западе Пенсильвании стимулировало агрессивный рост там коксовых печей.К 1880 году в районе Коннеллсвилля насчитывалось более 4200 коксовых печей, а национальное производство кокса в Соединенных Штатах составляло три миллиона тонн. Два десятилетия спустя Соединенные Штаты потребили более двадцати миллионов тонн коксового топлива.

Конкуренция и прибыль

Успешное внедрение новых методов добычи и появление кокса в качестве основного источника топлива послужили как благословением, так и проклятием для горнодобывающих компаний. С помощью новой технологии они добыли больше угля, но по мере того, как открывались новые угольные месторождения и национальное производство приближалось к восьмидесяти миллионам тонн к 1880 году, цены на уголь оставались относительно низкими.Дешевый уголь, несомненно, помог быстро индустриализирующейся экономике Америки, но он также создал отраслевую структуру, характеризующуюся периодами подъема и спада, низкой маржой прибыли и жестокой конкуренцией между фирмами. Но как бы он ни поднимался, Соединенные Штаты становились все более и более зависимыми от угля по мере развития девятнадцатого века, как показано на Рисунке 2.

Рисунок 2: Уголь в процентах от потребления энергии в Америке, 1850-1900 гг.

Источник: Сэм Х. Шурр и Брюс К.Нетчерт, Энергия в американской экономике, 1850-1975 (Балтимор: Johns Hopkins Press, 1960), 36-37.

Расцвет профсоюзов

По мере того как в XIX веке угольные шахты становились более капиталоемкими, роль горняков резко изменилась. Собственные шахты обычно нанимали опытных горняков в качестве субподрядчиков в годы, предшествовавшие Гражданской войне; тем самым они отказались от значительной части контроля над темпами добычи полезных ископаемых. Корпоративная реорганизация и внедрение дорогостоящего оборудования подорвали традиционный авторитет квалифицированного горняка.К 1870-м годам многие горнодобывающие компании наняли менеджеров для контроля за темпами работы, но сохранили старую систему оплаты горняков за тонну, а не почасовую оплату. Падение сдельной ставки быстро стало источником недовольства в угледобывающих регионах.

Горняки отреагировали на падение заработной платы и реструктуризацию горняков, организовавшись в профсоюзы. Благотворительная ассоциация рабочих, основанная в Пенсильвании в 1868 году, объединила английских, ирландских, шотландских и валлийских горняков антрацита. WBA добивалась некоторых уступок от угольных компаний до тех пор, пока Франклин Гоуэн, исполняющий обязанности президента Филадельфийской и Редингской железной дороги, не предпринял согласованных усилий по разрушению союза зимой 1874–1875 годов.Когда на антрацитовых месторождениях происходили спорадические вспышки насилия, Гоуэн возглавил обвинение против «Молли Магуайерс», подпольной организации, предположительно возглавляемой ирландскими шахтерами. После разрыва WBA большинство профсоюзов угледобывающих компаний служили для организации квалифицированных рабочих в определенных регионах. В 1890 году появился национальный профсоюз горняков, когда делегаты со всех концов Соединенных Штатов сформировали Объединение горняков Америки. UMWA изо всех сил пыталась получить широкое признание до 1897 года, когда массовые забастовки подтолкнули многих рабочих к членству в профсоюзах.К 1903 году UMWA зарегистрировала около четверти миллиона членов, собрала в казну более одного миллиона долларов и сыграла важную роль в производственных отношениях в угольной промышленности страны.

Уголь на рубеже веков

К 1900 году американская угольная промышленность стала поистине национальным предприятием, в результате которого было добыто 57 миллионов тонн антрацита и 212 миллионов тонн битуминозного угля. (См. Дополнительные тенденции в таблицах 1 и 2.) Некоторые угольные компании выросли до огромных размеров по стандартам девятнадцатого века.Например, американская угольная и нефтяная компания с капиталом в шесть миллионов долларов владела правами на 30 000 акров угольных земель. Но небольшие горнодобывающие предприятия с одним или двумя сотрудниками также сохранялись на рубеже веков. Новые разработки в горнодобывающей технике продолжали революционизировать торговлю, поскольку все больше и больше угольных месторождений в Соединенных Штатах становилось интегрированным в национальную систему железных дорог. Производственные отношения также приобрели общенациональный характер. Джон Митчелл, лидер UMWA, и Л.М. Бауэрс из Colorado Fuel and Iron Company символизировал новую угольную промышленность, в которой сложились жесткие позиции как в рабочих, так и в капитальных лагерях. Поскольку к 1900 году в одной только битуминозной угольной промышленности было занято более 300 000 рабочих, многие американцы пристально следили за трудовыми отношениями в этой важнейшей отрасли. Хотя «King Coal» бесспорно оставался ведущим поставщиком национального и промышленного топлива для бытовых нужд, напряженность в отношениях между менеджерами и рабочими угрожала стабильности угольной промышленности в двадцатом веке.

Таблица 1: Добыча угля в США, 1829-1899 гг.

Год Добыча угля (тыс. Тонн) % прирост за десятилетие тонн на душу населения
антрацит Битумный
1829 138 102 0,02
1839 1008 552 550 0.09
1849 3995 2453 313 0,28
1859 9620 6013 142 0,50
1869 17083 15 821 90 471 110 0,85
1879 30 208 37 898 107 1,36
1889 45 547 95 683 107 2.24
1899 60,418 193 323 80 3,34

Источник: Четырнадцатая перепись населения США , Vol. XI, Шахты и карьеры , 1922, Таблицы 8 и 9, стр. 258 и 260.

Таблица 2: Ведущие угледобывающие страны, 1889 год

Государство Добыча угля (тыс. Тонн)
Пенсильвания 81719
Иллинойс 12 104
Огайо 9977
Западная Вирджиния 6232
Айова 4095
Алабама 3573
Индиана 2845
Колорадо 2544
Кентукки 2400
Канзас 2221
Теннесси 1926

Источник: Тринадцатая перепись населения США , Vol.XI, Шахты и карьеры , 1913 г., таблица 4, стр. 187

Предложения для дальнейшего чтения

Адамс, Шон Патрик. «Различные уставы, разные пути: корпорации и уголь в довоенной Пенсильвании и Вирджинии», Business and Economic History 27 (Fall 1998): 78-90.

Папка, Фредерик Мур. Империя угольного века: уголь Пенсильвании и его использование до 1860 года . Гаррисберг: Комиссия по истории и музеям Пенсильвании, 1974.

Блатц, Перри. Шахтеры-демократы: работа и трудовые отношения в угольной промышленности антрацита, 1875-1925. Олбани: SUNY Press, 1994.

Брел, Уэйн Г. Молли Магуайрс . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1964.

Брюс, Кэтлин. Производство железа в Вирджинии в эпоху рабов . Нью-Йорк: The Century Company, 1931.

Чандлер, Альфред. «Антрацитовый уголь и начало« промышленной революции »в Соединенных Штатах», Business History Review 46 (1972): 141-181.

ДиЧиччо, Кармен. Уголь и кокс в Пенсильвании . Гаррисберг: Комиссия по истории и музеям Пенсильвании, 1996

Ивенсон, Ховард. Первый век и четверть американской угольной промышленности . Питтсбург: частное издание, 1942 г.

Эллер, Рональд. Шахтеры, Millhands и альпинисты: индустриализация юга Аппалачей, 1880-1930. Ноксвилл: Университет Теннесси Пресс, 1982 г.

Харви, Кэтрин. Лучшие одетые шахтеры: жизнь и труд в угольном регионе Мэриленда, 1835-1910. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1993.

Хоффман, Джон. «Антрацит в долине Лихай в Пенсильвании, 1820-1845 гг.», Бюллетень Национального музея США 252 (1968): 91-141.

Лэнг, Джеймс Т. «Раннее развитие угольной промышленности в западных графствах Вирджинии», West Virginia History 27 (январь 1966): 144-155.

Ласлетт, Джон Х.М. редактор. Объединенные горняки: образец промышленной солидарности? University Park: Penn State University Press, 1996.

.

Летвин, Дэниел. Проблема межрасового юнионизма: шахтеры Алабамы, 1878-1921 гг. Чапел-Хилл: University of North Carolina Press, 1998.

Льюис, Рональд. Уголь, железо и рабы. Промышленное рабство в Мэриленде и Вирджинии, 1715-1865 гг. . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press, 1979.

Лонг, Присцилла. Там, где никогда не светит солнце: история кровавой угольной промышленности Америки. Нью-Йорк: Образец, 1989.

Най, Дэвид Э. Потребляемая мощность: социальная история американской энергетики . Кембридж: Massachusetts Institute of Technology Press, 1998.

Палладино, Грейс. Еще одна гражданская война: труд, капитал и государство в антрацитовых регионах Пенсильвании, 1840-1868 гг. Урбана: University of Illinois Press, 1990.

Пауэлл, Х. Бенджамин. Первый топливный кризис в Филадельфии. Джейкоб Сист и развивающийся рынок Пенсильванского антрацита . Университетский парк: Издательство Пенсильванского государственного университета, 1978.

Шурр, Сэм Х. и Брюс К. Нетчерт. Энергия в американской экономике, 1850-1975: экономическое исследование ее истории и перспектив. Балтимор: Johns Hopkins Press, 1960.

Стэплтон, Дарвин. Перенос ранних промышленных технологий в Америку . Филадельфия: Американское философское общество, 1987.

Стили, Джон Э. Довоенный соляной бизнес в Канаве и западные рынки . Лексингтон: Издательство Университета Кентукки, 1993.

Уоллес, Энтони F.C. Сент-Клер. Опыт угольного города девятнадцатого века с промышленностью, подверженной стихийным бедствиям. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1981.

Уоррен, Кеннет. Триумфальный капитализм: Генри Клей Фрик и промышленная трансформация Америки. Питтсбург: Университет Питтсбурга, 1996.

Вудворт, Дж. Б. «История и условия добычи полезных ископаемых в угольном бассейне Ричмонда, штат Вирджиния». Труды Американского института горных инженеров 31 (1902): 477-484.

Йерли, Клифтон К. Предприятие и антрацит: экономика и демократия в округе Шуйлкилл, 1820-1875 гг. . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1961.

Образец цитирования: Адамс, Шон Патрик. «Угольная промышленность США в девятнадцатом веке». Э.Сетевая энциклопедия под редакцией Роберта Вэплса. Январь 2003 г. URL https://eh.net/encyclopedia/ the-us-угольная промышленность-в- девятнадцатый век-2/

Горнодобывающая промышленность на вершине горы разрушает больше земли за меньшее количество угля, исследование показывает

Открытые горные работы на вершинах гор Аппалачей вырубают в три раза больше земли, чтобы добыть тонну угля, чем всего три десятилетия назад, показывают новые исследования.

Данные и серия новых карт, которые отслеживают распространение открытых горных работ в регионе, показывают, что даже несмотря на спад в отрасли, то, что продолжается, вероятно, оказывает чрезмерное воздействие на людей и окружающую среду.

Если горнодобывающим компаниям придется проводить больше взрывных работ и копать для того же количества угля, это означает больше пыли в воздухе и большее загрязнение водотоков, сказал директор программ Appalachian Voices Мэтт Уоссон, который работал над исследованием с исследователями из Университета Дьюка. Университет Западной Вирджинии, Google и SkyTruth.

«Это был действительно первый шаг в более широком процессе более глубокого изучения воздействия, которое оказывает наземная добыча полезных ископаемых», – сказал Кристиан Томас, геопространственный аналитик SkyTruth, некоммерческой организации, которая использует спутниковые снимки для понимания воздействия человека на окружающую среду.

Исследование, опубликованное в Интернете в рецензируемом журнале PLOS ONE, также предоставило то, что исследователь Duke Эндрю Перикак назвал первым годовым картированием, показывающим распространение горных работ на вершинах гор в регионе.

Команда делает данные общедоступными для других исследователей, в том числе тех, кто изучает влияние добычи полезных ископаемых на здоровье и окружающую среду.

Тысячи квадратных миль взорваны и прожеваны

На протяжении десятилетий добыча угля на поверхности в горах Аппалачей была одной из самых разрушительных форм добычи угля.Горнодобывающие компании взрывают вершины и склоны гор, чтобы добраться до подземных угольных пластов, а затем выталкивают пустую породу в долины и ручьи.

В период с 1985 по 2015 год взрывчатые вещества и горное оборудование уничтожили более 1100 квадратных миль в поисках угля, закопанного в горах в Западной Вирджинии, Кентукки, Теннесси и Вирджинии. На анимации ниже показано, как быстро он распространился.

На этом спутниковом снимке 1985 года показана горная добыча на территории Кентукки, Западной Вирджинии и Вирджинии.На анимации ниже показано, как добыча полезных ископаемых распространилась в этой области в течение следующих 30 лет. Спутниковые снимки с 1985 по 2015 год показывают, как горные работы по удалению горных пород распространились по территории Кентукки, Западной Вирджинии и Вирджинии площадью 12 000 квадратных миль. Предоставлено: Кристиан Томас / SkyTruth.

Объединив свою работу с предыдущим анализом, охватывающим период с середины 1970-х по 1984 год, исследователи определили, что более 2300 квадратных миль – около 7 процентов изученной территории – были расчищены в связи с открытыми горными работами.Это примерно в три раза больше национального парка Грейт-Смоки-Маунтинс.

Геологи предсказали, что по мере того, как угольные компании добывают самые толстые и самые мелкие слои угля, то, что осталось, будет производить больше пустой породы, что сделает добычу на поверхности более дорогой, пишут авторы.

Они определили 1998 год как точку перегиба. Раньше для производства метрической тонны угля требовалось около 10 квадратных метров. К 2015 году она составила около 30 квадратных метров.

«Возможно, горнодобывающей компании становится все труднее добывать уголь», – сказал Перичак.

Обеспокоенность здоровьем человека и климатом

Добыча угля в Соединенных Штатах снизилась в последние годы из-за того, что стареющие угольные электростанции были закрыты и заменены новыми, работающими на более дешевом природном газе, а также по мере того, как государственная и федеральная политика поощряла более чистые источники энергии.

Администрация Трампа, пообещав возродить угольную промышленность, отменила правило эпохи Обамы, которое стремилось защитить ручьи от повреждений из-за добычи полезных ископаемых, и рассматривает способы увеличения сжигания угля, но в производстве мало что изменилось. Аппалачи.

Сжигание угля является основным источником удерживающего тепло углекислого газа, основной движущей силы изменения климата, а вырубка Аппалачских лесов для добычи полезных ископаемых на вершинах гор выбрасывает в атмосферу больше накопленного углерода.

Исследователи также изучали влияние операций по удалению горных вершин на здоровье людей, живущих поблизости.

В августе прошлого года администрация Трампа приостановила медицинское исследование воздействия горных работ на вершинах гор, которое уже проводилось Национальной академией наук.Обзор, проведенный генеральным инспектором Министерства внутренних дел в июне, показал, что исследование было отменено без ясной причины.

Однако исследование не возобновилось, и комитет был распущен в начале этого года, сообщила во вторник InsideClimate News Дженнифер Уолш, пресс-секретарь Национальной академии наук, инженерии и медицины.

«Национальные академии по-прежнему считают, что это важное исследование потенциальных рисков для здоровья людей, живущих вблизи открытых угольных шахт в Центральных Аппалачах», – сказала она.

Джеймс Браггерс

Репортер, Юго-Восток, Национальная сеть экологической отчетности

Джеймс Браггерс охватывает юго-восток США, часть Национальной сети экологической отчетности Inside Climate News. Ранее он освещал вопросы энергетики и окружающей среды для журнала Courier Journal в Луисвилле, где он работал корреспондентом USA Today и был членом группы по окружающей среде USA Today Network.До переезда в Кентукки в 1999 году Брюггерс работал журналистом в Монтане, Аляске, Вашингтоне и Калифорнии. Работа Брюггера получила множество наград, в том числе лучшие репортажи от Общества экологических журналистов и премию Томаса Стокса Национального фонда прессы за репортажи об энергетике. Он работал в совете директоров SEJ в течение 13 лет, в том числе два года в качестве президента.